Мгновения


Безумством вышитый сюжет. Ночь. Улица. Фонарь. Трактир. Он чинно пьет свою муляку*. Взорвался и затих некормленый зверь пожарной машины Третьего Рейха. Ха=ха, чудес на-на - не-бы-ва-ет. Комары точат носы о стекло снаружи, топча друг друга сапогами. Нагружен тоской, он мрачно цедит последнюю каплю нектара богов. Нездорово бледен свет упомянутого фонаря. Последний ломтик мяса твоей обедни, - мелькает в мозгу. Не звездите, звезды, - еле ворочает язык. Погасни, фонарь, - мне завидно, как ты держишь стойку. А это нехорошо. И, шепотом нежного ветра откуда-то отовсюду: нет, держись за стол, делай умную чистопородную морду, и - жди... Только так, дурак.

Невдалеке сидит мюллеровская подсадная утка. Крякает зажигалкой - пфуй - дымок - нежной струйкой - показать, как красив ротик и... зубки. Да, это ведомство известно своими стоматологами, проносится в мозгу черным мотоциклом и стрельбой из шмайсеров. Нет, Её не будет; покачнись и уплыви домой тупой бочкой, пока ты еще на плаву, пока...

Да фрау ведь старается на славу, зачем портить ее пир грязной ложкой простоты? Играй. Подуди в эту дуду; мягко тронь смешные погремушки загонщика волков - пусть недоумевает оторопелым лосем. Сосем, брат, пустышку бытия, - все нужно делать красиво, чисто, уверенно. Фрау, покажи фигурку дяде, - в твоей зажигалке, бьющейся о следующую сигарету, закончился прометеев огонь, - подкури об меня, слегка расставив ножки и приятно выгнувшись - чирк! - огонь размножается, как похоть в стаде баранов. Мой огонь - твоя сигарета - красота? Нет, красота - это ты, бледный цветок обратной стороны луны, - вспотей, блесни треугольником груди из серого платья, маленькая волшебная мышка моей новой весны. Я - Кот-Бегемот, хочешь - подарю тебе... жизнь? Мышка улыбается про себя - я подарю тебе все, всю себя, и даже всех-всех себя - всё-всё-всё, только - не жизнь. Клюй. Клевый мой, родной мордоплюй, дорогой палач моих закатов; я так изучила тебя - твой дом, авто, выброшенные газеты, выплюнутые окурки, что совсем потеряла голову от желания отдаться струйке дыма из твоих губ; она - верю - унесет меня на небо, где нагие звезды гуляют попарно, не соблюдая устав и правила комендантского часа. Я так давно не смеялась над собой, над тобой, над всем этим миром нормированной пищи и секретного порочного счастья, что... Подари, и клюнь, гад! Для меня это - не просто выход в свет высоких отчетов и заоблачных ставок на мои женственные услуги. Это, это - покорение наглого борова - пасть с тобою здесь, прям здесь, на эту кормушку-столешницу растрепанным куском ваты, чтобы потом, качнувшись, встать безучастной статуей, отразив в почерневших зрачках миг истинного торжества: ты тянешься за мной сонной лапой - лучше бы драпал - а на тебя падает тяжелый удар моего охранника; все, теперь ты, бездыханный, - мой. Навеки мой, добыча моя. И не надо больше умолять немым взглядом - развяжи серое платье, завяжи руки на моих бедрах. Все. Ты сделан! Я хочу почувствовать эту радость опустошения, милый.

Ведись на игру. Игра - это жизнь. Когда они поймут, что ты не хочешь, или - устал - играть, они тебя кончат. Интересно, а как Мышка кончает? Какие звуки выдает ночИ бледное лунное тело? Вот, уже появился интерес к жизни, нечестивый похотливец, эмоций-сентенций гибрид. Лучше - сиди и не падай, ухватись взглядом за этот фонарь, тварь безбожная. Ведь ты ни во что не веришь, сучий потрох, да? Выпотрошен холодным лезвием. Тяни эту пустышку, тяни, и - тащись при этом. Пустышка - малышка - малыш - малышок - руки в бок - на бочок - и торчок.

А если она все-таки придет, как стучит об этом колоколом дуралей надежды?
2. Нет, не бывает. Дважды слово "дважды" не скажешь - будет глупо и пошло.
Упрямый молот сердца стучит разуму: "А что, если вдруг?.."
2. Что «вдруг» и вдруг «что»?
Вдруг откроется эта - нет - эта - задняя дверь - и она войдет?..
2. Она войдет?
Да, войдет она.
2. Это будет не она.
Не она - кто она, если не она?
2. Персонаж из сна, конь в шелковом пальто, да кто угодно.
Угодно кто? Угодно кому?
2. Тебе, дубина, тебе. Тебе сие угодно, раз ты в это веришь и ждешь.
А я не жду, - устал ждать. Но, хотя, раз - ждал, то это - было? Вдруг ждал не напрасно?
2. Сказки, сказки, для прикраски, для замазки пустоты.
А ведь мои сказки, бестолковые сны - их просто могли украсть, перепродать, перезаложить, перекрестить, и...
2. И что и?..
И просто смоделировать ее.
2. Смеешься? Смоделировать ее?
Смоделировать можно все. Даже ее. Пригласили модель, дали взятку в задний проход.
2. Фу... Ну, хватит. Смотри!

Открывается задняя дверь, заходит она. Нет, не она? Ее нет. Заходит... подсадка? Плод экстаза искусного синтезатора-саксофона.
2. Немцы тогда не играли джаз.
Мне плевать. Она была сделана под звуки джаза в каморке Мюллера в одной из тех грязных порочных пробирок опустившимся продавшимся творцом.
2. Что ты мелешь? Ты хоть слышишь себя?
Не слышу и не хочу. Она не похожа на нее.
2. Она не похожа на нее - точно, что не слышишь.
Это не она.
2. Послушай тишину - самый мощный источник звуков.

Она тихо проходит, садится за стол на мышкино место, в мышкино тело, - да, садится в мышкино тело, - смешно? За ней - охранник, заурядно падает на стул возле барной стойки, забросив ботинок под самый нос мертвому бармену. Тот недовольно-брезгливо морщится, потом - уплывает ленивым конферансье к какому-то нелепому ящику крутануть ручку механического вдохновения. Наконец:

Ту туТу,
Пам паРам паПам,
Ту туТу,
Ты покинь меня...

Разум потихоньку заволакивает парами - ту туту - эфира - пам парам...
Она?
Да. Нет.

---------

* муляка (диал.) - дешевое вино, как правило, красное.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 04.07.2019 Дон Боррзини
Свидетельство о публикации: izba-2019-2587350

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература










1