​Нет долга выше, чести благородней, чем Родине служить




                                                                               Нет долга выше, чести благородней, чем Родине служить
                                                                                                                            (очерк)

К контрольному пункту Марыйского аэропорта, среди вылетающих в Ашгабат, с небольшим багажом и размеренным, уверенным шагом идет пожилая женщина, ветеран войны, вся увещеннная медалью «Gaýrat», орденами Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны I степени, «Знака Почета», медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» и другими десятками медалями. Когда она проходит контрольную зону, раздается тревожный звонок, извещающий о присутствии металла. Она слегка вздрагивается от этого звонка. Да, она носит с собой всю жизнь разные металлы: золото и серебро—как все женщины; сталь и латунь на лацкане—как ветеран войны. Но, у этой необыкновенной женщины в отличие других, есть еще маленький кусочек железа—осколок разорвавшегося снаряда, вклинившегося в миокард сердца, и она от этой неприятной ноши не сможет избавиться до конца своей жизни.
Сотрудники аэропорта знают эту известную всей республике женщину—народного врача Туркменистана1)—Московскую Маргариту Викторовну. Она летит на очередную встречу со своими однополчанами. Она добродушно улыбаясь, здоровается с сотрудниками охраны аэропорта и проходит на регистрацию.
Она слегка вздрагивается от звонка регистрирующего металл… Такие звонки, да и любой громкий шум, звук сирены и автомобиля ей неприятны, они воспламеняют ужасные воспоминания о страшной войне. По этой причине у входной двери ее квартиры нет звонка, не установлен телефон. Все телефонные звонки с работы, от больных, от родных и подруг поступают соседу по лестничной площадке, тоже ветерану войны—Петросяну Артавасу Аракеловичу. Его жена—Лида Андронниковна Айрепетян и дочь—Алла стали «домашними секретаршами», нет, больше—родными. В выходные, в праздники, днем и ночью ей звонили больные или коллеги с работы, или кто-нибудь к ней приходил. Она требовала от своих помощниц «кто бы не звонил, кто бы не приходил, хоть среди глубокой ночи—обязательно разбудить». Между Лиды Андронниковной и Маргариты Викторовной с годами сложилось доверительные и тесные дружественные отношения, и стали близкими подругами. Между ними не было никаких секретов, они друг-друга с полуслова понимали; готовили вместе, ели вместе.
Маргарита Викторовна родилась в 1919 году 3 марта в городе Пугачев Нижегородской области2) России. Семья Московских переехала в Мары в 1933 году. Юная Марго после окончания Марыйской городской средней школы №2 поступает в педиатрический факультет Нижегородского медицинского института.
Веселые, счастливые, только что сдавшие госэкзамены молодые врачи в воскресенье решили отметить это радостное событие, но праздник омрачился сообщением из громкоговорителя Государственного комитета обороны о вероломном нападении фашисткой Германии на СССР…
Выпускники по ускоренной программе окончили интернатуру и сразу отправились на фронт. В одном из эвакуационных госпиталей, а именно в эвакогоспитале № 1272, куда распределили молодого хирурга Московскую не было ни одного свободного часа: врачи, медсестры, санитары ночами не спали, недоедали—днем и ночью не прерывался поток раненных. Хирурги падали в обморок прямо за операционным столом, их заменял немного отоспавший, не вполне освежевший, другой полусонный врач. Московская плечом к плечу стояла с коллегами, в промежутках между операциями успевала делать перевязки раненным. Однажды ее отправили сопроводить раненых и больных бойцов, с фронта в глубокий тыл страны. По пути санитарный поезд попал под бомбежку. Поезд остановился. По внутреннему громкоговорителю санитарного поезда обьявили «воздушную тревогу». Маргарита Викторовна вместе с остальными медиками начала перетаскивать раненых из вагонов в безопасное место—за железнодорожную насыпь, в кустарники, в подлесок, в луговину. При очередном взрыве один из красноармейцов прикрывает своим телом хрупкую военврача. Раненный боец перетаскивает Маргариту в ближайшее безопасное место—в сторону разрушенного железнодорожного моста маленькой речки. Она только помнит слова того старого красноармейца: «Нам-то что, тебе доченька жить да жить еще…». Потом она ничего не помнит, из-за осколочного ранения в сердце, из-за раздробленной правой голени, от кровопотери и контузиии она три месяца будет лежать в тыловом госпитале. Долгое время она не сможет назвать не только адрес, даже забудет собственное имя.
После выздоровления она напишет письмо в Мары: «Здравствуйте дорогие мои—мамочка, папочка, Валюша, Клавушка!3) Простите меня, пожалуйста за то, что так долго оставила вас без вестей. Я долго лежала в госпитале и не было никакой возможности черкануть пару слов. Сейчас я выздоровела и скоро буду дома. Целую!»
С фронта она вернулась в 1944 году опираясь левой рукой на трость, а в правой держа маленький чемоданчик из картона. Молодую, раненную старшего лейтенанта медицинской службы запаса в шинели, в сапогах и шапке-ушанке в родном общем дворе сначала никто не узнал. Она подозвала соседскую девочку, назвав ее имя сказала: «Ты меня не узнала, что ли?!» В доброе утро родных Маргариты и соседей всполошил радостный крик этой девочки «Марго приехала, Маргарита приехала с фронта!» Выбежавший на улицу отец, как маленького ребенка понес дочь на руках домой, отрывочно бормоча в слезах: «Вернулась родная… Молодец…Красавица моя…»
Она вспоминает: «Самый счастливый день в моей жизни—это День Победы. Я никогда не забуду этот день. Услышав обьявление об окончании войны, все люди вышли на улицы города, поздравляли друг-друга, совершенно незнакомые люди обнимались, плакали от счастья, до рассвета пели песни и плясали. Ночью от фейерверков везде было светло и радостно».
В мирное время Маргарита Викторовна продолжала врачебную деятельность сначала хирургом в Марыйской городской больнице и на станции переливания крови, а затем, с 1950 года и до конца трудовой деятельности заведующим хирургического отделения №2838 республиканского госпиталя инвалидов Отечественной войны.
Однажды, Маргариту Викторовну весьма срочно вызывают в приемное отделение. «Скорая» привезла молодого мужчину с ножевым ранением. Короткий перочинный ножик буквальном смысле торчит над сердцем и с каждым биением сердца в унисон качается. Хирург быстро соображает: «если бы нож проткнул сердце насквозь, то раненного не довезли бы». Нет времени ждать кардиохирурга из центра, для полной убедительности проводили рентгеноскопию. Решение принято—операция. Трехчасовая операция под эфирным наркозом прошла удачно. Позже она расскажет: «Кончик ножика вошел в миокард и остановился, не проколол. Я осторожно раскрыв грудную клетку, убрала нож и двумя швами зашила рану, впервые в жизни держала в руках живое сердце, оно прямо на моих руках билось».
После напряженной операции, хирург уединившись в своем кабинете погрузилась в свои размышления: представила как ее сердце держат кардиохирурги в своих ладонях, так же как она только что держала в руках живое, бьющее, теплое, сердце раненного. « А вдруг… А вдруг сердце остановится. Ну, удалят осколок, а чем заполнят образовавшую пустоту? Это же не свежую рану зашить. Операция по удалению ржавого осколка, окруженного рубцовой тканью сложная— необходимо временно остановить сердце, подключить апппарат искусственного кровообращения. …много крови потребуется. А если, потом оно не запустится? А сегодняшнюю операцию сможет выполнит любой хирург». Маргарита Викторовна принимает окончательный вердикт: «Нет, боюсь. Если со мной что случиться, то родные не переживут.» Односторонним решением она вступает в союз с молчаливым неприятелем. Но этот «меченый недруг»—осколок периодически будет нарушать «договор», безжалостно изматывая Маргариту Викторовну лихорадкой, аритмией и болью, и она в течение семидесяти лет будет стойко переносит эти атаки, в конце-концов привыкнет, и перестанет обращать внимание.
Молодой хирург, позже преемник Маргариты Викторовны—Сылап Камаров рассказывает интересный случай: «Только начал работать хирургом, у одного моего больного долго не заживает трофическая язва голени. Какие только антибиотики только не применяли, что только не делал, безрезультатно. В отчаянии я посоветовался с Маргаритой Викторовной. На очередном обходе она посмотрела рану, понюхав ее сказала: «Хорошо, годится». Потом повернувшись ко мне: «Откройте окно, пусть проветрится» сказав, ушла. А завтра воскресенье, не рабочий день. В понедельник рассматриваю рану больного…Жуткая картина. На ране копошатся белые личинки мухи, Я, естественно снова к ней, а она в ответ: «Ничего страшного, пусть личинки рану хорошенько очистят от гноя, а после их удалим». Вот таким старинным методом лечения мы спасли больного от ампутации ноги»
На богатом опыте первого травматолога велаята выросли такие прекрасные врачи: Нурмырат Агамырадов, Ашыр Бяшимов, Иламан Шаммаев, Аннамырат Аннамухаммедов, Сылап Камаров и медсестры: Аниса Фатыхова, Гулназ Бердиева, Надежда Бармашова, Надежда Острижных, Мухаббат Худайбергенова.
Каждый год, накануне государственных праздников вместе с благодарственным письмом от Уважаемого Президента Туркменистана ветерану Московской Маргарите Викторовне вручают подарки. «Огромное спасибо Аркадагу за наше мирное небо! Пусть Бог покровительствует его и его семью! Дай Бог, чтобы никогда не было войны!» —молится, она получая подарки. От природы скромная Маргарита Викторовна раздавала подарки с надписью «Türkmnenistanyň Prezidentiniň sowgady» всем: своим больным, знакомым и незнакомым— «Куда мне столько холодильников, телевизоров, ковров, посуд. Мест уже нет куда класть» и оставляла себе сладости, кофе и чай. Ее бессменная медсестра Мухаббат Худайбергенова говорит ей:
—Сладкоежка Вы, моя! У Вас же давление и сердце, а Вы кофе много пьете.
—Не учи ученую, сама лучше знаю—отшучивается Маргарита Викторовна, откусивая от плиточного шоколада и запивая кофем.—Мне восемьдесят и теперь все мне можно.
На юбилее восьмидесятилетия, после каждого тоста гарнизонный военный оркестр, под руководством народного артиста Туркмениста, ветерана войны Ачыла Хамраева торжественно играет короткий «Тушь», потом продолжает играть музыку военных лет. Вдруг, когда оркестр дошел до середины вальса «Амурских волн», прерывают музыку. В усилитель присоединили радио и диктор обьявляет поздравление4): «Сегодня, третьего марта исполняется восемьдесят лет народному врачу Туркменистана, Московской Маргариты Викторовны. Давайте пожелаем ей крепкого здоровья, мирного неба и успехов в работе. А сейчас, по просьбе ее друзей исполняем песню «Дружба»5) » и зал торжеств наполняется золотым голосом народной артиски СССР, Клавдии Шульженко:

Веселья час и боль разлуки
Хочу делить с тобой всегда.
Давай пожмём друг другу руки
И в дальний путь на долгие года.

Эту песню молодая Маргарита впервые услышала при исполнении Вадима Козина6), когда ей было восемьнадцать лет и с тех пор она стала самой любимой песней и духовной спутницей на всю жизнь.
Да она любила музыку, музыку серьезную. Она рассказывала, что после ашгабадского землетрясения, в Мары эвакуировали театр оперы и балета им. Магтымгулы. Тогда она подружилась с артистами театра и ходила на все спектакли с участием прекрасного тенора народного артиста Туркменистана, Ёламана Хуммаева.
А любимым поэтом был наш земляк—поэт Эдуард Асадов. Она любила перечитывать его стихи, приводила отдельные цитаты из его стихов и очень дорожила его дарственную книгу с автографом автора. Вот несколько ею любимые строки:
Если б все профессии на свете
Вдруг сложить горою на планете,
То, наверно, у ее вершины
Вспыхнуло бы слово: "Медицина".

Ибо чуть не с каменного века
Не было почетнее судьбы,
Чем сражаться в пламени борьбы
За спасенье жизни человека7).

Всегда бодрая и самостоятельная Московская в девяносто лет начала сдаваться. Если кто-нибудь поинтересуется ее здоровьем, она шутливо отвечала: «Сегодня хуже, чем вчера, но лучше, чем будет завтра». «Она никогда не пользовалась услугами социального обеспечения, если бы таковое случилось, то она обидела бы нас; и никогда не кичилась льготами инвалида войны»—рассказывает Лида Андронниковна и продолжает: «Я сама уже тогда была не молода, но она никого не слушается кроме меня, и, с ней как с маленьким ребенком—то хочет кушать, то нет; каждый день необходимо купать; лекарства во-время нужно принимать…Бог свидетель, я ухаживала за ней от всей души и все ее завещания выполнила…»—прерывает беседу, утирая слезы.
Она умерла 2 марта 2014 года, не дожив всего лишь один день до своего девяносто пятого дня рождения. А в день рождения—3 марта ее похоронили…
По завещанию Маргариты Викторовны, на ее надгробной плите высечена цитата из стихов Э. Асадова «Нет больше чести на земле, чем труд свой жертвовать Отчизне». Ее могила лежит рядышком с могилой соседа—Петросяна Артаваса Аракеловича. Оба фронтовика сражались за то, чтобы на небе нашей Родиной всегда летали белые голуби.
В 1989 году госпиталь переехал в новое здание, тогда посаженный Маргаритой Викторовной дуб сейчас достиг до уровня второго этаж здания. Он напоминает нам о людях с твердым характером, о людях с несгибаемой волей к жизни и как символ долговечности добродетеля. В знак благодарности Марыйский хякимлик увековечила доброе имя народного врача, назвав одну из улиц ее именем.
В 2017 году на базе полностью реконструктированного госпиталя была создана Марыйская городская больница внутренних болезней и сдана в эксплуатацию в День медицинского работника. «Больница оснащена современным диагностическим и лечебным оборудованием, для больных созданы комфортные условия: в палатах зимой и летом поддерживается оптимальная температура, диетическая столовая, фойе отдыха, два лифта, в каждой палате—телевизор, холодильник. В восьми отделениях (два хирургических, терапевтическое, кардиологическое, неврологическое, эндокринологическое, физиотерапевтическое-бальнеологическое и отделение анестезиологии и реанимации) врачи оказывают высококвалифицированную медицинскую помощь. Мы всегда рады служить ветеранам войны, для них созданы особые условия и в любое время суток готовы оказать им надлежащую медицинскую помощь»—рассказывает главный врач больницы Ровшен Кыясович Доввадов.
Народный врач Московская Маргарита Викторовна всю жизнь была в медицине— шестьдесят пять трудовой деятельности посвятила пациентам, вместе с ними переживала, вместе с ними радовалась; была искренне верна своему высокому призванию врача; ее чуткое, доброе сердце до конца жизни бесперебойно откликалось страждущим.

Какаджан Балканов
2019 г.







Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 03.07.2019 Какаджан Балканов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2586763

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


петр гуляев       08.07.2019   16:19:56
Отзыв:   положительный
"где она твоя родина, сынок? Продали Горбачев и Ельцин Россию!"








1