#ЛитературнаяНарезка №20. #ПрозVSСказ. #ХроникиСерогоГорода, #фантасмагория.


#ЛитературнаяНарезка №20. #ПрозVSСказ. #ХроникиСерогоГорода, #фантасмагория.
............................................................................................................................................................................................................................................................
#ХроникиСерогоГорода, часть №1, #ГородскаяНовелла.

В "Рюмочной На Углу" сегодня было многолюдно как никогда. За одним из столиков сидел Чёрный Прозаик и молоденькая, очень красивая девушка. Точёная фигурка, осиная талия, длинные, каштановые волосы, умные, зелёные глаза. Девушка горько плакала, а Чёрный, шёпотом, по-видимому пытался её успокоить. Перс взял свой стакан и не спеша двинулся к их столику, бросив Рюмочнику на ходу, - "Я сейчас". Рю грустно проследив за траекторией его пути, еле заметно кивнул, выпил рюмку водки и тихо выругался.


-"Можно?" - Осведомился серый у Чёрного. -"Да, присаживайся", - мрачно ответил тот. -"Почему такое прелестное создание плачет?" - Удивлённо уточнил Перс у Чёрного Проза. Тот бросил на него быстрый взгляд, и тихим голосом объявил, - "Она публикации хочет." -"И давно?" - Продолжил городской писака. -"С рождения", - огрызнулся Чё Про, - "А я что, ну что я могу, от меня зависело её написать, и я её написал, посмотри какая красавица и умница получилась, а публикация это не ко мне, от меня это не зависит." -"Обстоятельства должны сложиться особым образом, и лишь тогда это будет возможно." Чёрный зло выпил, девушка продолжала тихо лить слёзы. -"Послушай Чё", - обратился Перс к наставнику, - "Ты для меня вон сколько всего сделал, даже Невесту свою, Белую, мне отдал." -"Чем я могу сейчас этой девушке помочь, может средства нужны, у меня есть, немного но есть." -"Да ничем ты ей помочь не сможешь пока." -"Слушай Чё, а может её где-нибудь в андеграунде тиснуть?" -"Перс, хорош уже дурить, тебе бы всё потискать кого-нибудь, она так не хочет, она хочет чтобы не хуже чем у других персонажей, чтобы фата, лимузин, шампанское, гости, презентации, автографы, фотографы, поклонники, хмельной, счастливый автор, первая их совместная литературная ночь и прочая, прочая торжественная хрень." -"Она не хочет в андеграунде, она девушка честная, она собирается один раз в публикацию выходить, а потом только переиздаваться." -"Да понял я, понял", - успокоил бенифактора Перс. -"А как её хоть зовут-то?" - Заинтересовался прозаик ситуацией не по-детски. -"Так и зовут", - ответил Чё, - "ГОРОДСКАЯ НОВЕЛЛА." -"Та самая!?!?!?" - Чуть не упал со стула серый прозаик. -"Та самая, зачем мне тебя обманывать." -"Наконец-то я её увидел, долго же ты её прятал от всех", - заворожено прошептал писатель, - "Какая красавица!"

#ХроникиСергоГорода, часть №2,  #Саксофонист, #фантасмагория.

Здесь, в этом Городе, Городе всех брошенных городов, носить часы, не было никакой нужды. Время, внутреннее время Города, то ли существовало, то ли нет. Если ты ждал прихода любимой женщины, то оно тянулось, а стоило той появиться, оно начинало лететь как сумасшедшее. Но Саксофонист часы носил, скорее ни как указатель времени, а как напоминание о прошлом, том прошлом, которое осталось в том мире где его знали как Музыканта, Скрипача, в том мире где он утратил ЕЁ, свою Лакримозу. Он не позволял себе произносить это имя вслух, только про себя, а если всё-таки вспоминал ЕЁ и называл, то под другим именем; - Моя Мелодия. Он по-прежнему пытался сыграть ЕЁ, здесь, в этом странном Городе. У каждого саксофона есть СВОЯ главная мелодия, у каждого саксофониста СВОЯ муза. ОНА была и его мелодией и его музой, здесь, в Сером Городе. Вот только мелодия эта звучала постоянно у него внутри, и переселить её в инструмент ему никак не удавалось. Каждый раз, в четыре часа утра, по часам того, утраченного уже им мира, он просыпался, брал инструмент, дожидался Серого Трамвая, который отвозил его на арматурные пустоши, и пытался там ЕЁ сыграть. Саксофонист не отслеживал уже давно, откуда взялось это убеждение, что если он, сумеет нащупать, а затем сыграть, ЕЁ, свою мелодию, свою музу, свою Лакримозу, наконец, то сумеет притянуть сюда, в этот Город, эту свою кармическую привязанность.


Музыкант натянул свой старый плащ, надел шляпу, взял инструмент и вышел в серое утро Серого Города. Но прежде чем отправиться на остановку, ждать Серого Трамвая, городской музыкант всегда шёл к надписи. Ему было неведомо кто начертал её там, в этом грязном переулке, Саксофонист набрёл на эту надпись случайно, уже давно, и с тех пор, его серый день, в Сером Городе, начинался всегда с неё, с этой надписи, на старой, кирпичной стене. Маэстро увидел её как всегда издалека; - Ты моя мелодия, я твой преданный альтист... Гласила та. Ни о каком альтисте Саксофонист никогда не слышал, он точно знал, что других больших музыкантов в Городе нет, потому даже представить не мог, кто бы мог сделать подобную надпись. Постояв немного у стены, серый Саксофонист отхлебнул прямо из горлышка "Хозяйской" водки, и уверенным шагом направился на остановку, ждать Серого.

#ХроникиСерогоГорода, часть №3, #ГорсталкерКоло,#фантасмагория.

.......Коло брёл по улицам Города, по этому бесконечному, каменному лабиринту. По серому, однообразному, супер-мегаполису, в котором он родился, в котором живёт жизнь горсталкера, и в котором скорее всего умрёт, если Опасность не убьёт его раньше. Эти извилины пыльных улиц и серые, мрачные строения, напоминали чей-то огромный, каменный мозг. Который наблюдал за всеми обитателями своего лабиринта-интеллекта. Отводя каждому, вЕдомую только ему, Городу-Мозгу роль, в его Горизонте Событий.


Мелькнувшая было надежда, по поводу того, что он сегодня напал на след Старого Города, оказалась городским миражом, это довольно редкое явление, всё же рано или поздно встречал каждый бродячий сталкер. Город как бы играл со своими искателями. Вот и сегодня, шестой этаж здания, который показался Коло, началом намечающегося Маршрута, оказался игрой тени и света, в жёлтом, городском тумане. Более того, Город стал более мрачным, безлюдным, угрюмым и агрессивным. Три плотоядных, помойных таракана, устроили ему засаду в какой-то грязной подворотне. Выручил его старенький П.П.Ш., который с помощью своего хозяина, безотказно опустошил в тварей весь магазин. Всё это говорило только об одном, Коло-Ко, горсталкер с огромным опытом, увлечённый поиском Улицы Птицы, где-то совершил ошибку. Его заманивали, вели, но вели очень осторожно, ведущего он пока не обнаружил. Черновики Города, Городская Тень, была уже ближе чем обычно. Но где Бродингот, который его манит? Он должен быть не далее ста, ста пятидесяти метров от ведомого, иначе их магия ослабевает. Туман стал пепельно-тёмным. -"Полутень.....", - произнёс вслух Коло-Ко.



Узкая улица вывела горсталкера на небольшую площадь. Посреди каменного квадрата, прижавшись спиной к руинам древнего памятника, обомлев от ужаса, стояла молодая женщина, одежда её была немного странной. Пятнистый комбинезон, высокие сапоги, жилет с многочисленными карманами. В руках она держала тонкую, прямоугольную пластину, со светящимся окошком, Женщина, периодически, нервно тыкала в неё пальцем, и затем, с нотками паники в голосе, кричала в неё же непонятное слово, - "Алло, алло, это Берта....." А чуть в стороне стоял Волкер, и зло смеялся, беззвучным смехом, потряхивая белесыми щупальцами. Бродингота трудно было не узнать: - высокая, худая фигура, бледная, слегка светящаяся зеленоватым свечением кожа, тонкие, щупальцевидные отростки вместо волос, мёртвые, белые глаза и рыбья пасть, усеянная мелкими, острыми зубами. Он с интересом наблюдал, как стая городских Волков, сужая ритуальные круги, приближалась спиралью к беспомощной жертве.



Коло сосчитал хищников серой повседневности, ровно восемь. Осторожно сбросив с плеча автомат, он передёрнул затвор, дослав патрон в патронник. Магазин был последним. Когда до Волков оставалось метров пятьдесят, Коло-Ко открыл огонь. Первый взвыл и упал. Остальные тут же начали качать маятник. Горсталкер свалил ещё только одного. Магазин опустел. Коло бросил три гравитационные ловушки, замаскированные под ржавые гайки. Ещё двое попались, гравитация пригвоздила их к мостовой. Но оставшиеся четверо хищников уже неслись на него. Третья ловушка укатилась слишком далеко, на неё не приходилось надеяться. Коло натянул на правую руку боевую перчатку из кожи городского Завра, усеянную острыми шипами. В левой руке сталкер держал сталкерский нож, с лезвием длинной пятьдесят сантиметров. Он считал вслух, - "Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три.....", - Волк прыгнул, сталкер рухнул на камни мостовой, выбросив точным движением, руку с клинком, в сторону мохнатого брюха противника. Клинок с лёгкостью вспорол живот хищника. Волк бился на мостовой в луже крови, наматывая собственные кишки на лапы. Оставшиеся трое хищников замедлились и окружили сталкера. Один из них всё время пытался напасть сзади, из мёртвой для обзора зоны, но Коло постоянно перемещался, поворачивая корпус на триста шестьдесят градусов. Он ждал, кто-то из троих попытается непременно. Попытался Волк с разорванным ухом. Коло спровоцировал его, допустив в мёртвую зону. Когда бродяга повернулся, Рваный уже был в полёте. Кулак правой руки, в боевой перчатке, вошёл в горло животного. Горсталкер выдернул руку из пасти зверя, оставив того умирать в муках. Тому было уже не до драки. Оставшиеся стали крутить карусель, изматывая противника.



-"Брось сталкер, ты обречён", - прошипел ровный, без интонаций голос. Коло тяжело дышал, пот заливал его лицо, - "Нет, рыбья харя, у меня ещё нож остался, прохрипел бродяга Волкеру. Волки бросились одновременно, один вцепился в левую ногу, второй в правую руку. Одежда из толстой кожи, с медными заклёпками, спасла от болевого шока. Но тиски волчих зубов сжимались всё сильней. Коло выронил нож. Затем свободной рукой рванул ворот куртки и сорвал с шеи Клык Матёрого. Клык завибрировал, в воздухе раздался протяжный, жуткий вой. Звери заскулили и поджав хвосты отступили. -"Трусливые твари, убейте его, это всего лишь фетиш , клык издохшего оборотня, чего вы хвосты поджали", - прошипел рыбоголовый. Но Волки только скулили. -"Тогда я сам", - Бродингот потянул из-за пояса боевой диск.

-"Оставь его...., рыба.....", - старик с изрезанным морщинами и шрамами лицом, поводя заострёнными мохнатыми ушами, спокойно смотрел на Волкера. -"Это моя добыча Отарк, уходи", - рыбоголовый не собирался отступать. -"Мы услышали Священный Голос Оборотня, мы не можем уйти, уёдёшь ты, если не хочешь умереть." Вдали раздался протяжный вой, и это были не Волки. Бродингот что-то прошипел и отступил, скрывшись в тумане переулка. -"Спасибо Отарк", - поблагодарил сталкер оборотня. Тот просто кивнул, и тоже ушёл в туман ближайшего квартала.


Они сидели у небольшого костра, на первом этаже пустующего здания. -"Меня зовут Берта, мне обещали что это будет просто крутая игра, ну...., постановка." -"Кто обещал?" - Удивился Коло. -"В турагентстве "Эффект Мотылька"." -"Что такое турагентство?" -"Они продают путешествия, положительные эмоции, экзотический отдых." -"Тебя обманули, это не игра, тут опасно, я не знаю откуда ты сюда попала Берта, но ты была на волосок от смерти." -"Это Городская Тень, тут смерть поджидает на каждом шагу." -"Это черновики бенифакторов, тут заправляют рыбоголовые, со своими Волками." -"Я не заметила когда мой проводник превратился в этого монстра, по началу я думала что это тоже часть игры." -"Спасибо тебе Коло." -"Да не за что, долг сталкера помогать тем, кому грозит опасность."-"Но я не знаю что с тобой делать." -"Мы пришли с юга, может если идти на юг, мы найдём выход из этого лабиринта?" - Девушка с надеждой смотрела на сталкера. -"Нет милая, все в Городе знают, что на юге живёт зло, на западе смерть, на востоке мудрость, а на севере намерение, меня так учили, где мир людей я не знаю", - ответил горсталкер, подбрасывая в костёр досок от каких-то ящиков. -"А ещё мне интересно, кто меня манил, ведь тот рыбоголовый, который вёл тебя, не мог вести и меня тоже, и тот, кто манил меня, имел целью спасти тебе жизнь, а это противоречит всем правилам Тени. ".......©

#ХроникиСерогоГорода, часть №4, #ПраздникВосьмогоМа. #фантасмагория.

Перс был на контракте с Городом. К тому же, кроме того что серый бенифактор формировал Горизонт Событий Города, он ещё был хроникёром, писал протоновости Города, а Город решал, что станет новостями Города, а что уйдёт в черновики. Перс, по меркам серой части Города, зарабатывал хорошо, контракт это твёрдый заработок, плюс частная практика бенифактора. Слухи о его способностях быстро распространились по Городу. Его унылое когда-то жилище, преобразилось, он сделал азияремонт, завёз кое-какую мебель. При этом Перс понимал, что большинство населения серых районов гипермегаполиса нуждаются, а некоторые откровенно выживают, и даже голодают.

Эту девушку хроникёр заметил давно. Она торговала на Городском Рынке книгами. Причём он быстро понял, что девушка любит книги, но вынуждена расставаться со своей библиотекой, чтобы выжить. Звали девушку Неприметная. Нельзя сказать, что она была непривлекательна. Но на всём её облике, лежала печать экзистенциальной безысходности. Работала Неприметная в Городской Библиотеке, под руководством Библиотекарши. Она целый день перебирала виниловые черепа авторов, на бесконечных стеллажах хранилища мыслей, вытирала пыль с ухмыляющихся носителей авторского слова. Нет, она любили их, и нежно называла черепа авторов; - Мои Йорики. Кроме этого, два часа в день, Неприметная девушка была обязана напяливать на себя ростовую куклу Авторского Черепа. И расхаживать взад-вперёд, перед дверями библиотеки, заманивая посетителей. В Черепе было жарко, неудобно и тоскливо. Девушка обязана была каждые пять минут выкрикивать кричалку; - Не будьте дураками, читайте Мураками!

Сегодня был женский день Восьмого Ма. Каковы были корни этого праздника, никто не знал, но все понимали, что в этот день, мужчины Города, должны были дарить подарки женщинам, говорить им комплементы, разные приятности и ухаживать за ними. Перс, назвал эту девушку, помощника Библиотекаря, ну так, для себя; - Серой Городской Новеллой. Вспомнив печальную историю о своей Городской Новелле, , которая тоже работала библиотекарем, в провинциальном городке, в пору его молодости, в ту пору, когда он был Новеллистом. Перс взял в руки книгу, девушка с надеждой, но и грустью тоже, посмотрела на мужчину. Вернее так, на мужчину с надеждой, а на книгу с грустью. -"Чей это Йорик?" - Пошутил бенифактор. -"Это Грин, "Бегущая по волнам", моя любимая его новелла", - девушка нежно погладила чёрный, виниловый череп. -"ФирмА?" - Уточнил Перс. -"Или фирменный лиценз?" -"Что вы, это фирмА, я лицензии, и того больше, пиратских копий, не держу", - она даже немного обиделась. -"Я беру, сколько?" - Хитро прищурившись, спросил Перс. Девушка замешкалась, и скороговоркой выпалила, испугавшись собственного голоса, - "Пятнадцать...., нет...., хорошо, тринадцать пельменей." -"Говяжьих", - уточнила она, затравленно глядя на покупателя. Перс достал из сумки три пачки говяжьих пельменей и две пачки свиных, бутылку водки, и маленький букетик цветущей, ржавой арматуры. Девчонка воскликнула восторженно, - "Подбетоновики!?!?! -"Мои любимые." -"Дикие?" -"Или тепличные?" -"Самые что ни на есть дикие, на долгострое собрал, на юбилейном событии, двести лет назад заложили." -"Обманутые дольщики, вернее их правнуки, праздник на объекте устроили, ну и меня пригласили, чтобы торжественный момент зафиксировать." -"Это вы специально для меня нарвали?" Её глаза светились восторгом. -"Да...., мне хотелось это сделать для вас...., сегодня...., именно для вас и именно сегодня", - Перс улыбался. -"Но это много, вся моя библиотека столько не стоит", - девушка растеряно смотрела на целое состояние, которое Перс предложил за книгу. -"Это просто подарок, на Восьмое Ма, не стоит предавать этому такого большого значения, ведь вы женщина, и в этом причина, а я мужчина, и это тоже причина, всё честно", - серый прозаик не скрывал своего удовлетворения от ситуации происходящего. -"Я не могу, для меня это целое состояние", - продолжала Неприметная. -"Можете", - коротко бросил прозаик. И чтобы увести разговор в другую сторону, добавил, - "А вам идут очки, вы в них сексуальная." Девушка слегка покраснела от смущения. Но взяв себя в руки, неожиданно предложила, - "Я тут рядом живу, приглашаю вас на чашку.....", - она замешкалась. Перс помог ей, - "На чашку водки?" -"Да, но тогда на блюдце водки, у меня нет чашек", - уже с иронией поддержала диалог Неприметная. -"Я вам подарю по этому случаю, ещё пару граней", - ответил прозаик. Так в Городе называли двухсотграммовые, гранённые, стаканы имени Веры Мухиной.

По пути домой, Неприметная, впорхнула в пару магазинов, один назывался "Косметика", другой, "Женские Платья". И ещё, дама, долго задержалась в третьем, с названием "Эксклюзивное Женское Бельё". Квартира её находилась в самом сером районе Города. Окно, единственное окно, её комнаты, выходило на грязную, тоскливую, кирпичную стену, самого мрачного здания Города. Это была "Биржа Изнурительного, Низкооплачиваемого Труда". В её квартире было два облезлых кресла, старая кушетка, трёхногий стол, четвёртую ногу которого заменяла стопка силикатных кирпичей. Полка с посудой, если её, посуду, можно было так назвать. Особенно выделялось, вернее это то, что бросалось в глаза, так это библиотека. Ряд фирменных, виниловых носителей авторского слова, Черепов, профессиональная подборка лучших произведений, лучших авторов, которые можно было отыскать в Городе.

Она сварила пельменей, разлила водку по блюдцам. Переоделась, удалившись в маленькую ванную комнату. Нанесла лёгкий макияж на лицо. После этих нехитрых мероприятий, перед Персом предстала очень привлекательная девушка, в недорогом, но оригинальном, синем платье. В Городе было мало развлечений. Поэтому Неприметная, осмелев, после блюдца водки, просто предложила, перейдя на ты, - "А не хочешь почитать вместе со мною???" В Городе, это было фактически предложить мужчине, заняться любовью, ибо чтение книг вдвоём, это было очень интимное действо. -""Лолита", Набокова", - торжественно и немного наигранно объявила хозяйка квартиры, ставя на тумбочку, возле кушетки, чёрный, виниловый череп. Она торжественно разлила водку по блюдцам. Одно, поставила перед авторским Йориком, два других, придвинула ближе к кушетке, зажгла свечу. -"Прошу в мой внутренний мир", - многозначительно объявила Неприметная девушка, сделав особое ударение на словах; - Мой Внутренний. В голове Перса звучал голос автора "Лолиты". В какой-то момент прозаик понял, что на авторское повествование наложились и тактильные ощущения. Это были нежные руки и губы его новой знакомой. Она шептала немного несвязные под воздействием алкоголя, но нежные и очень интимные слова, ему на ухо. Перс бережно уложил девушку на спину, нежно снял с её лица очки, и начал древний обряд разоблачения объекта вожделения. Когда его подруга проделала то же самое со своим партнёром, мужчина и женщина были возбуждены настолько, что не слышали ничего, кроме дыхания и сердцебиения друг друга. Затем, их поглотил этот вечный, всепоглощающий, древний как Мир, танец любви. Они дарили друг другу всё что испытывали по отношению к своему избраннику. Их руки, губы, шёпот, перемешались в одно целое, в некую Вселенную Любви, которая принадлежала только им двоим. После того как отзвучали вздохи, стоны, невнятные реплики, интимные просьбы и предложения, утонувшие в финальных криках любви, и сердцебиение их страсти успокоилось, Перс взял свой экзистенциальный блокнот, и начал медленно писать, глядя на свою спящую подругу. Она счастливо улыбалась во сне, изредка бормоча что-то восторженное.

Утром, проснувшись от стука в дверь, Неприметная обнаружила, что её друга уже нет с нею, она не успела расстроиться, ведь она мечтала приготовить своему мужчине завтрак. Её отвлёк от этого, ещё и автомобильный сигнал со двора. Девушка взглянула в окно ванной, которое выходило на улицу. Перед её домом стояла машина жёлтого цвета, с красной полосой, на которой белыми буквами было написано; - ГорСудьба. Это была; - С.С. Служба Судьбы. Открыв входную дверь, Неприметная увидела служащего ГорСудьбы, тот, торжественно зачитал ей протокол инициации, - "За честную, изнурительную но низкооплачиваемую работу, на Город, помощник Библиотекаря, горожанка Неприметная, подлежит инициации, посредством переписи." -"Неизвестный бенифактор, переписавший её судьбу и предоставивший эти изменения в Горизонте Событий Города, на суд Города, был рассмотрен Городом, и одобрен Им." -"Отныне, горожанка Неприметная, является законной владелицей книжного магазина "Серая Новелла", в солнечной части Города, отныне и навечно."

Над солнечной частью Города, пусть редко, пусть иногда лишь, в нечастые дни, всходило очень далёкое, карликовое, Жёлтое Солнце, но это всё равно было уже не то привычное и тусклое, Экзистенциальное Пятно, этот повседневный для Серого Города, объект источника света, серого, экзистенциального цвета, единственно возможного источника "тепла" и "освещения", здесь. Небольшое, двухэтажное здание магазинчика, находилось на уютной, улице "Книжная", Солнечного района Города. -"А вот и первый посетитель", - радостно, вслух воскликнула хозяйка магазина, мимолётно поправив причёску у зеркала на стене. В магазин вошёл Перс, с букетом цветущей арматуры. -"Где ты берёшь такие крупные подбетоновики?" - Счастливо улыбаясь спросила девушка. -"На развалинах древнего радиотелескопа, это очень старый объект. -"Это ведь ты переписал мою судьбу???" - Спросила Неприметная, нежно обнимая своего мужчину. Они лежали в постели, в маленькой, уютной спальне, на втором этаже заведения торгующего Черепами Авторов. -"Ты о чём, я не понимаю", - сонно отозвался Перс, улыбаясь в сумерках спальни. -"Ни о чём...., так...., одну книгу вспомнила.....", - ответила девушка, и впилась, своими мягкими и упругими губами, в губы своего мужчины.

#ХроникиСерогоГорода часть №5, #ХождениеПоМухам, #фантасмагория.

Четыре сна Безумного Прозаика.


Прозаика опять посетили Мухи Творчества. Они жужжали и роились в его воображении, заманивая, в его же творческое состояние себя, себя как прозаика, находящегося в состоянии литературной прострации, того самого, творческого состояния, которое всегда разрешалось очередной литературной вещью.

Мухи творчества посещали его не раз, и вот сейчас, опять, жужжа и роясь, они мучили литератора, доставляя ему творческие страдания и переживания, но, как всегда, в конце концов, их назойливое жужжание упорядочивалось само собою, складываясь в итоге в очередной текст, который окончательно сформировавшись и запечатлевшись на белом листе бумаги, начинал представлять уже из себя законченное произведение литературы.

Мухи творчества до того замучили своим непрерывным жужжанием бедного Прозаика, что тот решил написать литературное произведение на эту тему, называться оно должно было, - "Хождение по Мухам", то есть мытарства по мухам творчества. Хотя Пью, подумав, предложил назвать будущее произведение, - "Хождение под Мухой", мотивировав своё решение тем, что "Хождение под Мухой", это целый, отдельный и насыщенный событиями мир, совершенно не знакомый тем, кто не в теме. Прозаик пошёл на компромисс, и решил, что называться его новый литературный труд, будет, - "Хождение по Мухам, под мухой". И базой для этого своего литературного начинания он решил взять сюжет из своих снов, которые с каждым разом становились всё ярче и отчётливее. Ему снилось непрерывно одно и то же заведение, некая "Рюмочная На Углу", расположенная в неком Сером Городе, Проз, раз за разом, обнаруживал себя в этом месте, как только засыпал, на своей койке, в Палате №0. Находясь Там, в рюмочной, он беседовал с одним и тем же персонажем, звали которого Рюмочник.

Первый Сон Прозаика.

Еще проживая в Городе, Прозаик, после той памятной встречи, понимал, что его сон, тот самый, который стал ему сниться всегда, когда он засыпал, даже на совсем короткое время, начал его затягивать. Как это выражалось? Во-первых, сам сон становился ярче и продолжительнее, во-вторых, постепенно складывалось впечатление, что это Город теперь стал ему сниться, а Палата №0, наоборот, становилась его реальной повседневностью. В конце концов случилось то, что должно было случиться. Его сознание, его точка сборки, окончательно зацепилось, а точка закрепилась, в параметрах и обстоятельствах существования-нахождения, в спец санатории для нестабильных пациентов. Причём во сне, в теперешнем сне Прозаика, когда тому уже снился Город, он однозначно понимал, что с его психикой что-то не в порядке, что она ущербна, больна, нестабильна и паталогична. Во время бодрствования, находясь в Палате №0, он этих изменений не отслеживал, то есть Проз и был тем, кем был, душевно больным человеком, именно человеком, а не персонажем Города, каким был когда-то. Так как персонаж, по отношению к обычному человеческому состоянию, находился в более комфортных, а значит и выгодных обстоятельствах, то и понимание о том, что же на самом деле происходит, было более полным. Литератор понимал, что во время сна, более чётко отслеживает все перемены, которые с ним произошли после той памятной встречи, на туманных улицах Города, когда Прозаик совершенно неожиданно для себя повстречал его хозяйку, Хозяйку Города, Серую Даму, Экзистенцию. Но случилось ещё нечто. Ранее, в той жизни, когда он считался прозаиком-бенифактором Города, одним из многих, пишущих свою экзистенцию "Город", тексты прозы, его прозы, давались всегда с трудом, Проз не был особенно выдающимся литератором Города. Зато теперь, когда тот окончательно застрял в Палате №0, сделавшись её постоянным обитателем, тексты прозы стали даваться ему без труда. Правда то как они давались теперь, выглядело конечно весьма и весьма неординарно. Буквы, вернее мухи, в которых те трансформировались, постепенно начинали роиться в его больном сознании, жужжать, кружить, назойливо и навязчиво, далее они, эти буквы-мухи, усаживались все разом на некий, представляемый литератором, белый лист бумаги, и тут же складывались в тексты, причём никаких творческих усилий со стороны самого писаки, совершенно не требовалось. Тексты из мух, которые и буквы так же, одновременно, слаживались сами. И какие это были тексты!?!?! Очень удачные и оригинальные, лаконичные и глубокие, содержательные и профессиональные. Психика пациента, явно была поражена недугом, но его способности как литератора однозначно улучшились кратно. Работал тот теперь легко, без напряжения, мысль бежала сама впереди пера. Правда, сам творческий процесс, теперь, скорее напоминал некое бредовое состояние, но тексты рождались, проза появлялась. И как истинный прозаик, сам Прозаик, в тайне даже от самого себя, на самом деле был готов к тому, чтобы этот странный процесс не прекращался никогда, короче, Проз был сознательно готов к тому, чтобы и дальше продолжать быть, пусть безумным, но плодовитым, пишущим прозаиком, чем нормальным и не пишущим почти ничего. Но опасность ситуации, в сознании безумного литератора, состояла в следующем, в боязни быть полностью поглощённым Мухами Творчества, став их слепым инструментом.

Но не все тексты жужжали как рой мух, были такие, которые гудели, как пчелиные ульи, эти были менее прозаичны, но более философичны.

Снились Прозаику черепичные крыши Города, постепенно скрывающиеся у горизонта в тумане. На окраине, в районе Порта, маячила нелепая, гротесковая фигура Хозяина, тот как всегда запускал в низкое, серое небо, своих птиц, строго на Юг. Вдали, где-то в лабиринте улиц, грустно звучал саксофон.

Второй Сон Прозаика.

-"Скажи Рюмочник, что мне делать?" -""Город" не пишется, водка не лезет, любимая женщина...., да нет у меня любимой женщины, и не было никогда." -"Что мне делать?" -"Подскажи?" Прозаик уныло ткнул вилкой в тарелку с пельменями. Рюмочник вздохнул, - "Ну если водка уже не лезет, это беда." -"А так, ну что делать?" -"Жить конечно, жить не смотря ни на что, жить и писать свой "Город", тоже не смотря ни на что." -"А близкие женщины?" -"Ну что женщины?" -"Особенно любимые?" -"Это редкость." -"Вот и я о том", - опять вступил в диалог литератор. -"Какие-то случайные встречи, случайные расставания, а любовь, понятия не имею что это такое." -"Любовь дело тонкое", - отозвался владелец углового заведения "Рюмочная На Углу". -"Любовь это живое существо, которое рождается, живёт, затем умирает, как умирает вообще всё, что рождается, а затем проживает свою экзистенцию." -"И относиться к ней необходимо как к существу живому, текучему, изменяющемуся постоянно, и ценить её, пока она жива, и не клясть, если она вдруг умирает." -"Твоёй любимой женщиной Проз, может быть только та, которая предназначена Экзистенцией именно тебе, она есть, её не может не быть, трудность в том, чтобы суметь её даже не отыскать, а увидеть вовремя, заметить, не упустить." -"Бывает так, Экзистенция, Женщина в Сером, тебе её показывает, а ты её не видишь, ну...., типа занят, чем-то иным, ну хотя бы творчеством." -"А пропустив её мимо себя, сразу винить начинаешь не себя, а Экзистенцию, мол не подсказала, не просигнализировала, а всё дело во внимании на самом деле, его часто просто не хватает, ведь внимание это энергия, и нет ничего более ценного во Вселенной, чем энергия во всех её видах и трансформациях." -"Ну допустим тебе повезёт, сумеешь её увидеть, заметить, внимание её на себя обратить, ну...., её, свою любимую женщину, не факт что она тебя заметит." -"Может случиться так, что в нынешнем вашем обоюдном раскладе, она тебя заметить просто не способна." -"Кто в этом виноват?" -"Да никто не виноват." -"Всё это и есть Экзистенция", - закончил свой монолог Рю.

Рюмочник разлил и продолжил, - "Вот Джон Леннон например, мог окружить себя какими угодно красавицами, а он был всё время с Йоко Оно, своей женщиной, многие не понимали, но чтобы понять, следует сначала стать Джоном Ленноном, а это доступно не каждому." -"Понимаешь, у индивидуальности, развитой индивидуальности, и женщина, та что будет рядом, будет необычной, нестандартной, немодной, она своей будет, близкой." -"Ну вот посмотри какие женщины сейчас в моде, полуутки, полуженщины, у которых вместо губ утиный клюв." -"Да понимаю я, возможно для минета это и удобно." -"А так?" -"Визуально?" -"Ведь ужас?!?" -"Попытайся для начала стать индивидуальностью." -"Все стремятся стать личностями, а ты стань индивидуальностью." -"Мне вообще кажется что слово личность происходит от слова личина." -"Сумел сконструировать для себя удачную личину, стал личностью." -"А индивидуальность это всегда то, что индивидуально, неповторимо, в единственном числе, эксклюзивно, оригинально, персонально, то что ни с чем сравнить нет никакой возможности." -"И вообще", - Рюмочник задумался. -"В твоём случае, лучше всего, это немного сойти с ума." -"Как это немного???" - Недоумённо воззрился литератор.-"Стань ни как все, белой вороной что ли, нестандартным, нешаблонным, сломай в себе все клише и лекала, и тогда, вся твоя проза тут же потянется за тобой, и так же сумеет сломать в себе все устоявшиеся нормы, устаревшие правила, школы и направления." -"Она, проза, станет только твоею, и более ничьей, и неважно что ты будешь немного не в себе, для окружающих, сам ты это вряд ли заметишь." -"Для тебя что важнее, прозу писать, или стандартным выглядеть???" -"Прозу писать", - ошарашено пробурчал писатель. -"Вот, вот", - оживился Рю, - "Становись немного сумасшедшим, и всё наладится, поверь мне, самые нормальные люди это те, которые самые скучные, это даже психиатры знают."

Третий Сон Прозаика.

-"Давай уже по рюмочке наконец, пельменями закуси, и я тебе всё разъясню." Рюмочник был как всегда приветлив с посетителем своего углового заведения, и уверен в своих силах суфлёра на паях. -"Видишь ли Проз, Город, Серый Город, это по сути город прозаиков, всё прочие здесь, не то чтобы случайно, но они скорее декорация к самому Городу, и к жизни, в нём, и самое главное к творчеству прозаиков, пишущих свою экзистенцию "Город"." -"Город Всех Брошенных Городов стягивает в свои пределы истинных аватаров прозы, и позволяет тем себя написать, написать вариант себя, то как видит его каждый, написать индивидуальный вариант, присущий исключительно для каждого, отдельного аватара прозы." -"Затем, во время этого взаимовыгодного действия, ОН, Город, для тех, кому это становится уже доступно, предоставляет возможность трансформации, трансформации себя, предоставляющей пути преобразования, творческого преобразования, из аватара прозы, в прозаика-бенифактора на службе у самого Города, а далее, ещё далее, ещё одну возможность преобразования-трансформации себя, уже более представляющей скорее индивидуальную трансмутацию, именно переход на иной уровень производителя прозы отягощённой материей, в литературного демиурга, и скорее не на службе у Серого Города, а на службе у самой Бесконечности."

-"Давай по рюмочке", - хлопнул в ладони Рю, - "И задавай свои вопросы, ведь они есть, ладно давай, вижу что есть." Рюмочник разлил, выпили, помолчали, опять выпили. -"А кто такие аватары прозы?" - Задал неуверенно свой первый вопрос Проз. -"Это те, самые преданные ЕЙ, состоящие у неё на службе, и не желающие уже более никому служить кроме НЕЁ." -"Самой загадочной даме из всех дам, населяющих этот непростой город." -"Её зовут Проза." -"Это те, кому ничего не интересно более и не нужно от их личных обстоятельств экзистенции, те немногие, которые отказались добровольно от всей той атрибутики, которая безусловно манит и притягивает, которая может помочь их личной прозе существовать, а может и нет." -"Это те, кто служит на самом деле исключительно интересам своей наставницы и единственной своей любви, те, кто готов служить только ей, а не её свите, состоящей из атрибутов, всегда сопутствующих творческой жизни в прозе." -"У неё самой, у этой строгой и временами жёсткой дамы, свой договор с Городом." -"Как только в его пределы прибывает новый её аватар, Город тут же обрушивается на него, со всеми своими неумолимыми законами и обстоятельствами экзистенциального "беспредела"." -"Прозаик должен выжить, или сгинуть, обнулив свой творческий потенциал в бесплодной попытке написать свой вариант экзистенции "Город", дабы вписать и его, в многочисленный и многоаспектный сонм уже написанных до него горизонтов развития событий, возможных, и даже невозможных, этого Города." -"Прозаик, для того чтобы выжить, должен окончательно здесь умереть как человек, и сохраниться лишь как персонаж прозы, своей индивидуальной прозы, потому, что эта дама для каждого своего аватара находит своё, неповторимое лицо, и поворачивается к нему именно этим лицом." -"Ведь она многолика, наша Великая Проза, эта дама в строгих одеждах лаконичности и вкуса, аристократка до мозга костей, изысканная и утончённая собеседница, ночная гостья, неразделённая чья-то любовь, и чья-то разделённая, для тех, кто сам сумел её полюбить, полюбить без претензии на обладание и ответ с её стороны." -"Это и есть непосредственная любовь." -"И именно она, никогда, с её стороны без ответа не остаётся."

Четвёртый Сон Прозаика.

-"Ты теперь будешь отвечать за освещение значимых событий нашего Города в прессе." -"Я назначаю тебя, Серым Хроникёром Города, теперь ты будешь описывать все значимые на твой взгляд события нашего Города, Города Всех Брошенных Городов." -"Только ты, и никто иной будешь определять, что является значимым для этого города, а что нет, и значимое описывать, в своей прозе, а твоя проза, в свою очередь, будет служить прессой для обитателей этого мегаполиса, и никто, повторяю никто, не посмеет спорить отныне с тобою о том, что значимо, а что нет." -"Ты в полной мере заплатил за эту привилегию своим безумием." Экзистенция, Хозяйка Серого Города, женщина в серых одеждах, пристально, изучающе, смотрела в глаза Безумному Прозаику. -"Ты согласен?" -"Да", - робко ответил тот. -"Но ведь я, отныне, не житель нашего города, я житель и персонаж совершенно иной истории, моя судьба теперь связана с санаторием "Кукушкино Гнездо", и Палатой №0." -"Я знаю твою историю", - успокаивающе ответила она. -"Я позабочусь сама о твоей судьбе, персонажем какой истории, ты отныне не стал бы." -"И ещё одно." -"Отсюда, изнутри самого Города, многие его бенифакторы и просто пока ещё серые прозаики, пишут его непрерывно, НО, нам нужен сторонний взгляд на наш Город, взгляд со стороны, из другого мира, лучше всего." -"И потому, ты, подходишь на эту должность как никто другой." -"Нам нужен непредвзятый в оценках взгляд, взгляд прозаика, Безумного Прозаика, пациента психушки", - подумав, она поправилась, - "Извини, пациента спец санатория для нестабильных пациентов." Уточнила Экзистенция. -"Я согласен", - кивком подтвердил своё намерение безумец. -"Ну вот и хорошо", - резюмировала Хозяйка Серого Города.

-"Кстати, твои репортажи будут называться; - Хроники Серого Города."

#ХроникиСерогоГорода часть №6, #ГородскаяЛегенда, #фантасмагория.

Утро выдалось мрачным, Пятно зависло на востоке, залив городские улицы тусклым, серым светом. Это странное городское светило, сегодня было покрыто лёгкой вязью из дымки, которая украла изрядную долю и без того тусклого света, у Серого Города. Горсталкер Коло брёл по восточной окраине мрачного, каменного организма, живущего по своим, понятным только ему, законам. Здания как будто провожали городского бродягу залипшими ото сна глазницами чёрных оконных проёмов. Движение, или дыхание Города, как горожане называли перемены, обычно происходившие за ночь, уже обозначили себя. Улица "Мрачная", за ночь переименовала себя в "Мокрую", табачная лавка на углу улицы "Фискальная" и проезда "Паховый Беспредел", превратилась в аптеку. Площадь "Негодяев" вытянулась в проспект "Кайфовый Урон". Но это ни о чём не говорило, даже это чёрно-серое здание с полуразрушенным фасадом, было прихотью Города, а не следствием того, что горсталкер Коло поймал Ветер Перемен, и начал влиять на точку сборки сверхмегаполиса. Он знал, Город даст знак, если заметит его. Коло свернул в "Кофейный" переулок, "Кофейня На Паях" находилась на месте. Хотя скиталец прекрасно понимал, что владельцы кофейни платили Городу налог на недвижимость, дабы его городские фантазии не касались их заведения, и оно всегда оставалось на привычном для всех месте. Это уютное, одноэтажное здание, для кофейных гурманов, держали брат с сестрой, его старые знакомые. Брата звали КоФейник, а его сестру КоФея. Когда Коло поинтересовался однажды у девушки, почему у неё такое странное имя, та отшутилась, мол это сокращённое от Кофейная Фея. Сталкер тоже пошутил в ответ, уточнив, что тогда у неё должны были быть крылья бабочки, и что она должна была уметь летать. -"Ты умеешь летать КоФея?" - Улыбнувшись осведомился он тогда. -"Да", - спокойно глядя в глаза предмету своего обожания, ответила девчонка. -"Покажешь?" - Принял игру бродяга. -"Конечно, но для этого тебе придётся в меня влюбиться", - парировала красавица КоФея. Всё это выглядело как невинная шутка, но на следующий день, за спиной владелицы кофейни, городской скиталец обнаружил красивые крылышки, совсем как у бабочки. Они отливали сложным узором из переплетения линий, знаков, рун, глифов и графем. Как узор из кофейной гущи на стенках белой, фарфоровой чашки. -"Действующая модель?" - Уточнил Коло-Ко, кивая на крылья. -"Влюбишься, узнаешь", - прозвучал ответ. КоФея была по-своему хороша. Кожа цвета чёрного кофе, глаза такого же радикально коричневого цвета, вьющиеся волосы до пояса, цвета кофе с молоком. Тонкая талия, высокая грудь, стройные ножки, красивые, гибкие руки, аристократические пальцы. Её брат и правда был похож на старинный, медный кофейник, грузный, округлый и степенный. Что впрочем не мешало ему быть весьма подвижным малым.

Коло вошёл в зал, посетителей было немного. Хозяйка суетилась у стойки, её брат колдовал у жаровни с песком, двигая по ней, как по шахматному полю, с дюжину турок, с чёрным варевом. В помещении стоял неповторимый аромат, свежесваренного кофе. Горсталкер кивнул своим знакомым. КоФейник махнул рукой в сторону углового столика, мол присаживайся. КоФея улыбнулась, она всегда преображалась, когда видела сталкера в своей кофейне. Коло поздоровался с Комиссаром. Тот кивнул, оторвавшись от карты Города. -"Здравствуй Коло, присаживайся ко мне, выпьем кофе, поговорим, а то я скоро с ума сойду от этих инсектов." Комиссар-детектив, которого все называли Комиссар-Дет, слыл легендой городского сыска. Он не спал уже третий месяц, двести пятьдесят седьмая чашка кофе, выпитая им за неделю, уже не спасала. Его постоянно клонило ко сну. Коло-Ко присел за столик детектива. -"Что Комиссар, опять ловите Пятилапого?" -"Да, это тараканье отродье, наводнил Метро новым, дешёвым наркотиком, называется "Сахарок", привыкание мгновенное, подсаживаются даже механизмы и растения." -"Городовой вчера вызывал опять на ковёр, дал мне неделю, чтобы я поймал и посадил эту каналью." -"А как это возможно?" -"У меня столько людей нет?" - Устало пожал плечами Дет, глядя на карту Метро. -"Вам нужно поспать Комиссар, у вас усталый вид", - посочувствовал сталкер. -"Да, ты прав Коло, но я вряд ли усну, сейчас, мне нужно загнать Пятилапого в ловушку." Детектив утомлённо вздохнул, и уронив голову на стол, уснул. Коло, аккуратно, чтобы не разбудить собеседника, вытащил у него изо рта трубку, и положил её в пепельницу. Затем, тихо поднявшись, пересел за свой любимый, угловой столик.

КоФея принесла напиток. -"Ну полетай....." Коло иронично смотрел на девчонку. -"Хорошо", - ответила та. -"Начинай." -"Что начинать?" - Не понял сталкер. -"В любви объясняться", - она широко открыв свои карие глазищи, в упор, смотрела на мужчину. Коло-Ко даже немного смутился. -"Я ещё не готов", - вышел он из ситуации. -"Когда будешь готов, приходи, с цветами", - КоФея искренне улыбнувшись, упорхнула к клиентам. Горсталкер отпил кофе, так его варили только тут, в "Кофейне На Паях". К его столику подошёл мужчина, немолодой, светлые, коротко стриженные волосы, седина в висках, цепкий взгляд зелёных глаз. Длинный, чёрный плащ, странного вида штаны, когда-то они были судя по всему синими, теперь вылиняли, потёрлись, майка, когда-то тоже чёрная, на ней непонятная надпись; - METALLIKA. -"Здравствуй Коло, я присяду?" -"Да, конечно, мы знакомы?" -"Нет, но я по долгу службы знаю всех в этом Городе." -"Чёрный Цензор", - представился незнакомец. КоФея принесла кофе и незнакомому мужчине. Тот улыбнулся, - "Спасибо детка." Хозяйка кофейни улыбнулась в ответ, - "На здоровье маэстро." -"Чем могу?" - Бродяга вопросительно глядел на собеседника. -"Это скорее я могу, мастер улиц." -"Помочь могу." -"Помочь отыскать Старый Город." -"Ведь я Чёрный Цензор, и я в том числе тоже решаю, что отправить в черновики, а что станет Городской Хроникой." -"Знаю что улицу "Птицы" ищешь." -"Но когда Город заметит тебя, это никому неведомо." -"Твой какой интерес?" - Спросил гостя горсталкер. -"Передашь кое что, кое кому, от меня." -"Но сразу хочу предупредить, что найти памятник Птице полдела, её ещё нужно застать на месте." -"Заводная Птица Мира, не всегда находится на своём месте силы, она часто улетает по своим делам." -"У меня нет выхода Чё Це, если с Птицей не получится, пойду через Коллектор." -"Мне необходимо спуститься Вниз, в Ночное, чтобы отыскать там свою женщину, которая не моя." -"Я твою историю знаю", - отпив кофе, бросил Чё Це. -"Откуда?" -"Я же Цензор Города, его Хроник." -"Да, прости, я ещё не привык к твоему статусу." -"Скажи, что там в Коллекторе, там смерть?" -"Да Коло, в Городском Коллекторе обитает больное, ортодоксальное Зло, Оно любит убивать, ГорКоллектор, это записки одного сумасшедшего садиста." -"Вернее Коллектор, это и есть смертельное зло, в нём не обитают какие-то монстры, сам Коллектор это сумасшедшее зло, некий спятивший организм." -"Я вот всю жизнь брожу по улицам Города, по подземке, по городским паркам, по развалинам, по его Черновикам, а так суть Города и не разгадал, скажи Це, что есть Город???" -"Этого сталкер никто не знает, у Города нет истории, летописей нет, есть только Хроники." -"Хроники Горизонта Событий Города." -"Но в Городе всё честно, хочешь быть нечистым на руку судьёй, фискалом-коррупционером, мошенником, аферистом, просто негодяем, гангстером, бенифактором, сталкером, да кем угодно, Город позволяет горожанам всё, ну или почти всё." -"НО." -"В Городе нет безнаказанности, любой может оспорить несправедливость." -"Написать о ней, или попросить написать о ней того, кто умеет писать Городские Хроники." -"И любой негодяй, какое бы высокое положение в обществе тот не занимал, завтра может легко оказаться во власти того, к кому был несправедлив." В зал вошёл персонаж одетый в доспехи, лицо его было скрыто маской, на голове шлем. Все посетители уважительно поклонились вошедшему, тот тоже кивнул в ответ. -"Скажи, почему у Третьяка на спине номер двадцать?" - Поинтересовался Коло-Ко. -"Потому что он двадцатый вратарь Городских Ворот." -"Он следит за тем, чтобы Черновики оставались Черновиками, а Хроники, Хрониками." -"Чтобы Тень не перемешивалась со Светом." -"А почему он всегда в маске и доспехах?" -"Маска, потому что у него много врагов, это чтобы они его не узнали, Третейский часто наживает себе неприятелей, среди нападающих." -"Он примиряет стороны, находя компромисс, но это его решение не всегда удовлетворяет стороны, или одну из сторон." -"А доспехи, попробуй сам, укротить Птиц Раздора, без доспехов, они его просто заклюют." -"Ну да, ну да", - вздохнул Коло-Ко. -"Что я должен передать и кому?" -"Сначала ты должен попасть в Старый Город." -"Ну с этим, я тебе помогу." -"Ты знаешь что в Старом Городе есть море?" -"Нет", - удивился бродяга. -"Море это такое большое городское озеро?" -"Да, что-то вроде этого." -"Там есть конечно и морской порт." -"И в этом порту, у причала, стоит старый, колёсный пароход "Бегущая по Волнам", скоро он отправится в плавание, в Аркадию, таинственную, легендарную страну, или место, никто точно не знает что это за местность, а может это и не место вовсе, а состояние?" -"Или обстоятельства?" -"На этом пароходе необходимо отыскать пассажирку, зовут ей Миранда, я передам ей записку." -"А в чём суть, если не секрет?" -"Не секрет." -"Ты в курсе, что Город содержит в себе Хроники, а Тень Города, Черновики?" -"Да." -"Так вот, Старый Город содержит в себе лирику бенифакторов, лирические отступления, лучшее из лирики." -"Я на контракте у Экзистенции, я могу пройти в Тень, даже дальше, за Городские Стены, в Пригород, и ещё дальше, в другие местности." -"Но в Лирические Отступления я не могу пройти, они не поддаются цензуре, потому что признаны Красивой Городской Легендой, она там правит бал, в прямом смысле, Осенний Бал, в Старом Городе всегда осень, и там всегда праздник." -"Вот ты, недавно девушку в Тени от Волков спас." -"Да, но когда я утром проснулся, она куда-то исчезла." -"Вот и Миранда из социума людей, они не должны сюда попадать, кто-то размыл границы, я хочу знать, кто и зачем." -"Я понял тебя Чё Це, и постараюсь тебе помочь." -"А я помогу тебе попасть СтарГород, попрошу талантливого бенифактора написать Хронику, как ты отыскал Старый Город, и сам её отредактирую, затем напишу рецензию, это почти стопроцентная удача." На том и порешили.

#ХроникиСерогоГорода часть №7. #СосЭлла, #фантасмагория. 

Они сидели в разрушенном здании самого заброшенного района Города, жгли небольшой костёр и пили контрабандное, красное, сухое вино из коробки. В Городе запрещалось выпивать что-либо кроме водки "Хозяйская", но достать контрабандные напитки у инсектов-контрабандистов, не составляло никакого труда.

-"Нравится вино?" - Улыбаясь спросил Коло. -"Да любимый." -"Пей, полезно, вырабатывает красные, кровяные тельца", - уточнил горсталкет. Девушка отставила коробку с вином и горько, искренне заплакала. Коло поздно понял, что пошутил неудачно. Элла, в прошлой жизни, была обыкновенной Горожанкой от Рождения. Она работала в центре по реабилитации сталкеров, участвовавших в боевых действиях против Иногородних сущностей. Однажды, поздней, осенней ночью, когда девушка возвращалась с дежурства, на неё напал вампир, из клана Низших Городских Пьющих, не принадлежащих к аристократам Дома Крови. Тот безжалостно её выпил, но не до конца, видимо девчонка приглянулась нечисти, и монстр решил её инициировать. С тех пор Элла, превратилась в вампиршу СосЭллу. Элла была влюблена в сталкера Коло, с тех самых пор, когда вынесла его, тяжело раненного с поля боя, и любовь эта не угасла по сей день, победив животное чувство голода. Городской Демон Пьюи, который инициировал Эллу, требовал от своей Рабы Крови повиновения, и просто ради развлечения, приказал выпить горсталкера Коло-Ко, её безответную, экзистенциальную любовь.

-"Не плачь Со, прости, очерствел я совсем в этом Городе, не хотел тебя обидеть", - извинился Коло. Ничего любимый, мне хотя бы иногда тебя видеть, чтобы просто услышать твой голос, я не в обиде, ведь ты ни при чём, это моя судьба", - девушка улыбнулась и вытерла слёзы. -"Не знал что вампиры умеют плакать." -"Мы тоже разные, вот я умею, это то немногое, что осталось у меня от прошлой жизни", - ответила СосЭлла. -"Не грусти, я что-нибудь придумаю, убить Пьюи официально не могу, у нас разные Дороги Судьбы, меня просто обвинят в несанкционированном убийстве псевдосути, и отправят в Коллектор." -"Я вызывал его на экзистенциальную дуэль семь раз, он только смеётся мне в глаза, тварь." -"Отвечает, что не престало Неживому, с куском мяса биться, мол много чести." -"Что мол, просто подкараулит меня в тёмном тупике, и выпьет, а может Рабом Крови сделает." -"Ничего, вот отыщу Улицу Птицы в Старом Городе, и попрошу Её, бросить Камень Следствий, в Воды Причин, в Городском Водохранилище, с высоты Её Высокого Птичьего Полёта." -"Тогда посмотрим, кто ржать будет", - горсталкер криво, зло усмехнулся, и надолго припал к коробке с вином. -"Возможно уже поздно любимый", - девчонка грустно смотрела на бродягу, глазами с вертикальными зрачками, которые горели еле заметным, красным, внутренним светом. -"Я чего-то не знаю Со?" -"Вчера приходил Непрошенный." -"Пришёл, сел молча в углу моего подвала, и стал тихо петь Городскую Лакримозу." -"Ты узнала его?" -"Да, я вспомнила этого старика, он стал первым, кого выпила после инициации." Девушка опять заплакала. -"Я ведь не выбирала такую судьбу....." -"Нет." -"Это не твой выбор." -"Но ни это ввергает меня в ужас, неделю назад, когда я покидала свою нору, открывая входную дверь, почувствовала Тяжесть за Дверью." -"Ты знаешь что это значит, это самое ужасное, что может произойти с обитателями Города." -"Конечно же за дверью никого не было, но это ещё ужаснее, если бы там оказался Охотник за Пьющими Псевдомёртвыми, это не напугало бы меня так."

Коло с самого детства знал об этом ужасе городской жизни. Тяжесть за Дверью..... Никто не знал что это, или кто, но все точно знали, что это значит. Те, кто ощутили Тяжесть за Дверью, просто исчезали, через какое-то время, или кончали с собой, чтобы не переживать всё то, что следовало за этим зловещим Знаком. Коло-Ко подозревал, что Тяжесть, обитает в Городском Коллекторе, хотя доказательств этого у него не было. Перед тем как исчезнуть, жертвы Тяжести сходили с ума, они боялись засыпать, если это были персонажи или горожане, механизмы опасались выключать двигатель, отключаться от электрической цепи или отключать аккумуляторы, растения боялись оставаться в темноте, нежить боялась впадать в транс. Только Бенифакторы или Городские Теурги, могли в той или иной степени противостоять Тяжести. Мудрецы предполагали, что Тяжесть за Дверью, ничто иное, как Отягощённые Злом Смыслы. Отягощённая Злом информация о намерении. Точнее никто не брался сформулировать. Когда-то давно, Городской Теург, Злой Гений Порядка Вещей, которого звали Хищный По, силой своего намерения, загнал всё немотивированное, городское зло, Зло отягощённое отсутствием смысла себя же, в Городской Коллектор, заперев его Словом и Делом. С тех пор прошло много времени, и видимо ТО, что обитало в Коллекторе, каким-то образом, научилось частично покидать свою тюрьму.

-"Почему Тяжесть открыла на тебя охоту?" - Задумчиво поинтересовался Коло-Ко. -"Не знаю, говорят это может быть чей-нибудь заказ", - обречённо пожала плечами СосЭлла. -"Мне пора любимый, скоро рассвет", - девушка поднялась. -"Я что-нибудь придумаю, не теряй самообладания", - Коло обнял вампиршу, её тело было холодным и безжизненным.......

-"Да иди уже к огню Отарк, Волчий Клык выдал тебя....." Коло-Ко успокоил амулет, спрятав его под куртку на шее. Жаль девчонку", - Отарк, предводитель Оборотных Города присел к костру. -"Да, жаль." -"Ты по делу, или охотился рядом?" Пожилой персонаж, с изрезанным шрамами и морщинами, обветренным лицом, и заострёнными, порванными ушами, шевелил угли костра клинком, искусно выточенным из клыка Городского Завра. -"Я могу помочь с девчонкой." -"Найдёшь талантливого Бенифактора, пусть он тиснет фантастическую новеллу о том, что возможна обратная инициация девчонки, из Пьющей в Горожанку." -"Город вернёт всё на свои места конечно же, потому что это фантастика." -"Но, именно потому что это фантастика, Город какое-то время будет спорить с автором." -"И мне хватит этого времени, я укушу твою подругу." -"Горожанкой она уже никогда не станет, но лучше быть Городской Оборотной Волчицей, нежели чем вампиршей из Низших Пьющих." -"К тому же, я буду за ней приглядывать, пока не заматереет, и если что, самолично вырву зубы Пьюи, чтобы тот издох с голоду." -"Согласен?" -"Да Отарк, согласен, а твой интерес в чём?" -"Познакомишь меня с Чёрным Цензором." -"Хорошо Отарк." -"Но если Чё Це не согласится на встречу?" -"Мне есть что ему предложить Коло, это уже не твоя забота." -"Твоя обязанность устроить нам встречу, остальное мои дела, Чё Це почует интерес, он профи."

Вдали, в утреннем тумане, раздался волчий вой. Но сталкер знал, что это не Волки Повседневности, вернее, что это не совсем волки, и уж точно, не Волки Серой Повседневности Города. -"Мне пора сталкер", - Отарк поднялся. -"Я дам знать", - кивнул скиталец городских улиц.......

#ХроникиСерогоГорода. СосЭлла часть №2, #фантасмагория.

СосЭлла прижалась спиной к стене. Маргинальный вампир Пьюи, со своими ближайшими нукерами, окружили молодую вампирицу плотным кольцом. Девчонка спряталась от своей судьбы в самом заброшенном районе Города. Она хотела просто умереть от голода. Такое было возможно, если не охотиться за кровью в течении тридцати одного дня. Но её выследили и решили наказать. Отступницу хотели пустить по кругу. Это когда каждый из вампиров отпивал ровно глоток её уже мёртвой крови. На тринадцатом глотке, Пророк Крови, как звали своего жреца Низшие Пьющие, читал формулу проклятия, обрекая приговорённого к вечному голоду. Отступник испытывал жуткий, невыносимый голод, но утолить его не имел возможности, его челюсти уже не могли трансформироваться в пьющий аппарат, и в то же время узник крови не мог умереть, мешало проклятие. Этот обряд никто, никогда, не перенёс не сдавшись рано или поздно.

-"Будьте вы прокляты.....", - прошипела СосЭлла и закрыла глаза, вжавшись в стену тёмного, вонючего подвала. Пьюи захихикал, - "Мы все и так прокляты, каждый, в той или иной степени, кто-то больше, кто-то меньше." -"Одним проклятием больше, одним меньше, какая разница." Предводитель маргиналов выпустил клыки и придвинулся к девчонке.

-"Не спеши, летучая мышь вонючих подвалов и сортиров, ещё не время выпивать, время драться....." - этот тихий, и очень уверенный в себе голос, заставил всю шайку городского отребья обернуться. В дальнем проёме подвала горели чьи-то глаза. Они горели тем неповторимым светом, который нельзя было спутать ни с каким другим. -"Лунное Серебро.....", - выдохнул Жрец Крови. Ходили городские легенды о том, что в неком тайном районе Города, иногда, из-за горизонта встаёт Луна, этот район был чист от Пьющих, вампиры там не могли обитать, их уничтожал Лунный Свет. Свет Серебряной Луны.

-"Кто ты?" - Растеряно прорычал Пьюи. Незнакомец сделал шаг, в освещённую гнилушками часть подвала. А-а-а-а-а, это ты Отарк, старый смердящий волк?" -"Ты случаем не заблудился?" Перс, притаившись в соседнем помещении, быстро писал, импровизируя на ходу. Перо его скользило по листкам бумаги легко и непринуждённо, диалоги, и вот такие сцены, ему всегда удавались особенно хорошо. -"Я пахну матёрым зверем, как и положено зверю, а вот ты, пахнешь падалью, хоть и считаешь себя зверем." -"Нет нежить, я не заблудился, я как раз вовремя, обратная инициация должна состояться именно сейчас и именно здесь", - продолжил предводитель Оборотных. -"Обратная инициация это бред, это выдумки Городских Сказочников, в Хартии Крови об этом ничего не сказано, не верь ему Пьюи, волк блефует", - прошипел служитель Культа Крови. Ну вот сейчас и проверим", - Отарк подошёл к СосЭлле, и коротким движением вонзил ей в предплечье шприц , с серебристой жидкостью внутри. -"Что это за хрень?" - Спросил обеспокоенно Городской Демон Пьюи. -"Это Лунный Свет, мой пьющий враг." -"Так она же ведь издохнет от него окончательно?" -"Нет, это прививка, антидот, в малых дозах Лунный Свет не убивает вампира, а лечит его." -"Что за бред......, какая прививка.....???" - Вампирский служитель культа явно растерялся. Он, достал из складок, то ли плаща, то ли складчатых, кожистых крыльев книгу, в дорогом, красном переплёте, из кожи персонажа, и стал торопливо листать ту, ища нужную страницу.

-"Я дышу!!!!!!!" - Выкрикнула СосЭлла. -"И сердце!!!!!!!" -"Оно бьётся!!!!!!!" Девчонка была в восторге. -"Так я вырву его, и сожру снова....." , - проревел Пьюи и сорвался с места. Но налетел на грудь огромного волка. Завязалась свара. Клыки, когти, ритуальные клинки, всё шло в дело. Отарк, заслонив молодую девушку, рвал Низших маргиналов, то в облике персонажа, то обернувшись волком, так оборотни сохраняли и распределяли силы, усталость и раны от драки не передавались оборотному телу. Ночные твари не могли себе позволить такой роскоши, хотя последние, почти не знали, что такое усталость и боль, потому силы были явно не равны. Отарк уставал и слабел. Жрец заорал радостно, -"Пьюи, нас пишут, это подстава....." -"Соссилья, найди и убей писуна", - коротко бросил предводитель своей первой любовнице, очень сильной, доминирующей вампирице. Та, мгновенно сориентировавшись, переключилась на инфразрение. -"Он тут...., в соседнем помещении....." -"Пей его", - раздался приказ. Но навстречу пьющей стерве, из тёмного угла, вылетел комок серого, пыльного тумана." -"Уйди приведение, а то распылю", - фурия ночи держала в когтистых лапах баллончик с антипризом. Антиприз, был высокоэффективным средством от призраков. Угловой вмиг загустел, превратившись в пожилую женщину с добрыми глазами. -"Доченька, я же мама твоя, неужели ты поднимешь на меня баллончик с этой дрянью?" - В глазах горожанки стояли искренние, неподдельные слёзы. -"Мааамааа?!?" - Растаяла Соссилья, став молоденькой гимназисткой. -"Да детка...., узнаешь твою мать?" -"Зачем ты меня тогда выпила доченька?" - Мама смотрела на дочку с укоризной. Угловой добавил трагизма в голосе. -"ТВОЮ ЖЕ МАТЬ....." - громко выругался Перс, он услышал это выражение у туристов из социума людей, которые называли себя Русскими. -"Среди них антипис....." -"Я теряю контроль над сюжетом....." И правда, один из вампиров принял образ молодого, интеллигентного вида очкарика, который выхватил из складок плаща ручку и блокнот, и стал быстро писать. -"Образованный сука, да и талантлив не по годам.....", - в отчаянии выкрикнул Перс. -"Ах ты серый козёл.....", - прошипела доминирующая вампирица, и распылила антиприз в Углового. -"Я, как гимназистка повелась на эту голливудскую дешёвку про маму." Угловой завопил, - "Сука ночная, зачем же в глаза....?" - И шарахнулся обратно, в темный угол подвала. Перс боролся с антиписом с переменным успехом. Ручка, то выскальзывала из его пальцев, обернувшись змеёй, то лист бумаги уползал из под пера, перекинувшись летучей мышью альбиносом, то чернила становились бесцветными. Серый Бенифактор тоже дрался отчаянно, разбив антипису очки, запятой, ставшей свинцовой шрапнелиной с зазубренным боком, сломал кисть правой руки, блокнотом, который обернулся пастью пса, и выколол левый глаз сопернику, его же непослушным пером. Ситуация зависла в экзистенциальном равновесии. Отарк терял силы, он обернулся израненным волком. Свора маргинальных вампиров повисла на нём, как стая летучих мышей, сковывая движения. -"Ну вот и всё старик....." -"Зря ты вписался." -"Представляешь как вырастит мой трафик популярности, и сколько лайков я соберу от пьющего населения, когда все в Городе узнают, что я сделал Рабом Крови самого Отарка, Городского Оборотня На Контракте, легенду междоусобиц, предводителя Оборотных, по имени Серебряный Волк." Нежить вопила; - Ганьба, ганьба, ганьба......, - и скакала на месте.

-"Хватит импровизировать Перс, описывай то, что увидишь", - крикнул волк-оборотень, бенифактору. -"Да, пиши писарь, мы тебя потом выпьем, а писанина твоя ляжет в Городскую Легенду обо мне", - Пьюи явно красовался перед своими. -"Может я даже получу титул, и стану Аристократом Крови, в Доме Крови!?!" - Продолжал мечтать вампир. -"А почему ты решил что волк?" - Спокойно переспросил Отарк. -"Что???" - Не понял демон ночи. -"Почему ты решил что я волк-оборотень?" -"А кто же ты?" - Явно растерялся Пьюи. -"Я ПЁС....." -"Пёс-оборотень", - ответил своему врагу Отарк. -"Это только в не очень оригинальных сюжетах, оборотни имеют только две оборотные стороны, я не оборотень, я мультиоборотень." -"Покажи....?!" - Сложив руки на груди бросил Пьюи. -"Ну что же, смотри.....", - Отарк перекинулся в обыкновенного, старого, седого пса, которых много в окрестных районах Города. Вампиры дружно заржали. -"Ну что же, седая псина городская, я выпью тебя из-за престижа, хотя твоя собачья кровь вряд ли мне понравится." Монстр ночи бросился на пса. Тот не сопротивлялся. Пьюи вонзил клыки в шею врага. И только сейчас тот начал трансформироваться, не оборачиваться, а именно проходить глубокую трансформацию. -"Твоя главная, экзистенциальная ошибка Пьюи, в том, что ты невежда, профан и неуч, ты не читаешь книг, а ведь в них заключена мудрость времён", - голос пса звучал спокойно и уверенно. -"Я не седой, как ты выразился, я Серебряный." -"И не совсем пёс, род мой, берёт начало, от рода Анубисов, и клана Лунных Псов, Серебряных Воинов Полной Луны, от....." -"ОТ СИМАРГЛОВ.....!??" - Выдохнул изумлённый Перс. Темень подвала разогнало серебряное сияние. Огромный серебряный пёс, расправив сильные крылья, смотрел на окружающих, горящими лунным сиянием глазами. Пью сполз на грязный пол, и захлёбываясь, схватился за горло. -"Ну что, летучая мышь, хлебнул Королевской Крови?" -"В крови Серебряных Псов, течёт чистое, Лунное Серебро." Пьюи захрипел и превратился в кучку пепла. -"Вы же вымерли?!?!?" - Заорал в ужасе жрец. -"Мы УШЛИ, но не умерли, а это, как ты понимаешь чернокнижник, не одно и то же." -"А вам будет достаточно и этого", - Отарк задрал заднюю лапищу, и оросил оставшуюся нежить, те тоже обуглились и испарились.

-"Серебряные Симарглы, Короли, выше их только Синие Симарглы, эти...., Боги, ни больше ни меньше." -"У них в жилах течёт Небесная Синева", - Перс умолк. Отарк стал опять волком, и подойдя к СосЭлле, прокусил той запястье. -"Добро пожаловать в Город, Серебряная Волчица, теперь ты будешь отстаивать наши интересы в сером мегаполисе." -"А ты Отарк?" - Перс вопросительно смотрел на оборотня. -"Моя тайна раскрыта, Город меня УВИДЕЛ." -"Он не терпит тайн в своём теле, если те не принадлежат ему." -"И куда ты теперь?" -"К Верхним." -"Значит Верхний Город всё же существует?" -"Да мой друг, иначе тут, все бы, уже друг друга, давно сожрали", - последовал ответ.

-"Спасибо любимый, теперь я живу и сердце моё бьётся, у меня два тела, о чём ещё можно мечтать?!?" - СосЭлла смотрела с надеждой в глаза любимого мужчины. -"Прости, ты же знаешь мою историю, я люблю другую женщину, мою женщину, которая не моя." -"И пока я её не верну, из Ночного, в Город, нет у меня других мыслей, привязанностей и смыслов." -"Я понимаю любимый и буду ждать, надеяться, верить." -"Можно....?" -"Можно." - Коло-Ко зашагал проч.

#ХроникиСерогоГорода, часть №8. Новый Го №2, #фантасмагория.

-"Скажи Рюмочник, ведь на Новый Го случаются всякие чудеса?" -"Я слышал что; - Праздник к нам приходит, водку нам приносит." -"Так горожане говорят." Рю мрачно посмотрел на Перса. -".....ЧТО???" - Вопросительно пожал плечами Перс. -"Да...., думал ты меня подъЁ." -"Что я делаю?" -"Ну...., подшучиваешь надо мною, подъЁ...., так туристы выражаются из социума людей, когда имеют в виду злую шутку." -"Неприятности?" -"Да...., мой серый друг, одно чудо уже произошло." -"Чё правда?" - Поднял брови серый прозаик. -"Правда...., у нас водку спиздили, ну...., то есть украли, я хотел сказать." -"Тоже туристы так выражаются?" -"Ага......." -"Вот уроды, и кто спиз...., ну это...., украл?" -"Визитку они не оставили, и с Новым Го даже не поздравили." -"Может Пятилапый, инсекты?" -"Насекомые не пьют водки, даже тараканы, тараканы сахар любят, он для них слаще водки, тебе ли не знать." -"Дааааа....." - Только и протянул городской бенифактор, вспомнив свою криминальную историю, пресловутое "СЛАДКОЕ ДЕЛО"." -"Не пьют инсекты водку, так может на продажу, они же гангстеры?" -"Не знаю я", - отмахнулся хозяин Рюмочной На Углу. -"Ну какой Новый Го без главного, праздничного атрибута, без водки???" - продолжал сокрушаться Рю. -"Может это злые новогодние шутки злого Деда Отмороза?" -"Он хоть и отмороженный на всю бороду, но не в Новый же Го, в самом деле, не будет он сам себя, в свой же главный праздник, компрометировать, это ведь его бабло, он живёт на это, потом, целый год, до следующего, нового, Нового Го." -"Да не парься Рю, мне Водочник, вчера, пособие по безработице принёс, пять бутылок Хозяйской." -"Спасибо тебе Перс, но это же слёзы, придут наши с тобой друзья: - Скучный сталкер, Большой Ху, Уважак, Чёрный Прозаик с Невестой, а в Рюмочной На Углу водки нет, да ещё на Новый Го, это даже не позор, это крах дела всей моей жизни." -"Если по Городу пойдут слухи что у Рюмочника не всегда есть водка, в его заведении, то мне остаётся только совершить ритуально-экзистенциальное сэппуку, или заказать себя Большой Белке и Полному Писцу Приходящему." -"Ко всему прочему, Чё, гостей обещал привести, на праздник." -"У Чёрного гости?" -"Да ваши с ним коллеги, по Большой Вселенной, из социума персонажей, Сказочник На и Пишпер, они прозАи, так в социуме бенифакторов называют." -"Сказал; - Готовь Рю водку, Сказочник с Пишпером на ней работают, она для них как горючее для танка." -"А кто такой танк?" - Переспросил любопытный Перс. Рюмочник почесал затылок, - "Не знаю, нужно будет у Чё Про спросить."

Дверь в заведение отворилась, и на пороге Рюмочной возникла фигура Особняка. СледовОго по особо важным шухерам Городской Прокуратуры. С ним пара городовых, и два безликих типа. -"Вы хозяин?" - Немедленно уточнил старший полковник фискальной службы. -"Я", - растерянно кивнул Рю. -"НанятЫе...., пройдите, контрольная подстава", - улыбаясь объявил городской фискал. -"Так это вы водку СПИЗДИЛИ!?!?" - Возмутился рюмочных дел мастер. -"Что за жаргон, это на блатной фее...., по фее ботаешь?" -"Горожанин Рю, нахватались у туристов?" -"Не СПИИИИИЗДИЛИ, как вы выразились, а изъяли, в интересах ДЕЕЕЕЕЛА, вооооодочного дееееела, я сшил его белыми нитками, и намерен довести до конца, сделав на нем карьеру, подлежать Городского Прокуратора." -"Хватит ему возлежать на своей должности, грядёт время перемен, на шахматном поле Города." -"А водка то, палёёёёёная, сами понимаете, подделка городской валюты, в особо крупных размерах, сейчас, как раз выгодный курс Водки к Пельменям, решили хорошо навариться в Новый Го?" -"А это ведь высшая мера наказания, - Городской Коллектор." При слове Городской Коллектор, Рю побледнел от ужаса.

Перс, незаметно достал из внутреннего кармана Блокнот Судьбы, а из-за пояса ручку. Один из городовых выхватил Маузер, из громоздкой, деревянной кобУры, сделал тройное сальто с полуоборотом, и застыл за спиной Перса. Второй, молниеносным движением, выхватил из ножен алебарду, и продемонстрировав виртуозное владение оружием в стиле Шао-Дао-Фу, замер на одной ноге, перед Персом. -"Руки, чтобы я их видел." - пафосно выкрикнул фискал-оборотень, в чине старшего полковника юриспруденции. Прозаик улыбнулся, - "Не боевая, сувенирная, для автографов." Прокураторский ухмыльнулся, - За лохонА меня держишь, пацан?" -"Проверьте." -"А ты с чего решил, что мне нужен твой автограф, писарь?" -"Ты что, Городского Пукера уже взял???" -"Да нет, я пока ещё только пишу, свой "Город", у вас хотел взять автограф, вы же наверное помните меня, по Сладкому Делу?" -"То-то я смотрю рожа твоя мне знакома." -"Давай ручку", - следовой явно любовался ситуацией. -"Вот здесь пожалуйста", - серый бенифактор протянул Блокнот Судьбы." Прокураторский небрежно расписался. -"Вот и подписал.......", - не удержался Перс. -"Что?" - Встрепенулся фискал. -"Что подписал?" -"Ну...., то есть, подписали, господин старший полковник." -"Моя жена будет счастлива, она большая поклонница ваших ДЕЛ." -"Ааааа.....", - успокоился Особняк. -"Можно я ещё сделаю несколько набросков для моего Города", с этой ситуации?" -"Хочу о вас написать", - продолжал подготовку к акту материализации, серый бенифактор. -"Пиши, писарь", - снизошёл Особняк. Перс начал быстро писать. -"Наручники", - кивнул городовым следовой. Один из стражей, снял с пояса наручники, украшенные Стразами Сварвски. Рю, недоумённо взглянул на прокураторского. -"Обижаешь Рюмочник, Новый Го же", - он явно издевался над Рю. -" -"Так откуда водка?" -"Признавайся....."

-"Точка, знак копирайта", - громко, совсем другим голосом, объявил Перс, взгляд его уже не был подобострастными и заискивающим. Прозаик прямо и очень равнодушно, смотрел в глаза Особняку. Тот всё понял, но было уже поздно. Дверь в заведение отворилась. Ключник, в празднично-парадном мундире, торжественно объявил; - Заводная Птица Мира, господа!!! И трижды стукнув посохом об пол, с почтением отошёл в сторону. В зал влетела Птица, сделав круг над головами изумлённых персонажей, она спикировав, приземлилась перед Персом. Сложив крылья, Птица Мира, взглянула на Бенифактора. В её глазах тонула Вселенная. Перья Звёздной Птицы, отливали всеми возможными цветами и их оттенками, и оттенками оттенков. В центре спины, между крыльями, чётко определялась замочная скважина. Перс растерялся. -"Возьми Ключ Мира, бенифактор, заведи Птицу, сделай свой ход на доске, дай Миру толику своей пишущей сути", - Ключник протягивал городскому прозаику, бархатную подушку, такого глубокого, чёрного цветы, которого в природе не существовало. В глубине подушки мерцали звёзды, галактики, туманности, квазары, клубились Чёрные Дыры, искривляя пространство и время, Темная Материя обозначала своё присутствие гравитационными волнами. Перс заворожено смотрел в эту Бездну. В центре этой маленькой Вселенной возникла звезда. Она росла, приближаясь. Через секунду, сияющая точка, трансмутировала в Ключ, из первородной плазмы. Персонаж, не боясь обжечься, взял его в руки, и вставив в замочную скважину, в спине Птицы, провернул по часовой стрелке. КРУАККК, КРУАККК, КРУАККК, - раздалось в помещении Рюмочной. -"Трёх оборотов хватит, оставь и остальным тоже", - Персу показалось, что Ключник шутит. Мощное эхо разнесло этот звук далеко за пределы заведения. Затем, раздался щелчок, Мир вздрогнул. Птица, расправила крылья, и издав громкий, пронзительный, протяжный крик, вылетела из помещения наружу, в низкое, серое небо Города. Когда она упала в него, по нему пошли круги.

Картина происходящего в Рюмочной ожила, как после стоп кадра. Ключник испарился. Ничего не изменилось, только у всех присутствующих мужчин, на лицах, появилась трёхдневная щетина. Городовой застегнул праздничные наручники на запястьях Рюмочника. Дверь вновь отварилась, и в помещение вошли два персонажа с лицами лишёнными всяких эмоций. -"Господин Особняк?" - Осведомился старший. -"Да", - разглядывая в упор вошедших, подтвердил прокураторский. Персонаж отвернул лацкан плаща и кивнул на значок, мерцающий слабым свечением. Рюмочник мельком прочитал аббревиатуру; - СКС. -"Служба Конфиденциальности Смыслов, специальное подразделение "А", "АНТИТРЁП", сверхмайор Бдитель." -"Пройдёмте с нами старший полковник." -"Вы представитель власти Города, и не можете не знать, что некоторые вопросы, в Городе, задавать нельзя никому и никогда, даже себе, мысленно." -"Высшая категория ответственности ложится на того, кто вслух произносит вопросы; - ОТКУДА В ГОРОДЕ ВОДКА, КТО ТАКОЙ ХОЗЯИН, ПОЧЕМУ, СИНИЙ ЛЕС, СИНИЙ, СКОЛЬКО ЛАП У ПЯТИЛАПОГО, КАК СПУСТИТЬСЯ В МЕТРО, КАК ПРОЙТИ В СТАРЫЙ ГОРОД, ГДЕ НАХОДИТСЯ УЛИЦА ПТИЦЫ, КТО ГОТОВИТ ПЕЛЬМЕНИ, ЖЕНА ЛИ ХОЗЯЙКА, ХОЗЯИНУ, И ПОЧЕМУ ВОДОЧНИК ВСЕГДА МОЛЧИТ???" -"Но вы не имеете права, я Особняк, старший полковник юстиции......." - он не успел закончить. Младший офицер тайной полиции, сорвал с него погоны, шитые белыми нитками, и мрачно бросил, - "Ты уже никто, и зовут тебя никак, твоё место в Городском Цугундере." -"Пшол", - толкнул он бывшего фискала в спину.

Когда грузчики занесли последнюю коробку с водкой "Хозяйская" в зал Рюмочной, Рю сунул каждому из них по паре бутылок, и пожелал приятных праздников. -"НУ ЧТО...., ПО РЮМОЧКЕ!?!?!" - Хлопнув в ладони, привычно предложил Рю. Выпили, помолчали. -"Послушай Перс, а ведь я всЁЁЁ знаю про Город, ну или почти всё", - усомнившись в себе на секунду, уточнил Рю. -"Нет в Городе, этого самого СКС, я бы знал." -"Теперь есть", - ухмыльнулся Перс. -"Я его написал", - и опрокинул очередную рюмку. -"А как же сувенирная ручка?" -"Чёрный Прозаик уже почти месяц готовит меня к экзистенциальной дуэли с Чёрным Импровизатором, теперь любая ручка в моих руках, становится боевой, она становится РУЧКОЙ НАМЕРЕНИЯ."

Собравшиеся, все вместе, сидели у камина, в зале для самых близких друзей. В очаге горел огонь. Было уютно и тепло. Это был тот редкий и кайфовый момент, когда все эти простые-НЕПРОСТЫЕ персонажи, смотрели в огонь, и вели неспешную беседу, о самых простых-НЕПРОСТЫХ вещах.

-"Ты правда видел Птицу?!?" -"Ты не ошибся???" -"Нет, это была Заводная Птица Мира, так объявил Ключник." -"И ты правда её завёл?" - Чёрный Прозаик очень серьёзно смотрел на ученика. -"Да." -"Сколько раз ты повернул Ключь?" -"Три раза....." -"Скооооолько....?!?" -"Дааааа....." -"Делааааа....." - только и смог выдавить Чё Про, и нервно опрокинул рюмку водки. Большой Художник что-то пробурчал. Уважак зевнул. Рюмочнику показалось, что он впервые заметил у этого Чёрного, молчаливого, всегда почти мрачного, всесильного, и очень уверенного в себе персонажа, зависть к чему-то, или кому-то. -"Это что-то значит Мастер?" - вступил в разговор, так же всегда немногословный, Сказочник На Ночь. -"Да коллега, я ни раз пытался инициировать Прилёт Птицы, но у меня не вышло." -"Её, у вас, в социуме персонажей, ещё называют Заводной Птицей Мураками." -"Не получилось ни разу из всех трёх попыток." -"Повезло тебе пацан, получилось пока только у тебя и Мураками, бенифактора из одной Дальневосточной страны." -"Я конечно удивился твоему росту ещё тогда, когда ты с первой попытки избавил горсталкера Коло-Ко, от его увечий, переписав его тело." -"Но Птица...!?!" -"Тебя кто-то ВЕДЁТ!!!" Пишпер бросил быстрый взгляд на брата. При словах Птица, тот помрачнел, и молча налив себе водки, выпил, никого не дожидаясь, погрузившись в свои мысли. -"Есть легенда о Старом Городе." -"И существует легенда об Улице Птицы." -"И обе эти легенды утверждают о том, что Улица Птицы, находится в Старом Городе." -"Отыскать СтарГород в Городе, очень сложно, Старый Город, это экзистенциальная тайна Города, он вроде существует, и даже в него кто-то, когда-то, попадал, а вроде бы и нет его вовсе, этого СтарГорода, и всё это просто красивая, Городская Легенда." -"В прямом смысле красивая." -"Живёт в Городе необычная женщина, зовут её, Городская Легенда, и она потрясающе красива." -"Но главное ни это, в Городе много красивых женщин." -"Эта, экзистенциально таинственна." -"И легенда о СтарГороде, и Улице Птицы, как-то связаны с нею." Чёрный Прозаик, разлил водку по рюмкам. -"Вооот такааая, Ново Го Сказка."

Перс стоял на балконе Рюмочной и смотрел как сыплет снег, падая с серого неба, на серые же улицы, серого же Города, укрывая их серым одеялом, серой тайны о серой жизни в нем. Обернувшись, Перс встретился взглядом с Невестой. Та, видимо, какое-то время, стояла и молча смотрела на прозаика, за его спиной. Женщина подошла к мужчине, обняла его, прижавшись всем телом, и подарила тому, долгий, экзистенциальный, поцелуй. Затем молча пошла к остальным, столкнувшись в дверях с Чё. Его она тоже поцеловала, но так, мимоходом.

-"Прости Чё......" -"Забей пацан, я Чёрный Прозаик, она Белая Невеста, мы просто хорошо смотримся вместе, но это не значит, что она моя невеста, хотя мы и спим вместе...., иногда." -"Я не ревнив, есть дела поважнее любовных перипетий, пошли уже, все собираются к Городской Ё, Музыкант уже там, дует в свою дудку, нас ждёт.

Праздник был в самом разгаре, на Площади Экзистенции, в центре Города, вернее в нынешнем центре, ибо Город жил своей жизнью, и то что сегодня являлось центром, завтра, могло стать глухой окраиной, и наоборот,. Рядом с памятником Серой Безысходности Существования, была установлена НовоГодняя Ё . Это была корявая конструкция из ржавой арматуры, колючей проволоки, и чугунной, кладбищенской ограды, украшенная пустыми бутылками из под водки "Хозяйская", и пустыми же упаковками из под пельменей "От Хозяйки". Но попадались ещё эксклюзивные украшения, как то: - старые носки, банки из под кофе, и золотые жетоны Метрополитена.

-"Скажи Рю, почему в Городе только две валюты, только Водка и Пельмени?" - Почему-то спросил Перс. -"Да нашёлся года три назад один чудак, хотел виртуальную валюту ввести, звали его Креативный." -"И что за валюта?" -"Да Беляши пластиковые." -"Но когда горожане поняли, что их нельзя есть, Креативного изловили, и сдали в ГорЦун, ну, в Городской Цугундер." -"Тот долго орал через решётку окна, что все тупые, что это средневековье, что нужно верить в будущее и быть креативным, предприимчивым и продвинутым." -"Его долго убеждали, что торговать воздухом, это противоречит морально-этическим нормам Горизонта Событий." -"Он продолжал называть горожан лохами." -"Кому-то надоело это креативное хамство, и в камеру Креативного подкинули плотоядных тараканов." -"Следующие две недели, он просто орал, громко и нечленораздельно, грыз стальную решётку, затем затих." -"И что дальше?" -"Дальше ничего, хоронить было тоже нечего, плототараканы съедают всё, даже скелет."

Саксофонист затянул пронзительную блюзовую мелодию. -"Пойдём танцевать ритуальные танцы, сегодня у нас в гостях Африканское племя каннибалов-затейников." -"Откуда?" -"Туристы...., из Африки." -"А Африка это где?" -"Там", - Рю неопределённо махнул рукой. -"Туземцы будут танцевать свои ритуальные танцы под саксофон???" - Удивился Перс. -"Привыкай дружище...., это Город.....", - бросил Рю, начиная двигаться в каком-то ломаном ритме.

#ХроникиСерогоГорода часть №9. Розовая Шляпа, #фантасмагория.

ПРОЛОГ.

Рюмочник с тревогой заглянул в лицо Персу. -"Да не собираюсь я тебя долго расспросами терзать, ты мне только про Колодец расскажи подробнее, и я отстану ."

Рюмочник разлил зелье, - "Давай ещё по одной", - как-то радостно и по-детски засуетился , - "Выпей, успокойся, а я тебе дальше рассказывать стану." -"Колодец, там, на той стороне, на левой значит." -"Пригород, Колодец, Очистные Сооружения, Липкий Лес, это всё находится с Левой стороны Города Всех Брошенных Городов." -"Туда ходит только одно транспортное средство, Мрачный Серый Трамвай, и только им можно туда добраться." -"Что это за Серый Трамвай, да ещё мрачный, история отдельная, я потом тебе о нём поведаю, а сейчас слушай про колодец."

-"Когда найдёшь его, и спустишься вниз, обязательно к окну подойди, там, в Колодце, окно будет." -"Будь готов к тому, что предстоит увидеть." -"От того что увидишь, зависит многое." -"А увидишь ты, как я думаю, скорее всего, только уходящие за горизонт черепичные крыши Города." -"Только это будут крыши его Левой стороны, которые находятся на уровне дна Колодца." -"Ты это должен не разумом увидеть и воспринять, а интуицией, понимаешь о чём я?" Рю замолчал и со значением посмотрел на Серого Прозаика. Тот болезненно сморщился и неуверенным голосом ответил, - "Да, интуиция, это она, давно мне про что-то пытается нашёптывать, образы какие-то в сознании постоянно копошатся, тени мелькают, вспышки разные, а иногда, в основании черепа, щёлкает что-то, как будто кто-то сухую щепку в пальцах ломает, сновИдения стали яркими и пронзительными, недавно во сне свои руки увидел." -"Вот и хорошо", - оживился служитель общепита, - "Больше и не надо пока ничего, само всё придёт со временем." -"Об этом не имеет смысла словами думать, это необходимо УВИДЕТЬ, воспринять, и в недрах интуиции своей затаить, до времени." -"А время наступит, ситуация нужная сложится, и необходимая информация сама из недр-хранилищ интуитивной памяти тут же всплывёт, тогда никакие слова не понадобятся, вместо слов ясные образы возникнут, но никому о них, образах этих, ты всё равно рассказать ничего не сможешь, слов не найдёшь просто." -"Черепичные крыши Левой стороны Города Всех Брошенных Городов необходимо УВИДЕТЬ самому, хотя бы раз, и тогда более никакие объяснения, даже мои, тебе не понадобятся." -"А увидеть эти крыши можно только со дна Колодца, находясь там, ВНИЗУ, который не низ вовсе, и только заглянув в окно, окно, которое в Колодце", - Персу показалось, что Рюмочник тщетно и натужно пытается отыскать некое ПРАВИЛЬНОЕ слово, чтобы суметь объяснить собеседнику НЕЧТО, но не находит его, и именно это бессилие причиняет хозяину заведения, некую не физическую боль, не физическую, но от этого не менее мучительную. Перс молча плеснул себе полстакана Хозяйской, и выпив залпом, ничего не почувствовал, в голове стоял туман, тяжёлый, клочковатый туман, жёлтого цвета. -"Ладно, я ещё вчера решил, что пойду туда, надо пойти", - выдохнул он. -"Объясняй давай, где останавливается этот твой Мрачный Трамвай, как мне на него попасть?"

-"И так, Чёрный Импровизатор, против Серого Прозаика", - мультисекундант поднял руку. По бою часов, дуэль начнётся с последним ударом." Часы показывали без нескольких секунд двенадцать. Игроки зашептались, делая ставки на бойцов слова и мысли. Чё Импровизатор, улыбаясь, смотрел на Перса, в глазах его вместе с ним ухмылялась смерть. Серый экзистенциалист чувствовал это почти физически. Часы пробили двенадцать. Импровизатор не шелохнулся, он стоял и продолжал улыбаться. Перс судорожно выхватил свою старенькую ручку, и потёртый блокнот. Руки не слушались его, перо выпало из онемевших от страха пальцев прозаика, выскользнув на грязную мостовую. Перс, загипнотизированный взором прозаика-убийцы, не отрывал своего взгляда от его белых, пустых глаз, без зрачков. Нагнувшись, экзистенциалист шарил ладонью по грязной брусчатке мостовой, но ручка, как на зло, не желала обнаруживать себя. Прозаик увидел в толпе Небожителя, из лавки торгующей аккаунтами успешности, тот злорадно улыбнулся, и приподнял приветственно шляпу. -"Теперь понятно кто нанял Импровизатора", - эта мысль, медленно, как ленивая гусеница, проползла по сознанию Перса. -"Какая теперь разница кто.....", - вдогонку первой, проползла вторая гусеница. Наконец Импровизатор откинул полу своего дорогого, тёмно коричневого плаща, показав всем красивый, широкий пояс, с боевыми, авторскими перьями, разных систем и размеров. Затем не спеша, картинно, выбрал самое длинное из них, выточенное из какого-то экзотического дерева. Холёной рукой, в дорогой, замшевой перчатке, так же медленно, наёмник вынул из внутреннего кармана боевой, дуэльный блокнот, в переплёте из дорогой кожи, чёрного, траурного цвета. Далее, не спеша открыл его, и взглянув на соперника, который всё ещё продолжал шарить по мостовой безвольными руками, ища злосчастную ручку, начал что-то писать. По толпе прокатился шёпот восхищения. Чёрный Импровизатор всегда убивал свои жертвы очень изящно, красиво и литературно. В пыльном, полуденном воздухе, тут же материализовались три танцовщицы. Они изящно скинули с себя верхнюю одежду, и начали свой завораживающий танец смерти. -"Пьющие Феи", - промелькнуло в голове Прозаика. Время тянулось как яблочный сироп. Тёмные Феи кружили вокруг своей жертвы. Звучала тихая, погребальная лакримоза, небольшой оркестр, играл красивую, скорбную, заупокойную мессу. Краем глаза, серый прозаик, увидел, как из толпы зевак, выскочил Рюмочник, он держал в правой руке бутылку Хозяйской водки. Его друг, замахнувшись, кинулся на Чёрного Импровизатора. Но того, потому так и называли. Он даже не поднял глаз и не повернул головы в сторону Рю. С неба, свалился огромный, тигровый паук, и молниеносно спеленал Рюмочника в кокон, подвесив добычу над мостовой, прикрепив ту, паутиной, к ближайшему фонарю. Паук замер, видимо мастер смертельной импровизации, хотел сначала закончить с соперником. Он уже ничего не писал, киллер просто стоял и наблюдал, как Феи Полумрака, постепенно, сужали свои круги, вокруг его визави. Когда одна из танцовщиц, провела около головы экзистенциалиста рукой, над затылком того, возникла чёрная воронка, и начала быстро вращаться против часовой стрелки. В этот момент, игру оркестра прервал звук альт саксофона. Оркестр сбился, воронка дрогнула, пьющие фурии стали растерянно озираться по сторонам. Чё Импровизатор раздражённо черканул что-то в блокнот, и мелодия духового инструмента захлебнулась. Из раструба саксофона торчал букет чёрных, траурных роз. Охотник за пишущими головами был верен себе, всё должно было происходить красиво и литературно. Серый покосился на крышу ближайшего здания, туда, где стоял его друг музыкант, и вытряхивал землю из своего инструмента. Рядом с ним, на стене мансарды, висела картина, в рост человека, на которой была изображена женщина-воин, во всём белом. -"Невеста", - прошептал Перс. Невеста улыбнулась ему и шагнула из рамы, не спеша спустившись на мостовую, по невидимым ступеням, прямо по воздуху. Толпа ахнула и оживилась, действие обещало быть захватывающим. Воительница подошла к писателю, стряхнула с его головы воронку и дунув на Пьющих женщин, обратила тех в чёрный пепел, который полуденный ветер быстро разметал по площади. -"Сейчас, постой так пока и ничего не делай, я всё улажу", - она спокойно смотрела на экзистенциалиста, своими глазами цвета кофе с молоком, зрачки её на этот раз напоминали сердечки. Белая дама отвернулась от Перса, и медленной, хищной походкой, подошла к Импровизатору. Обошла того по кругу, закрыла глаза и потянула воздух ноздрями. -"Ты знаешь кто я, ты боишься, твой адреналин выдаёт тебя, не хватайся за перо, всё равно не успеешь, я забираю этого персонажа", - Невеста Абсурда произнесла это тихим голосом, с каким-то отрешением, казалось всё происходящее её мало заботит, дама как бы находилась здесь и ещё где-то, одновременно. -"На каком основании?" - Зло поинтересовался убийца. -"Да, извините, но вы не имеете права вмешиваться, возразил секундант. -"Этот бенифактор мне должен, я вложила в него много денег, он обязался написать для меня медовый месяц, я Невеста." Она извлекла из-за пояса свиток бумаги, развернула, и предъявила секунданту с Импровизатором, - "Вот долговая расписка." ЧёИмп пробежал текст глазами, внизу стояла подпись, - Чёрный Прозаик. Белые глаза литературного бретёра ещё более побелели от гнева. Чёрный понял что над ним издеваются. Это было не просто очень быстро, это было молниеносно, киллер выхватил из пояса другую ручку и стал писать в блокноте. Паук бросился на Рюмочника. Но Невеста просто появилась около кокона с другом прозаика в нём, и выхватив короткий меч, из-за спины, нашинковала монстра мелкими дольками, затем, перерезала паутину, на которой болтался Рю. Саксофонист стал высвобождать того из пут. И тут же белая молния метнулась обратно к Чёрному дуэлянту. Дорогу ей преградил огромный крысоскорпион, и он был вмиг уничтожен. Невеста, без размаха, нанесла удар в шею Чё Импровизатора, но в последний момент, её клинок замер, как будто наткнувшись в невидимую преграду. По шее прозаика убийцы заструилась тонкая, красная дорожка. Всем стало понятно, что это Невеста остановила свой клинок, а не Импровизатор его блокировал. Смотря в бесцветные глаза Импровиза убийцы, белая женщина, ровным, спокойным голосом, произнесла, - "Месяц, потом он твой." Чё Импровиз кивнул. Невеста Абсурда плавным, незаметным движением спрятала оружие в ножны, и отвернувшись от наёмника, грациозной, хищной походкой, направилась к Персу.

Толпа была недовольна, ведь ставки были сделаны, а никого не убили. Рюмочник поставил перед зеваками ящик водки, ропот тут же стих. Импровизатор убийца подошёл к женщине, и тихим голосом сообщил, - "Передай ему, что я его перепишу насмерть." Белая улыбнулась в ответ, - "Приходи, ночью приходи, в полной темноте, крадись очень тихо, подожди пока мы начнём заниматься сексом, и напади во время нашего оргазма, может так, он не убьёт тебя сразу, с первого слова." -"Он так уверен в себе? - Усмехнулся наёмник. -"Нет Импровизатор, он уже убил тебя, просто ты об этом ещё не знаешь", - пояснила Невеста, глядя в пустые глаза киллера. -"Хронопроза???" -"Он овладел этим???" - Нервно выкрикнул бретёр. Женщина в белом похлопала того по плечу, и еле слышно добавила, - "Да, а ещё, безупречное, внешнее, литературное намерение тотальной творческой свободы." Убийца прозаиков побледнел, но собрался, и выкрикнул, - "Через месяц, все слышали?" Толпа испуганно закивала.

Саксофонист, Перс и Невеста Абсурда шагали по окраине Города. -"Куда мы идём?" - Уточнил прозаик. Дама в белом ответила, - "К Колодцу, ОН, хочет вас видеть...., обоих." -"Кто он?" - Удивился музыкант. -"Ваш папа, Чёрный Прозаик", - засмеялась она. Дома закончились и они вышли к Очистным Сооружениям, где в огромных отстойниках, отстаивалось экзистенциальное состояние Города.

Невеста придержала Перса, давая понять, что у неё есть для того личное сообщение.

-"Ему непросто сейчас, потому Кроль Абсурда и приставил меня к нему." -"Помимо той литературно-экзистенциальной войны, которую Чёрному Прозаику приходится вести здесь, в Городе, то есть его внешней борьбы, для Мастера существует ещё один фронт, фронт войны внутренней, и тот сейчас опаснее для него в разы." -"Что это за внутренняя война?" - Спросил насторожившись серый прозаик, - "Личная война за индивидуальную серость?" -"Нет", - Ответила женщина во всём белом, - "Эта его война, на сегодняшний день опаснее всех прочих его стычек, схваток и конфликтов, в которые он уже втянут тут, в самом теле этого Города, Города Всех Брошенных Городов." -"Эта его внутренняя война, происходящая на никому не видимых полях сражений, война за экзистенциальную позицию, за принцип себя, за то, кем ты станешь в итоге, в Горизонте Событий диктуемом самой Бесконечностью." -"По сути это война с самим собой." -"Чёрный Прозаик сражается на внутрефактурном фронте со своей левосторонней составляющей, с той частью себя самого, которая присутствует и в тебе и во мне и в каждом, любом персонаже." -"Во мне эта война уже завершена, в тебе, ещё не начиналась, а в нём, в Чё Прозаике, происходит здесь и сейчас." -"Он такой измождённый, в последнее время." -"И всё равно находит в себе силы помогать другим, тем, кого ценит." -"Вот и тебе помог, чтобы негодяи не сумели обернуть тебя насильно в литератора-некроманта, прозаика-убийцу, интеллектуального киллера, на службе у Вау Стрит и Бени Фактора в частности." -"Чёрный Проз ведёт войну сейчас с тем своим образом, который был изначально задуман для него, но так и не был до конца воплощён его прародителем, Сказочником На, тем образом, который был насильственно навязан ему, его творцом-демиургом и литературным космократором, но нынешний вариант которого, отпочковался от изначальной конструкции-матрицы, за счёт воли и безупречного, внешнего намерения самого Мастера." -"Потому, на сегодняшний день, мы имеем налицо две отдельные сути, одного и того же персонажа, и тот и другой есть Чёрный Прозаик, только его Другой, левая его сторона, Линга Шарира , как и было задумано изначально На Сказочником состоит на службе у Нулевого Параграфа, тот Чёрный Прозаик которого знаешь ты, не служит никому, вернее он служит только своей внутренней фактуре, которая может, по сути своей, диктуемой индивидуальными свойствами и качествами, служить только одной хозяйке, Бесконечности." -"По сути он служит сам себе, так как развитая внутренняя фактура любого отдельного персонажа созвучна, сопричастна, единофактурна с сутью самой Бесконечности, они подобны друг другу, а подобное всегда к подобному, да ты понял уже, что я тебе букварь-то рассказываю", - Невеста улыбнулась. -"Эта война, что так опасна?" - Уточнил Перс. -"Конечно", - отозвалась она. -"Тот, кто будет переписан своим Другим, в итоге станет Иным, подчинив всего себя Тому." -"Если Чёрному Прозаику в свою очередь удастся переписать свою левую суть, он сумеет тем самым подчинить её себе, своим принципам, намерениям, воле, внутренней фактуре наконец." -"Внутренняя фактура у них как бы одна на двоих, если Левый перепишет Чё Прозаика, того Чё, которого знаем ты и я, то их общая внутренняя фактура заснёт для обоих." -"Заснёт потому, что Чёрный Левый не заинтересован в том, чтобы она влияла на его поступки, он не желает быть сопричастным посредством её, к параметрам и обстоятельствам Бесконечности." -"Дело в том, что сопричастность параметрам Бесконечности сейчас, неуклонно гарантирует сопричастность параметрам тотальной свободы в будущем." -"Но для этого необходимо очень сильно потрудиться, причём долгое время." -"А не развитая левосторонняя составляющая любого персонажа не желает ждать, она хочет всё прямо сейчас и здесь, то, что она в итоге получит, однозначно не будет той тотальной свободой, которую гарантирует сопричастность с Бесконечностью." -"Это будет некая урезанная версия ТОЙ." -"Но для персонажа с неразвитой интуицией, она покажется именно свободой тотальной." -"Вот на этом моменте, на этой ноте, ломаются многие из тех, кто становится на ТРОПУ." -"Им просто никто не успевает объяснить, что истинное качество и достоинство истинного бойца, это умение ждать, и непреклонно, ни смотря ни на что, гнуть своё намерение." -"Дело в том, что оказавшись в параметрах Лево, слабо подготовленное осознание-восприятие персонажа, подвергается очень сильному соблазну, или здесь и сейчас, но вариант урезанный, или в будущем, через невероятный труд, вариант абсолютный." -"И ещё, нет смысла обвинять персонажей в том, что они сдаются, подчиняются иллюзии." -"Во первых, та свобода, которая предлагается здесь и сейчас, по сравнению с короткой жизнью персонажа и правда выглядит грандиозно, но всё равно это обман, второе, сама природа малоподготовленных персонажей склонна к тому, чтобы позволять, периодически, своей точке сборки сваливаться, в параметрах индивидуального энергетического тела, вниз, в зону оборотничества и колдовства, потому что та свобода, которую гарантируют эти параметры, выглядит всё-таки слишком заманчиво и привлекательно." Невеста улыбнулась. -"Чёрный перепишет свою вторую ипостась, я уверена, но на это понадобится время." -"Он уже почти свободен, остался один шаг." -"Но самый сложный."

-"Скажи мне, а Чёрный Прозаик, наш Чёрный Прозаик, он кто, бенифактор, мультибенифактор, или уже ещё кто-то?" -"Он ещё кто-то, уже", - ответила Невеста. -"И что это за необычные обстоятельства себя", - переспросил прозаик серой повседневности. -"Это Прозаик-Сталкер, фактор влияния с плавающей запятой, это ещё не Демиург-Космократор от литературы, но уже где-то рядом", - ответила собеседница. -"Что есть запятая, плавающая запятая?" -"Плавающая точка сборки даёт сталкеру, или кому-либо из неочевидников, свободу формирования Горизонта Событий нашей реальности, точка сборки с плавающей запятой, даёт возможность формировать Горизонты Событий, не только нашего мира, но и всех тех миров, с которыми соприкасается Теург." -"Пойдём, он ждёт, на сегодня хватит вопросов."

Посетители Колодца начали спускаться вниз, по винтовой лестнице. Казалось лестнице этой не было конца, в какой-то момент серый прозаик отвлёкся от происходящего, и когда, через мгновение, овладел вновь картиной происходящего, у начинающего бенифактора сложилось твёрдое ощущение того, что они уже поднимаются, а не спускаются. И вот, когда посетители Колодца спустились на самое дно, или поднялись на самый верх, спускаясь вниз, перед ними возникла дверь. Невеста Абсурда стукнула в неё три раза, и ещё два, через паузу. Дверь отворилась, на пороге стоял хозяин Колодца, Чёрный Прозаик. -"Проходите, присаживайтесь к столу", - дружелюбно предложил он. -"Сон Разума, тащи стаканы, водку, и посмотри, что у нас там имеется в холодильнике", - крикнул мужчина ещё кому-то. Из полутёмной глубины помещения, вышел самый настоящий монстр, или чудовище, как кому больше нравится. -"Сон Разума, мой напарник", - представил Чё, своего товарища. Сон ухмыльнулся. Когда все, сидя за столом, после третий рюмки, расслабились и освоились, ЧёПр произнёс, - "Сон, открой окна, пусть гости насладятся пейзажем." Чудовище, рождённое сном разума, дёрнуло за рычаг, какого-то приводного механизма, и по периметру круглого зала, отварились узкие как бойницы окна. Перс увидел уходящие до горизонта черепичные крыши Города. -"Никогда такого не видел, просто океан крыш." - вслух изумился серый прозаик. -"Плюс один.....", - серьёзно глядя на Невесту, произнёс хозяин Колодца. Саксофонист хмуро выпил водки, и нервно бросив взгляд наружу, зло прошептал, - "Опять кладбище, оно что, больше Вселенной, или Вселенная это и есть Кладбище....." -"Минус один, соответственно", - кивнула женщина в белом. -"Скучаешь по ней?" - Чё смотрел на музыканта. -"Да...., папочка.....", - опять накатив водки ответил тот. -"Не злись, ты можешь попытаться её вернуть, если тебе удастся сыграть мелодию вашей раненной судьбы, на кладбище ваших сгоревших надежд." -"Иди, ищи свою мелодию, там небезопасно, поэтому с тобой пойдёт Сон Разума, он не будет тебя отвлекать, он будет тебя охранять, охранять от ошибок, от безысходности, отчаяния и тоски." -"Все те, кого ты перечислил, могут меня загрызть, там?" - Кивнул в сторону окна повелитель городских мелодий. -"Там...., могут", - абсолютно серьёзно пояснил Чёрный Проз. -"Давай, На Коня, и попёрли, - игриво предложило чудовище. Выпив водки, музыкант потянулся за футляром с инструментом. -"Нет", - остановил его хозяин Колодца. -"Возьми этот." Чё протянул музыканту саксофон кардинально чёрного цвета. Тот ахнул, как профессионал он сразу оценил инструмент. Монстр распахнул окно, и скинул вниз верёвочную лестницу. -"Ну а мы с тобою Перс, начнем готовиться к твоей экзистенциальной дуэли. -"И что, саксофонист будет все тридцать дней бродить по кладбищу?" -"Там, в мире за окном Колодца, пройдёт три часа," - последовал ответ.

И начались изнурительные тренировки. Наставник заставлял Перса читать толстенные книги, в пыльных переплётах, наращивая его интеллектуальную мощь. Импровизировать на самые необычные темы так, чтобы острое слово и глубокая мысль катились впереди его пера. Анализировать, сопоставлять и рассуждать, формируя аналитические статьи, и развивая в себе склонность к мультианалитике. Писать острые, ироничные, злые, убийственные миниатюры. Учил Перса формировать и обосновывать доводами разума, философские, умозрительные, мировоззренческие модели восприятия структуры мира, развивая в ученике глубокомыслие, последовательность и умение доводить до совершенства конструкции осознания фундаментальных законов реальности на уровне доктринальности. А так же преподавал ученику практическое владение боевым пером. Чёрный раскладывал перед учеником на столе боевые ручки, которые, каждая, имели имена собственные, как то: - Чёрная Мамба, Гадюка, Аспид, Гремучка, Эфа, Гюрза. И убеждал того в том, что ему необходимо, быстро, рефлекторно, не думая схватить любую из них на выбор, перебив безупречное намерение-убеждение наставника, в том, что это не ручки, а реальные, ядовитые змеи. Помимо прочего, наставник развивал в ученике способность визуализировать свою прозу, делая её в сознании реципиента, абсолютной авторской реальностью. К концу месяца тренировок, гуру прозы, сообщил, что пора обозначить для этой конкретной дуэли, боевой маркер осведомлённости о превосходстве, о власти над противником, некий маяк-индикатор, литературный репер. Этого приёма Чё Импровизатор не знал, и это был реальный козырь в рукаве.

-"Назовём его условно, - "Розовая Шляпа"." -"Если на голове противника ты увидишь розовую шляпу, и самое важное, если её увидят все присутствующие, кроме твоего врага, будь уверен, он в твоей власти." -"Удачи Перс, всё что я способен был тебе передать, за этот короткий срок, я передал", - ЧёПр умолк.






 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 18.06.2019 Сергей Зуев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2577832

Рубрика произведения: Проза -> Другое



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1