"Васенин"


Действующие лица:
1. Николай Васенин/ Николя Вуатье - советский солдат
2. Жанна Моно - француженка, молодая девушка (говорит на французском)
3. Капитан НКГБ - молодой человек
I
.
День
Закадровый текст:
Люди, которые пережили войну, говорят о ней невозможно простыми словами. Самые частые: жизнь, смерть и любовь.
Их познакомила война. Не дав ни времени, ни общего языка, но подарив непокорную любовь, что живет назло утратам и продолжает цвести даже на руинах.
Шел 1945 год. Сен-Сорлен. Франция.
Ж (стучит в дверь): Николе Вутье, мой отец сказал, что я могу обращаться к вам так. Меня зовут Жанна. Разрешите войти…

Н (вспоминает где он и при каких обстоятельствах попал в «домашний» госпиталь): Говорят обо мне…. Где я?..

Ж: Николя, солнцу уже выше не подняться,… А мне необходимо проверить ваше ранение? Николя, вы меня слышите? Николя?..

Н (Бормочет себе под нос): Где же моя гимнастерка, брюки и сапоги…

Ж: Николя, Вы уже не спите, я слышу, как скрипит кровать,…Вы проспали 16 часов…. На счет три я войду… раз, два, три…

Ж: Бонжур…
Н : Банжур, Мисс…
Ж: Меня зовут Жана. (подает руку)
Н: Жана?
Ж: Вы находитесь в доме моего отца капитана Жоржа Моно.
Н: А я - Николай
Ж: Вчера Вас доставили. Вы были без сознания.
Н: А Вы очевидно жена капитана Жоржа?
Ж: Да, я его дочь. Вы очень крепко спали. Я не стала Вас будить.
Н: Как я сразу не догадался, что я дома у капитана Моно. Это большая честь для меня – лечиться дома у капитана, а не в лазарете. Вы, наверное, не понимаете о чем я Вам говорю… Да… А я не понимаю ничего по-французски.
Ж: Вы говорите по - французски?
Н: Нет, по-французски, я знаю лишь несколько слов, те, что успел выучить в отряде у вашего мужа…
Ж: Эмм, может быть по – английски?
Н: Нет, я русский
Ж: Присаживайтесь. Я заменила Вам постель.
Н: Садитесь конечно.
Ж: Садитесь, Николя.
Н: Да, что вы спрашиваете, вы же у себя дома…
Ж: Николя, присаживайтесь. Вам нужен отдых.
Н: А-а-а, Мисс Жана, я выспался, правда, спасибо
Ж: Николя...
Н: Ну если Вы настаиваете…

Жанна уходит за аптечкой для перевязки. Николай в след.

Н: Жанна, а Вы случайно не знаете где моя гимнастерка, брюки и сапоги?.. Мисс Жанна, Вы наверняка, должны знать… (встает)
Ж: Николя, ну что вы как маленький. (усаживает). Покажите мне ваше ранение? Что у вас с ногой?
Н: Я говорю Вы не видели мою гимнастерку, брюки и сапоги?..
Ж: Что у вас? Где? Мой дорогой папа Жорж сказал, что Вам необходима моя помощь... Мне нужно Вас осмотреть…
Н: Жорж?
Ж: Жорж…
Н: Он меня вызывает? Дайте мне минуту. (начинает второпях собираться)
Ж: Николя… (задевает колено…)
Н: У-у-у…
Ж: Сама нашла. Задерите штанину, наконец. Всё. Сидите смирно. Дайте посмотреть.
Н: Вот оно что. Я просто Вас не правильно понял…
Ж: Сейчас я схожу за спиртом. Обработаю вашу рану. И перевяжу. Сидите смирно… (уходит)
Н: Господи, как неудобно то. Ещё и ничегошеньки не помню. Меня, верно, вчера сюда привезли - подлечиться. Срам. Не брит. Штаны рванные… Где же моя одежда?..

Входит Жана.
Ж: Николай, что я вам сказала?!
Н: Господи… Жанна… я… честно просто искал свою одежду…
Ж: Присаживайтесь, я все принесла…

Присаживается
Н: Жанна…
Ж: Да?..
Н: Жанна, не подумайте ничего плохого… Мне просто жутко не удобно Вас принимать в таком положении и состоянии. Только поэтому я искал одежду, чтобы элементарно привести свой внешний вид в порядок….
Ж: Какое странное косое ранение. В вас будто стреляли вдоль ноги. Но ничего, скоро вы поправитесь.
Н: Спасибо Вам, за понимание. Я, верно, знал, что вы не подумаете ничего дурного… (Жана продолжает перевязывать)
Ж: Не благодарите меня. От добра - добра не ищут.
Н: Я могу это сделать сам, я ни на столько беспомощный…
Ж: Стоп…
Н: Ну, правда… Ведь это ерунда… Это царапина, подымитесь…
Ж: Николя, сохраняйте спокойствие и дайте мне закончить…
Н: Мисс Моно, в самом деле…
Ж: Все, скоро будете бегать... (показывает)
Н: Да, мне сейчас от стыда убежать хочется, Мисс Жана. Вы нянчитесь со мной, как с маленьким…
Ж: Пожалуйста, поправляйтесь. Можете раскатать штанину.

Ж: Вам здесь не душно? Может, откроем форточку, проветрим? Вы проголодались? Я могу принести вам завтрак? Уже обед…
Н: Да, хорошо. Здесь было нечем дышать.
Ж: Каша или суп? (Показывает)
Н: Нет…
Ж: Каша?
Н: Нет…
Ж: Значит суп. Хорошо. Еще Вам нужно умыться и переодеть белье… А вечером я могу поиграть Вам.… Отец мне сказал, что Вы очень музыкальный человек.
Н: Что, простите?
Ж: Я говорю вечером поиграю Вам, если вы хотите.
(Показывает на фортепиано)
Н: Нет, играть я не умею. Но у меня не плохой «служебный» слух. А вы играете?
Ж: Да, конечно. Каждый день перед сном.
Н: Меня он не раз спасал. Любой звук, издаваемый противником и его оружием является верным источником разведывательной информации. Вот, пожалуй, для чего мне даны уши… и я могу быть хоть чем - то полезен капитану Моно на этой войне…
Ж: Так, ладно. Мы проговорим весь день. А Вы еще не ели.
Н: Встает.
Ж: Сидите, сидите. Я скоро приду.
Н: Отвратительное поведение Николай. Отвратительное. Мисс Моно так добра ко мне. Молодая. Лет на 30 моложе капитана. Свежий воздух. Но небо такое тяжелое. Облака такие наболевшие. Скорее бы всё закончилось.
Ж (Выносит тарелку с супом): Николя…
Н: Спасибо Вам Жанна!

Жанна выносит тарелку с супом

II. Поздний вечер.
Шопен – Вальс № 10
Закадровый текст:«Она поливала мою рану перекисью, та пенилась, закипала - и так же закипала моя любовь… Она лила – лила, а я не мог отказаться от мыслей, как расцелую наконец её лицо…
«Подумайте сами, уже позже рассуждал Николай: оборванец, единственное, что было, - винтовка да рваные штаны, и Мисс Моно! Люди бы просто подняли на смех, а это хуже пули!
Вечерами она играла мне Шопена, а я читал ей «Евгения Онегина». Мы ловили мимику друг друга, интонации, эмоции, чувства. Язык перестал быть преградой.
Жана играет.
Николай рассматривает книжку А.С. Пушкина – Евгений Онегин (франц.)
Ж: Это Шопен. Я от него без ума.
Н: Шопен?
Ж: Да, вальс. Десятый. Посвящен Вильгельму Кольбергу, другу Шопена.
Н: А Евгения Онегина мы проходили в школе. Что-то заучивали даже. Как помню.
Ж: В четырех тактах вальса заключено его основное зерно: стремление ввысь, к идеалу, и невозможность его достижения.

Николай что то бормочет себе под нос на французском, читая «Евгения Онегина»

Ж: Мир прекрасен без войны и смертей. Но достичь мира, как идеала, будто… не представляется возможным.
Н: Жанна?
Ж: Да?
Н: А хотите я вам прочту? Правда на русском. В этой книге, я разберу пожалуй, только год издания… да, года жизни… (смущается)
Ж: Вы хотите, чтобы я Вам почитала?
Н: Да, я помню один фрагмент из письма Онегина к Татьяне…
Ж: О, да, я большая любительница творчества Пушкина. А Евгений Онегин и…
Н: «…Случайно вас когда-то встретя,
В вас искру нежности заметя,
Я ей поверить не посмел:
Привычке милой не дал ходу;
Свою постылую свободу
Я потерять не захотел.
Нет, поминутно видеть вас,
Повсюду следовать за вами,
Улыбку уст, движенье глаз
Ловить влюбленными глазами,
Внимать вам долго, понимать
Душой все ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть... вот блаженство!

Жанна начинает подыгрывать.

Когда б вы знали, как ужасно
Томиться жаждою любви,
Пылать — и разумом всечасно
Смирять волнение в крови;
Желать обнять у вас колени
И, зарыдав, у ваших ног
Излить мольбы, признанья, пени,
Все, все, что выразить бы мог,
А между тем притворным хладом
Вооружать и речь и взор,
Вести спокойный разговор,
Глядеть на вас веселым взглядом!..

Но так и быть: я сам себе
Противиться не в силах боле;
Все решено: я в вашей воле
И предаюсь моей судьбе…»

Ж: Как чудесно у нас получилось. Браво. Мне нравится, как это звучит на русском. Н: И не соврал ведь ни в чем…
Ж: А где этот фрагмент, который Вы прочитали?
Н: Где то здесь… За XXXII-ой главой…
Ж: Обещайте мне, что поработаете со мной над ним, я тоже хочу его выучить на русском?
Н: Помню, как из-под палки учил.… Правда, Пушкин учиться проще остальных… И остается в памяти… 

Ж: Покажите где это? В книге? «Сучано…»
Н: Мисс Жанна, Вы хотите, чтобы я…
Ж: Сучано…
Н: Вас…
Ж: Сучано Ас…
Н: Когда то встретя…
Ж: Тетя…
Н: Случайно Вас когда-то встретя…
Ж: Чайно третя…
Н: Мисс Жана, а давайте сначала выучим предметы быта? Ну вот например – кровать?
Ж: Роват…
Н: Тумба
Ж: Умба…
Н: Карандаш…
Ж: Ррдас..
Н: Ну это сложно… Гимнастерка…
Ж: Гим… телка…
Н: Да нет же, телка это корова… Му-у…
Ж: Ррова, му-му…
Н: Нет, забудьте…
Ж: Будьте…
Н: У Вас очень хорошо получается… Очень скоро вы овладеете русским языком, Мисс Жанна…
Ж: Николя, у вас очень артистичное лицо, но Вы практически не улыбаетесь?
Н: А?
Ж: Улыбка. Её нет на вашем лице. А она Вам очень идет.
Н: Улыбка?
Ж: Лыпка….Да, давайте я научу Вас улыбаться. Этому не сможет научить даже капитан Моно. Я настаиваю, Николя.
Н: Он никогда не улыбается. Его брови – хмурые тучи.
Ж: Да, они такие. Поверьте мне, улыбаться также просто, как и показывать капитана Моно.
Н(смеется): Да, он очень хмурый…
Ж: Вообще говорят, что коренные французы лицемеры. Из за того, что они ходят с натянутыми улыбками. Но только они вовсе не натянутые, они приветливые. Хотите я научу Вас улыбаться? Я ведь должна Вам чем то отплатить за ваши уроки?!
Н: Вы хотите научить меня улыбаться?
Ж: Да, не знаю, как это сможет помочь.… Но ведь война не вечна… Вы готовы?
Н: Что мне делать?..
Ж: Давайте начнем? Сложите губы трубочкой и подайте их вперёд, проделайте круговые движения.

Ж: Вот так. Повторяйте за мной.
Н: Так?..
Ж: Да… А теперь расплывитесь в улыбке максимально широко…. Вот так…
Н: Видели бы меня сейчас сослуживцы…, чем я занимаюсь…
Ж: Плотно сомкнутыми губами «очертить восьмерку», затем расслабить мышцы.

Ж: Ну же, повторяйте… Максимально заполните лёгкие воздухом, выдыхайте через плотно сжатые губы…
Н: И?
Ж: Во время стрессовых ситуаций, постарайтесь вспомнить о том, что улыбнувшись, вы начинаете добреть и смеяться….
Н: Сегодня на удивление вышел очень спокойный день.… Как будто все сложили ружья… Невероятно…
Ж: Давайте повторим…

Герои повторяют последнее упражнение закрытыми глазами и встречаются губами.
Ж: Нет…
Н: Жанна?.. Мисс Моно… Что же я наделал?… Дырявая моя голова… Это ведь не просто женщина… Это жена моего командира… Командира, пригревшего меня, как змею… Мне нужно… Нет, я обязан… Как минимум извиниться перед Вами… Мисс… Я не могу больше здесь задерживаться… Небо такое тяжелое… Облака наболевшие… Что я наделал?... Я не знаю, как я сюда попал…Я не знаю местных дорог… Где моя одежда… Я должен признаться капитану.… Где он может быть? Мисс Моно? Мисс Моно?.. Что мне делать?...Что это было сейчас, пустая голова… Что это было за замыкание?…. Теперь мне сойти с ума.… Провалиться… Как стыдно… Сгорю за живо…

Николай впервые обращает внимание на фотографию над кроватью, где Жана в разном возрасте с Жоржем. Герой понимает, что она его дочь
Н: Жанна - командирская дочь? Ха… (заливается смехом…) .. Не верю своим глазам… Подожди… Ничего не понимаю… Всё верно…

Н: Ну хотя бы это не так неприлично… Ох, судьбинушка – судьба… Ха… (закрывает ладонью смех). Сначала зову её, теперь смеюсь во весь голос.… Что она может подумать?.. Ой, дурак… Ой дурак… Тихо… Но все же не гоже так поступать… Но… но ведь она само совершенство… Ангел, внутри….мировой… войны…

Н: Ночь коротка,
Спят облака,
И лежит у меня на ладони
Незнакомая ваша рука.
После тревог
Спит городок.
Я услышал мелодию вальса
И сюда заглянул на часок…


III.Ночь
Закадровый текст:

За плечами у Николая уже была советско-финская война, больше двух лет немецких лагерей для военнопленных, побег и зачисление в ряды французского Движения Сопротивления, несколько пулевых ранений и контузий.
Первое время макизары относились к бывшему русскому военнопленному настороженно. Свою ненависть к врагу ему пришлось доказывать на поле боя. На первую операцию Николай Максимович шёл без оружия и винтовку себе добывал в бою. Не зная французского языка, он вынужден был объясняться с местными жестами или рисунками.
Итого уже шел 6-ой год бессонных ночей и зверских чудовищных дней.

Н: А-а-а!..
Стой! Куда!? Пригнись! Назад!
Стой!
Где я? Почему я здесь? Что это?
Подожди. СТОЙ!!
Мой взвод... Они стояли в ряд и смотрели на меня... молча... угрюмо...
Так это был сон...
Мы бежали по широкому полю к деревне, с винтовками наперевес и примкнутыми штыками. Нам надо было захватить её... стремительно, врасплох. Поэтому мы не стреляли. Но начали стрелять они... Кто-то упал справа, резко, навзничь, словно отскочив головой от невидимого препятствия... То здесь, то там стала взрываться земля. Солдаты падали. Кто-то поднимался и бежал вперёд. Кто-то оставался лежать недвижим. Покатилось УРА по полю. Я тоже бежал и кричал УРА!.. И тут меня подбросило и опрокинуло... Дальше не помню...
Очнулся я от резкой боли в ногах: кто-то дёргал меня за рукав и пытался тянуть куда-то. С трудом проморгав засыпанные землёй глаза, я увидел мальчика лет 10. Он что-то кричал мне, размазывая ладонью слёзы на грязных щеках. Я не мог понять «что?». В голове стоял звенящий гул... Этот мальчик. Он прибился к нам при отступлении дней 10 назад. Как же его звали?.. Ванька!.. Гимнастёрку ему справили, сапоги не по размеру... Сын полка, получается... Ветер трепал его русые волосы...
А пилотку он, похоже, потерял... Но почему он здесь?! Ему же было приказано оставаться в тылу, с ранеными... Япосмотрел влево, туда, куда Ванька тыкал рукой. Немцы неспешно шагали со стороны деревни жиденькой цепью., изредка передёргивая затворы и... стреляя вниз.′ Зачем они стреляют в Землю?... Отвоевался, стало быть...
Пре-кра-тить и-стерику! Ванька, бери мой планшет и ползи назад!.. Это приказ! Живо

А чего ты заплакала? Ну-ну, всё хорошо. Невозможно, непостижимо уму, каким количеством взрывчатки обмениваются воюющие стороны для того, чтобы убить одного солдата. А ведь иной раз только взрывной волны достаточно, чтобы человек превратился в ничто, в ошмётки...
Тебе обязательно надо знать, о чём говорят выстрелы! Они говорят разными голосами. Одни короткие-, хлёсткие, как удар кнута; другие долгие, раскатистые; третьи тявкают очередями, как голодные псы; а иные стрекочут, как кузнечики. Ещё тебе надо знать, по кому тоскуют пули. Слышишь? Прислушайся... Они приближаются, посвистывая... Фьить - фьить! Слева, справа. Раз в полминуты они будут тебя искать. Свистят... задумались. Они думают о том, чтобы зазря не прожить свои 4 секунды и забрать как можно больше жизней.
А ещё тебе надо знать, о чём гудят снаряды и воют мины. А они гудят, гудят не переставая. Если ты слышишь свист снаряда, он тебе не опасен, он ударит где-то дальше. Опаснее та мина, свист которой ты не слышишь. А пока слышишь - жив. Самый зловещий вой - у пустой дырявой бочки, сброшенной с самолёта. Он хочет посеять панику, чтобы ты вскочил и бежал оттуда. А бежать нельзя: там тебя подстерегают пули.

Жанна! Ты видела когда-нибудь, сколько при хорошем урожае на поле бывает снопов?
Так вот после боя, хорошего боя, столько же убитых лежит...

(Герои засыпают…)


IV.Утро. Диалог душ.
Закадровый голос: Очень скоро Шарль де Голль по радио произнёсет кодовую фразу «Прыжок альпийской серны», которая послужит сигналом к началу открытого выступления 4000 местных макизаров против вишистского правительства и немецких оккупационных властей. Руководство над одним из отрядов возьмет на себя Николай Максимович Васенин. Отряд Николя захватит крупный опорный пункт немцев Сен-Рамбер-д’Альбон и удержит его до подхода американских войск. За этот подвиг Васенин будет представлен к Кресту бойца.
До ожесточенных боев остаются считанные часы…
Н: Жанна…
Ж: Бонжур…
Н: Бонжур…
Н (про себя): О чем она думает… Да нет в ее глазах нет ни обиды ни укора… молчит…
Ж: Садитесь…

Жанна бреет Николая

Ж (про себя): Утром приезжал папа… ему не понравилось, что я вышла из твоей комнаты в ночном платье… но ты заснул, как младенец, у меня на коленях и я не позволила себе разбудить тебя чтобы уйти в свою комнату…
Н (про себя): Но ведь молчание не всегда признк обиды или укора…
Ж (про себя): Я объяснила ему все… и только потому, что в нашем доме нет места для лжи – он мне поверил… Также я не позволила ему тебя разбудить… Однако глаза его выдавали.. он был зол, хоть и молчалив в своей злобе.…С минуты на минуту объявят тревогу… Я не буду тебя предупреждать…
Н (про себя): Чтобы не случилось Жанна, ты стала для меня еще одним человеком, которого я буду вспоминать…
Ж (про себя): Я очень рада что познакомилась с тобой... У тебя глаза светлые…. Твои глаза полны не только войной… они полны надеждой… Поразительно, что и руки твои не впитали холод оружия.… Подушки твоих пальцев мягкие и сердце твое мягкое… Вчера… я слышала его…
Н (про себя): Какая же ты красивая, Жанна…
Ж (про себя): Я хочу пожелать тебе выжить…

Жанна подает полотенце, выносит вещевой мешок

Н: Пора?.. Подъехала машина… за мной стало быть?.. Значит,… уже пора… Ты собрала мне вещь мешок?… Жанна?.. А где моя шинель, Жанна?… Шинель? Понимаешь?
Ж: Да…
Н:Принеси…. у меня есть для тебя подарок…. Уже сигналят…

Жанна выносит шинель

Н: Жанночка, это тебе… на память… это кисет… с землей… из дома.… Это самое дорогое что у меня есть… Я хочу подарить это тебе…на память о себе.… Береги это, Жанна…Это верно мне сигналят… Воздух сегодня тяжелый… Будет буря… Сигналят…
Ж: Николя… (бросается на шею)
Н: Мне пора… «поцелуй…»…
Ж: «Пасэлут»
Н: «Поцелуй» - Жанна…
Ж: Поцелуй…
Случайно Вас, когда то встретя.…
В Вас искру нежности заметя…
Я ей поверить не посмел…
Н: Посмел…посмел Жанночка, посмел… поверил….

V. Прощание
Закадровый текст:


Н: Жанна?..
Ж: Бонжур…
Н: Жанночка, бонжур - монжур… Жанночка, что-то случилось? Саквояж… Жанна?...
Ж: «Я ехт... Союз... Николя»
Н: Подожди... Что значит ехать в Союз?..
Ж: «В Союз... тебе…»
Н: Нет, Жанна, ты шутишь? Это невозможно... Ты как себе это представляешь?
Ж: «Не понимаю...»
Н: Я не смогу, я просто не успею… сделать тебе документы, как бы сам не хотел...
Ж: «Не понимаю...»
Н: Есть ряд причин, по которым я бессилен в решение этого вопроса, Жанна....
Ж: «Не понимаю...»
Н: Я сделать их не успею - раз, мне их никто не подпишет - два, твой отец в Париже и он будет меня провожать...
Ж: «Не понимаю...»
Н: Жанна, ты всё понимаешь...Мы вчера все решили…Я уеду домой…ненадолго…проведаю родных и вернусь… Это две недели…
Ж: «Не понимаю твоё ришенье...»
Н: Жанна, так нельзя, нам пора прекратить эту игру в прятки, мы взрослые люди...
Ж: «Не понимаю...»
Н: Жанна, я на днях снова разговаривал с твоим отцом о тебе. Так вот в этом разговоре он бросил фразу: «Чтобы я больше никогда не увидел свою дочь?» Я знаю, что у него просто не нашлось более веских аргументов тебя не отпустить со мной, не унизив меня… Я понимаю, что у меня ничего нет, кроме жизни в этой груди… да немецкого пистолета выхваченного в одном из боев… Но мои слова не означают, что я сдаюсь. В Союзе у меня родня, которая меня ждет. Мне нужно их навестить, рассказать обо всем и с благословением вернуться к тебе, чтобы начать новую жизнь, устроиться на работу, выучить язык в конце концов... Твой выезд исключен. Точка.
Ж: Не понимаю...
Н: Жанна, я чувствую себя словно в тисках… Нам нужно немного времени...
Ж: «Тогда буд тут... Монпарнас ты, дом, работа...»
Н: Жанна, мы уже не раз говорили на этот счет... я обязательно вернусь... услышь меня?..
Ж: Не...
Н: ...хочешь понимать... да я тебя понимаю Жанна, но и ты меня пойми... Будь разумней и терпеливей... Я рад, что во Франции сложены ружья, я буду спокоен за тебя... От отца я узнал, что ты повлияла на его решение – назначить меня в воинский учёт дипмиссии Союза в Париже… Я знаю, что ты хотела и хочешь мне добра, возможно попридержать меня вблизи, рассчитывая на изменения…. Ведь
от Сен-Сорлена до Парижа ближе, чем до Союза… Всего каких-то ничтожных
400 километров… но это целая пропасть для меня… и... тебя Жанна... Позволь мне вернуться к тебе?... А может и за тобой...

Жанна одевает фуражку

Ж: «Пиши...»
Н: Что?
Ж: «Оформляй... Одень... делай, что хочешь...»
Н: Жанна?
Ж: «Пиши... придумай...»
Н: Жанна?
Ж: «Пиши... придумай... кто я?..»
(Николай смотрит на Жанну)
Ж: «Жанна Моно… солдат… беда будет… боюсь... не понимаю....»
Н: Жанна, сними это...(головной убор)... Ты уже здесь, а это значит, что у нас больше времени... Давай проведем вместе, без непониманий и концертов?.. Жанна?..

Жанна встает, берет саквояж, направляется к выходу. Останавливается. Разворачивается, смотрит на Николая.

Ж: «Ты вернешься в Союз героем, как первый русский с Де Голль…»
Н: Я вернусь на родину первым русским, что угнал из под ног у американского солдата огромный Студебеккер и рассекал на нем по освобожденному Парижу…
Ж: «Папа сказал...»
Н: Не знаю, что на меня нашло. Но, я согласен, что угнать грузовик, совсем не геройский поступок...
Ж: «Я смеялась. Папа кричал.»
Н: Я знаю, что ему за меня было стыдно. Его в штабе наверное так пропесочили…
Ж: «У меня подарок…»
Н: Кулон?
Ж: «Это кулон твой…»
Н: Какие же красивые у тебя глаза…
Ж: Вся жизнь моя была залогом
Свиданья верного с тобой;
Я знаю, ты мне послан богом,
До гроба ты хранитель мой...

VI. Возвращение
К: Вам объявили причину вашего ареста?..
Н: Я был арестован днем, 6 сентября, по распоряжению ЦК. Со мной разговаривал зам.пред. Совнаркома Гусев. Он объявил, что я арестован, как… как предатель. Я даже произнести это не могу.
К: У нас одна информация.
Н: Как вас зовут?
К: Мне нужно взять у вас показания о вашей предательской деятельности.
Н: Но…
К: Это приказ, который мне необходимо исполнить.
Н: Но я не предатель.
К: К вашему сожалению у следствия имеются данные, говорящие за то, что ваши действия на протяжении ряда лет были изменническими, которые особенно проявились во время вашего нахождения на территории Франции.
Н: Я не изменник, злого умысла ни в одном из моих действий не было и нет.
К: Это какое то недоразумение?
Н: Недоразумение в чистом виде…
К: Хмм… Вы курите?
Н: Нет…
К: А я закурю. Очевидно, что наша беседа будет длительной.
Н: Товарищ…капитан… я очень хочу чтобы вы во всем разобрались…
К: Это моя работа товарищ Васенин… Ваше полное имя?
Н: Николай Максимович Васенин
К: Как обращались к вам в отряде движения Сопротивления?
Н: Вутье
К: Полное имя…
Н: Николя Вутье…
К: Ну и помотало тебя парень… У меня есть ряд вопросов к тебе…
Н: Я на всё отвечу. Я третью неделю ничего не понимаю, товарищ капитан. Нет, безусловно, до меня доносились слухи, что многие бывшие военнопленные по возвращению в СССР подвергаются репрессиям. Вне всякого сомнения не безосновательно. Но я имею горящее желание сражаться на дальневосточном фронте в войне с Японией.
К: Горящее говоришь?
Н: Да...
К: Прежде, давай сверим факты… Вы родились 5 декабря
Н: 1919 года в селе Пышак, Орловского уезда Вятской губернии.
К: В семье
Н: крестьянской семье, пятым, самым младшим…
К: Окончил
Н: Семилетку, после поступил в гидромелиоративный техникум… Не окончил. Не мое. Уехал к старшей сестре в Мурманск, там поступил в морской техникум. Получил специальность механик судов. В ноябре 39 получил повестку…

К: От службы не уклонялись…
Н: Никак нет, 20 ноября 39- ого призван Мурманским городским военкоматом, освоил специальность пулеметчика. В январе
К: 40-ого направили в 17-ю мотострелковую дивизию. Ранен на Карельском перешейке…
Н: Так точно, товарищ капитан.
К: 6 месяцев лечился в госпитале, после был направлен на учёбу в школу среднего комсостава при штабе 17-й стрелковой дивизии.
Н: Там прошел аттестацию на лейтенанта. На начало войны находился в должности командира взвода связи 271-ого стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии…
К: Там же был взят в плен?
Н: Да, в ходе Белостокско-Минского сражения, был ранен в живот и контужен…
К: В июле?
Н: В июле…
К: А что ж тебя немцы не расстреляли то, лейтенант?
Н: Представился рядовым.
К: Спасло?
Н: Спасло, товарищ капитан. Был доставлен в шталаг 4Б близ Мюльберга. Пока не встал на ноги лежал в каком-то бараке, затем привлекли к различным работам.
К: В каком году ты сбежал?
Н: Первая попытка произошла в мае 43-ого, вблизи города Вольфен. Но через пару недель был пойман.
К: А что ж тебя немцы не расстреляли то, лейтенант?
Н: Не знаю. Допрашивали с пристрастием. Пытали…. Отправили в составе рабочей команды во французские Альпы копать ямы под телеграфные столбы для линии связи.
К: Оттуда совершил побег?
Н: Бежал, добрался до коммуны Сен-Сорлен ан Валлуар в департаменте Дром. Меня спрятали местные жители.
К: А что ж, они тебя не расстреляли то, лейтенант?
Н: Они помогли мне связаться с местным отрядом партизан. Руководил отрядом Жорж Моно. Он зачислил меня в отряд французских внутренних сил. Мне выдали временные французские документы на имя Николя Вутье…
К: А жил в лесу?
Н: У одного крестьянина. Я даже не знаю его имени. В горах, недалеко от Сен-Сорлена. Днем работал на него, а по вечерам спускался, в помощь отряду….
К: Как складно у тебя получается верить в это (показывает бумаги). Николай… Макисмович… Это твои награды?..
Н: Да, товарищ капитан…
К: Что это?
Н: Медаль сопротивления, учрежденная Шарлем Де Голлем. Он…
К: Ты её привез, чтобы мне показать?
Н: Нет, медаль присуждалась людям, что внесли вклад в сопротивление французского народа против врага и его пособников..
К: И ты не хотел этим похвастаться?
Н: Никак нет, товарищ капитан…
К: Да лучше б ты проститутку привез парижскую… такую… ммм… с грубым профилем и кудрявыми волосами…
Н: Товарищ капитан…
К: Вот, такую (показывает фото на медальоне). Нравится? Николай Максимович, нравится? Кто она?.. Отвечай на вопросы, предатель!..
Н: Жанна Моно.
К: Как она к тебе обращалась? Предатель? Она знала, что ты предатель? Лейтенант?
Н: Я не предатель.
К: Ну как же ты не предатель? Если предатель…
Н: Я не предатель, товарищ капитан, еще раз повторяю, что я не предатель.
К: Мы располагаем доказательствами о вашей предательской деятельности и требуем прекратить бессмысленное маневрирование. Говорите конкретно, в чем выразилось ваша предательская деятельность против Советского Государства?
Н: Я не понимаю о чем Вы говорите… Я не желаю больше этого слышать…
К: Ты не желаешь дальше скрывать своих преступлений перед Советским Государством и хочешь искреннего в них раскаяния.
Н: Мне не перед кем раскаиваться, товарищ капитан.
К: Ты являясь агентом Гестапо, по поручению влился в партизанский отряд союзного государства и выполнял даваемые тебе задания.
Н: Мне не перед кем тут раскаиваться…
К: Перед тем, как изложить всё, касающееся твоей предательской деятельности, ты хочешь кратко рассказать о своем прошлом… Я Николай Васенин, родился 5 декабря 1919 года… та-та-та… по тексту… мы уже проверяли… факты подтвердились… Владея немецким языком, тебе часто приходилось разговаривать с немецкими солдатами, работающими в рем. роте. Ты проговорился, что являешься лейтенантом Кр. Армии и на следующий день был вызван к хауптману. Командир роты начал разговор, в котором заметил, что напрасно ты скрывал свое звание, в плену имеются командиры с большим званием, чем твое. Скоро немецкая армия возьмет Москву и Красная Армия будет уничтожена. Коммунизм враг культуры и настоящая русская интеллигенция должна помогать немецкой армии. Хауптман разговор свой свел к тому, что ты обязан ему сообщать о настроениях и разговорах русских пленных и, поскольку, ты владел немецким языком, не лишним было беседовать с немецкими солдатами. После этого хауптман вызывал к себе несколько раз, ты давал ему материалы о настроении русских военнопленных…
К: Такого не было?
К: Скажи спасибо, что ты еще цел, щенок… Перед тобой гауптман поставил следующие задачи…Проникнуть в партизанский отряд, завоевать авторитет, занять положение, добиться полного доверия и проникнуть в партизанскую разведку. Вести вербовочную работу среди личного состава отрядов и местного населения, в целях использования этих людей, для связи и разложения отрядов.Сообщать немецкому командованию о дислокации, численности, вооружении, замыслах командования, а так же прочие вопросы, интересующие немецкое командование, как то: прилетают ли самолеты, нахождение посадочных площадок, расписание работы радиостанций и коды. Все эти вопросы он предложил тебе записать и хорошо запомнить…

К: Николай, вам плохо?
Н: Что?
К: Николай, как вы себя чувствуете?
Н: Я… где я?…
К: Вы в надежных руках… в 102-ой запасном стрелковом полку 21 – й запасной стрелковой дивизии, а 11 июля поездом вы отправитесь в Читинскую область. Оттуда, лейтенант, ты никому не сможешь навредить.
VII. Эпилог
Закадровый голос:
15 лет Николай прожил с мыслями: «Всё время оборванный, голодный, урвать бы кусок покушать - хоть у собаки…» Там же он встретил Зину - члена партии. Женился. В 2007 г. Зина умерла, Васенин поставил на себе крест, стал отказываться от лекарств, угасать… По ночам являлись погибшие друзья по Сопротивлению, вились тёмные волосы - то ли Зины, то ли Жанны… Тогда, после смерти жены, он впервые рассказал о своей первой любви. И решился на поездку. На поиск Жанны.


Песня «Жевузэм» / Проходка на могилу Жанны Моно. Встреча.

как беспомощный рояль…
запёртый в угол…
отгорели все слова…
и превратились в уголь…

мне бы не знать - любви…
да в сердце кричит её шёпот…
мне бы сжигать – стихи…
да огонь не берет их…

лишь сне…
слышен мне твой голос…
же-ву-
зэм…
я к тебе прикован…

лишь сне…
слышен мне твой голос…
же-ву-
зэм…
и ни слова больше…

как беспомощный рояль…
роняет ноты…
я спешу тебе сказать,
и боюсь испортить

пусть прокляты будут слова…
что прячутся на дальних полках…
вы, не даете сказать!
как я люблю её шёпот!..

лишь сне…
слышен мне твой голос…
же-ву-
зэм…
я к тебе прикован

лишь сне…
слышен мне твой голос…
же-ву-
зэм…
и ни слова больше…



Закадровый голос:

Она его не дождалась. Последние недели она провела в коме, в доме престарелых с «альцгеймером» .
Во Франции Николая встречали с военным оркестром. Победитель, освободитель, герой.
Он купил букет бордовых роз и пошёл на могилу Жанны Моно. Увидеть в последний раз, поклониться, сказать наконец «жевузем».
Розы были в капельках росы. «Они плакали».






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 08.06.2019 Роман Залиев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2572435

Рубрика произведения: Проза -> Пьеса










1