" Восток - дело тонкое" Часть 3 Главы 1 - 4


ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Был час вечерней молитвы, и звездочёт Джафар беседовал с Аллахом, когда к нему в кабинет заглянула Шаза. Увидев, что старший друг стоит на коленях, на коврике цвета земляники, и самозабвенно молится, молодая женщина тихонько прикрыла за собой дверь и стала терпеливо ждать, когда время молитвы закончится.
Минут через пятнадцать Джафар поднялся с пола, свернул коврик и приставил его к стене. И только тогда Шаза посмела войти к нему в рабочий кабинет.
- А, девочка моя! – обрадовался старый звездочёт. – Удалось тебе что-нибудь сделать для нашего русского друга?
Шаза с радостной улыбкой протянула Джафару пропуск на выезд из дворца.
- Ах, умница моя! Теперь мы сможем отправить Икрама в Дубаи. Сейчас я позову его и объясню ему всё, что он должен сделать. А ты, пока я буду ходить за ним, погляди вокруг - не подслушивает ли кто нас? Не доверяю я первой жене эмира – Любане. Не простая она женщина. Ходит везде, подглядывает, вынюхивает, потом всё доносит нашему повелителю в искажённой форме. Нам ведь с тобой свидетели не нужны?
- Совсем не нужны, - согласилась Шаза.
Звездочёт ушёл. Молодая женщина вышла за ним из кабинета, прошла по коридору, заглянула во все углы. Никого из посторонних она в коридоре не заметила. Но никто не давал гарантии, что в соседних комнатах нет потайных глазков и слуховых отверстий. К счастью, Шаза вспомнила, что Любана в этот час должна давать урок арабского новой наложнице. Это было на руку заговорщикам.
Через десять минут вернулся Джафар. Вместе с ним пришёл его ученик Икрам, миловидный, совсем юный мальчик. Увидев Шазу, юноша отвесил ей глубокий поклон и замер в ожидании приказа. Звездочёт запер комнату на ключ и отдал Икраму пропуск с печатью эмира на выезд из дворца.



- Икрам! - сказал Джафар убедительно. – Я возлагаю на тебя большую ответственность. Ты возьмёшь на конюшне резвого скакуна и поедешь в Дубаи. Там ты найдёшь Российское Генеральное консульство, попросишь аудиенции консула или, в крайнем случае, его заместителя. Передашь ему на словах, что в пустыне Руб-эль-Хали есть маленький эмират эль Джива. Там, в плену незаконно томится русский гражданин, известный спортсмен-ватерполист Виталий Завьялов. Ещё скажешь консулу, чтобы выслали вертолёт с вооружёнными солдатами для его освобождения. Эмир просто так пленника не отпустит! Каждый день задержки для молодого человека смерти подобен. Так и передашь консулу. Вот тебе подробная карта здешних мест, на которой я всё чётко обозначил. Также на карте я отметил место нахождения нашего эмирата. Ведь ни на одной географической карте мира его вообще нет! Ты всё понял, мальчик?
- Всё, мой господин, - ответил Икрам, пряча карту в складки своей широкой рубахи. – Можете на меня рассчитывать, как на себя. Я исполню всё, что Вы мне поручили. Я могу идти?
- Нет, погоди. Будь предельно осторожен, и самое главное, не создавай никакого шума. В том случае, если тебя не пропустят к русскому консулу, не долби в ворота, а постарайся вежливо объяснить охраннику, зачем пришёл. Не привлекай к себе лишнего внимания. Ведь если тебя увидят люди эмира и заподозрят в измене, тебя ждут страшные пытки. Ты сможешь их вынести, не выдав нас с Шазой?
- Не беспокойтесь, господин мой, я не пророню ни слова!
- Я верю тебе, мой мальчик, поэтому и посылаю именно тебя в такое опасное путешествие.
- Теперь я могу идти?
- Нет, постой! У госпожи Шазы к тебе тоже есть задание.
Молодая женщина вынула из сумочки пачку дирхам и передала их юноше.
- На обратном пути, Икрам, ты должен заехать на рынок в Дубаи и купить мне собачку породы чихуа-хуа. Ты знаешь таких собачек?
- Конечно, моя госпожа, ведь я учился на ветеринара.
- Собачек такой породы на рынке может не оказаться, - добавила молодая женщина. – Тогда ты купишь любую маленькую собачку: йоркширского терьера, бельгийского гриффона, цвергшнауцера – не столь важно. Эмир в породах собак не разбирается, а для меня не имеет значения – я всё равно буду любить её. Ты должен понять, Икрам, что собачка – всего лишь для отвода глаз. Главное, мы обязаны спасти русского человека. Не теряй даром времени. Аллах тебе в помощь!
Икрам убрал деньги подальше и ушёл.
Шаза заметно нервничала – старый звездочёт это понял по её выражению глаз. Он чувствовал, что она хочет его о чём-то попросить, но никак не решается это сделать. И тогда Джафар сам пришёл к ней на помощь.
- Я чувствую, девочка моя, тебя что-то тяготит, - сказал он ласково. – Не таись. Облегчи свою душу.
Он прекрасно знал, о чём попросит его сейчас Шаза.
- Я хочу остаться с русским пленником наедине, - робко сказала она. – Но не знаю, как и где это сделать. За каждым моим шагом следит Любана. Сделайте так, отец мой, чтобы она оставила меня в покое часа на два, а я возьму ключ от « Кофейной « комнаты.
Звездочёт глубоко задумался. Его лоб прорезали глубокие морщины. Он был полностью на стороне Шазы, но очень боялся за неё. Ведь если эмир узнает о её измене, то ни Шазе, ни русскому пленнику не поздоровится. Аллах также может покарать и Джафара, за укрывательство измены, но старик был уверен, что отмолит этот грех.
- Два часа госпожа Любана вряд ли будет слушать мою лекцию, - сказал он задумчиво. – Здесь нужно придумать что-то другое.
- Сонный порошок в питьё я ей уже один раз подсыпала, - призналась Шаза. – Думаю, теперь она будет осторожней и ничего не возьмёт из моих рук.
- А из моих? – с лукавой улыбкой спросил старик. – Присылай её ко мне! Передай Любане, что у меня к ней – серьёзный разговор. Этот разговор касается нашего повелителя, Джала эль Дживы. Я знаю, что, как мужчина, он охладел к ней. Скажешь, что старый звездочёт хочет помочь ей вновь обрести власть над мужем.
Шаза бросилась к Джафару и расцеловала его в морщинистые щёки.
- Спасибо Вам, отец мой, за помощь и любовь ко мне, - сказала она и тут же упорхнула, как мотылёк с цветка.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Когда Завьялов не думал, он спал, потому что здесь, в плену, вспомнил одну отличную русскую поговорку:
« Когда спишь, тогда обедаешь».
А что ему ещё оставалось делать? Кормили его плохо, поэтому он постоянно находился в какой-то полудрёме: то ли от вечного голода, то ли от невыносимой жары.
Об Инке он старался вообще не думать, зато часто вспоминал Шазу, женщину, которую он каждый день ждал, как манну небесную. После той, первой встречи с ней он понял, что впервые за свои тридцать лет влюбился по уши. В чужую жену! Да, Шаза была чужой женой, и он отлично это знал. Ещё он догадывался, что будет с ним, если его застанут в чужой постели. Но только ради одного единственного мига обладания этой удивительной девочкой-женщиной Виталий, не задумываясь, готов был броситься даже к чёрту в зубы!
Но пока он жив, он дал себе клятву, что приложит все усилия, чтобы Шаза обрела свободу!
Шаза пришла так же тихо, как и в первый раз. Всё повторилось снова: знакомый страж освободил Завьялова от цепи и надел на него наручники.
Молодая женщина привела пленника всё в ту же комнату. Сегодня она была ещё красивее, чем в первый раз – её чёрные лучистые глаза светились любовью. Любовью и нежностью!
Завьялов отметил главное отличие Шазы от Инки: у той никогда не было такого выражения глаз. Даже в постели она смотрела на него, как хищница на добычу.
« Наверное, мусульманки воспитаны не так, как православные. Они в каждом мужчине видят властелина», - предположил он.
Всё было, как и в первый раз. Виталий с наслаждением принял душ, побрился, хорошенько вычистил зубы дорогой импортной пастой. Потом он надел чистые узенькие плавки белого цвета и, обмотавшись простынёй, вышел к Шазе. ( За время сидения в сарае его дорогие импортные джинсы настолько загрязнились, что стояли колом, и их можно было, как в анекдоте про Василия Ивановича Чапаева, приставить к стене.)
На низеньком столике возле софы так же стояли всевозможные угощения. Как и в первый раз Завьялов исходил слюной, но теперь уже не от голода. Он желал эту женщину. Желал по особому. Он походил в тот момент на изнурённого жаждой путника – колодец рядом, а воды из него достать невозможно. Он боялся дотронуться до этой хрупкой фарфоровой статуэтки – одно неловкое движение, и она может рассыпаться в его сильных руках!
- Смелее, Виталий! – подбодрила его молодая женщина, и у того голова пошла кругом. Он вдруг почувствовал, что проваливается в бездонную пропасть.
Завьялов аккуратно снял с Шазы мильфу. Его сухие, обветренные губы нашли её маленький сочный рот, пахнущий мятой и мелиссой. Пока продолжался их долгий поцелуй, он нащупал молнию на её платье и расстегнул её, обнажив худенькие плечи. Нижнее бельё, которое было на обитательнице далёкого гарема, оказалось дорогим и изысканным. На что Инка была любительница дорогого нижнего белья, но ей было далеко до этой гаремной красавицы.



- Надя, Надюша! – шептал Виталий в экстазе, вспомнив перевод греческого имени Шазы.
- А тебя как дома зовут ласково родители и друзья? – спросила молодая женщина.
- Виталик, можно Виталя.
- Я тоже буду тебя так называть? Хорошо?
- Конечно, солнышко моё! Мне будет очень приятно!
Неуловимым движением Шаза освободила Завьялова от купальной простыни и благоговейно провела своими длинными, ухоженными ноготками по его молодому, загорелому, крепкому телу. Глаза у неё в тот момент были томные и влажные, словно у раненой лани.
От этой нежной ласки, у Виталия тут же возникла эрекция.
А Шаза сравнивала подтянутого русского спортсмена со своим сорокапятилетним мужем с изрядным брюшком и двойным подбородком, у которого, помимо неё было ещё три жены и масса наложниц. Она невольно вздохнула с тоской.
Потом быстро и профессионально она освободила Виталия от белых, обтягивающих плавок, и он остался обнажённым.



- Ты очень красив, Виталик! – прошептала с придыханием молодая женщина, стараясь запомнить каждый изгиб тела российского спортсмена. – У тебя бесподобная фигура! Я хочу, чтобы ты любил меня! Пусть это будет всего лишь раз… Полюбить тебя и умереть – это великое счастье для меня!
Эта хрупкая на вид девочка с осиной талией и маленькими, как у подростка, грудями, была обучена великой науке – любви.
От её ласк Завьялов сходил с ума. Они были изысканными и утончёнными. Шаза сама подсказывала тридцатилетнему мужчине, что надо делать. Вот она взяла его голову в тёплые ладони и притянула к своей маленькой груди. Виталий понял её намёк и обхватил губами твёрдый розовый сосок, похожий на маленький бутон экзотического цветка. Он стал так нежно ласкать соски языком, что Шаза, откинувшись на круглую подушку, тихо застонала. От её тела исходил одурманивающий аромат незнакомых духов, и этот аромат возбуждал нашего героя ещё сильнее. Волосы молодой женщины, разметавшиеся по подушке, напоминали чёрный жидкий шёлк.
Всей тяжестью своего тела Виталий навалился на Шазу и нежно раздвинул ей ноги. Её лоно напоминало цветок лотоса, тёплый, словно напоённый солнцем и влажный, будто весь сотканный из капелек росы. Молодой мужчина вошёл в него нежно и аккуратно, чтобы не причинить боли любимой женщине. Их тела сплелись в едином экстазе, всё ближе и ближе приближая их к высшей точки блаженства.
И наконец, наступило мгновение, когда Завьялов понял, что сходит с ума от неземного наслаждения. По лицу Шазы катились слёзы. Слёзы счастья. Виталий целовал это милое, мокрое лицо и не понимал, как ему жить дальше? Эта хрупкая, как девочка, молодая женщина сделала то, что не могла сделать ни одна из его бывших любовниц: она дала понять нашему герою, что любовь – это чувство, которое существует не только в старых, забытых сказках. Она не соизмеряется ни рублями, ни долларами, ни дорогими московскими квартирами и шикарными иномарками. Она существует и в наше непростое время! Именно любовь, а не секс или траханье, как теперь это принято называть.
- Виталик, Виталя! Я люблю тебя! – всхлипывая, повторяла Шаза. – Спасибо тебе за то счастье, которое ты мне сейчас подарил! Я никогда ещё не испытывала такого восхитительного чувства! Поклянись, что ты никогда не забудешь этот день, не забудешь женщину из далёкого гарема, которая глубоко несчастна.
Виталий хотел сказать, что пока он жив, сделает всё возможное для того, чтобы освободить её из этого дворца, но у него получилось что-то вроде мычания.
- Мой муж никогда не был так ласков со мной, как ты. Узнав тебя, для меня открылась совсем другая жизнь…
Шаза стала одеваться, но Завьялов, изголодавшийся по женскому теплу, не мог её так просто отпустить. Он снова начал ласкать Шазу. Она не сопротивлялась. Ей теперь было уже всё равно: пусть узнают, пусть обнаружат, пусть бьют, пусть пытают. Ей ничего не страшно: она всё вынесет. Потому что теперь она точно знает, что такое Рай. С этого дня она не одна. С ней рядом - роскошный мужчина: российский спортсмен с красивым и редким именем Виталий.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Икрам исполнил волю своего господина и доехал до Дубаи без приключений. Он нашёл здание Российского Генерального консульства, привязал коня к первой попавшейся пальме и вошёл в просторный холл, где его тут же остановила охрана. Служащие консульства ничего не поняли из того, что сказал юноша, но он так горячо объяснял, так активно жестикулировал, что те решили: нужно срочно вызвать переводчика.
Пришёл переводчик. Он внимательно выслушал Икрама. Его лицо на глазах служащих всё больше и больше хмурилось.
- Дело очень серьёзное, - сделал вывод переводчик. – Этого парня нужно немедленно проводить к Гоги Левановичу. (Буатидзе Гоги Леванович – российский консул в ОАЭ) Сегодня утром уже приходили мужчина и женщина, которые разыскивают своего пропавшего сына. Думаю, что этот арабский парень говорит о том же человеке.
Никакого документа у Икрама не оказалось. Охранники его обыскали для порядка, но ничего колющего и режущего у него не нашли – только какую-то странную карту, нарисованную от руки, и пачку дирхам.
Увидев русского консула, юноша учтиво поклонился и стал быстро говорить по-арабски. Переводчик не успевал за ним переводить. Одновременно с этим Икрам передал консулу самодельную карту, нашёл на ней обведённую точку и всё время указывал на неё пальцем.
- Эль Джива, эль Джива! – горячо повторял Икрам.
- Парень говорит, что этот эмират называется эль Джива,- объяснил переводчик. – Он также говорит, что местный эмир захватил в плен российского спортсмена - юноша забыл вид спорта, которым пленник занимается.
- Чета Завьяловых, которая приходила сегодня утром, ищет своего пропавшего сына Виталия Львовича Завьялова, который пропал в Шардже между пятнадцатым и шестнадцатым сентября, - уточнил российский консул. – Они тоже говорили, что их сын известный спортсмен-ватерполист, победитель нескольких Олимпийских игр. К тому же он является капитаном военно-морского флота. Мой секретарь сделал запрос в полицию города Шарджи, обзвонил местные гостиницы. Полиция пока молчит. Из отеля « Radison Blu» поступил ответ, что у них были зарегистрированы российские туристы: Завьялов Виталий Львович и Свиридова Инна Валерьевна, но куда они исчезли, администрация отеля сказать затрудняется. Все вещи этих туристов остались в номере в целости и сохранности, а их самих нет.
Пытались отыскать гида, который был к ним прикреплён, так как тур у наших граждан был индивидуальный, но он словно сквозь землю провалился…
Икрам, внимательно слушающий чужую, незнакомую речь, конечно, ничего не понял из сказанного, но он, сложив руки на груди, ещё раз поклонился консулу, и стал быстро-быстро говорить по-арабски.
- Этого юношу послал его господин, - еда успевал за ним переводчик, - кажется, звездочёт. Он очень просит поторопиться, потому что пленника уже продали какому-то богатому человеку. Если его увезут из дворца – а рабов везут не в автобусах, не в поездах и не на самолетах: их переправляют в Саудовскую Аравию через пустыню Руб-эль-Хали на верблюдах, караванами – мы никогда его не найдём! Его господин советует задействовать местную полицию и солдат, попросить военный вертолёт, и брать дворец штурмом! Иначе даже с послом Российской федерации местный эмир Джала эль Джива разговаривать не будет. Его дворец является мини-государством, которое живёт по своим правилам и законам, а сам эмир считает себя лицом неприкосновенным.
- Хорошо лицо, которое занимается незаконной работорговлей! - усмехнулся Гоги Леванович. – Этак он любого человека может схватить в пустыне Руб-эль-Хали, и к нему не применишь никаких санкций? Здорово устроился эмир! А этот арабский парень на редкость умный! Всё запомнил, что ему велел передать старший товарищ. Вот только не понимаю, почему молчит местная полиция, почему не подняли тревогу ещё в отеле? Упущено слишком много времени. Выходит, не напрасны слухи, что всё в этой стране продаётся и покупается!
- Так ты говоришь, что Виталий жив? – спросил консул Икрама через переводчика.
- Жив, но его держат в очень строгих условиях.
- А девушка, которая была вместе с ним? Где она сейчас?
- О девушке я ничего не знаю, мой господин. Но если они были вместе, то, скорее всего её держат в гареме. У нас ведь дворец поделён на две половины: мужская называется маджлис, женская - махарам. Так вот на женскую половину мужчины заходить не смеют, кроме нашего повелителя, эмира Джала эль Дживы, и его сына Лейса.
- Вот так захочешь отдохнуть в какой-нибудь восточной стране, отдашь за путёвку кучу денег, а в итоге, окажешься в гареме у какого-нибудь шейха или эмира, а ещё хуже – на невольничьем рынке! – покачав головой, сказал российский консул.
- Мы, парень всё поняли, - обратился он к Икраму. – Можешь возвращаться к себе домой. Передай своему господину, что ты мне всё доходчиво объяснил. Я тебя отлично понял. Остальное - наше дело. И, пожалуйста, Икрам, кроме своего господина, который тебя сюда послал, никому ничего не говори.
- Я не скажу ни одного лишнего слова!
- Вот и хорошо! Молодец! Как говорят русские – молчание-золото! Юноша ещё раз поклонился, и переводчик проводил его к выходу.
Когда молодой араб ушёл, консул вызвал к себе секретаря.
- Олег Константинович, что у нас с Шарджей? – спросил он серьёзно. – Мне необходимо переговорить с начальником полиции. Кстати, какое сегодня число?
- Второе октября, Гоги Леванович.
- Если сотрудники отеля сказали правду, значит, Завьялов томится в рабстве уже пятнадцать дней. Нужно любыми путями вызволить его из этого эмирата. Иначе парень может погибнуть. О девушке вообще нет никаких сведений. Кроме того, нужно немедленно сообщить по факсу в Абу-Даби Андрею Владимировичу ( Андреев Андрей Владимирович – посол Российской федерации в ОАЭ) о том, что у нас произошло ч.п. – пусть нам посодействует. В эль Дживу полетит мой заместитель, Корецкий Дмитрий Александрович. Передайте ему, пожалуйста, Олег Константинович, географическую карту, которую привёз с собой арабский юноша. Да, и подготовьте ноту протеста послу Объединённых Арабских Эмиратов о несанкционированных действиях его подданного по отношению двух российских граждан. Я подпишу её.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

После визита в российское консульство Икрам заехал на местный рынок и купил для Шази маленькую собачку. Он обошёл весь рынок вдоль и поперёк, но щенка породы чихуа-хуа не нашёл и купил другого щенка, который ему очень понравился. Это был крошечный бельгийский гриффон палевого цвета. Юноша был уверен, что молодой госпоже собачка тоже понравится. Посадив малыша в специальную сумочку, Икрам вскочил на коня и пустил его в галоп. Он знал, что его возвращения с нетерпением ждут не только его хозяин и младшая жена эмира, но главное – русский пленник.

*****

Закончив заниматься с Имам арабским языком, Любана отправилась к звездочёту, как ей велела Шаза.
Джафар встретил старшую жену эмира оч6ень любезно и, усадив её на мягкие подушки, предложил свежезаваренный кофе. Женщина с недоверием посмотрела на звездочёта и… отказалась. Она знала, что он благоволит к младшей жене эмира, подолгу беседует с ней, что та доверяет ему свои тайны. Любана была зла на звездочёта и завидовала Шазе. Она понять не могла, что может быть общего у этого бородатого старика с молодой, привлекательной женщиной. Любана не переваривала Джафара, потому что чувствовала каким-то внутренним чутьём - он платит ей тем же, только очень умело скрывает свою неприязнь.
Но сегодня она пришла к старому звездочёту, чтобы узнать свою судьбу. Кто, в конце концов, должен главенствовать в постели эмира: она – грозная владычица всех женских судеб гарема или неопытная девчонка, которая и любить-то, как следует, не умеет?
Джафар, как обычно, был один, и на его лице лежала печать такого благодушия, что Любана не смогла сдержать натянутой улыбки – таким образом, они были квиты.
- Что ты мне хотел поведать, Джафар? – спросила Любана с нотками любопытства в голосе. – Шаза сказала, что ты приготовил для меня нечто особое. Правдивы ли её слова, или эта интриганка снова решила ввести меня в заблуждение?
- Всё именно так, моя госпожа, - сказал Джафар, пригладив седую бороду. – Я приготовил для Вас любовный напиток, который, надеюсь, снова сделает Вас властительницей сердца нашего повелителя. Но, чтобы напиток подействовал наверняка, нужно часть его подливать в питьё эмира.
С этими словами Джафар снял с полки небольшой флакон с бесцветной жидкостью и передал его Любане. Она недоверчиво взяла его, повертела в руках и посмотрела на свет.
- И это поможет, ты говоришь? – спросила она, пряча пузырёк в маленькую сумочку из золотой парчи.
- Если Вы всё будете делать по правилам, обязательно поможет.
Любана на минуту задумалась, и вдруг спросила:
- А где сейчас Шаза? Она мне очень нужна.
Между тем колючие глаза старшей жены впились в лицо старого звездочёта, не давая ему возможности подумать или солгать.
Но старик умел держать свои эмоции под контролем. Он не собирался ни взглядом, ни жестом предать свою любимицу.
- У Шазы заболела голова, и она ушла к себе в опочивальню. Я дал ей болеутоляющих капель. Думаю, что она сейчас крепко спит.
Любана не верила ни единому слову звездочёта, поэтому тут же решила проверить, сказал ли он ей правду или солгал.
Не соизволив поблагодарить Джафара за любовный напиток, она прямиком отправилась в спальню соперницы.
Такой уютной спаленки, как у Шазы, не было ни у одной жены эмира, ни у одной его наложницы. Она была выполнена в палево-розовых тонах. Пол был застелен шестью мягкими коврами. На этом необычном пьедестале, покрытая тонким бархатным покрывалом, стояла круглая кровать с многочисленными подушками. Красивый полог над кроватью из воздушного газа, два вазона с живыми цветами по бокам кровати, круглые шарики и зелёные гирлянды, свешивающиеся с потолка, – дополняли изысканный декор этой уютной комнаты.



В спальне Шазы не было.
« Звездочёт солгал. Интересно, где может быть эта негодная девчонка? - с раздражением подумала Любана. – Пойду в сад, может, она там?»
Но и в гаремном саду молодой женщины не оказалось.
Неожиданно на мужской половине раздались громкие голоса и пронзительные крики. Старшая жена подумала, что во дворце случился пожар или на него напала целая банда диких кочевников-бедуинов. Любана была не робкого десятка, но ей стало как-то не по себе. Всё же любопытство оказалось сильнее страха, и она пошла на крик. И что она там увидела?
Когда женщина вышла во внутренний дворик маджлиса, то сразу же наткнулась на четырёх главных телохранителей эмира: Карима, Анвара, Намира и Ратиба. Перебивая друг друга, они пытались ей что-то объяснить. Энергично жестикулируя руками, они указывали на дальний конец двора. Что-либо понять из бессвязной речи слуг было невозможно.
- В чём дело? – строго спросила Любана. – Вы что, с ума все посходили? Пусть говорит кто-то один! Вы так орёте, что можно подумать, что на наш дворец напали кочевники-бедуины!
- Намного хуже, госпожа! – ответил телохранитель по имени Анвар. - Произошла настоящая катастрофа! Мы застали госпожу Шазу вместе с русским пленником в « Кофейной» комнате! Они там занимались непотребством! Мы, конечно, сразу закрыли их снаружи на задвижку. Теперь нужно вызвать нашего повелителя. Только он один может решить судьбу неверного и его изменницы-жены.
Услышав такую речь, Любана возликовала в душе, празднуя победу. Вот, оказывается в чём дело: эта шлюшка Шаза спуталась с русским рабом! Сейчас придёт Джала и разорвёт эту тварь и её любовника на множество мелких кусков!
« Слава Аллаху! – подумала женщина. - Рано или поздно их всё равно застукали бы вдвоём. Но какова тихоня!»
Пока она предполагала, что сделает Джала эль Джива с её соперницей, он сам царственной походкой подошёл к ним. Ему уже успели доложить об измене его младшей жены. Следом за отцом следовал его сын Лейс.
Эмир велел немедленно узнать, кто из стражников был приставлен к русскому пленнику. Пред его светлые очи притащили нашего старого знакомого стража по имени Салим, свидетеля свиданий Шазы и Виталия. Джала эль Джива приказал изменнику опуститься на колени и, выхватив из руки Карима кривую саблю, одним ударом снёс бедняге голову. Голова Салима, словно кочан капусты, откатилась в сторону, из раны хлынула кровь, а тело задёргалось в страшных конвульсиях.
- Убрать предателя с глаз моих долой! – властно произнёс правитель, и телохранители оттащили мертвое тело к забору. – А теперь выводите этих… поодиночке!
Первого из « Кофейной» комнаты вывели скрученного Виталия в одних белых плавках. Джала эль Джива приказал подвесить его за запястья на самом солнцепёке к железной перекладине, на которой обычно сушились ковры. Кормить и поить его он строго-настрого запретил.
Следом за Завьяловым вывели Шазу. Эмир приказал раздеть её донага и привязать рядом с любовником к стволу засохшей пальмы.
Джала эль Джива был ваххабитом, то есть приверженцем духовного наследия Мухаммеда ибн Абу-аль Ваххаба. Точнее говоря, был пуританином, протестантом ислама. Включив в качестве важнейшего постулата « священную войну», против многобожников, ваххабизм с самого зарождения стал идеологией военной экспансии.
Автор забыл сказать читателю о самом главном: эмир Джала эль Джива занимался нелегальным хранением американского оружия и его сбыта исламистским боевикам.
- В Айяне, в Саудовской Аравии, - начал назидательно эмир, обращаясь к Шазе, - была женщина, которая совершила прелюбодеяние, и Ибн Абдал - Ваххаб, буквально толкуя шариат, приказал побить её каменьями. Вышел правитель Осман и группа мусульман, и били её каменьями до тех пор, пока она не умерла. И первый камень бросил в неё упомянутый Осман.
Джала эль Джива наклонился, поднял с земли камень и со всего размаха швырнул его в несчастную женщину. Шаза громко застонала: камень пришелся ей в левое плечо.
- Сделайте и вы то же, правоверные! – приказал он слугам.
Телохранители подняли с земли камни и бросили их в Шазу. Больше она не кричала. Шаза переносила боль молча, стоически. Самой последней камень в свою соперницу запустила Любана. Она выбрала большой булыжник и, нацелившись, швырнула его бедняжке в грудь.
- Что же вы делаете, звери?! – закричал, не сдержавшись, Виталий. – Пощадите несчастную женщину! Я во всём виноват! Бейте меня! Я всё вынесу!
- Не волнуйся, ты своё получишь, неверный! – словно дикий зверь, взревел Джала эль Джива. – Смерть твоя будет долгой и мучительной!
Он собрал возле себя телохранителей и три раза громко, чтобы все слышали, крикнул:
- Ты разведена! Ты разведена! Ты разведена!*

* Чтобы развестись с женой, мусульманину, жителю ОАЭ достаточно при свидетелях трижды повторить: «Ты разведена». После чего бывшей жене ничего не остаётся, как покинуть дом мужа и вернуться к родителям.

- А теперь займитесь русским, чтобы ему неповадно было насиловать жён правоверных мусульман. После того, как он получит пятьдесят ударов кнутом, он будет кастрирован!
Принесли из сарая кнут. Эмир вручил его одному из телохранителей, Ратибу, и тот, со свистом развернув его, начал с оттяжкой бить Виталия по спине, по бокам, по груди.
Видимо, Ратиб был обучен палаческому искусству, так как после пятнадцатого удара, наш бедный герой впал в забытьё и больше уже ни на что не реагировал. Кожа свисала с него лоскутами, всё тело было залито кровью, которая тонкими струйками проливалась на сухую землю.
В этот момент к эмиру неслышно подошёл его главный визирь Тарик. Он что-то шепнул повелителю на ухо, и тот быстро ушёл, приказав охране не спускать глаз ни с мужчины, ни с женщины.
- Во дворец прибыл господин Маттейс Гейбрехт, - с поклоном доложил визирь. – Он говорит, что приехал за одним из рабов, которого купил у Вашего Величества два месяца тому назад.
Джала эль Джала вспомнил, что это, наверное, тот самый голландский миллионер, который купил у него Виталия Завьялова за 500000 долларов. Да, нечего сказать! Удачное время выбрал голландец, когда приехать!
« Чтоб тебя шайтан забрал! – подумал разъярённый эмир. – Эти неверные всегда делают так, как им вздумается».
Эмир с натянутой улыбкой сам встретил посетителя и проводил его в свой рабочий кабинет. Усадив голландца в мягкое кресло, он предложил ему кофе. Пока слуга готовил кофе по-арабски, Джала эль Джива не спеша начал:
- Unfortunately, our deal is cancelled, Mr. Geibreht. I must return all your money, to the last cent.*

* К сожалению, наша сделка не состоится, господин Гейбрехт. Я вынужден вернуть все Ваши деньги, до последнего доллара. - англ.

- What happened, Your Majesty?* - спросил тот недовольно.

-*В чём дело, Ваше Величество? - англ.

- The deal is, Mr. Geibreht, that this handsome seduced my younger wife. He must die with a painful and agonizing death. I am sorry, Mr. Geibreht that because of him you made such a long trip. My advice: go back to your Hague.*

-*А дело в том, господин Гейбрехт, что этот красавец соблазнил мою младшую жену. Он умрёт мучительной смертью. Мне очень жаль, господин Гейбрехт, что Вы проделали из-за него такой долгий путь. Мой Вам совет: возвращайтесь в свою Гаагу! – англ.

- I demand a forfeit penalty plus 2-way air tickets cost to Dubai, * - заорал, не сдержавшись, голландец.

-*Я требую неустойку, плюс стоимость авиабилетов до Дубаи и обратно. – англ.

- You will get it all completely...*

-*Вы всё получите сполна… - англ.

-*Goodbye, Your Majesty!*

- Прощайте, Ваше величество! – англ.

*Won’t you have some coffee after a road?*

*Вы что же, не выпьете даже кофе с дороги? – англ.

- Why in a hell I would need your coffee! – с раздражением выкрикнул голландец. - You deceived me. I wasted so much time!*

-*На черта мне Ваш кофе! Вы обманули меня! Сколько времени я потратил впустую! – англ.

- I took too long for you to travel, Mr. Geibreht. It was not me deceiving you, this is just a set of circumstances. Our country has it’s own laws and regulations and nobody, you hear, nobody can change these regulations. Even you…*

* Ваша беда в том, что Вы слишком долго ехали сюда, господин Гейбрехт! Не я Вас обманул, просто – это стечение обстоятельств. В нашей стране существуют свои порядки, и свои законы. И никто, слышите, никто не смеет порядки эти изменить! Даже Вы… - англ.






Рейтинг работы: 18
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 35
© 20.06.2019 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2578764

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


ОСТРОМИР       20.06.2019   18:51:39
Отзыв:   положительный
Довольно ,, горячая глава.. :-)... Спасибо !
Долорес       24.06.2019   21:04:16

Я очень старалась, Димочка.
Чтобы было нежно и очень трогательно...
Спасибо!
Юлианна       20.06.2019   18:12:14
Отзыв:   положительный
Нда...завязочка...(Галиночка, ты со знанием описываешь сексуальные моменты!!!)
Поражаюсь, так красиво всё описала...
Нет слов...жду продолжения....


Долорес       24.06.2019   21:03:29

Спасибо, Юлочка!
Эротическая сцена сама собой получилась. Очень хотелось, чтобы она получилась очень нежной.
Как получилось, судить не мне.
Благодарю, солнышко!


Графиня       20.06.2019   13:31:04
Отзыв:   положительный
Боже мой, как жалко мне эту пару влюбленных, но я думаю, что всё будет хорошо. Очень интересно, Галочка.
Долорес       23.06.2019   17:33:03

СПАСИБО, МИЛАЯ ЛЮБОЧКА!
ТЫ УЖЕ ПРОЧИТАЛА ВЕСЬ РОМАН. ВСЁ УЖЕ ЗНАЕШЬ.
ОБНИМАЮ НЕЖНО МОЮ ПОДРУЖЕНЬКУ!










1