" Восток - дело тонкое" Часть 2 Главы 3 - 4


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Однако, Инна Свиридова думала иначе. Ещё тогда, в пустыне Руб-эль-Хали, когда молодой эмир по имени Лейс, поцеловал её в губы, она пережила, в прямом смысле, шок. Знатный араб напомнил ей прекрасного принца на белом коне, о котором она мечтала всю жизнь. И прискакал он именно за ней из далёкой, детской сказки.
Нельзя сказать, что она не любила Завьялова. Конечно, она испытывала к нему нежные чувства. Он был намного лучше, чем её первый московский ухажёр, которому она помахала ручкой, ни разу не пожалев об этом. Виталик был красив, самодостаточен, щедр, имел в центре Москвы четырёхкомнатную квартиру. Но прописывать её в эту квартиру он не торопился. И законным браком тоже не хотел себя обременять, хотя Инка несколько раз закидывала удочку. У него была одна единственная страсть – водное поло – а женщины, для него были второстепенны.
По своей природе арабы очень грубы, но этот восточный принц, Лейс, обворожил Инну Свиридову с первого взгляда. Он показался ей идеалом настоящего мужчины.
Когда её привезли во дворец эмира, она сразу же попала в гарем. Он располагался на женской половине, так называемой махарам, и мужчинам, кроме самого эмира Джала эль Дживы и его сына Лейса вход туда был строго воспрещён.
Тут же к новоприбывшей была вызвана машатэ Зафира (в ОАЭ – старшая служанка в гареме) и несколько служанок - рабынь. Инку раздели донага и так отдраили её мочалками в бане, что даже кожа заболела. Естественно, когда её привезли сюда, она производила вид, бродяжки потому что была вся облеплена песком и пылью после песчаной бури. Пока сохли её длинные, тёмные волосы, одна из служанок сделала ей массаж и натёрла её тело маслом герани, мускусом, амброй и аккуратно расчесала волосы. В тот момент, когда Инка лежала на кушетке и предавалась блаженству после таких спа-процедур, к ней неслышно подошла машатэ Зафира. Она обмакнула палец в пузырёк, доверху наполненный жидким маслом, и, раздвинув Инкины ноги, тщательно проверила её на девственность. Молодая женщина хотела возмутиться такой беспардонностью и наглостью незнакомой старухи, но та, не обращая внимания на её немой протест, ощупала её груди и соски. Укоризненно покачав головой, она что-то тихо приказала служанкам-рабыням по-арабски. Те облачили Инну в женскую национальную одежду и надели на неё чадру - даффе.



Когда обряд одевания был окончен, машатэ Зафира взяла русскую пленницу за руку и отвела её в комнату, где стояла, убранная розовым шёлком, огромная кровать. Окно в этой комнате было зарешечено и завешено шторами из тёмной, с золотым орнаментом, парчи, что создавало интим и полумрак. На небольшом столике возле кровати стоял поднос с едой. Серебряный, затейливой чеканки кувшин, был наполнен хрустальной водой.
Не проронив ни слова, машатэ Зафира ушла, закрыв за собой дверь на ключ.
Как только пленница осталась одна, она с жадностью набросилась на еду и воду. Потом скинула с себя всю одежду – в комнате было жарко и душно - и, свернувшись на кровати калачиком, тут же уснула. Она так устала от всего пережитого за эти несколько дней, что будущее для неё казалось туманным и расплывчатым.

*****

Проснулась наша героиня от того, что на неё кто-то пристально смотрел. Она открыла глаза и увидела перед собой Лейса. Сегодня он был одет ещё наряднее, чем тогда в пустыне: на нём была белая рубаха по колено, отделанная по вороту и низу драгоценными камнями, шёлковые светлые шаровары. Клетчатый платок держался на его голове при помощи золотого обруча.



На его правой руке висела всё та же плётка. Он так жадно шарил своими чёрными, жгучими глазами по обнажённому телу пленницы, что та от стыда вся сжалась и стала натягивать на грудь белоснежную простыню. Но молодой эмир одним сильным рывком сорвал с неё покрывало.
- Как долго я ждал этого дня! – сказал он на чистейшем русском языке. – Я видел тебя, когда ты была ещё в Москве – мои люди присылали мне диски с записями арабских танцев, которые ты исполняла в ресторане. Ты прекрасна, Имам!
Между тем Лейс не терял даром времени. Его смуглые руки настойчиво и умело гладили Инкины груди, живот, опускаясь всё ниже и ниже к заветной ложбинке. Одновременно с этим его яркие, сочные губы мучили её рот. Ласки эмира были грубыми и в то же время, как показалось пленнице, изысканными. Создавалось впечатление, что он выучил наизусть курс любовных утех с азов до самого конца. Такого дикого восторга Инна Свиридова не испытывала ещё ни с одним мужчиной! Ей казалось, что она качается на русских качелях, и её дух захватывает от страха и какой-то непонятной сладкой истомы. В тот момент она совсем забыла и о Завьялове, и о Москве, и о том, что находится в плену.
Лейс взял её мощно и напористо, словно вражескую крепость. Пленница не оказала никакого сопротивления, потому что ждала этого момента. Их потные тела сплелись, словно в каком-то странном акробатическом этюде. Когда Инка стонала от восторга, Лейс давал ей передышку и снова вонзался в её плоть, как грозное копьё в жертву. И только после того, как она очнулась от сладких грёз, увидела, что её невольный любовник, вальяжно развалившись на кровати, с интересом разглядывает её.
- В постели ты хороша, Имам! – бесстрастно заявил молодой эмир. – Но я хочу посмотреть, как ты умеешь услаждать своего господина танцами.
Русская пленница, не успевшая очнуться от любовных утех, удивлённо заморгала длинными ресницами.
- Может, господин позволит мне одеться? – униженно спросила она.
- Зачем одеваться? В комнате жарко. Я хочу, чтобы ты танцевала для меня обнажённой!
- Как обнажённой?
Неожиданно в комнате заиграла тихая восточная музыка. Инка не сдвинулась с места. Она так и застыла в позе «лотоса», не понимая до конца, чего хочет от неё этот самоуверенный восточный красавец.
- Ты что, плохо слышишь меня? – В голосе Лейса прозвучала угроза. Он полулежал на кровати на высоких подушках, поигрывая своей плёткой. – Отныне ты являешься моей рабыней, и я приказываю тебе танцевать!
Испугавшись, что он может её ударить, Инка в страхе соскочила с кровати. Она стала исполнять один из самых красивых своих танцев. В тот момент она была прекрасна, словно бутон чайной розы, готовый вот-вот распуститься и превратиться в прекрасный, нежный цветок. Её стройный стан, выразительные руки, длинные ноги, маленькие груди могли покорить любого мужчину. Танцевала она так профессионально, что любая арабская танцовщица могла бы ей позавидовать!



- Довольно! – внезапно остановил её Лейс, и музыка тут же оборвалась. – Ты покорила меня своим танцем, Имам. Но в постели ты мне нравишься больше. Я ещё хочу тебя!
Он снова взял её, но теперь уже без всяких ласк и любовных игр: по-скотски, по-собачьи. Теперь бедная пленница думала иначе. Она поняла, что первое впечатление о ласковом восточном принце на белом коне было ошибочным. Она попала в сексуальное рабство, и в сексе сын эмира неутомим, словно робот. Инне стало горько. Только теперь она вспомнила своего деликатного Виталика и заплакала.
- Ты что плачешь? – удивился молодой мужчина, стирая ладонью пот с разгорячённого лба. – Разве ты не знала, для чего тебя, неверную, привезли в мой дворец? Ты здесь только для того, чтобы удовлетворять мои сексуальные потребности. Каждая женщина, живущая в этом доме, почитает за великую честь ублажать меня в постели! Я – сын эмира Джала эль Дживы!
Эти слова заставили Инку зарыдать ещё горше: она ведь с первого взгляда полюбила этого молодого циника! Она думала, что счастье, которое подарил он ей в первый раз, будет вечным.
Лейс поднялся с постели и стал не спеша одеваться. Взглянув на рыдающую женщину, он надменно сказал, наливая в хрустальный бокал воду из серебряного кувшина:
- Мой отец – араб, а мать – русская. Но, прежде, чем стать женой эмира, она приняла ислам. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Конечно, по закону шариата я могу взять в жёны только девственницу, но сейчас XXI век - другие времена и нравы. Я уговорю отца. Думаю, он не будет препятствовать моей женитьбе на тебе. Ты готова принять ислам?
- Мне нужно подумать, - всхлипывая, сказала Инна.
- Думай. У тебя – мало времени. Если ты откажешься от моего предложения, то будешь продана на невольничьем рынке.
- А можно мне задать Вам один вопрос? – собравшись с силами, спросила пленница.
- Женщина должна быть безмолвным орудием наслаждения, - отозвался араб. - Она не должна пускаться в высокие разглагольствования, едва ступив в спальню сына эмира. Но сегодня я – милостив. Задавай свой вопрос! Но, если он затронет моё самолюбие, тебя высекут!
- Где мой мужчина, с которым я прилетела в ОАЭ из России и что его ожидает?
-Ты задаёшь недозволенные вопросы, женщина, и я не обязан на них отвечать. Но, так и быть, я удовлетворю твоё любопытство. Твой мужчина входит в каталог самых красивых мужчин мира. Он уже продан одному голландскому гомосексуалисту.
При этих словах Инка упала в обморок.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Эмир Джала эль Джива был очень богатым человеком. У него был собственный спортивный вертолёт, три нефтяные вышки, песчаный карьер вблизи эмирата эль Джива. Ещё у эмира было что-то, вроде хобби, - он занимался незаконной работорговлей. Он поставлял рабов знакомым кочевникам-бедуинам, которые перепродавали их на невольничьих рынках, месторасположение которых знали только избранные.



В свои сорок пять лет у Джала эль Дживы было четыре жёны и всего один наследник, Лейс, который помогал отцу вести его коммерческие дела. Лейс был рождён от старшей жены, русской женщины, уроженки города Владивостока. В двадцать лет она улетела в Москву, учиться в институте. В институт она экзамены провалила и пошла работать на комбинат « Трёхгорная мануфактура», куда её взяли отбельщицей. Там, в Москве, она познакомилась с арабом из Йемена, влюбилась в него. Тот позвал её с собой на родину, якобы познакомить с родителями. Наивная девятнадцатилетняя девушка, которую звали Любовь, поверила любимому. Она оставила больных родителей и младшую сестру во Владивостоке, и без колебаний улетела с йеменцем в Сану. Оказалось, что в Йемене у него уже есть жена и двое маленьких детей. Араб, которого звали Фарадж, отобрал у неё паспорт и продал красивую, молодую девушку из России местным работорговцам. Затем она с группой других невольников была доставлена в Саудовскую Аравию, где была выставлена на торги на невольничьем рынке. Так русская девушка Люба попала в наложницы к Джала эль Дживе, тогда молодому, богатому и красивому сыну Мустафы эль Дживы из маленького эмирата эль Джива, который не обозначен ни на одной географической карте мира. Молодая красавица из российского захолустья так понравилась юному эмиру, что из наложницы он сделал её своей первой женой.
Русская девушка тоже полюбила молодого, привлекательного араба. Терять ей было нечего. С родителями у неё были натянутые отношения, приятели-одногодки, с которыми она общалась во Владивостоке, беспробудно пили водку и баловались наркотиками. В Москве на комбинате она работала на тяжёлой, вредной работе, после ухода с которой многие работницы становились инвалидами.
У арабов всё было иначе: спиртные напитки у них были запрещены шариатом, кальяны с опиумом в эль Дживе не курили, но самое главное у эмира было очень много денег. Люба подумала немного и приняла ислам. Теперь вместо Любови она получила от кади, который справлял свадебный обряд, арабское имя Любана, что в переводе на русский язык означало – дело, задание, желание, потребность.
Через девять месяцев Любана родила молодому эмиру сына, которого назвали Лейс. После Любаны Джала женился ещё три раза, но старшая из жён, единственная, которая подарила эмиру, сына, стала главной женой. Её беспрекословно слушались все жёны и наложницы. Она ими правила! Ей даровано было все – у неё был трон!



То, что во дворце появилась новая красивая наложница из России, Любана узнала одна из первых. Она наблюдала из укромного местечка, как новоприбывшую мыли в бане, видела, как машатэ Зафира осматривала её на девственность. Старшая жена так же знала, что её сын Лейс заинтересовался новенькой и пришёл к ней в тот же день в спальню, где та была заперта. Любана также была свидетельницей того, что происходило в этой спальне.
Старшая жена эмира понимала, что если она не опередит Лейса и не доложит обо всём своему мужу и повелителю, то может случиться беда, и их высокородный сын женится на безродной потаскухе из России – тем более, не девственнице. Такой распущенной женщине, думала она, место только в борделе.
Любана накануне ходила к звездочёту, и тот ей очень расплывчато поведал, что всё в мире движется по спирали, что всё в жизни повторяется. Судьбу, которую каждому человеку отпускает Аллах, ничем не перешибёшь. Как задумано им, так и будет!
Допустим, звездочёт сказал истинную правду, но она вспоминала себя в годы юности. Тогда она была совсем иной: скромной, наивной девушкой. В свои девятнадцать лет она ещё не знала, что такое близость с мужчиной.
И Любана решила действовать решительно, зная, что у мужа характер мягкий и податливый, словно ойла (восточная сладость). Она выбрала удобный момент и пошла к нему.
Джала сидел за письменным столом в своём рабочем кабинете и просматривал какие-то бумаги.
- Мой повелитель! - тихо войдя, сказала старшая жена. – Я к Вам по очень важному делу.
- У меня сейчас нет времени, Любана, - раздражённо ответил эмир. - Говори поскорей, что у тебя стряслось, и оставь меня в покое.
Такое начало не очень понравилось старшей жене, но она проглотила обиду.
- Наш сын Лейс связался с недостойной женщиной, которую привёз из очередной поездки в пустыню Руб-эль-Хали. Эмир Тахир эль Айн, наш сосед и Ваш большой друг, будет недоволен, если Лейс женится не на его дочери, прекрасной Лейле, а на русской потаскухе.
Эмир Джала эль Джива был мрачен, но великолепен. Для своих сорока пяти лет он был ещё достаточно красив, но полноват. Всю восточную красоту отца унаследовал его единственный сын Лейс, которого тот беззаветно любил. Можно было смело сказать, что « яблоко от яблони…»
- Лейле всего четырнадцать лет, - усмехнулся Джала и пригладил небольшую, аккуратно подстриженную бородку. – До её совершеннолетия осталось немного немало семь лет. ( Юноши и девушки в ОАЭ считаются совершеннолетними по достижении 21 года) Можно, конечно уломать кади, заплатить ему кучу денег, чтобы он совершил свадебный обряд раньше, по всем правилам шариата. Но Лейле должно исполниться хотя бы восемнадцать. Сейчас XXI век, и девочка в четырнадцать лет считается ещё ребёнком, даже в странах Ближнего Востока. Захочет ли наш сын, которому уже двадцать два года ждать, когда Лейла подрастёт? Насколько я его знаю, он – настоящий мужчина. Он обладает отменным здоровьем и исключительной мужской силой. В его гареме – я уверен - будет, как минимум четыре жёны и куча наложниц! И если он решил позабавиться с русской одалиской, что ж в этом плохого? Подрастёт Лейла, и станет его женой. Наш сын не может прожить без женщины ни дня! А в иные дни ему нужно три, а то и четыре женщины! Лейс молодой, да ранний!
- Да, наш сын весь в Вас, мой повелитель,- льстя эмиру, проговорила Любана. – Вы и сейчас дадите фору любому двадцатилетнему мужчине! Но дело в том, что до меня дошли слухи, что Лейс собирается жениться на русской!
- Если эта женщина примет ислам, Аллах им в помощь! Не знаю, как ты, а я хочу внуков. Я понял только теперь, что у меня есть всё для счастья. Не хватает только одного: внуков. А эта русская сможет родить нашему сыну много красивых, здоровых детей. Если же она ему надоест, то Лейс возьмёт себе другую жену.
- Значит Вы не против брака нашего единственного сына с нищей танцовщицей? - спросила Любана, возвысив голос.
- Разве ты запамятовала, жена моя, кем являешься сама? Разве ты – дочь турецкого султана или катарского шейха? Ты – такая же нищая русская, как и новая рабыня. Однако, в обход всех наших обычаев, я взял тебя в жёны. До меня также дошли слухи, что эта новая одалиска хороша собой. Если ты против женитьбы нашего сына на русской, я возьму её себе!
Любана всё больше смурнела. Её всё ещё красивое, белое лицо начало ещё больше бледнеть. Она вдруг вспомнила младшую жену эмира, красавицу – киприотку Шазу, которую ненавидела и ревновала за доброту и острый ум. Джала в последнее время дарил любовь только своей младшей жене.
Странно, как со временем меняются люди. Родившаяся в России, Любана ненавидела эту страну. Что же могло случиться с русской девочкой, которая была в своё время пионеркой и комсомолкой? Власть! Неограниченная власть, ежедневные интриги и ревность между жёнами сделали своё дело, и русская девушка Люба стала злой и нетерпимой к окружающим её людям. Всего лишь девятнадцать лет между матерью и сыном. В сорок один год она уже - первая жена!
- У тебя всё, жена моя? – нетерпеливо спросил эмир, заметив, как помрачнела Любана.
- Мой повелитель! Вместе с той женщиной привели ещё и мужчину. Вы не забыли о нём?
- Нет, я всё отлично помню. Но почему ты суешь нос в дела, которые тебя совершенно не касаются? Я жду со дня на день покупателя на этот штучный товар. Думаю, нашему русскому гостю понравится его новый господин! – недобро усмехнулся эмир. – И так будет с каждым неверным, который окажется в моей власти!
- Не кажется ли Вам, муж мой, что Вы играете с огнём? – как можно любезнее спросила Любана. – Я справлялась об этом русском у нашего звездочёта, Джафара. Знаете, что он мне сказал? Этого человека нельзя продавать, иначе мы накличем на свои головы много неприятностей со стороны местных властей, да и со стороны русских тоже. Вы хотя бы поинтересовались, кого хотите продать?
Эмир сердито сдвинул брови и недобро взглянул на старшую жену. Он отложил в сторону « Паркер» с золотым пером и серьёзно заявил:
- У Джафара слишком длинный язык, - сказал эмир с раздражением. – Пора ему немного подрезать его! Кем бы ни был этот русский человек, на него поступил запрос из Голландии. Покупатель, который выложил за него огромные деньги, в скором времени будет здесь. Даже если бы я захотел расторгнуть сделку, я не смогу этого сделать. Если же заказчик увезёт пленника из моего дворца до того момента, как нагрянет полиция, никто не сможет ничего доказать! Да будет тебе известно, жена моя, работорговля – это такой вид коммерции, когда нужно вовремя продать товар. Приведу один пример: рыба или мясо, когда они долго лежат, теряют свой товарный вид. Это называется залежалый товар - его продают беднякам за гроши. Так и с людьми: чтобы дороже их продать, их нужно лелеять, как родных детей! Моими невольниками были даже знаменитые киноактёры. Я так же сбывал перекупщикам и так называемых «королев красоты». На том и держится мой бизнес!
- Так что же Ваш драгоценный невольник сидит в грязном, заплёванном сарае и питается одними отбросами? – с сарказмом, спросила Любана.
- Тебе какое дело? Так надо. Я заверил покупателя, что рабу всего двадцать пять лет, когда ему, на самом деле, тридцать с лишним. Понимаешь, на что я намекаю? Немного диеты и лишений, и наш дорогой русский гость станет именно таким, каким его увидел голландский миллионер в каталоге. Но с того момента прошёл год, и наш русский сильно разжирел на вольных хлебах. Перед прибытием покупателя, я вызову к нему своего стилиста, портного и они сделают из него спелый, душистый персик!
- А если его девка всё расскажет полиции?
- Его девка ничего не знает. И потом, она находится на женской половине дворца, куда постороннему мужчине, будь он хоть самим президентом России, вход воспрещён!
- Зато Ваша любимица Шаза слишком много знает!
- Шаза будет молчать.
- Вы в этом уверены, мой повелитель?
- Шаза ничего не скажет, иначе её ждёт суровое наказание. Кстати, пришли её сегодня вечером ко мне в спальню.
Любана позеленела от злобы и ревности.
- А почему Вы не хотите видеть в своей постели меня? Всё Шаза, да Шаза!
- Не кажется ли тебе, женщина, что ты взяла слишком большую волю? Если ты думаешь, что ты – мать моего единственного сына, то глубоко заблуждаешься, что я буду терпеть в своей постели старуху! Забыла, сколько лет тебе и сколько Шазе? Тебе и так предоставлены слишком большие вольности. Ты главенствуешь над всеми женщинами в моём гареме. Ты обучаешь молодых наложниц самой древней науке на земле – науке любви. Если тебе нечем заняться, учи новую русскую наложницу арабскому языку!
Любана закрыла рот и больше его не раскрывала.
Шаза тоже имела большое влияние при дворе и свободно ходила по дворцу. Её любили все от эмира до последней служанки-рабыни. Чтобы подстраховать мужа от неожиданных неприятностей, старшая жена решила проследить за каждым шагом его любимицы.

https://www.chitalnya.ru/work/2578729/
Продолжение






Рейтинг работы: 8
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 35
© 19.06.2019 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2019-2578550

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


Графиня       20.06.2019   07:32:06
Отзыв:   положительный
Галочка, выставляй дальше поскорее, очень интересно. Жду продолжения.
Долорес       22.06.2019   22:26:49

СПАСИБО, СОЛНЫШКО МОЁ!
С ЛЮБОВЬЮ!!!


ОСТРОМИР       20.06.2019   06:18:24
Отзыв:   положительный
Вот вся Восточная ,, кухня " начинается.. Веселая история.
Долорес       22.06.2019   22:25:10

СПАСИБО, ДИМОЧКА!
ТЫ УЖЕ ВСЁ ПРОЧИТАЛ.
СЧАСТЬЯ ТЕБЕ И ЛЮБВИ!










1