Роман Аркадия и Бориса Стругацких "Гадкие лебеди" как социально-футурологическая фантастика


Роман Аркадия и Бориса Стругацких "Гадкие лебеди" как социально-футурологическая фантастика
Роман братьев Стругацких "Гадкие лебеди" стоит как бы в стороне от общего пласта, и довольно обширного с точки зрения литературных раскопок гениальных трудов наших соотечественников. В том, что творчество Аркадия и Бориса Стругацких - нечто выдающееся, далеко выходящее за пределы понятия фантастики, сейчас уже мало кто сомневается.
Я бы заметила, что из всех романов Стругацких роман «Гадкие лебеди» заметно выделяется. Критики его порой называют «многострадальным». Написанный еще в 1967 году, он был благодаря случаю опубликован сначала на Западе, произошло это только пять лет спустя, в 1972, а до нашего читателя официально он дошел лишь с началом перестройки. Впрочем, читали мы его и раньше. На фотопленках и перепечатках советского Самиздата. То есть, говоря проще, народ, падкий на все запретное, перепечатывал его на пишущих машинках. Труд надо сказать огромный.
Роман называли «антисоветским», но я бы сказала так, из всего того, что действительно было антисоветским и порой весьма гадостным, роман «Гадкие лебеди» был нежной критикой, написанной гениально и не злобно. Словно вам по затылку потрепали легкой ласковой рукой.
Дело происходит в « одной неназванной европейской стране», в которой все время идет дождь. Этот бесконечный дождь рождает атмосферу безнадежности и уныния. От дождя все вокруг мокрое, и с людьми происходят мутации. Они разделились на обычных людей и мокрецов. Но в отличие от тупых мутантов голливудских блокбастеров, мутанты Стругацких – интеллектуалы, элита то ли духа, то ли «гореносцев от ума» ( от слова горе).
Многие в советский период подразумевали, что мокрецы – это диссиденты. И, не отказываясь от любви, и при этом любви искренней, к Советскому Союзу, втайне даже от себя самих, симпатизировали мокрецам-диссидентам. Тех же, кто ненавидел советский строй, было мало. Игра в диссидентов в нашем научном кругу, в МГУ например, была скорее игрой ума, ну и желанием исправить и улучшить, сделать государство умнее. А вовсе не разрушить его, как желали настоящие и не играющие в умозрительные игры диссиденты-враги.
Поэтому для меня роман «Гадкие лебеди» не представляется ни предательским, ин антисоветским. Это роман- бегство, бегство от глупости и зашоренности. Разве могли мы тогда даже представить себе, что СССР распадется? И уж точно не «Гадкие лебеди» тому причиной.
Для меня мокрецы – это научная элита, отстраненная от политики тех лет, от быта и зависти, от карьеры и партийной линии. Живущая уже в других измерениях.
И такая отстраненность возможно и порождалась самой системой, не всегда благожелательно относившейся к беззаветно служащим Родине ученым-фанатикам своего дела. Да, 1967 год – это не год репрессий, но Оттепель уже ушла, а память о лагерных «шарашках» прежних времен в научных кругах жила долго.
И еще. Говорить, что роман «Гадкие лебеди» - фантастический роман, я бы не стала. Фантастика нужна была Стругацким, чтобы уйти от конкретики, от реальности тех лет. Абстрагироваться от них. Это роман о социальном устройстве обществе. Давший начало русской социальной футурологической фантастике.
Однозначно рекомендую читать и перечитывать.

Виолетта Баша, кандидат физ. мат. наук, член Союза Писателей России ( с 1996), публицист





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 04.07.2019 Виолетта Баша
Свидетельство о публикации: izba-2019-2587199

Метки: Аркадий и Борис Стругацкие, Гадкие лебеди, о романе Стругацких гадкие лебеди, Виолетта Баша, братья Стругацкие гадкие лебеди,
Рубрика произведения: Разное -> Литературоведение










1