Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Как над тайгой моей курлычут журавли…


Как над тайгой моей курлычут журавли…
Друзья!
Издавна на Руси и за границей многие люди слушали птичье пение! Разных птах: и соловья, и канарейку, и скворца, и снегиря!
«Те, кому соловьи были не по карману, покупали малиновок, соек, славок, пеночек, крапивников, варакушек, коноплянок, щеглов, чижей. Последние были самыми распространенными комнатными птицами в России в XIX веке — девять десятых клеток были заняты чижиками. Они ценились одинокими бедными горожанами за постоянно бодрое, веселое поведение, за общительность, за задорную песню, не смолкавшую целый день и почти круглый год. И за долгожительство в неволе — при правильном уходе чижи радовали своих хозяев в течение 10–12 лет».
А что сегодня!?
У меня есть несколько компакт-дисков с голосами десятков, если не сотен лесных, луговых, озерных, степных пернатых обитателей, записанных непосредственно в природе. Иногда слушаю! Но, конечно, компьютерный звук не сравнится с трелями живого певца, украшенными шумами леса, воды, хорами других птиц.
В начале этого лета , вблизи протоки Сырой Аган, опять наслаждался мелодичным кукованием обыкновенной кукушки, насчитавшей мне еще лет пятнадцать жизни! Глухая кукушка с ее звучным и томным «ту-ту-ту» тоже раз радовала меня в наших островных лесах Юганского Междуречья!
Люблю над тихой ночной Обью протяжное и загадочное пение кулика-мородунки. Эти милые птички отовсюду подают свои голоса всю красочную северную белую ночь, не давая уснуть рыбакам.
А как тоненько и красиво посвистывает на речной отмели зуек! А рядом в черемухо-березово-осиновых зарослях неумолчно распевает, весь в малиновом наряде, самец чечевицы. Подальше, на опушке заливается белогрудая славка!

Большое отступление.
…Ученик 3 «а» класса Алчин Саша написал и опубликовал в Сети реферат «Священные птицы земли Югорской». Даю его читателям «Избы-читальни» почти без сокращений:
«Я живу в необыкновенном крае, название которого звучит очень красиво – Югра. Край, где много голубой воды, зелёных лесов. Край, где проживают люди с очень интересными обычаями - ханты-манси. Каждая травинка, каждое животное имеют для них особое значение. А раз я живу в этом краю, то я должен знать историю своего народа. Ведь если человек не знает своих корней, то он не имеет и своего будущего.
Вот почему я решил написать реферат по краеведению. Так как эти вопросы всегда остаются актуальными для каждого жителя Югры.
А теперь я расскажу о нашем крае и какую роль в жизни Югры играют птицы.
Наш край - Ханты Мансийский автономный округ – часть России. Древнее название этого края – Югра, который богат разнообразием мира животных и растениями, недрами. Коренные жители этого края ханты и манси. Особую роль в их жизни играли птицы. Птичье царство Югры разнообразно. Все птицы делятся на несколько видов. Это перелётные, зимующие, дневные, ночные, промысловые, водоплавающие, певчие, тетеревиные, священные.
Мясо птицы становилось особенно ценным продуктом весной, когда затруднялась добыча зверя и рыбы. Другим продуктом, получаемым от птиц, являлись пух и перо со своими неизменимыми свойствами. Перо из крыльев и хвоста служило в качестве стабилизаторов для стрел. В быту использовались также шкурки с перьями (для одежды и шапочек) и выделанная кожа ног (изготовление женских мешков для рукоделия и др.) Находили постоянное применение клювы: прямые и острые гагар (наконечники для стрел), других водоплавающих (детские игрушки). Часть крыльев с первостепенными маховыми перьями применялись как веники, хвостовые – как украшения. Дым сжигаемых перьев использовался в различных ритуалах. Практическую выгоду извлекали манси и ханты от голосов птиц во время своего пребывания в лесу: по их пению обнаруживали дичь, определяли приближение опасности. Образ птиц находил свое отражение в бытовых предметах в виде украшений. Его использовали в «печатях», которыми, заменяли родовые подписи на документах. Основы формы птиц и их звуков стали основой для создания некоторых музыкальных инструментов.
Свое место занимали птицы в духовной и культурной жизни северных народов. В религии им, как быстро перемещавшимся существам, отводилась роль связующего звена между небесным божеством Торумом и людьми. Их образы (гусь, журавль) использовались в религиозных культах. Птицы постоянно упоминались в родовых легендах, сказаниях.
Таким образом, мне захотелось узнать о священных птицах.
Почему ханты и манси считают некоторых птиц священными?
Каких птиц называют священными.
Когда-то давно помощниками предков хантов в их нелегкой охотничьей жизни были не духи, а сами животные: звери и птицы или фигурки этих животных. К тому же далекому периоду относят тотемистические представления, предполагающие веру в родство той или иной группы кровных родственников (рода) с каким-либо животным. Возникает запрет убивать и есть это животное, формируются различные варианты его почитания или даже культ. В различных местах проживания наблюдались отдельные формы почитания некоторых зверей, птиц и рыб. Мифическими фигурками служили и некоторые птицы. Ханты и манси до сих пор совершают празднества, семейные обряды для некоторых из этих птиц. К таким птицам относятся журавль, ворона, ворон, трясогузка, лебедь и гагара. Этих птиц называют священными.
Птицы – предки манси, чтимые как их родоначальники. Это речная чайка (халей), коршун, черный ворон, желтая трясогузка, лебедь, журавль.
Рассмотрим некоторые из них.
Голос хорошей птицы за семь болот и озер слышен
(журавль) –загадка.
О журавлях сложено много песен. Любят их люди всей земли, они очень красивы, стройны, у них длинные ноги, большой клюв, красивая шея. Журавль и журавушка живут всю жизнь вместе и не расстаются до смерти. Гнезда они строят на земле, кормятся на болоте. У этих птиц своя особенность: они прекрасно танцуют. Особенно красив их свадебный танец. Редчайшие птицы планеты стерхи – белые журавли. Они поистине грациозны, на голове у них венценосная корона. Журавль - птица редкая. И поет он редко, по рассказам хантов и манси, только под конец жизни. В журавлиной песне заповедь жизни. Услышав журавлиную песню, каждый из нас должен остановиться, замереть и в глубокой тишине поразмышлять о своем жизненном пути. Журавль – священная птица. Ханты и манси ее очень любят. Заслышав журавлиные крики, эти люди садятся и отдыхают. Манси, например, свой любимый музыкальный инструмент арфу - топыг называют журавлем.
Стихотворение П. Бахлыкова «Журавушки»
Люблю весеннего разлива синеву.
Крик чаек белых, догоняющих волну,
Восходы ранние, лучистый свет зари
Как над тайгой моей курлычут журавли.
Журавушки, журавушки, пропойте песню вольную
Про озера синие, про тайгу зеленую.
Луч брызнет весело и ярко на крылья
И песня – эхом уж в твоем окне.
Должны мы вместе в ту пору у реки
И плыть в мечтах, парить над берегом Оби.
Как я хочу увидеть смех в твоих глазах
И трепет утреннего солнца на губах,
Оставить в памяти до будущей зари
Блеск синих глаз и все, что пели журавли.
Журавушки, журавушки пропойте песню вольную
Про озера синие, про тайгу зеленую.
Ещё недавно белый журавль – стерх был обычен за полярным кругом. Это крупная, красивая и редкая птица, которая строит свои гнезда, выводит птенцов вдали от людей, в соседстве с бесчисленными куликами, гагарами, дикими гусями и утками, чайками и поморниками. Внешность белого журавля крайне примечательна. Это самая большая птица из гнездящихся на Севере. Стерх ростом почти с человека. У него снежно-белая окраска оперения, красные ноги, клюв и черные концы крыльев. Увидев его раз, уже никогда незабудешь.
Они предпочитают растительные корма, при случае не отказываются от насекомых, моллюсков и мелких грызунов. В природе у стерха нет врагов.
Они великолепно исполняют «танцы» - это высокие прыжки с развёрнутыми крыльями,
Они великолепно исполняют «танцы» - это высокие прыжки с развёрнутыми крыльями, пробежки «восьмёркой» и повороты. «Танцы» исполняются одиночной птицей и парой. Голосовой «дуэт» стерхов – очень мелодичен и короткий крик: «Ли-а-а-а…ли-а-а-а», который слышен в хорошую погоду за м.
Для народов Севера это особая птица. С ней связаны легенды, поверья и обычаи. Ей посвящали свои произведения многие северные поэты и писатели. Один из них Ю. Шесталов, написавший поэму «Клич журавля».
Утренняя песнь стерха (отрывок из поэмы):
Я родился
Здесь
Мир передо мной весь
Я еще мал-
Гном.
Но буду летать
В нём.
Что там внизу?
Низ!
Что там наверху?
Верх!
Пробую петь-
Писк.
Кто я такой?
Стерх.
Я – стерх,
Я– журавль,
Священная птица.
Я – плачу –
Внимают мне все колдуны,
Я плачу – шаманю,
Священные мысли
И мудрое слово
В мой плач вплетены.
Почти для всех северных народов убить стерха считалось грехом и предвещало несчастье.
В настоящее время стерхи не столько перебиты на перелёте и в зимовках, сколько они стали жертвой разрушения тундры. Число их резко сократилось после бурного освоения тундры.
С 1982 ведутся стационарные научные исследования и в рамках международного сотрудничества учёными и специалистами выполняется работа по изучению экологии и восстановлению численности. Стерхи — уникальный представитель мировой фауны — заслуживает особого внимания и подлежит охране во всех местах обитания. Практикуется вольерное разведение стерхов в питомнике.
Гагара.
На юге и на севере
Печаль снега посеяли:
В воде – слезой горючею,
В лесах – пургой горючею…
Поджарою гагарою
Боль в сердце будит старую…
Гагарообразные- отряд водных птиц. Крупные птицы величиной с утку или гуся (длина тела 66—95 см), прекрасно приспособленные к плаванию и нырянию, оперение плотное, густое. Клюв у гагар острый, довольно длинный, прямой. Крылья короткие и узкие. Тело длинное, вальковатое, ноги отнесены довольно далеко назад, цевки сжаты с боков. По этой причине гагары не могут ходить по земле: чтобы добраться до гнезда, устроенного на самом берегу водоёма, передвигаются ползком. Три передних пальца соединены перепонкой.
Под водой могут оставаться до двух минут, преодолевая при этом до 300 м. Взлетают только с поверхности воды, при чём прежде чем взлететь, птица некоторое время разбегается по поверхности воды, при посадке скользит по ней. Полёт довольно быстрый, но маломанёвренный. Прилетает в мае, отлетает в сентябре — первой половине октября. Перелётные птицы, зимуют у побережий южных морей. Голос очень громкий и разнообразный, состоит из криков, вскриков, пронзительных воплей и стонов. В регионе повсеместно гнездятся два вида.
«Краснозобая гагара— самая мелкая из гагар. Единственная, из гагар, умеющая взлетать почти без разбега, что позволяет ей гнездиться на мелких озёрах. Обитает на материковых озёрах, старицах и протоках, в поймах речных долин, на больших сорах и заболоченных озёрах, а также встречается на небольших таёжных речках. Гнёзда строит в непосредственной близости от воды. В кладке 2 яйца. Питается мелкой рыбой и рачками, изредка — водными растениями. Немногочисленна, а на большей части территории округа, достаточно редкий вид. Нуждается в дополнительных мерах охраны.»
«Чернозобая гагара в последние годы стала более редким видом, чем краснозобая гагара. По величине немного больше краснозобой гагары (вес 2200—3800 г). Голова и шея светло-серые, горло и передняя часть шеи-чёрные с пурпурным или зеленоватым металлическим отливом. Клюв прямой, тёмный. Поскольку для взлёта ей необходим длинный разбег по воде, избегает очень мелких озёр. Наиболее многочисленна в пойме р. Обь. В кладке 2 яйца. Основу питания составляют мелкая рыба, рачки, иногда — водные растения. С учётом низкой численности, вид нуждается в осуществлении дополнительных мер по охране птиц и их местообитаний. В северные районы возможен залёт (наблюдались по Оби у Берёзово) белоклювой, или полярной гагары, занесённой в Красную книгу РФ. Она почти вдвое крупнее чернозобой Г., отличается крепким белым клювом с оттенком слоновой кости, чёрным цветом головы и шеи и голубоватыми ногами.»
Голос гагары похож на плач, поэтому о гагаре говорят, что она не поет, а стонет. По мансийски эту птицу зовут «лули», а по–русски – гагарой.
«…Ночь. Тишина. И вдруг в этой мертвой тишине раздается стон гагары. Вспугнутая всплеском лодки она бросается с кочки в воду. Стоит завыть одной, как закричит другая. Мгновение – и вот весь лес стонет диким голосом, озера стонут…В такие минуты людей охватывает страх. Человек тут же бросает в воду монеты или обрывает с одежды пуговицу, ниточку или шерстинку, бросает в воду, этим самым показывая духам внимание…». Ю. Шесталов
Ханты и манси эту птицу не любят, но поклоняются ей. Они считаю, что своим жалобным, стонущим криком она навлекает на них несчастье и беды. И в то же время они считают, что именно гагара создала землю, на которой они живут. Так звучит легенда.
«Давным-давно, когда ещё не было земли, было только водное пространство, все задумались над тем, что нужно создать острова, леса и горы. Обратились люди к гагаре, попросили ее помочь достать со дна морского немножечко земли. Гагара – прекрасная пловчиха, а ныряет она глубже и лучше всех птиц. Согласилась она помочь людям. Несколько раз пришлось нырять гагаре, прежде чем она смогла принести в своем клюве немного земли. Работала она очень долго. На этом месте вырос небольшой островок. Люди обрадовались, расцеловали гагару. А на месте этих поцелуев образовались на ее перьях красивые полоски – следы человеческих губ. Многие птицы стали жить и гнездиться на этом острове, но гагара осталась верна водной стихии. До сих пор гагару можно увидеть на озерах»
Вначале было только лишь море, земли не было вовсе. Земля, может, и была где-то под водой, но даже Торум (бог) об этом не знал.
Татых (Гагара) и Люли (Кулик) стали доставать землю, нырять в воду. Татых ныряла 3 раза, и не могла достать, Люли 2 раза нырнул – ничего, в третий раз принес полный клюв песку. От этого песку и стала земля. Но вначале земля всё время вертелась, плавая в воде, жить на ней никому было невозможно. Нуми Торум (Верхний бог) бросил на землю свой пояс с пуговицами. Пояс упав на Землю, придавил её своей тяжестью, и она перестала вертеться. Там где упал Пояс, теперь Урал.
Гагарой или гагаркой манси называют свой музыкальный инструмент – тырвитап. Им пользуются на всех праздниках, на мансийских свадьбах.
Ворон.
Черный ворон - мудрая и гордая птица. Он не случайно во всех сказках и древних сказках летает за мертвой и живой водой. Живет эта птица очень долго – 120 лет. Ворон не любит, гнездится рядом с человеком, поэтому он улетает далеко - далеко в болото. Живут они парами. В отличии от ворон их никогда не встретишь большими стаями. Ханты никогда не убивают ворона. Они считают, что убив эту птицу, тут же налетят все духи, которые принесут им несчастья и беды. Наш земляк Андрей Тарханов написал стихотворение о этой птице «Черный ворон»:
1. Если бор кедровый дик,
Если он забыт и темен,
То сюда, как мрачный стих,
Прилетает черный ворон.
2.Он вещает, он кричит,
Он кому-то угрожает,
О грядущих бедах мнит,
Ой, как много ворон знает!
3. В чаще, где глухарка спит,
Он загадочно и глухо
Начинает свой обряд,
Как сварливая старуха.
4. Крон~нн-н! - несется с высоты,
Как удар, как заклинанье,
И предчувствием беды
Наполняется сознанье.
5. Но когда костер зари
За рекой заполыхает,
Ворон вздрагивает и...
Почему-то умолкает.
Ворон (Corvus corax), птица семейства врановых, самый крупный его представитель, длина тела 60—65 см, вес — 800—1500 г, самцы крупнее самок. Окраска однотонно чёрная с металлическим синим или фиолетовым отливом. Клюв острый, сильный. Осторожная птица, хорошо летает и свободно передвигается по земле. Оседлый вид, зимой совершает небольшие кочёвки, приближается к жилью человека и к местам, где может найти пищу. Гнездится на отдельных деревьях, по поймам рек, в глубь больших лесных массивов не проникает. В феврале ворон и ворониха затевают воздушные игры, а в конце марта, ещё до окончания зимы, в гнезде появляются первые яйца. В округе распространён, повсюду, но местами редок. Моногам. В кладке от 3 до 7, чаще 4—6 яиц, насиживание продолжается 19—21 день. Ворон — всеядная птица, главное место в питании занимает падаль и в этом отношении Ворон является птицей-санитаром. Поедает также насекомоядных, млекопитающих, грызунов, птиц, их яйца и птенцов, беспозвоночных животных (насекомые, моллюски), орехи, а также ягоды. Ворон обладает большим диапазоном различных мелодичных звуков. Одна из немногих птиц, сдерживающих рост численности серой вороны. В честь этой птицы ежегодно проводится праздник под названием «Вороний день»
Праздник в честь серой вестницы весны.
«Там был праздник в полном разгаре:
женщины были разряжены в лучшие яркие платья,
в каждом окне светился весёлый огонёк,
в каждой избе было видно движение, и бедная маленькая
деревушка этой пустынной страны словно вспыхивала,
горела каким – то счастьем». К. Носилов.
Урин - эква хотал - изначально праздновался в день прилета ворон. Позднее он стал отмечаться 7 апреля на Благовещение, что связано с христианизацией нашего края. Прилет вороны у обских угров связывался с приходом весны и тепла. Именно эти птицы первыми прилетают, начинают вить гнезда, громко каркают, как бы пробуждая природу.
На Вороньем празднике кто-то из взрослых обязательно рассказывает легенду о вороне.
-Говорят, давным-давно ворона белой была. И жила она с людьми в чуме. Но вот наступили трудные времена. Людям не то, что живность накормить - самим есть нечего стало. И отправилась ворона на поиски пищи. Недолго она кружила, увидела падаль, наклевалась вдоволь, повернула обратно. Встретили ее люди и глазам не поверили: улетела птица белая, а вернулась черная. А когда узнали, что наелась она падали, выгнали прочь из чума. Потому что, как бы ты ни бедствовал, а до низости такой опускаться нельзя. Прогнали люди ворону, а она все равно к ним возвращается с первыми весенними ветрами. И они, как ни сердятся на изгнанницу, а рады ей. Ведь ворона - первая вестница весны на Севере. И ещё, наверное, потому, что помнят люди те давние времена, когда все жили в мире и благополучии, а ворона была белой птицей.
В мансийских преданиях вороны выступают покровительницами женщин и детей
Мокрый цап (стружки из мягкой древесины, которые насыпались в детскую люльку) обычно складывался в одно место на окраине селения под пеньком.
И ворона, прилетев с юга, в холодные дни садилась на эту кучку преющего цапа и грела свои лапки. А когда улетает ворона в тёплые края, то на прощание пролетает над селением и приговаривает: "Пусть больше появляется на свет мальчиков, пусть больше появляется на свет девочек. Когда я вернусь сюда весной, будет, где мне лапки свои погреть". Старые люди говорят, что ворона - хорошая птица, она радуется рождению детей.
Праздник начинается с традиционного окуривания гостей чагой и угощения клюквой. Как верят манси, этот ритуал приносит здоровье, удачу и счастье.
Один из священных ритуалов - обряд поклонения духу Огня. Пожилая женщина, снимая платок с головы маленькой девочки, бросает его в огонь, поднося таким образом подарок духу Огня. Девочке же она повязывает новый платок, символизируя тем самым связь поколений.
Неотъемлемая часть праздника - обряд, во время которого всем гостям предлагается повязать цветную ленточку на ветку берёзки. Одаривая берёзку (священное дерево) ханты и манси просят об исполнении желаний бога Торума. Напоследок гостям предлагаются традиционные угощения - горячая уха, жареная рыба. В этом празднике принимает активное участие и моя бабушка Нина Ивановна Алчина.
Глухарь.
Глухарь - самый крупный в округе представитель отряда курообразных, семейства тетеревиных. Вес самцов от 3,5до 6,5 кг, самок - от 1,7 до2,3кг, длина тела до 85 см. Самец, в отличие от серой с пестринами самки, почти весь чёрный с зеленым металлическим отливам, голова, шея, спина и бока тела серовато с мелким тёмным струйчатым рисунком. Обитает повсеместно. Типичная лесная птица. Токование происходит в начальный период размножения, пик которого совпадает с полным исчезновением снежного покрова. Места токов постоянны, некоторые из них известны на протяжении многих десятилетий. Во время токования ( в фазе «скиркания») Глухарь, обычно крайне чуткий, не слышит ничего (отсюда произошло его название). Гнездо устраивается на земле, в кладке 5—16 яиц желтовато – белого цвета с бурыми пестринами. Насиживание – 24дня. В первые дни для птенцов губительны похолодания. В 10-дневном возрасте они перепархивают, а в месячном хорошо летают. Численность в различных районах подвержена колебаниям, прослеживается тенденция к её снижению. В начале осени Г.,собираются стаи. У некоторых самцов наблюдается осенний ток и даже с брачным пением. В это же время происходит массовый вылет на гальку, которую птицы склёвывают для улучшения процесса пищеварения при поедании грубых растительных кормов. В зимний период Г. кочуют на небольшие расстояния и могут образовывать обособленные по половому признаку стаи. Относятся к ценным промысловым птицам и являются великолепным объектом любительской охоты. Нуждаются в безусловной охране как экзотический вид.
У манси есть сказка, про Глухаря,- которая называется «Глухариная голова».
« Живёт в таёжных местах Глухарь Важная птица – главная над зимующими в бору. Зоркие глаза, алые брови, сильный клюв. Могучие крылья, чёрные перья. С синим отливом, лохматые лапы! Вот какай в мансийском урмане Глухарь.
Зимой каждый вечер от стужи Солнце прячется в снег. И Глухарь, как солнце, прячется в снег. Засыпая, ёжась от холода, Глухарь думает: Последний раз так ночую. Завтра же срублю избушку. Что же я, летающий великан, сплю - почиваю в снегу!? Наутро вылетит Глухарь из сугроба. Отряхнётся. Взлетит на ветвь. Оглядится кругом. Подставит солнечным лучам один бок, потом другой. И забудет своё обещание. Зимний день короток, а дел много.
С утра Глухарь душистой хвоей зоб набьет, после обеда березовыми почками лакомится. К тому же свою вотчину владения надо облететь? Надо! А к соседу наведаться и к соседке? У детей у внуков побывать?! Надо! И так всю жизнь. Зимой, ныряло вечерам в снег, решает Глухарь избушку себе ставить. Да так до сих пор не собрался.»
Глухариная голова!- говорят у нас в народе о человеке, который мечтает, обещает, много говорит, но слова не держит и задуманного не исполняет.
Мансийская сказка А. Коньковой « Глухарь величиной с оленя»:
«Прежде Глухарь был величиной с крупного оленя, тело его было белое, нежное. Крылья большие, сильные. Начнет подниматься глухарь, размахнет в стороны крылья, поломает сухие сучки, уронит гнезда зверушек и птиц. Поднимется глухарь в небо, затмит солнце, и спустится на землю темнота. Звери и птицы ищут пищу в темноте и найти не могут. Обижаются звери и птицы на глухаря, а он никого не замечает. Он любил, есть ягоду и кедровые шишки. От орехов его тело белело, становилось цвета ядер и покрывалось жиром. Кружатся над ним кедровки, стонут: Это ж до каких пор мы будем голодать? Опять глухарь все шишки с кедров снимает, все орехи поест, ни нам, ни белкам на зиму не оставит. Однажды собрались все звери и птицы, пошли к глухарю и стали просить его: - Глухарь нет в лесу больше и красивее тебя птицы, но когда поднимаешься в небо и опускаешься на землю, обижаешь нас.
- Сам знаю, что на наших борах нет птиц красивее меня. А вы мелочь. Вы совсем никто. А я хозяин боров и болот, как хочу, так и живу. И закатился в смехе глухарь.
Обиженные звери и птицы где стояли, тут и присели в слезах. Шла мимо них древняя умная бобриха и говорит:
- Вы что плачете, сырость разводите? Разве слезы кому помогали? Нет слов - глухарь большой и сильный, но у него одна сила, а вас много, и силы у вас много. Вы все вместе всесильны. Не давайте ему подняться в небо, пока не пообещает вам уменьшить себя.
Поднялись звери и птицы, поймали глухаря за перья и держат, не дают ему взлететь. Глухарь бился, бился, да и взмолился:
- Лесной народ, друзья мои, что вы от меня хотите?
-Мы хотим, чтобы ты уменьшил себя.
Глухарь рассердился, надул зоб больше луны, вцепился клювом в свое нежное тело, вырвал кусочек и бросил высоко в небо. Тот кусочек, падая на землю, превратился в белотелую куропатку. После от злости начал себя клевать и рвать, куски подбрасывать в небо. Хватала и проглатывала эти куски вся боровая дичь: рябчики, полюшки, пальники.
С тех давних пор глухарь стал таким, какой он есть сейчас. А вся боровая дичь у самых грудок сохранила кусочки глухариного белого тела, как память с тех давних времен.»
Изображение глухаря используется в народном творчестве. Глухарь - современник мамонта. Народные названия глухаря: лесной петух, таежный соловей. Мансийское название глухаря - «мансин». Изображение глухаря – охраняет сон, защищает женщин и детей». https://pandia.ru/
…Кем станет Саша Алчин!? Думаю, хорошим натуралистом и поэтом! Ведь общение с Божественной Природой осветляет нашу душу, делает мудрее и человечнее!
Вл.Назаров

***********************
«НЕЛЬЗЯ БЫЛО ДОСЫТА НАСЛУШАТЬСЯ»
Насколько высоко любители музыки ценили живые гаджеты

Во времена, когда к гаджетам можно было с натяжкой отнести лишь дорогостоящие музыкальные шкатулки, главным компактным источником приятных мелодий для всех слоев общества были певчие птицы. НО ЛУЧШИЕ ИЗ НИХ ПРЕДНАЗНАЧАЛИСЬ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ ЦАРСКОГО СЛУХА. С 17 АПРЕЛЯ 1738 ГОДА ПО УКАЗУ АННЫ ИОАННОВНЫ НА ЛОВЛЮ СОЛОВЬЕВ В ОКРЕСТНОСТЯХ ПЕТЕРБУРГА ВЫДАВАЛИСЬ ОСОБЫЕ РАЗРЕШЕНИЯ, А ПОЙМАННЫХ ПТИЦ ПОВЕЛЕВАЛОСЬ ПРОДАВАТЬ ТОЛЬКО ИМПЕРАТРИЦЕ. НО К УСЛУГАМ ЛЮБИТЕЛЕЙ ПТИЧЬЕГО ПЕНИЯ В ЛЕСАХ БЫЛО ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО РАЗНООБРАЗНЫХ ПТАХ. А КОГДА ИМ СТАЛО ГРОЗИТЬ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ, НА ПОМОЩЬ ПРИШЛИ РУССКИЕ КАНАРОВОДЫ.
«Не покупать под жестоким штрафом»
Страстная любовь императрицы Анны Иоанновны к пению соловьев привела к тому, что в окрестностях Петербурга за несколько лет ее правления их почти не осталось. И в апреле 1738 года Канцелярией от строений, на которой лежали заботы о поставке птиц для царских садов и покоев, был получен указ ее величества, запрещавший «частным людям соловьев ловить и продавать и покупать» в Петербурге и во всей Ингерманландии. Отныне этих птиц можно было ловить только для императрицы. Желавшие доставить соловьев ко двору должны были получить в Канцелярии от строений именной билет на их ловлю и дать подписку, что пойманных соловьев посторонним людям продавать не будут.
В документах Канцелярии сохранилась информация об «улове» 1739 года. Охотного ряда купец Иван Симонов наловил и продал Христиану Стерлиху, служившему «за инспектора» дворцовых садов и огородов, 50 соловьев по 30 коп. каждый. (В это время ученик главного садового мастера получал 18 руб. в год, а подмастерье — 90.)
После смерти Анны Иоанновны от соловьиного пения во дворце не отказались. Известно, что во время короткого царствия императора младенца Иоанна Антоновича в 1740 году изготовлялись «для взносу в комнаты Его Императорского Величества 12 клеток соловьиных, ореховых, украшенных резьбою, покрытых лаком и местами вызолоченных».
В июле 1741 года Христиан Стерлих доложил Канцелярии от строений:
«Содержатся на корму от той канцелярии соловьи, годовалые и покупные в сем году, в комнатах Его Величества и комнатах высочайшей фамилии: в первом огороде в клетке 50, при минажериях (специальные дома для птиц.— "История") или на птичном дворе 10, итого 65 соловьев, и что на корм им яйца муравьиные покупаются ныне неравными ценами, а в будущем сего года августе месяце оные яйца ценами превзойдут гораздо дороже».
Ежегодно более 600 соловьев отсылают в Лондон, где их дорогою продают ценою
Кроме того, на корм соловьям уходило два фунта говяжьей печени ежедневно. Стерлих предлагал оставить на зимовку 20 птиц, а остальных в августе выпустить на волю. Канцелярия с ним согласилась и приказала Стерлиху: «Оставить тебе, для взносу в комнату Его Императорского Величества, самых лучших и впредь надежных до 20». В этом приказе содержалось и любопытное рассуждение о том, почему не стоило ненужных птиц продавать:
«А достальных соловьев, хотя для наблюдения казенного интереса и надлежало бы употребить в продажу охочим людям, но понеже по силе именного и блаженные и вечнодостойные памяти ее императорского величия, апреля 17 дня 1738 г., указу повелено во всей Ингерманландии показанных соловьев никому не ловить и не продавать, и никому ж оных не покупать под жестоким штрафом, и ежели тех достальных соловьев продать охочим людям, то небессумнительно, чтоб те купцы под именем тех казенных покупных соловьев, купя у посторонних людей других, у себя не держали; ибо хотя те проданные казенные соловьи и все помрут, то те купцы, покупая соловьев на стороне в Ингерманландии и в С.-Петербурге, иметь у себя будут с такою оговоркою, яко те соловьи куплены ими от Канцелярии от строений, и из того б оной Канцелярии, по силе вышеозначенного именного указа, не последовало какого напрасного ответа, и для того тех достальных соловьев выпустить немедленно, дабы напрасно корму трачено на них не было».
Кроме соловьев, в 1741 году для царских садов были куплены и другие певчие птицы: 410 чижей по 27 копеек за десяток, 10 снегирей, на 35 копеек, 20 чижей по 50 копеек за десяток. Все они размещались в огромной общей клетке, покрывавшейся на зиму чехлом из «казенных парусников». Самые талантливые из этих певцов также удостаивались «взноса в царские покои».
«Ну, просто целовать надо птицу»
Спустя полвека ситуация с соловьями в окрестностях Петербурга улучшилась. В 1787 году в научно-популярных книжках, издававшихся Императорской Академией наук, в статье о соловьях сообщалось:
«Утверждают, что из Тироля ежегодно более 600 соловьев отсылают в Лондон, где их дорогою продают ценою; у нас же великое множество их привозят из Москвы и Тулы; да и около самого Петербурга водится их немало».
А спустя еще полвека стали ценится курские и бердичевские соловьи — за гения, умевшего вывести все 24 колена, покупатель мог выложить 2000 руб. В начале же XX столетия знатоки требовали киевских соловьев.
По наблюдениям птицеловов, прекрасные певцы водились там, где птица жила свободно, в большом количестве, была не пугана, долго не вылавливалась,— тогда взрослые талантливые соловьи успевали «поставить на хорошую песню» десяток молодых, а те спустя год обучали еще несколько десятков.
Птицеловам легче было добывать соловьев, вынимая их из гнезд, но дороже ценились августовские, подросшие птенцы, наслушавшиеся старших товарищей. Для таких соловьев «промышленники», воспитывавшие птиц на продажу, держали старого талантливого самца — у его клетки вешались клетки с молодняком для обучения.
Чем меньше оставалось в лесах певчих птиц, тем более изощренными становились способы их ловли Фото: Росинформ, Коммерсантъ
Иногда владельцы юных птиц, узнав, что в каком-то трактире есть отличный соловей, становились завсегдатаями этого заведения, принося с собой тайком в шляпе своего питомца. Пока шло долгое чаепитие, молодой соловей слушал трактирную «звезду». В Москве соловьями славился трактир Егорова в Охотном Ряду.
Пением соловьев «угощали» друзей и знакомых. Д. М. Погодин, сын известного историка, преподавателя Московского университета, вспоминал, как в детстве ежегодно помогал Н. В. Гоголю, часто гостившему у них, устраивать именинный обед на свежем воздухе:
«Сад был у нас громадный, на 10 000 квадратных сажень, и весной сюда постоянно прилетал соловей. Но для меня собственно вопрос состоял в том: будет ли он петь именно за обедом, а пел он большею частью рано утром или поздно вечером. Я с детских лет имел страсть ко всякого рода певчим птицам, и у меня постоянно водились добрые соловьи. В данном случае я пускался на хитрость: над обоими концами стола, ловко укрыв ветвями, вешал по клетке с соловьем. Под стук тарелок, лязг ножей и громкие разговоры мои птицы оживали: один свистнет, другой откликнется, и начинается дробь и дудка. Гости восхищались: "Экая благодать у тебя, Михаил Петрович, умирать не надо. Запах лип, соловьи, вода в виду, благодать, да и только!"».
Кто-то любил дневных соловьев, кто-то предпочитал ночных. Птицу, поющую днем, можно было «переделать» в ночного певца, продержав ее в полной темноте дня четыре, ставя по ночам около клетки зажженную свечу.
Кормили соловьев прежде всего муравьиными личинками, которые в народе назывались «муравьиными яйцами», летом — свежими, а зимой — сушеными. Сбор этих яиц был для многих крестьянок таким же доходным промыслом, как сбор ягод и грибов.
Пристрастившиеся к соловьиному пению россияне прибегали к некоторым уловкам, чтобы слышать его почти круглый год. Тульский помещик В. А. Левшин описал их в 1814 году:
«Сожалительно, что дикие соловьи поют только с исхода апреля до половины июня. В клетках, хотя начинают они петь рано, иногда с ноября, и продолжают долее, нежели дикие соловьи, но со всем тем пение их непродолжительно; и потребно много употребить искусства для того, чтоб соловей пел 9 месяцев. Охотники до птиц певчих говорят: желающему слышать пение соловья с октября до половины июля, следственно 9 месяцев, надлежит содержать трех разных соловьев, одного лет 5, 6 или 7; сей начинает петь в апреле и продолжает до половины июля. Второго — годового или двухгодовалого, сидящего в садке, который начинает петь в феврале, а ежели слышит молодых соловьев, то и ранее, и продолжает до половины апреля. Третьего же — молодого, вынутого из гнезда или вскоре после вылета пойманного; сей начинает напевать с тех пор, как за корм возьмется, но тихо; громкий же голос появляется у него не прежде октября, и продолжает петь до начала апреля. По другому и третьему году начинает он петь в феврале и оканчивает в мае; в четвертый и пятый год запевает он в апреле или даже в марте, а перестает в июне и июле. Словом сказать, чем старее сиделый соловей, тем позднее он петь начинает и тем долее летом поет».
Начала концертного сезона домашнего соловья ждали с трепетом. И. С. Тургенев записал рассказ дворового человека об этом:
«Начинают они обыкновенно с пленкания… так жалобно, нежно: плень… плень… негромко — а по всей комнате слышно. Так звенит приятно, как стеклышки, душу всю поворачивает. Как долго не слышу — всякий раз тронет, по животику так и пробежит, волосики на голове трогаются. Сейчас слезы — и вот оне. Выдешь, поплачешь, постоишь».
А у известного лесовода и орнитолога Д. Н. Кайгородова в одной из книг есть не менее талантливый рассказ русского птицелова о чувствах, пережитых им в лесу при поисках — выслушивании — хорошего соловья:
«Ночь была теплая, тихая. Не шелохнет нигде; только сучья щелкали по лесу в разных местах. Изредка что-то шарахалось, да вдали камышовка всю ночь пела. Потом варакушки послышались с болота и разные голоса: этак перекличкою, то тут, то там. К утру, чуть только забрезжилось невдалеке, слышу, дрозд начал: тихо этак свист дал и запел — едва разобрать можно. Потом словно словами закричал сильно: "приди-кум", "приди-кум", так и выговаривает; раза три повторил это, да как филилюкнет по лесу-то — ну, просто целовать надо птицу. Тут, слышу, сзади фррру, и полевее фррру, фю… ить, и подальше фю…ить, тио, тио, тио, тио, тио. Здорово сделал: кажется, каждое слово-то у него в землю уходит на три аршина. Потом как шаркнет дробями — так это по лесу-то заговорило, Господи Боже мой! Потом как пульканье сделал, фу-ты! отчетливость какая! И что он тут делал — уму помраченье! Двенадцать колен у него было, и одно к одному, ни одной помарки! Песня была высокая, не было у него этой бабьей томности, а сила и торжественность этакая: ниц упадешь перед ним. Ахнул он, помнится, раскатом, так лес-то, кажется, дрогнул от силы. Начал обыкновенно, потом выше, и так просыпал, что себе не веришь, птица ли это делает?»
«Они очень ручны»
Те, кому соловьи были не по карману, покупали малиновок, соек, славок, пеночек, крапивников, варакушек, коноплянок, щеглов, чижей. Последние были самыми распространенными комнатными птицами в России в XIX веке — девять десятых клеток были заняты чижиками. Они ценились одинокими бедными горожанами за постоянно бодрое, веселое поведение, за общительность, за задорную песню, не смолкавшую целый день и почти круглый год. И за долгожительство в неволе — при правильном уходе чижи радовали своих хозяев в течение 10–12 лет.
Но были птицы, которых любили не за их натуральное пение, а за умение свистеть заученные мелодии. Магнитофонами того времени служили скворцы, снегири и канарейки. Высшего сорта ученых снегирей в Россию привозили из Тюрингии.
«Выучивают их,— пояснял В. А. Левшин,— сидячие в покоях рукомесленники, как то: портные, сапожники и ткачи; а оттого напевы снегирей обыкновенно состоят в старых псалмах, менуэтах, народных песенках и штучках, играемых на трубах».
Обучение длилось около девяти месяцев. Немецкие мастера обладали невероятным терпением и умели чисто и хорошо насвистывать избранную мелодию, постоянно в одном и том же тоне. Через особых торговцев ученые снегири продавались во все большие европейские города и даже в Америку.
«Они очень ручны»
Те, кому соловьи были не по карману, покупали малиновок, соек, славок, пеночек, крапивников, варакушек, коноплянок, щеглов, чижей. Последние были самыми распространенными комнатными птицами в России в XIX веке — девять десятых клеток были заняты чижиками. Они ценились одинокими бедными горожанами за постоянно бодрое, веселое поведение, за общительность, за задорную песню, не смолкавшую целый день и почти круглый год. И за долгожительство в неволе — при правильном уходе чижи радовали своих хозяев в течение 10–12 лет.
Но были птицы, которых любили не за их натуральное пение, а за умение свистеть заученные мелодии. Магнитофонами того времени служили скворцы, снегири и канарейки. Высшего сорта ученых снегирей в Россию привозили из Тюрингии.
«Выучивают их,— пояснял В. А. Левшин,— сидячие в покоях рукомесленники, как то: портные, сапожники и ткачи; а оттого напевы снегирей обыкновенно состоят в старых псалмах, менуэтах, народных песенках и штучках, играемых на трубах».
Обучение длилось около девяти месяцев. Немецкие мастера обладали невероятным терпением и умели чисто и хорошо насвистывать избранную мелодию, постоянно в одном и том же тоне. Через особых торговцев ученые снегири продавались во все большие европейские города и даже в Америку.
Русские умельцы с удовольствием покупали иноземных птиц и начинали разводить их на экспорт Фото: Росинформ, Коммерсантъ
В 1866 году секретарь Общества сельского хозяйства Юго-Восточной России А. П. Горизонтов сообщал: «Из Германии стали вывозить в Россию обученных снегирей, которые продаются до 10 руб. сер.; наши птицеловы каждую зиму носят на цепочках и продают необученных по 20 коп. сер.».
А Д. Н. Кайгородов вспоминал в 1892 году: «Мне пришлось однажды слышать ученого снегиря (разумеется, в комнате), свиставшего военную "зорю": это была такая прелесть, что нельзя было досыта наслушаться».
Некоторые владельцы снегирей от восторга в знак благодарности кормили их пирожными, чем значительно сокращали им жизнь.
Необученных красногрудых птах любили за то, что они были очень доверчивы. «Снегирей дичков,— писал В. А. Левшин,— содержат в клетках, как для красивости их перьев, так и для того, что они очень ручны. Скоро привыкают летать на руку, клевать из рук корм и пить изо рта слюну». От скуки многие в те времена развлекались общением с птицами.
А. И. Герцен, когда был ребенком, часто наблюдал в московском доме своей тетки княгини М. А. Хованской, как ее муж играл «целое утро с дроздами, соловьями и канарейками, кричавшими наперерыв во все птичье горло». «Он обучал,— писал Герцен,— одних органчиком, других собственным свистом; он сам ездил ранехонько в Охотный ряд менять птиц, продавать, покупать…»
Они любили послушать канареечное пение, поддразнивая птичку трением ножа о тарелку
Кто не мог позволить себе снегирей, тот довольствовался скворцами, которые иногда выучивались не только насвистывать разные мелодии, но и говорить. Или щеглами — их приучали подтаскивать к себе тележку с кормом, носить ведерком воду из миски, стоявшей под клеткой, и другим фокусам.
Если немцы славились в XIX веке экспортом снегирей, то русские успешно продавали за рубеж завезенных когда-то оттуда же канареек. В статистическом описании Калужской губернии за 1864 год о селе Полотняный Завод Медынского уезда говорится:
«В настоящее время фабричные и крестьяне, кроме работ на писчебумажной фабрике, занимаются мастерствами… и все вообще разведением в своих домах канареек. В осеннее время занимающиеся торговлею канарейками (более 100 человек) скупают их у жителей села и отправляются для продажи в разные губернии, ездят в отдаленные места на Кавказ, в Енисейск, Томск,
Иркутск, в Польшу и на границы Пруссии и Австрии. Были случаи, что некоторые из полотняно-заводских фабричных отправлялись с канарейками в Китай. Торговля этими птицами простирается ежегодно на сумму 12 000 руб.».
Перед отправкой в путь канареек сортировали на партии в зависимости от цены. Каждую партию сначала собирали в отдельный мешок, откуда потом птиц пересаживали в дорожные садки особого устройства. По сведениям 1895 года, из Полотняного Завода вывозилось до 4000 канареек. Самки продавались по 20–40 коп. за штуку, а самцы — по 3–4 руб., кроме особенно выдающихся, цена которых могла доходить даже до 50 руб. за кенара.
Занимались разведением канареек и в Нижегородской губернии, в Павлово на-Оке, известном прежде всего своим металлообрабатывающим промыслом — изготовлением замков, ножей, бритв, ножниц, вилок.
«Водятся только в клетках»
Спрос на «золотых воробьев», как еще называли тогда канареек, повысился после 1870 года, когда на птичьих рынках снизилось предложение диких певчих птиц. По инициативе Российского общества покровительства животным был принят закон, запрещавший «торговать где бы то ни было, в разнос и на месте: с 1 марта по 29 июня живыми птицами (певчими) нового лова». За продажу певчих птиц, пойманных в недозволенное законом время, был установлен штраф — 50 коп. за каждую. «Поимщикам и открывателям» преступлений полагалась третья часть от присужденного штрафа.
В Финляндии возник первый «майский союз» защитников птиц. В отчете о своей деятельности за 1870 год Российское общество покровительства животным сообщало:
«Нельзя умолчать об учреждении в Финляндии первого у нас, в этом роде, общества в среде молодого учащегося поколения. Общество это основалось по приглашению любимого финляндского поэта Топелиуса, под названием "Майское Общество покровительства пташек"».
Каждый вступивший в общество обещал: «защищать всех птенцов и пташек; не разорять и не выдирать гнезд и не тревожить птенцов; не убивать и не ранить их ни киданьем в них, ни стрельбою, ни силками и пр.; не ловить и не держать в клетках иных птиц, кроме таких, которые, подобно канарейкам, водятся только в клетках; выпустить на волю всех туземных пташек; уговаривать и других, чтобы они не убивали, не ловили и не обижали пташек и птенцов».
К началу XX века в России заговорили о канароводстве. Многие хозяйства в разных губерниях и даже москвичи и петербуржцы занялись разведением этих птиц всерьез.
В Астрахани с 1895 года прекрасных канареек выращивал Г. И. Прейзендорф — до 300 штук ежегодно; они стоили от 5 до 25 руб.
С 1903 года в Ростове-на-Дону канароводством занялся И. И. Жаров. В его хозяйстве содержание одной канарейки обходилось в 50–70 коп. в год, а продавались: самцы по 3–26 руб., а самки по 1–5 руб. за штуку.
Более 20 канареечных ферм возникло в России в 1910-е годы. Кроме того, 30 человек занимались разведением и воспитанием «золотых воробьев» в Петербурге и семь человек — в Москве. В Императорском русском обществе птицеводства создали секцию канароводства, и в 1912 году в Петербурге провели первую Всероссийскую выставку канареек.
Вспоминая об ушедшей эпохе, московский литератор И. А. Белоусов писал в 1927 году:
«Самой распространенной птицей в купеческих и мещанских домах была канарейка… Клетки с птицами в купеческих домах обыкновенно вешались в столовых. В праздники, когда купцы обедали дома, они любили послушать канареечное пение, поддразнивая птичку трением ножа о тарелку».
Особенно ценные экземпляры умели насвистывать песни «По улице мостовой», «Под вечер осенью ненастной» и даже гимны «Коль славен…» и «Боже, Царя храни». Но главная заслуга канароводов заключалась в том, что благодаря им многие певчие птицы сохранялись в лесах на свободе.
Светлана Кузнецова
*******************************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
17 июня 2019 года.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 80
© 17.06.2019г. Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2019-2576953

Рубрика произведения: Проза -> Статья










1