ДУЭЛЬ.




Издеваться над собой в крови у каждого человека.
                                                                                   Эдгар По
        Секунданты обеих сторон церемониально сошлись в узком промежутке между близко сдвинутыми операционными столами, и обменялись в рамках
ритуального приветствия двумя фамильными кинжалами.
- Я предлагаю примирение, - сказал арбитражный врач. – Без кровопролития и обид постфактум.
- Нет! – твёрдо сказал истец Авилов. – Такое оскорбление надёжно смывается только кровью!
- Нет! – не менее жёстко заявил ответчик со своего операционного стола. –  Я не считаю себя неправым!
- Хорошо, раз все необходимые формальности соблюдены, - сказал врач, в душе надеявшийся на компромиссный вариант, – тогда можно без
промедлений начинать и поединок.
Он проверил качество подключения катетеров, хотя медперсоналу своей клиники доверял безоговорочно.
- Время! – сказал врач, поглядев на часы, и после того как секунданты заняли положенные им места у изголовий своих подопечных, поднял вверх
руку. – Начали! – выкрикнул он, сделав отмашку.
Он сам нажал одну из кнопок дистанционного управления клапаном, и кровь из вены ответчика пошла по прозрачной трубке в гемоприёмник.

… - Пятьсот миллилитров, - сказал врач, посмотрев на измеритель и перекрыв клапан. – Как вы?
- Нормально! – ответил Курыгин.
- Истец готов для ответного выстрела?
- Да! – бодро отозвался Авилов. – Я - в порядке.
Врач нажал вторую кнопку, и кровь стала покидать тело оскорблённого, собираясь уже в другой ёмкости.

… - Есть взаимные пятьсот миллилитров! – возвестил врач. – Как ваше самочувствие, истец?
- Более чем хорошее! – голос Авилова был бодр.
- Продолжаем дуэль! – резюмировал врач.

…- Есть тысяча миллилитров! Вы готовы к ответным действиям?.. - после непродолжительной паузы сказал он положенные слова.
- Готов!.. – голос слегка побледневшего Курыгина уже не отличался необходимой жёсткостью.

… - Есть тысяча миллилитров! Как вы?
- Готов продолжать! - Голос Авилова если и отличался от него же в начальной стадии дуэли, то лишь - чуть-чуть.

… - Полторы тысячи миллилитров! – констатировал врач. – Вы в состоянии оставаться на позиции огня?
Курыгин что-то вяло промычал. Его Секундант озабоченно склонился над бескровным лицом своего клиента.
Глаза Курыгина закатывались в беспамятство, его губы стремительно синели. Секундант, как это полагалось в таких случаях, похлопал его ладонью по
щекам, определяя дееспособность.
- Мой клиент потерял сознание, - огорчённо сказал он, - и больше не способен отвечать на ваши вопросы…
Врач нажал первую кнопку, и кровь Курыгина стала возвращаться в его тело. Над ним захлопотали медики.
- Тем не менее, официальные правила дуэли требуют от нас убедительной победы или ничьей, - сказал врач.
Кровь продолжила уходить из тела Авилова.

… - Тысяча пятьсот миллилитров! – торжественно возвестил всем врач-арбитр. – Как вы?..
- Готов… продолжать… поединок… - голос Авилова сильно подсел, но в нём был всё так же активен азарт.
- Всё! – сказал врач. – Победитель в дуэли определился! Секунданты обеих сторон со мной согласны?
- Да! – гордо сказал Секундант Авилова.
- Да... – неохотно признал поражение своего подопечного Секундант Курыгина, и ритуальным жестом поднял вверх бессильную руку недееспособного ответчика.
Врач погнал кровь Авилова обратно в его тело триумфатора.
- Тогда увозите обоих в реанимацию! – приказал он. – А мы пока оформим дуэль документально.



…Авилов сам встал с кровати всего через полчаса после отключения катетера и стимулирующих уколов.
- Силён ты, однако!.. – уважительно сказал его Секундант Пыжов. – Пятая дуэль и во всех – чистые победы! Восхищаюсь твоей волей. Почти на треть
лишить организм крови, и даже не отключиться! Я бы так не смог. Тот – он кивнул головой на стену палаты, за которой был Курыгин, - после обморока
сразу заснул.
- В одной из них мне попался крепкий противник, и нам пришлось дойти до двух литров. Здоровый был бугай, я тоже выпал из Бытия, но на десять
секунд позже него, и мне засчитали победу, хотя и по очкам. Один из моих соперников даже умер во время дуэли. Сердце оказалось слабым, и врачи не
смогли его вернуть…
- Оскорбление Чести действительно смывается только кровью, - задумчиво сказал Секундант Пыжов. – Теперь он будет обязан публично принести тебе свои извинения, и выплатить моральную компенсацию.
- И другие, глядя на него, хорошо подумают, прежде чем посягать на мою! – с достоинством сказал Авилов, который уже одевался. – А от денежной компенсации я, пожалуй, откажусь, поскольку удовлетворюсь и публичной сатисфакцией. Честь не стоит никаких денег, а деньги не способны
компенсировать истинную Честь. Идём! – Авилов решительно направился к выходу.

/ / / / / / / / / / / / / / / / / / / / / /

… - Мне бы такой организм… - завистливо сказал Секундант Пыжов, когда они уже вышли из здания клиники. – Я бы тоже устроил некоторым… -
угрожающе погрозил он кому-то в своём Воображении кулаком.
- Организм тут особо-то и ни очень при чём, - отмахнулся Авилов. – Просто я когда-то был почётным донором, и регулярно сдавал кровь. Тогда за это дело неплохо платили, поэтому во времена своего бедного и голодного студенчества я временами жульничал, и сдавал её чаще, чем полагалось. Тренировка – только и всего!

                                    Не способному жить по правилам Эпохи, легче диктовать ей свои условия.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 07.07.2019 Валерий Брусков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2589117

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ













1