Дед


В одном старом прогнившем туберкулёзном бараке, находившемся в психбольнице особого закрытого типа, жил был дед. Маленького роста лет шестидесяти с чёрным иссохшим от чахотки лицом, он часто прогуливался, сцепив за спиной руки, всегда приветливо улыбаясь всем попавшимся на встречу. Из имущества у него был матрац, рваные тапочки, трико с вытянутыми коленками и старинный потрёпанный пиджак, одетый на голое тело. Весь барак знал, чтобы ты у старика не спрашивал, в ответ он будет молчать и улыбаться. Кто бы ты ни был, психопат, злобный санитар или прожжённый уголовник улыбка для всех была одинакова. Это была улыбка, впрочем, как и лицо, человека доброго и вовсе не сумасшедшего. Абсолютно на все вопросы дед улыбаясь молчал и лишь на один всегда с удовольствием отвечал.                                                                                                                  - Как дела, дед? Спросишь его, ради смеха заранее зная, что он ответит.                                                                                                   - Живём, хлеб жуём! Каждый раз радостно, с какой-то неописуемой благодарностью за всё происходящее вокруг отвечал дедок.                                                                                                                                                                                                             Бывало «шлёпаешь» с уголовниками в карты, тумбочка забита консервами, колбасой, чаем, конфетами, в общем, всем тем, что в подобном заведении считается роскошью высшей категории, идёт старик мимо крикнешь ему.                                                             - Дед как дела?                                                                                                                                                                                                 - Живём, хлеб жуём! Неизменно радостно отвечал старик.                                                                                                                           Идёшь по коридору в туалет. В хорошем спортивном костюме, с чистеньким полотенцем через плечо, с раскормленным красным лицом, похожий на сытого, самодовольного, откормленного борова, гордо шествующего среди грязных изнурённых болезнями тел. На встречу он, обязательно спросишь                                                                                                                                                                 - Как дела, батя?                                                                                                                                                                                               - Живём, хлеб жуём!                                                                                                                                                                                      Каждый раз после общения с этим человеком, на душе становилось светлее, будто причастился. Чувствовалось сердцем соприкосновение с чем-то необъяснимо высоким и прекрасным. Спустя много лет вспоминаешь это ощущение и понимаешь, можно прожить долгую успешную жизнь, общаться с состоявшимися «психически нормальными» людьми, иногда даже сильными мира сего, а ничего подобного на сердце за всю жизнь так и не ощутить.                                                                                                       Деда все любили и никто никогда не обижал. Только то там, то там, было слышно.                                                                              - Дед как дела?





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 06.07.2019 Владимир Гордеев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2588857

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра










1