О романе Виктора Пелевина "Чапаев и пустота"


О романе Виктора Пелевина "Чапаев и пустота"
Помню свое первое знакомство с писателем Виктором Пелевиным. Произошло это в 1997 году, когда я работала ответсеком в руководстве одного из самых крупных изданий России – газеты с миллионным тиражом «Мир Новостей». От ответсека по сути зависит то, что попадет в номер, он руководит всеми начальниками отделов, которые распоряжаются работой рядовых журналистов. А время было тяжелое – я ушла из науки и попала благодаря мозгам и везению на самый верх российской прессы, в число тех, кто влияет на общественное сознание. Ситуация в стране была мягко сказать аховая. По улицах бродили волны безработных научных сотрудников и журналистов. Не говоря о прочих людях. Как я уже сказала, от меня зависело не только то, что попадет в номер, но и будет ли тот или иной безработный журналист или писатель из числа тех тысяч, что не нашли постоянной работы в изданиях кушать завтра. Они приносили мне рукописи, прослышав, что у нас появилась полоса «бестселлер». Был у меня и любимчик, не буду называть сейчас фамилии, звали его Юра и писал он рассказы как раз на полосу, вполне попсовые и годные для поднятия тиража. Психология, секс. Криминал. Ставила я его опусы регулярно и охотно – тогда народ еще такое читал. И как-то раз в благодарность за мою доброту Юрий притащил мне книгу почитать ( конфеты он таскал само собой),на обложке незнакомая мне фамилия – Виктор Пелевин, название романа «Чапаев и пустота». И сказал, что это сейчас самый пик моды, постмодерн, гениальщина и прочее. Прочитала. Словно литература другой планеты. Спасибо МГУ, спасибо мехмату, который приучил меня не удивляться и абстрактным образам и абстрактному юмору. Закалка тут нужна была еще та, чтобы крышу не снесло, как говорит молодежь. Один глиняный пулемет Чапая чего стоил. Пелевин творил иные миры, создавал постмодернистский мистический реализм. Это определение мы разработали лет 15 спустя с уже будущим моим мужем, занимаясь литературоведением. С той поры, с поры первого знакомства с первым знаменитым романом Пелевина я положила на него глаз. И стала писать статьи о постмодерне, сначала очарованная им, а затем и осознав его опасность для русской культуры. Впрочем, зрелому уму и душе пелевинский постмодерн в отличие от сорокинского не опасен, как не сильно опасен он и для самой России. Сарказм и ирония Пелевина скорее творительны, чем разрушительны. СССР сломал не он, он только констатировал факт и обыграл привычные нам образы самым ярким и оригинальным способом. Закалка КВН-ами и мехматом помогла мне понять это.
Чапаев и пустота – это новый жанр, с которого начался не просто русский постмодерн, это образец и основа русского постмодерна, это - постмодерн Пелевина. Его черты - хаотичность, непознаваемость, многомерность безграничного мира. Сам автор называет его турбореалистом. Почему турбо? Гремучая смесь мира техногенного с примесью восточной философии, компьютерного мышления и рока, с наркотическими грезами сознания, с ядовитыми грибами и прочей аномальщиной. Это первый роман в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте, - пишут о нем критики. И как следствие - принцип действия знаменитого глиняного пулемета и три знаменитых чапаевских удара:
1. Где? — Нигде.
2. Когда? — Никогда.
3. Кто? — Не знаю.

Мир бесконечен как и жизнь, мир одновременно существует в разных пространствах. Это уже почти новая реальность, шокирующая и крушащая сознание.
… Не буду в рамках краткого дайджеста моих работ по поводу классиков постмодерна утомлять и далее читателя анализом философских абстракций Пелевина и его миров, скажу коротко. Сама идея пустоты связана на мой взгляд с крахом жизненных идеалов , произошедших вместе с крахом великой империи СССР. Должен был появиться такой вот Пелевин и он выстрелил ярко и сильно. Но он не разрушитель, он констататор и фиксатор времени. Он уходит от этого мира, расщепляя его, разбивая как мозаику на яркие стеклышки. Он не враг, как Сорокин, он созерцатель потустороннего изображения краха привычного потока жизни, произошедшего в начале девяностых.

И читать конечно следует, но предупреждаю, как писала уже и по поводу романов Сорокина, читать надо тем, кто уже состоялся как личность и имеет твердые мировоззрение и самостояние духа.

Виолетта Баша, член Союза Писателей ( с 1996), публицист





Рейтинг работы: 19
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 26
© 02.07.2019 Виолетта Баша
Свидетельство о публикации: izba-2019-2586030

Метки: Виктор Пелевин, Чапаев и пустота, рецензия на роман Виктора Пелевина Чапаев и пустота", Виолетта Баша,
Рубрика произведения: Разное -> Литературная критика










1