Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Заблудшая Душа


Заблудшая Душа
Утро. Июль. Солнце поднялось к небу и начало освещать всё своими лучами. Зачирикали птицы, загудели машины. Под звон будильника проснулась Кристина. Потянувшись, она смотрит в окно. Видит ясное небо. От чего и у неё на душе становится прекрасней. Особенно, когда так просыпаешься в свой отпуск. Но Кристина не из тех людей, что проводят отпуска дома, ей нужны путешествия, впечатления, фотографии, эмоции. Встав с кровати, она легкой походкой побежала в ванну, чтобы умыться. После, приготовила завтрак и пошла будить своего мужа, взяв бутерброд. Подойдя к нему, Кристина начала водить бутером перед его носом. Максим, почувствовав запах паштета, проснулся.
- «Не смешно» – сказал он.
- «Смешно-смешно, ещё как. Кое-кто обещал проснуться пораньше и сварить мне кофе» – Кристина откусила бутерброд.
- «Ладно, сейчас».
- «Не, уже поздно. Я всё сделала».
- «Ты, что, специально так?»
- «Ага. А ты как думал? Вставай. Ты же не хочешь пропустить наш первый совместный отпуск?»
- «Конечно, не хочу. Ведь лучше две недели жить у реки. Вместо того, чтобы отдыхать как нормальные люди в городе» – Максим взял Кристину за плечи – «Слушай, может, лучше «забьём» на это и никуда не поедем?»
- «У-у, не бухти. Вставай и собирайся. А за то, что ты ехать не хочешь, будешь наказан: машину поведу я».
- «Круто, пивка попью в дороге» – Максим лениво встал с кровати.
- «Муж мой. Как же я люблю твою находчивость…»
Выйдя из подъезда с рюкзаками, Максим и Кристина пошли к машине. Когда молодая пара грузила свои сумки в багажник автомобиля, к ним подошли две пожилые женщины. Кристина приметила, что у них на левой груди приколота брошь. Довольно странная – чёрная пентаграмма, внутри которой белый христианский крест. Девушка насторожилась. Но, увы, пожилые женщины уже завели разговор.
- «Здравствуйте, молодые люди. Скажите, пожалуйста, а хорошо ли быть честным?» – спросила та, что без косынки на голове.
- «К чему такие вопр…» - хотела возразить Кристина.
- «Конечно, хорошо» – ответил Максим.
Женщины улыбнулись, чуть ли не синхронно. Та, что была в косынке, собралась, было, залезть рукой в сумку…
- «Честность не всегда нужна» – сказала Кристина.
- «Почему? Девочка, ты думаешь, что честность – это плохо?» – вступила в разговор пожилая женщина с косынкой на голове, убирая руку от сумки.
- «Не совсем. Всему своё место. Честным надо быть с умом. Иначе эту честность могут использовать против тебя».
Максим и пенсионерки посмотрели на Кристину недоумённым взглядом. Но девушку это не смутило.
- «Знаете, бабусечки, нам вообще-то пора, так что до свиданья. Было приятно побеседовать. Макс, пошли, а то опоздаем».
Кристина села в машину, завела мотор. Максим сел на соседнее сидение. Автомобиль тронулся. Пожилые женщины ещё постояли пару минут и пошли дальше по своим делам. А вот супруги ехали, не проронив ни слова.
****
– «Почему ты так поступила? Я понимаю, ты хочешь поскорее оказаться в лесу у речки, но нельзя же так с людьми» - спросил Максим после длительного молчания.
- «Макс, ты уже взрослый дядя и должен понимать. Они не какие-то милые бабуськи, которые вот просто так подошли и завели разговор на предмет честности. Ты не заметил, как одна из них в сумку полезла, когда ты начал с ними разговаривать?»
- «Нет. Ну, полезла? Ну и что? А, ты подумала, что они какие-нибудь баптисты. Ходят, устраивают агитации. Заманивают к себе новичков. Чтобы потом принести их в жертву! Да ладно тебе!?»
- «Гы-гы! Это не баптисты. Это что-то другое».
- «Ах, ну да… Тебе-то видней».
- «Ты не понял. Суть в том, что с такими людьми не стоит идти на контакт. А ты это сделал».
- «Так и ты тоже начала дискуссии с ними вести».
- «Макс!»
- «Крестя!»
- «Ладно, проехали. Не будем больше об этом… Только не называй меня так, хорошо?»
- «Верное решение, Крестя» – с задором подметил Максим, открывая бутылку пива.
Машина уже подъехала к лесу. Кристина внимательно смотрела на навигатор. Максим достал дорожный атлас, ещё раз перепроверил:
- «Всё правильно. Туда, куда надо едем. Трогай уже».
- «Любой каприз» – игриво передразнила Тина.
Накатанная машинами дорога прекратилась. Супругам пришлось довериться навигатору и поехать по указанному маршруту. Дорога была настолько неровной, что Максим и Кристина чувствовали, что они не едут, а на лошади скачут.
- «Ну и завела ты нас!»
- «Макс, прекрати. Ты изначально знал, что мы едем отдыхать в лес. На что ты надеялся? Что персонально для тебя внутри леса трассу проложат? Потерпи, скоро приедем. Да, и хватит пиво жрать! Мы его на двоих брали, а ты уже седьмую бутылку пьёшь».
- «Всё. Эту допью и больше не буду».
- «Конечно, не будешь. Ведь больше и не осталось».
- «Крестя, «завязывай» меня поучать! Лучше за дорогой смотри. Решение поехать в лес на отдых было твоё, а не моё. Я вообще хотел дома остаться! Это тебя всё на путешествия тянет! Да ещё и за руль села. А мне чё делать!? Должен же я получать хоть какое-то удовольствие от этой дебильной поездки?!»
-«Ага, оно самое» – Тина на секунду перевела взгляд на своего мужа, а потом на дорогу – «Прошлый раз ты тоже так напился, помнишь?»
- «Ну, чё не так?! Чё ты мне это припоминаешь! Мы же тогда всё уладили!» – сказал Максим, но его жена не подавала внимания – «Чё ты мне в глаза не смотришь?!» – спрашивает он, пристально смотря на Кристину – «Крестя?»
- «За дорогой слежу. И перестань меня так называть!!! Я же просила!»
- «Ну, хорошо! Раз, Крестя тебе не нравится, буду Крися тебя называть» – Максим очень громко засмеялся – «Кри-ии-ися!!!» – и снова смех.
- «Дурак, ты».
- «Чё ты сказала? Не, ну ты повернись! Скажи, глядя в глаза!»
- «Максим, я на дорогу смотрю, успокойся…»
- «На меня смотри!» – Максим повернул голову Кристины на себя.
Тина начала мотать головой, чтобы вырваться из рук супруга. Неожиданно машина врезалась в дерево. Девушке повезло: сработала подушка безопасности, плюс она была пристёгнута ремнём к сидению. А вот её мужу пришлось хуже. Он не был пристёгнут. И шмякнулся со всего размаху головой о бардачок. Через несколько секунд Кристина пришла в себя. Вылезла из машины. Смотрит – кругом деревья, птицы кружат в небе, шум леса, лёгкий ветерок. Что ей делать, она не представляла. Девушка подошла к передней двери, со стороны пассажира, и открыла её. Начала приводить в чувства своего мужа. Но Максим оставался без сознания. Кристина поняла серьёзность ситуации и решила позвонить в службу спасения. Достала из салона мобильный телефон, который оказался повреждённым. Тина не отступила, взяла мобильник мужа. Его сотовик не был сломанным. Но проблема, он не ловил сеть. Кристина стала ходить по лесу, чтобы поймать хоть одну полоску. Удача улыбнусь девушке, в верхнем углу телефона их появилось три. Тина начала звонить на номер службы спасения. И на этом удача закончилась. Сотовый разрядился. Кристина немного постояла, сдерживая эмоции. Но не выдержала, громко прорычала и выбросила мобильник в сторону. Села на землю, разрыдавшись. Безнадёжность, отсутствие помощи со стороны, одиночество, неизвестность вгоняли её в панику и слёзы. Спустя несколько минут девушка собралась с силами. Она подошла к машине, достала оттуда дорожный атлас, начала изучать путь к реке. Наверняка, не одна она туда едет отдыхать. Возможно, кто-то ещё там будет. Значит, будет шанс попросить помощи.
- «Гадость!» – сказала Кристина.
Она плохо разбиралась в картах. В этом хорошо преуспевал её муж. А поскольку он был в отключке, ей придётся самой научиться ориентироваться. Очень нехотя Кристина пошла в глубь леса, всё больше отдаляясь от машины. Шла неуверенно, но верно. Не долго. Девушка наткнулась на гадюку, которая шипела и делала рывки головой, давая понять, что укусит. Кристина запаниковала и побежала, визжа, в сторону, подальше от змеи. Совсем не думая куда. Тоненькие веточки хлестали по телу! Паутина! Тропа усыпана корнями деревьев! Всё как будто было настроено против неё! Споткнувшись, Кристина упала. И кто-то поднял её за шиворот. Девушка не выдержала такого потрясения – потеряла сознание.
****
Пришла в себя Кристина уже на кровати, в каком-то деревянном доме. Он был обставлен на некий старо-русский манер, как показалось ей по первому впечатлению. Дверь в дом открылась. Вошла совсем юная девушка, невысокая, хрупкая, лет восемнадцати, на вид:
- «Здрасьте! Как твоё здоровье?» – а в ответ ей тишина – «Хоть что-то скажи? Немая что ль?»
- «Чего?» – сказала Кристина - «Вы что, староверы какие-то?» – оглядывая девушку, одетую в серую рясу. На левой груди той, якобы староверки, Тина приметила брошь. Ту самую, которую она увидела у пожилых женщин, что разговаривали с ней и её мужем перед отъездом. Чёрная пентаграмма, а внутри неё белый христианский крест - «Нет… А кто вы?» - Кристина поняла, что тут что-то не то – «И как ты, такая молоденькая, сюда попала?»
- «Мы люди веры истинной!» – гордо ответила девушка, задрав указательный палец вверх.
- «Как любопытно» – Тина улыбнулась – «Скажи, а…»
Дверь открылась. Вошла коренастая женщина средних лет, со смуглой кожей, тоже одетая в серую рясу, довольно отталкивающей внешности:
- «Светлана, разбудила эту греховницу?»
- «Да».
- «Молодец. Ступай, сестра» – теперь эта женщина подошла к Кристине – «Вставай, бесстыжая, наш отец ждёт тебя! Погуторить с тобой хочет! Надо идти!»
- «Куда? К какому отцу?» – Кристина поднялась с кровати – «Послушайте, тётенька. Спасибо, конечно, что помогли мне чем-то там. Но я никуда не пойду. Я…»
Женщина не стала слушать Тину, да и не хотела. Она взяла её за руку и повела из дома в указанное место. Кристина пыталась вырваться, но хватка у той женщины крепка, хоть ломом разъединяй. Идя, брыкаясь, спотыкаясь, девушка наблюдала какое-то селение в лесу. Осматривала деревянные дома, скотный двор, колодец, пасеку. Местных людей, одетых в серые рясы, которые косились на неё, как на ненормальную. Путь был к самому большому украшенному дому. Коренастая женщина зашла внутрь и затолкала туда Кристину.
- «Тут жди, греховница! Отец скоро придёт!»
- «Да зачем? В чём дело-то?»
- «Умолкни!!!» – пригрозила женщина.
Из комнаты, задёрнутой шторой, раздался голос:
– «Агафья, достаточно. Ступай».
- «Как скажете, отец» – Агафья ушла, плавно закрыв за собой дверь.
Кристине пришлось ждать, когда этот отец покажет себя. А пока она ждала, стала ходить по комнате. Осматриваться. Здесь тоже всё было оформлено на подобии старо-русского стиля. Но смущало девушку только одно – картина на стене, которая была покрыта узором. Той самой пентаграммой с крестом внутри. «И в чём тут прикол? Понятно: христиане-сатанисты» - подумала про себя Кристина. Штора одёрнулась. Перед девушкой стоял мужчина, лет тридцати пяти-сорока, высокий, мощного телосложения, с золотисто-светлыми волосами до плеч, и бородой. Одетый в фиолетовую рясу со строчевыми вышивками из жёлтых ниток. Его глаза, цвета неба, смотрели на неё приветливым взором, отчего Тине вдруг стало боязно. Ни разу добрый взгляд не пугал её, как сейчас.
- «Приветствую. Меня зовут Матвей. Я – пророк этой общины. Общины веры истинной! Мы здесь живём праведной жизнью, вдали от городов, прогнивших грехами. Исковеркавшими умы людей и веру. Но сейчас не об этом. Наши люди нашли тебя в лесу. Что ты там делала?»
Кристина, тщательно «переварив» его слова, ответила – «Я и мой муж. Мы ехали на речку, отдохнуть. У нас отпуск. Но попали в аварию. Муж остался в машине. Ему нужна помощь. Я и пошла, ту самую, помощь искать. Заблудилась…»
- «Теперь понятно» - отец Матвей продолжал смотреть на Кристину тем же взглядом, от чего ей становилось ещё более неуютно – «Не переживай, я поручу нашим людям найти твоего мужа».
- «Значит, его скоро приведут сюда, а потом?»
- «Молодец, что сообразила. Долг платежом красен. Но это попозже будет. Ступай».
Кристина вышла из дома и остановилась на крыльце, осматривая селение. С одной стороны, ей хотелось поскорее убежать и забыть эту общину. С другой стороны, её точили совесть и любопытство. Ведь люди, пусть и непонятной веры, оказали помощь. И оказывают дальше. Небольшая группа пойдёт искать её мужа. И будет как-то нехорошо, если вот так взять, и убежать куда-нибудь. Но взгляд отца Матвея! Кристина никогда не думала, что добрый взгляд может так зловеще отпугивать! Да и помощь от них далеко не безвозмездная. Тина решила так: подождать, пока люди этого селения найдут Максима. Подлечат его, а там видно будет.
Проходившая мимо Светлана, подошла к Кристине и отвела её в домик, где бедняжка пришла в себя после беготни по лесу. Тина просидела там до глубокого вечера.
Стемнело. Селение окутал мрак. Только масляные лампы освещали дорожки: к дому отца Матвея, столовой и молельни. Светлана забрала Кристину из домика и повела её ужинать. Тина, идя в ночи по этому селению, ощущала себя попавшей в средневековье. Чувство тревожности не покидало её.
Зайдя в столовую, Светлана отвела Кристину на отведённое место. Рядом с отцом Матвеем и напротив Агафьи. Все поднялись и начали что-то завывать с закрытыми глазами. Тина, чтобы не выделяться, встала, но подавать голоса не решилась. После пятиминутной молитвы люди сели за стол. Стол, который был странно накрыт. Очень ярко бросались в глаза различия блюд. У кого-то – скудные порции, приготовленные кое-как. У других – еды побольше и получше. У отца Матвея – чуть ли не кулинарные шедевры. Кристине подали еду такого же качества, как у главы общины. Контраст блюд немного отбивал её аппетит.
- «Чего притихла?! Почему не ешь ничего?! Нешто еда тебе наша противна?!» – с напором спрашивала Агафья.
- «Погоди, сестра. Она ж ещё даже не приступила» – сказал Матвей, пристально смотря Кристине в глаза – «Как твоё имя?»
- «Кристина».
- «Скажи, Кристина, а цвет твоих волос настоящий?» – спросил глава общины.
- «Да, я натуральная блондинка».
Агафья задумчиво прищурилась. Тина не поняла, от чего. Но не подала вида, что её это насторожило.
- «Да неужели!? Средь вас, греховниц, полно тех, кто волосы красит!» – отозвалась Агафья.
- «Это мой настоящий цвет» – ответила Кристина уравновешенным тоном.
Все задумчиво посмотрели на девушку. Некоторые, даже начали перешёптываться. Отец Матвей слегка улыбнулся. Настала пауза, всего на несколько секунд, а после все принялись есть свою еду. Под конец принесли большой самовар, из которого всем, кроме Кристины, разлили какой-то чай. Люди выпили его залпом. А потом глава общины приказал им идти в молельню. Кристину же Светлана отвела в домик. Когда девушки зашли внутрь, Света начала расправлять кровать.
- «Зачем ты это делаешь? Ты, служанка?» - спросила Тина.
- «Нет. Здесь мы все равны».
- «Тогда почему ты мне прислуживаешь?»
- «Я не прислуживаю! Ты наша гостья, поэтому мне поручили ухаживать за тобой».
- «Ага» – Кристина приподняла бровь – «Ты так и не сказала, как попала сюда?»
Светлана взбила подушку и проверила воду в умывальнике, после ответила:
– «Всё ко сну готово. Можешь спать ложиться. А мне пора» – девочка спешно вышла из дома.
Тину смущало, что Света была, вроде бы и открытой, и в тоже время несговорчивой. Также её настораживало враждебное поведение Агафьи, причём без причины. Но больше всего вызывал опасения отец Матвей. «Всё хорошо. У меня просто необоснованная паника» - говорила про себя Кристина, ложась спать.
****
Девушка проснулась рано из-за крика петухов. А после кукареканья зазвонил колокол. Тина встала с кровати и посмотрела в окно. Люди, словно ошалелые, сбегались в молельню. С таким фанатизмом, будто пропустить их утренние молитвы смерти подобно. «Так, надо что-то делать. Это всё ненормально! Надо куда-то бежать». Кристина быстренько оделась. Ещё раз посмотрела в окно, чтобы убедиться, что во дворах безлюдно. После, пошла открывать дверь. Проблемка: дверь была заперта с внешней стороны.
- «Ну, блин!» – Тина ударила по двери ладонью.
На этом она не успокоилась. Подошла к окну. Оглядела раму. Поняла, что не открыть. Но выбраться из этого домишки можно, если только разбить стёкла. А этого делать никак нельзя, могут услышать. Кристина села на кровать. Начала заставлять себя дышать глубоко и ровно, чтобы успокоиться. «Спокойно. Спокойно. Скоро они приведут моего Максима. Он поправится. И мы убежим отсюда... Максим, твою дивизию, где же ты?!» - такой внутренний монолог продолжался где-то полчаса. Дверь открылась и Кристина, погружённая в себя, взбрыкнула от неожиданности. Вошла Светлана:
– «Тоже рано встаёшь? Это хорошо. У нас собрание. По нашим правилам, у нас на собраниях должны присутствовать все. Даже гости».
- «Ага, ладно. Пошли» – сказала Тина.
Девушки пришли к пасеке, где собралась вся община в ряд, как на школьной линейке. Напротив толпы стоял Матвей, неподалёку от ульев.
- «Наша община процветает благодаря общему труду. Благодаря вкладу каждого в общее дело. Мы, как эти пчёлки, должны работать слаженно» – начал свою речь глава общины – «Никакого тунеядства! Лень делает из нас беспомощных дураков, не способных отличить ложь от истины. Мы должны быть выше этого! Мы должны быть лучше этого! Чтобы никто не сумел сломить нашу волю! Лень, жажда власти и богатств – это удел греховников, не нас! Однако не все так считают. Некоторые думают, что их проступки окажутся незамеченными. Выведите его сюда!»
Два крепких мужика вытащили тощего парнишку под руки на всеобщее обозрение. Люди заголосили. Отец Матвей поднял руку вверх и все угомонились.
- «Скажи-ка, брат Фёдор, ты помнишь как мы тебя приютили? Подобрали на улице? Как избавили тебя от жизни попрошайки? Как дали тебе еды, воды? Как дали тебе дом? Веру? Смысл жизни?» – говорил глава общины.
- «Я всего лишь присел отдохнуть… И не заметил, как уснул…»
- «Ага, зато козы это заметили и убежали!» «Люди целый день по лесу ходили, чтобы их найти!!!» «Трёх коз так и не нашли до сих пор!» «Да, да! Пропали те, что давали большие надои!!!» – кричали люди.
Парнишка стоял с пристыженным выражением лица. Кристине казалось, что он вот-вот заплачет. Его молчаливая робость только подначивала агрессию толпы. Глава общины снова поднял руку вверх и люди притихли.
- «Ну что ж, брат Фёдор. Тебе надо исправляться. Поучиться трудолюбию. Мы поможем тебе в этом. Вот твоё наказание: будешь наблюдать, как пчёлы трудятся» – сказал Матвей.
Федя немного расслабился. Робость пропала. А два мужика, по команде своего пророка, потащили его к ульям. Открыли крышку и окунули парнишку головой прямо в самую глубь, где пчёл кишмя кишеть. Придавили его крышкой. Кристине, глядя на такое зрелище, захотелось уйти. Она начала медленными шагами отступать назад. Светлана взяла её за руку:
– «Нельзя. Иначе тебя тоже накажут» – прошептала она.
Из улья доносились стоны и кряхтения. Парнишка брыкался, старался вырваться. Напрасно. Мужики его крепко зафиксировали. Поэтому Феде только и оставалось быть окунутым головой в улей. Спустя изрядное количество времени Фёдор перестал барахтаться. По знаку отца Матвея его вытащили и положили спиной на землю. Лицо парнишки распухло от укусов так, что было противно смотреть.
- «Вот видите! Если пчёлы не простили лени этому тунеядцу, то мы и подавно прощать не должны!» – начал говорить Матвей – «Только благодаря тяжёлому труду и вере мы и существуем! Благодаря непоколебимой вере! И те, кто попрали наши устои, познают кару! Мы не стали греховниками как другие люди только потому, что познали суть истинной веры! Отказались от их глупых манипуляций. Которые они называют законами. Ушли создавать свой мир. Поэтому мы и живём здесь счастливой жизнью вдали от суеты всех тех греховных людишек!» – люди слушали речь своего пророка как заворожённые, кивая да поддакивая попеременно – «Только поэтому нас благословляют небеса! Потому что мы единая община веры истинной!» - Матвей сделал паузу, оглядывая людей своим спокойным добрым взором - «А теперь все расходитесь. У нас полно дел на сегодня».
Тело парнишки куда-то понесли. Люди послушно стали расходиться. Кристина недоумевала, как они после такого пошли заниматься своими делами. «Да они и вправду ненормальные! Надо валить отсюда! Макс, блин, когда же ты меня спасёшь?!» - кричала про себя она.
- «Чего не так?! Ты чем-то недовольна?!» – спросила Агафья, подойдя к Кристине.
Тина с грустью, озлобленностью и страхом посмотрела этой коренастой смуглой женщине в глаза. Агафья насупилась:
– «Сестра Светлана, отведи её».
- «Хорошо» – покорно ответила Света.
- «И глаз с этой бесстыжей греховницы не спускай».
Кристина, зайдя в дом, захотела поговорить со Светланой, но та спешно закрыла дверь, заперев с внешней стороны. Тина подошла к окну посмотреть на селение, где люди трудились, как ни в чём не бывало. Она смотрела и плакала. Теперь ей стало действительно очень страшно. Не зря добрый взгляд их пророка так её напугал. «Разве можно так издеваться над человеком, а потом ещё и проповеди читать? Что с этими людьми не так? Как можно во всю эту белиберду верить? Неужели они не понимают?» - мысли донимали бедняжку. Кристина села на пол и проплакала ещё несколько минут, а потом, незаметно для себя, уснула.
Во сне ей снилось, как она шла по лесу, напуганная. А потом встретила Максима. Молодожёны обнялись. Потом пошли к реке и гуляли вдоль неё. Идя за ручку со своим мужем, Тина испытывала спокойствие и радость на душе. Глядела на вечерний закат.
****
Девушка проснулась. Перед ней стояла Светлана.
- «Ну, ты и ненормальная!? Кто ж спит-то на полу?» – удивилась Света.
- «А…» - Тина не понимала, чтобы такого ответить.
- «Ладно. Вы, греховники, все такие» – Светлана протянула руку Кристине, чтобы та поднялась с пола – «Пошли. Настало время обеденной трапезы».
Как и в прошлый раз, Тину посадили на отведённое ей место. После пятиминутной молитвы община приступила обедать. И Кристина тоже. Теперь она ела охотней. Старалась. Хоть и не хотелось. А надо. Силы-то нужны. Иначе убежать не получиться. Да и Максима стоит дождаться живой, и здоровой. Отец Матвей поднялся со стула:
- «Как вы знаете, хорошее и плохое всегда идут бок о бок. Это - истина мира, которую необходимо осознать и принять. Чтобы глубже понимать сущность всего. Плохое: пропало три козы; брат Фёдор оказался тунеядцем» – люди положительно кивали головами – «Но есть у этого и хорошая сторона. Все вы знаете пророчество о златовласой деве, которая спасёт нас от мира грехов. Так вот, это пророчество скоро осуществится!» – люди снова положительно закивали, с радостью в глазах.
Кристина слушала речь главы общины, как сказку, которую повествуют на утренниках в ясельках. Пока не поняла к чему намёки.
- «Вот она. Неспроста она оказалась в лесу. Сами небеса нам её послали» – говорил Матвей, указывая рукой на Тину.
Кристина еле сдержалась от смеха. Но, увидев, как на неё со всей серьёзностью смотрят люди, моментально успокоилась. Агафья снова прищурилась, пристально смотря. И так весь обед она осматривала новоиспечённую избранную.
После обеда Тину снова отвели в домик, где она ожидала ужина. Но ужина не было. Зазвонил колокол. Люди ушли в молельню. Кристину не покидало чувство тревоги, было жутко не по себе. Она была готова разбить окно и убежать, куда подальше от этого селения. Но мысль о том, что сюда приведут Максима, что он останется с ними один, останавливала её. «Надо его дождаться. Хотя… Может, он уже пришёл в себя? Да. Так и есть! И меня ищет. А может люди Матвея уже нашли его и ведут сюда? Не знаю… Что же делать?» - Тина снова погрузилась в свои мысли. И не заметила, как настала полночь. Дверь тихонько открылась, вошли два крепких мужика. Те, что окунули парнишку Фёдора головой в улей. Кристина хорошо разглядела их по силуэтам.
- «Поднимайся и пошли с нами. Только тихо, поняла?»
- «Да» – ответила Тина.
Она неспешно подошла к двери и хотела резво выбежать, как вдруг её взяли под руки и потащили. Кристина собиралась закричать. Но тут же поняла, что это бессмысленно. Ведь к ней на помощь никто не придёт. Её тащили в какой-то дом, где не было окон. Глядя на него с улицы, было понятно, что внутри горит свет. Да и запах понятно намекал, что это сарай. И вот, они зашли внутрь.
- «Авдей, Яков? Всё сделали как я сказала? Тихо?»
Мужики положительно кивнули. Как только глаза Кристины, после темноты, привыкли к свету, она увидела Агафью и двух пожилых женщин. Бадью со скамейкой. На скамейке стоял какой-то порошок.
- «Ну что, греховница… Сейчас проверим, такая ль ты избранная или нет. Яшка. Авдейка. А ну хвать её и тащите сюда».
Авдей и Яков взяли Кристину под руки и потащили к бадье. Тина упиралась ногами. Старалась их затормозить, но не получалось. Её подвели и толкнули так, что Тина упала на колени перед бадьёй. Две пожилые женщины, что стояли рядом с Агафьей показались девушке очень знакомыми.
- «Глянь-ка, эта ж та самая языкастая, об которой мы тебе рассказывали» – сказала одна из женщин.
- «Ничего. Будет языкаться, я ей мигом язык-то укорочу» – вставила Агафья.
Кристина от паники потеряла дар речи. Яков заломал ей руки за спину. Авдей окунул её головой в бадью. Женщины насыпали в воду пищевой соды и стали натирать волосы Тины. После, Яков за шиворот высунул голову девушки из бадьи. А Агафья окатила Кристину водой из ведра.
- «Гляньте-ка. Ведь взаправду некрашеная!..» – процедила сквозь зубы Агафья – «Ладно, отведите её обратно» – подойдя к Тине – «Ну ничего, я ещё найду на тебя управу. Избранница».
Кристина не выдержала, попыталась пнуть Агафью ногой. Авдей это вовремя заметил и дёрнул девушку за волосы на себя. Тина упала с грохотом.
- «Тихо. Я же сказала: не шуметь. Всё. Хвать её за руки, за ноги и потащили на место» – приказала мужикам Агафья – «А ты, греховница, помалкивай. А не то я тебе».
Авдей взял Кристину за руки. Яков за ноги. Две женщины принялись спешно прибираться. Агафья прихватила масляный фонарик и пошла осветить дорогу мужикам до домика, где держат Тину. Придя туда, Яков с Авдеем раскачали девушку и закинули внутрь. Агафья заперла дверь. А Кристина лежала на полу и плакала. Её трясло до клацанья зубов. Ближе к утру она заснула.
Солнце начало подниматься по небу. Лес окутал туман. Всё замерло в тишине. Через мгновенье закукарекал петух, а за ним зазвонил колокол. Кристина вскочила от пробуждения. Вспоминая то, что произошло с ней ночью, она наполнялась злобой, которую так и хотелось на кого-нибудь выплеснуть. «Помалкивай об этом!? Ага, Щас!» - говорила про себя Тина, ходя по дому туда-сюда. Она подошла к окну, стала смотреть на селение, чтобы дождаться окончания молитв.
Люди начали выходить из молельни. «Ага! Вот он, мой шанс. Ну, я тебе устрою! Я тебе такую греховницу покажу, мало не покажется». Дверь открылась. Вошла Светлана. Кристина, не обращая на неё никакого внимания, вышла из дома. Света пыталась уговорить девушку остаться, но Тина была настроена решительно. Шла уверенными шагами к дому Матвея. Подойдя к двери, Кристина сильно постучала кулаком по ней, а потом зашла внутрь. Люди, увидев это, столпились. Некоторые же прижались под окнами, чтобы подслушать происходящее.
- «Эй, пророк, хватит спать!» - закричала Кристина.
Глава общины вышел, перебив речь девушки:
- «Я и не сплю, как видишь» - ответил он невозмутимым тоном – «Видимо, что-то случилось? Сядь и успокойся, а я пока тебе воды принесу».
- «Где мой муж?! Его нашли?! И!..»
- «Сядь и успокойся. Твоего мужа мы ещё ищем. Лес большой. Жди. Я сейчас».
Кристина села на лавку. Через несколько минут пришёл Матвей со стаканом воды в руках. Тина сделала глоток. У воды был странный привкус.
- «До дна. Это тебя успокоит» - сказал глава общины.
Кристина неохотно выпила. Отец Матвей взял пустой стакан и отлучился в свою комнату. Тина, ожидая главу общины, почувствовала радость и спокойствие. После уснула.
Во сне она снова бегала по лесу. Убегала непонятно от чего-то. Или кого-то. Неожиданно ей встретился Максим, протягивая руки, зовя к себе. Кристина с радостью припала в его объятия.
****
Проснулась девушка вечером. Прямо перед ужином. Села на кровати, обняв колени. Пытаясь вспомнить, что было. И было ли? Что-то приходило на ум, но что, вот это Тина и пыталась воссоздать. Дверь отворилась. Вошли Светлана и Агафья с сумками в руках.
-«Здрасьте, избранница! Наш отец велел, что тебя надо переодеть» - сказала Света.
-«Чего расселась?! Давай, приступай!» - добавила Агафья.
Кристина сидела, не понимая, что происходит. Светлана подошла к ней и начала помогать снимать одежду. Агафья рылась в сумках, стараясь найти рясу, которая подойдёт Тине по размеру. Пока не увидела Кристину без одежды.
-«И ведь впрямь был прав наш отец. Ты действительно избранница! Как же красива твоя фигура! Всё так, избранницей просто абы кто быть не может. Сразу видно, что это именно ты!» - заголосила Света.
Агафья хмыкнула от таких слов и начала копошиться в сумках, ища одежду на три размера больше. Пока Света любовалась Тиной, а та стояла, не понимая в чём дело, женщина незаметно порвала воротник, подол и правый рукав на красной рясе. Затем отдала одежду Светлане. Девушки не заметили того, что одежда велика и подпорчена. Воспользовавшись этим, Агафья приказала Свете отнести сумки обратно, а сама ушла, оставив фунфырь с водой на кровати. Кристина подняла его и сделала большой глоток, выпив всё до дна. У воды снова был странный привкус. Через некоторое время девушке стало радостно на душе, после чего она уснула.
Утро. Кукареканье. Звон колокола. Люди спешно идут в молельню. Просыпается Кристина с ощущением «тумана» в голове и пустым желудком. Девушка встала с кровати, почувствовав слабость. Не успев сделать шаг, она упала, наступив на подол своей красной рясы.
- «У-уу-у, блин, как же так…» - пробормотала Тина.
Поднявшись, она села на кровать, задрала подол и посмотрела на ушибленную коленку. Прислонив левую ладонь ко лбу. «Как же это так меня угораздило. И еды рядом нет. Теперь голова болит» - запричитала про себя Кристина. Девушка посмотрела на дверь. Решила выйти. Держа в руке трен рясы, дабы не споткнуться снова, Тина медленно подошла к двери. Стала открывать. Но дверь была заперта снаружи. Кристина впала в ступор. Ей показалось, что подобное уже было. Она начала вспоминать, а на ум ничего не приходило. Словно что-то кружилось в голове. Что-то такое, что она знает, но не помнит оного. Будто бы это фантазия и ей просто кажется, не более. Девушка обратно уселась на кровать, пытаясь вспомнить прошлый день. Пока она старалась вспомнить, ухватиться за образы, время шло. Пришла Светлана и повела её на завтрак.
В столовой люди косились на Кристину счастливыми глазами, будто она исполнит все их надежды. Только Тину взгляды не волновали. После пяти минутной молитвы, увидев еду, она принялась уплетать всё за обе щеки. Даже прищур Агафьи девушку не беспокоил. Глава общины смотрел на Тину оценивающим взглядом, что-то прикидывая и строя планы. После завтрака Светлана опять повела Кристину в домик, но девушка заартачилась.
- «Пошли же. Не то сестра Агафья злиться будет» - уговаривала Света.
- «Отстань!»
- «Пошли, пожалуйста» - Светлана посмотрела на рясу – «Ого!? Как это ты порвать рукав с воротником умудрилась? Пошли, я заштопаю. Ты – избранница. Тебе нельзя так ходить».
- «Вот именно. Я – избранница. И буду ходить туда, куда захочу» - Кристина вырвала свою руку из ладони Светы – «А ты не мешайся! Иди. И займи себя. Чем ты там обычно в это время занимаешься».
Светлана стояла в полной растерянности, а Тина пошла гулять по селению. Ходила, смотрела как люди трудятся, бегают туда-сюда, словно пчёлы да муравьи. Видя её, улыбаются, делают лёгкий поклон. Девушка начинала чувствовать себя значимой. Так она дошла до колодца. Женщина в серой рясе, с брошью на левой груди, набирала воду в вёдра. Одно ведро было уже наполнено и стояло на краю колодца. Кристина подошла к ведру. В воде она увидела своё отражение: растрёпанные волосы; остатки потёкшей туши и подводки у серых глаз; еле заметный синяк на лбу. Девушка перевела взгляд на руки, увидела слезающий лак с ногтей. Снова посмотрела на своё отражение в воде. Вновь возникло ощущение чего-то не того. Кристина не понимала, почему, откуда? Ведь она избранница! Что не так?
- «Чего ты тут делаешь? Разве ты не должна сидеть в доме?» - спросил Авдей.
Он спросил так неожиданно, что Тина уронила ведро с водой в колодец.
- «Не должна. Я – избранница! Так что иди и занимайся своими делами. И не лезь, куда не просят. Да, и достань ведёрко, остолоп!» - выдала Кристина.
Авдей не ожидал. Постоял пару секунд и начал спускаться в колодец, чтобы достать ведро. А женщина, что набирала воду, молча злилась. Стараясь подавить в себе эту эмоцию.
Кристина шла к пасеке, обогнула скотный двор, огород, добралась до заднего фасада дома главы общины. Любопытство завладело её разумом. Девушка не выдержала. Подошла к окну и стала смотреть, что там внутри твориться. В комнате находились Матвей и Агафья. Они о чём-то разговаривали. Увлечённо. По жестам и мимике Агафьи, Кристина заметила, что женщина пытается ему что-то доказать. В чём-то признаться. Но пророк этой общины, как всегда, был не возмутим. Он так внимательно слушает, с таким добрым взглядом, что начинаешь думать – а слушает ли он? И что у него на уме на самом деле? Агафья встала на колени, обняв ноги Матвея. Словно ждала от него чего-то. Но этого чего-то не было. Женщина поднялась. Насупилась и вышла. Кристина выглянула из-за угла, смотря на то, как вышла Агафья. Она шла, сдерживая слёзы. Только Тина захотела сделать вывод…
- «У нас не принято подглядывать! Особенно в дом нашего отца! За такое могут строго наказать!» - резко сказала Светлана.
Кристина притихла.
- «Во-во, даже сказать нечего! Ты – избранница. Некрасиво так себя вести! Пошли, я тебя отведу» - добавила Света.
Тина, чтобы не накалять обстановку, смиренно пошла со Светланой в домик. Где просидела до ужина.
Вечер. Горят масляные лампы. В глубине леса слышно завывание волков. Стрекотание сверчков. Звёзды. Столовая. Внутри неё шло веселье. Стол был празднично накрыт для всех. У всех были большие порции с хорошей едой. Дверь в столовую отворилась. Вошли Кристина со Светой. Девушка усадила избранницу на отведённое место, а сама пошла к другому краю стола. Отец Матвей встал со стула. Остальные тоже поднялись.
- «Все вы знаете, как труден путь веры истинной. Но мы были едины! Мы не сдались! Мы держались вместе! И за это нас наградили небеса! Завтра избранница спасёт нас от мира грехов! Завтра мы обретём благодать! А сегодня праздник! Сегодня я благословлю нашу избранницу, чтобы пророчество обрело силу! Гуляйте!» - объявил глава общины.
Люди веселились, словно дети на новый год, в ожидании деда мороза с подарками. Кто-то объелся до тошноты. Кто-то начал плясать, как умалишённый. Женщины запевали разные песни. Лишь Светлана, Агафья, Кристина и Матвей были сдержанны. Настала глубокая ночь. Глава общины приказал всем расходиться. Тех, кто уже спали за столом, выносили таской. Отец Матвей взял Тину за руку и повёл к себе домой. Агафью от этого начало трясти. Чтобы не показать неуважение к своему пророку, она стремительно ушла. Светлана и ещё три молоденькие девушки остались прибираться.
Глава общины привёл Кристину в спальню. Стал её целовать, ласкать руками. Неспешно раздел девушку, а потом себя. Положил Тину на кровать. И стал проводить свой обряд благословления. После проводил девушку в домик, дав ей фунфырь с водой, и запер дверь снаружи. Кристина пить воду не стала, убрала в дальний угол. Легла спать.
Во сне Тина шла по лесу. Небо было хмурое. Деревья тянулись к небу. Голосили совы. Вдали слышалось шуршание чего-то, или кого-то. Звук шуршания становился громче. Это означало приближение. Девушку охватила паника и она побежала. Убегала от шуршания долго, пока не встретила Максима. Он стоял и радовался её появлению. Кристина обняла своего мужа. В его объятиях она почувствовала умиротворение. После они пошли гулять вместе. Дошли до речки. И смотрели на закат.
****
Звон колокола.
- «Максим!» - вскрикнула Кристина.
Те образы, которые она не могла осознать и вспомнить, вдруг стали всплывать. Становиться ярче. Последовательно складываться в общую мозаику. «Не-ее-ет. Не. Не, не, не! Вот, блин! Какая ж я дура! Зачем повелась на всю эту бурду? Что натворила!? Максим!!! Твою ж… Ну, почему. Почему ты так и не появился? Почему не торопишься спасти меня?! Сколько мне тебя ещё ждать?! Что же со мной сделали? Что со мной стало? Что со мной будет? А их главный? Бли-ии-ин… Он же меня изнасиловал! Хитрый гад. И ведь управы на него тут не будет» - возмущалась в мыслях Кристина. «И что теперь? Что делать-то? Думай, а не то…» Девушка встала с кровати, подошла к окну, чуть не споткнувшись о подол. В голове была ещё лёгкая слабость, к счастью, терпимая. Во дворах всё было пустынно. Слышались только кудахтанья, мычания и блеяния скотины. Тине захотелось разбить окно, но сделать этого она не решалась. Подошла к умывальнику и хорошенько умылась. Села на кровать, заметив, что подол рясы порван. Кристина улыбнулась. «Ага, теперь понятно, что надо сделать, чтобы больше не спотыкаться об это фуфло». Девушка резко потянула разорванный край и оторвала целый шмоток ткани, оголив ноги до середины бедра спереди. Дверь открылась, Кристина живо обернулась. Вошла Светлана.
- «Что ты сделала? Зачем порвала? Тебе нельзя…»
- «Да заткнись ты уже, тупая соплячка!» - Тина подошла к девчушке, взяла за плечо, и силой усадила на кровать – «А теперь рассказывай. Рассказывай всё. Что это у вас за хрень с непонятной верой? Что вы тут делаете? Почему именно в лесу живёте? И ты? Ты тут что забыла?!»
- «Мы люди веры истинной…»
- «Ну, хватит. Говори своими словами».
- «Я… Мы… Мы тут поклоняемся высшим силам – небесам. Их сложной энергии. Они нас учат тому, что всё взаимосвязано. Хорошее и плохое. И одно не должно исключать другое. Это всё связано…»
- «Ах, вот как… Значит, не христиане-сатанисты. Пентаграмма с крестом всего лишь символика, для отражения сути. Поняла. И в чём смысл?»
- «Смысл в том, что все люди – мерзкие греховники!»
- «Это твои слова или тебя кто надоумил?»
- «Так нас учит наш отец. Все люди – греховники. Одурманенные ленью, жаждой власти и богатства. Они не хотят постичь истинной сути бытия и быть спасёнными от мира грехов …»
- «Ага, ясно. Продолжай».
- «А мы – люди веры истинной. За то, что мы соблюдаем все наши правила, мы будем спасены от мира грехов».
- «А кем спасены-то?» - с насмешкой спросила Кристина.
- «Тобой. Ты избранница. Ты спасёшь нас».
- «Как, интересно?»
- «Этого я не знаю. Я ещё не прошла все ступени просвещения».
- «Ага. Какая чёткая иерархия. Но при этом вам твердят, что вы равны?»
Светлана задумалась.
- «Ты ведь так и не сказала, как попала сюда?»
- «Я…» - Девочка молчала, не решалась ответить – «Моя мать алкашка. Она меня не любит. Она меня била. Часто» - из глаз Светы выкатились слёзы – «А три года назад она хотела мной расплатиться за бутылку водки. Или пива. Я тайком вылезла из окна и убежала. Жила на улице где-то неделю. Это было страшно. Но возвращаться было страшнее. И вот мне встретилась две женщины. Начали меня расспрашивать о честности. О доброте. Ну, и так, в общем, я и оказалась в этой общине. Они мне да…»
- «Понятно. Продолжать необязательно. Теперь ты считаешь, что ты им должна, пока они наживаются на тебе?»
- «Они не наживаются!»
- «Да что ты!? Вы же равны?»
- «Да! Мы все здесь равны!»
- «Настолько, что кто-то ест помои, а кто-то ест человеческую еду?»
- «Для этого, надо обрести силу духа. Пройти путь просвещения!»
- «Ой, неужели? А ты видела, чтобы те, кто обжираются нормальной едой, проходили этот путь? И сколько времени ушло у них на это?»
Света молчала.
- «Ты ведь не одна уже три года проходишь этот путь. Ведь есть же те, кто проходит путь как и ты, а то и дольше? Почему за такое время вы ещё не обрели этого дебильного просвещения? Да и вообще его хоть кто-то обретал на твоих глазах? А? Где ж тут равенство?» - спрашивала Кристина без остановки.
Светлана молчала и всё больше погружалась в раздумья над происходящем. Вытерла слёзы и спешно вышла, забыв запереть дверь снаружи. Тина выпрямилась, будто бы одержала победу. Улыбнулась. А позже улыбка пропала. «Ё-моё!? Зачем я всё это наговорила!? Теперь вот точно, мне хана…»
Кристина подошла к окну и увидела, как люди что-то мастерили на земле. Как аккуратно раскладывали доски. Поливали их чем-то. «Интересно, для чего всё это? Или для кого?» - спросила мысленно себя девушка. Вошла Агафья:
- «Собирайся, избранница! Тебе пора!»
Тина спокойно повернулась.
- «Ах ты, бесстыжая гадина! Порвала рясу избранницы!?» - начала возмущаться Агафья.
- «Да, порвала. Тебе-то что? Жалеешь, что не ты в неё одета?»
Зашла Светлана и встала рядом с Агафьей. Кристина смекнула: «Настучала, мерзавка». Чтобы не ощущать себя застигнутой врасплох, Тина стала «выкручиваться»:
- «Жалеешь, что не ты избранница. Что не ты та златовласая дева, которая спасёт вас идиотов от мира грехов. Что ваш долбанный ересиарх тебе не достанется. Думаешь, не заметно, что ты в него влюблена? И хочешь, чтобы он обратил на тебя внимание? Всячески стараешься. Вот только ему нет дела до старухи!» - Тина всё высказала коренастой женщине.
Агафья стояла, сдерживая эмоции. Но совладать с собой никак не могла. Так же, как и причинить вред Кристине. Ведь она – избранница. Тогда она взяла и со всего размаха, со всей силой отвесила Светлане подзатыльник. Девочка упала на пол. Лёжа, Света взялась руками за затылок, плача и стоная от боли. В памяти Кристины вспомнилась ночь, когда Агафья проверяла её на подлинность. Кровь закипела! Тина подбежала к женщине и толкнула её к стенке. Стала бить её ладонями по щекам и макушке. Агафья схватила Кристину за волосы и нагнула головой к полу, и начала бить кулаком по хребту. Девушка пыталась наступать ей на ноги. Но женщину это не останавливало. Она наматывала волосы Тины на кулак так сильно, так больно, что девушка была практически беспомощна. Пару раз пнула Кристину ногой по животу. Грохот чего-то стеклянного! Хватка Агафьи ослабла. Женщина упала на пол, потащив за собой Тину. Это Светлана, немного придя в себя, ударила Агафью по лбу фунфырём. Тем самым помогла Кристине. После начала убирать руку Агафьи с волос девушки. Просто отцепить не получилось. В ладони остался клок белобрысых локонов. Света помогла Тине подняться.
- «Пошли. Нельзя здесь оставаться. Если люди увидят, нас не пожалеют» - сказала Светлана.
Девушки вышли из домика. Люди обратили на это внимание. Тина и Света стали уходить за дома селения. Но и там им перекрыли ходы. Девушки, отступая, пришли к тому месту, где укладывали доски. Оказалось, досками была выложена пентаграмма, а внутри неё христианский крест. От дощатого символа исходил запах лампадного масла. Люди собрались полностью, окружив беглянок полукругом.
Через пять минут пришёл отец Матвей. Он вышел на пять шагов вперёд от общей линии толпы.
- «Мы тебя спасли. Мы тебя приняли. Мы тебя кормили. После мы узнали, что ты наша избранная. И вот чем ты хочешь отплатить? Хочешь нарушить пророчество? Хочешь, чтобы все эти люди так и не обрели счастья?» - заговорил глава общины.
- «Хватит врать, Мотя! Тебе нет дела до их счастья! Они для тебя безмозглые игрушки, которыми ты манипулируешь! Тебе есть дело только до себя! До собственной выгоды» - возражала Кристина.
Люди удивлённо смотрели на девушку, будто она говорит что-то невиданное, что-то непонятное.
- «А ты, сестра Светлана, тоже считаешь как она? Что я тобой манипулирую?» - Матвей обратился к девчушке.
В голове Светы крутились побои матери, жизнь на улице, жизнь в общине, разговор с Кристиной и подзатыльник Агафьи. Девочка не нашла сил хоть что-то ответить. Она стояла и плакала. Глава общины только собрался сделать шаг, как появилась Агафья с разбитым лбом и горящей масляной лампой:
- «Смотрите, отец. Вот видите. Я же вам гуторила. Не избранница она, а греховница! А вы этого замечать не хотели. А вот, что она вытворяет» - женщина вытерла кровь на лбу – «Я – избранная! Я!»
Агафья легла на крест в пентаграмме и разбила лампу. Всё вспыхнуло огнём! Матвей приподнял брови от удивления. Люди стояли в ступоре, разводили руками да голосили без толку, глядя на горящую Агафью. Света толкнула Тину в сторону леса:
- «Беги, пока есть шанс!!!» - крикнула она.
Кристина, поднявшись, побежала, что есть силы. Позади разносились крики. Оханье толпы и пронзительный девичий визг. Который умолк через некоторое время. А вот шуршание с топотом не прекращались. За Тиной гнались люди Матвея. Девушка убегала изо всех сил, не оглядываясь. Животные в лесу её теперь не так пугали как люди. Силы пропали. Кристина спряталась в кусты. Вдалеке ещё очень долгое время было слышно шаги людей. Но потом они стихли. И девушка бросилась наутёк дальше. После продолжительных блужданий, ближе к ночи, Кристина добралась до машины. Разбила окно, села на заднее сидение и уснула от усталости. Спала урывками. Просыпаясь от каждого шороха. Кожа головы, спина и ноги просто «гудели» от боли. Однако, несмотря на это, Тина смогла немного поспать.
Проснулась девушка от резкого неприятного запаха. Вышла из машины. Только сейчас она поняла, что добралась туда, откуда ушла. Это была её машина. Рядом с ней лежали обглоданные трупы мелкого рогатого скота. А внутри автомобиля, труп её мужа. «Значит, тебя загрызли волки. А этот Мотя говорил мне, что его люди тебя ищут. Ну, да. Они даже искать тебя не думали, а я ждала. Надеялась. Думала, что ты придёшь и спасёшь меня от них. А тут вона как вышло… Ты был прав. Абсолютно прав, Максим. Не надо было нам ехать. Остались бы лучше дома и жили бы себе спокойно… Покойся с миром, любимый. И прости, если что не так. Если обидела тебя» - сказала мысленно Тина. И пошла к речке, прихрамывая, помощь искать.
Кристина долго блуждала по лесу. Заблудилась. Искала речку из последних сил. Но не выдержала. Померла от голода и обезвоживания, упав на тропку. Почти рядом с палаточным лагерем у реки. Спустя несколько недель её разложившееся тело обнаружили проходившие мимо туристы.
А община веры истинной продолжила жить, как ни в чём не бывало. Набирая к себе новых адептов.






Рейтинг работы: 18
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 61
© 16.06.2019 Варвара Чурсина
Свидетельство о публикации: izba-2019-2576584

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Игорь Буков       23.05.2020   00:33:17
Отзыв:   положительный
Вы пишите стремительно, резко и со злостью. Но ваши героини никогда не сдаются, это радует, но они всегда в одиночестве, это печалит, впрочем, как мы все в современном обществе -- каждый сам за себя. Ошибка Кристины в том, что она не того мужа себе выбрала. Мужчина может вспылить, обвинить в бедах всех и вся, в том числе и свою жену, проявив слабость, но он, будучи современным человеком, никогда не должен даже пытаться подчинить себе, тем более унизить, свою бабу. Ему после этого разве не противно с ней спать? Ведь она будет делать одолжение. Где были глаза Кристины, она же умная и смелая девушка.
Варвара Чурсина       24.05.2020   13:50:40

Там же, где и у всех женщин. В своей реальности. Такая "фишка" - видеть человека таким, каким его рисует воображение, не имеющее ничего общего с реальностью. Только пелена с глаз когда-нибудь спадает, и приходят последствия...
Раиля Иксанова       12.04.2020   07:56:54
Отзыв:   положительный
А я все- таки верила, что ЛГ спасется, увы.Жаль, конечно, что такая концовка...Спасибо, Варвара, за интересное,но (жуткое) творчество.

Варвара Чурсина       12.04.2020   15:40:04

Спасибо. :)
Людмила Зубарева       30.09.2019   18:33:54
Отзыв:   положительный
Читается легко и с интересом, хотя такой сюжет традиционен. Но финал, конечно, очень неожиданный...
Варвара Чурсина       01.10.2019   12:36:53

Спасибо вам, Людмила! :)
















1