Армянский вопрос и Геноцид армян в публицистической и художественной литературе (глава 10)


АРМЯНСКИЙ ВОПРОС И ГЕНОЦИД АРМЯН В
ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОЙ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
Из книги «Армянский вопрос и международно-правовая
ответственность». Глава 10

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Одной из основных тем армянской художественной литературы ХIХ века стало изображение угнетения, произвола, насильственной ассимиляции и избиений армян.
Известные армянские дореволюционные писатели, поэты, драматурги: Хачатур Абовян, Мкртич Пешикташлян, Рафаэл Патканян, Акоп Паронян, Аксел Бакунц, Петрос Дурьян, Гарегин Срвандзтян и др. в своих произведениях отразили произвол турецких властей и выразили боль армянского народа.
Армянский писатель, основоположник новой армянской литературы и нового литературного языка Хачатур Абовян (1809-1848) в своих путевых заметках, исторических очерках, патриотических размышлениях показывает ужасающее бедственное положение армянского народа в Западной Армении.
Страна, лежащая по ту сторону Аракса, изображается им как мрачный и жестокий мир, где «варвар-турок» – потомок Тимуров, монголо-татар и других диких орд – повесил призрак насилия и ужаса на армянском небосводе и где армянский народ сохраняет свое существование «в пасти варваров».
Армянский поэт,драматург,актер,режиссер и общественный деятельМкртич Пешикташлян(1828-1868) описывает родной край как «разоренное безлюдье», где в кошмаре «черных ночей» слышно лишь зловещее бормотанье совы.
Армянский поэт Рафаэл Патканян (1830-1892) в своих произведениях, анализируя социальную, правовую и экономическую жизнь Турции в ХIХ веке, раскрывает уродливый облик феодальной, фанатичной религиозной тирании, трагическое столкновение цивилизации и варварства.
Видный публицист Маттеос Мамурян (1830-1901) пишет, что свобода в Турции реальна лишь в могиле. Во всеобщем кошмаре господствующего беззакония «предводитель, наместник, следователь, дипломат, курд и черкес сговорились угнетать и уничтожать народы Малой Азии и Армении, дабы ускорить их гибель...»; они «взамен воды пьют кровь, взамен хлеба едят человеческое мясо, вместо постели ложатся на окровавленные трупы, а народ терпеливо ждет, подобно тому, как ждут агнцы у ворот бойни...». («Аревелян мамул», 1879, № 202).
Известныйармянскийписатель-сатирик Акоп Паронян (18431891) положение армян в Турции сравнивает с попавшим в свирепый шторм и ставшим игрушкой на гребнях волн кораблем. Наряду с темой национальной трагедии и скорби в армянской литературе появляется и тема мести.
Выдающийсяармянский писатель и поэт Раффи (1835-1888) о ситуации в Западной Армении в романе «Джалаледдин» писал: «В горах Армении на двух противоположных вершинах живут два народа: один, дошедший до последней степени рабства, – армяне, и другой, находящийся в последней степени варварства, – магометане»; последние действуют по животному закону – «бейте, жгите, грабьте до тех пор, пока не насытится ваша душа». В романе «Хент» Раффи выдвигает идею национального освобождения. Идея геноцида, грозившего армянам, прослеживается и в сюжетных линиях романа «Искры». В очерках «Персы», «Курды и турки» Раффи показал ту этническую среду, которая окружала армян.
Выдающийся армянскийпоэтЕгише Чаренц(1897-1937) в своих поэмах «Хмбапет Шаварш» и «Видение смерти» показал тяжелую жизнь армянского народа, деятельность национальных партий, осветил следовавшие друг за другом акты резни.
Армянский писатель из Сюника Аксель Бакунц (1899-1937) в своих рассказах «Лар-Маркар», «Абрикосовая свирель», «Ксри Даво» и др. описывает тех западных армян, которые, попав в Сюник, становились участниками происходивших там перемен. Азро из «Абрикосовой свирели» олицетворяет боевой дух западноармянских горцев, которые отважно сражались за свою свободу. Азро намерен передать по наследству свою абрикосовую свирель – символ освободительной борьбы – «храброму, как орленок, внуку».
Но в те годы было невозможно более или менее правдиво и полно говорить о Геноциде армян, об освободительной борьбе армянского народа. В советские годы тема Геноцида стала запретной. В 1930-е годы нетерпимым стало отношение к любым проявлениям национального мышления. Оно однозначно квалифицировалось как национализм. Многие деятели науки и культуры были удалены с литературного поприща, другие были сосланы. Егише Чаренц, Аксель Бакунц и многие другие писатели в эту пору погибли.
После ХХ съезда КПСС, когда советское общество стало постепенно освобождаться от идейных и политических пут сталинизма, тема Геноцида и национально-освободительной борьбы армянского народа получила относительную свободу.
Гениальный поэт Ованес Шираз (1914-1984), описав ужасающие подробности резни, упоминает различные гавары (области) Западной Армении, героев армянского освободительного движения. В поэме «Дантеида армян» отражена полная трагических изломов судьба армянского народа, с его непреклонным желанием жить, существовать в веках. В творчестве Шираза звучит тема армянской трагедии, плененного Арарата, потерянных городов и сел, веры в победу справедливости.
Выдающаяся поэтесса Сильва Капутикян(1919-2006) размышляет: как должен относиться народ к мрачным страницам своей истории? «Ты жизнью отомстишь за все страданья!».
Достижением армянской поэзии явилась поэма Паруйра Севака (1924-1971) «Несмолкающая колокольня» (1959), в которой отражена история жизни великого армянского композитора Комитаса. Паруйр Севак, воплощая образ гениального композитора, впервые в армянской советской литературе полным голосом заговорил о Геноциде армянского народа, о нравственных ценностях всего человечества, заявляя протест против безразличия цивилизованного мира.
Известный армянский писатель, драматургПерч Зейтунцян в своей пьесе «Встать, суд идет!» (1981) рассказывает о суде над народным мстителем Согомоном Тейлеряном, свершившим акт возмездия над одним из главных организаторов Геноцида армян Талаатом.
Трагедиии Геноцида посвящают свои поэмы, повести и стихи Рачья Кочар, Амо Сагиян, Ваагн Давтян, Геворг Эмин, Серо Ханзадян, Хачик Даштенц и другие.

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Многие прогрессивные деятели мира искали пути оказания помощи многострадальному армянскому народу. В их числе было много русских. Геноцид армян в Османской империи нашел отражение в произведениях русских писателей и поэтов. Одним из первых сочинений,отражающих боль и тревогу за судьбу армян, было стихотворение Е. Алибековой «Пора!» (1896).Вот небольшой отрывок:
Грудных младенцев не щадят –
На колья сотнями сажают!
Повсюду смерть… повсюду стон,
Ребенок на костре горит…
К пощаде старец призывает…
Но турки дальше все спешат,
Стреляют, режут, жгут, терзают…
Максим Горький (1868-1936) в своих произведениях разоблачал царское самодержавие и турецких погромщиков, раскрывая их политику истребления армянского народа. В 1916 г. в Петрограде под его редакцией вышел «Сборник армянской литературы», составленный В.Теряном и П. Макинцяном.
Юрий Веселовский (1872-1919) посвятил армянам и Армении цикл стихов, в которых он воспевает страну героев, неукротимую волю армянского народа к достижению свободы, веру армян в свое светлое будущее. Поэт выражает надежду увидеть Армению освобожденной от турецкого ига.
Генерал русской армии А. П. Кулебякин (1870 – не ранее 1923) как полководец оказал немалую помощь угнетенным армянам, как поэт он издал свои поэтические сочинения. В 1916 году вышла его книга «Отзвуки Вана», в которую вошли поэма «Дверь Мехера» и стихотворения. В своих стихах он освещает события на Кавказском фронте, действия на Ванском направлении:
Жизнь поникла в древнем Ване,
Гнев пылает, слезы льются.
Из последних сил армяне
В ожиданьи русских бьются.
Он выражает уважение к армянскому народу, который «милости не просит», отважно сражается за свое существование, уповая на приход русских войск.
Валерий Брюсов (1873-1924) в своих стихах отмечает несгибаемый дух, волю к борьбе и неукротимую жизнеспособность армянского народа. В стихотворении «К Армении» (1915) он признавался, что для него голос древней Армении звучал «как свежий ветер в летний зной», в стране, где поэт «искал гробницы», он «обрел целый мир живой». В. Брюсов уверен, что, «бурю вновь преодолев», Армения выйдет «звездой... из тумана» и возродится к новой жизни.
Писатель Иван Бунин(1870–1953) в своих рассказах, осуждая кровавые преступления над армянами, ставил проблему ответственности каждого человека за происходящее в мире. Озабоченный проблемой межчеловеческих взаимоотношений, Бунин устами безнравственного и далеко не благовоспитанного героя осуждает всякие кровавые преступления над человеком. А его фраза – «турки зарезали еще сто тысяч армян» взята из реальной действительности, она свидетельствует об избиении армян в 1915 году и клеймит злодеяния турок.
Василий Немирович-Данченко (1844-1936)– сын русского офицера, военный корреспондент, автор многих публицистических статей, прозаических и поэтических произведений, написал ряд сочинений об Армении. Как участник Русско-турецкой (1876-1877 гг.) и Первой мировой войны, он не раз был свидетелем зверских погромов армян. В ярко публицистичном стихотворении «За что?» Немирович-Данченко вопрошает: за что нарушился «благословенный труд» деревень Армении? Поэт клеймит тех, кто «тешится над жертвенным народом», призывает к помощи униженным и притесненным. Этот народ могло бы спасти повиновение, но он избрал «апостольскую казнь».
Русские авторы, пожалуй, больше всего описывали многовековую культуру армянского народа, его унижения, гонения, притеснения и его надежду на спасение.
В стихотворении «Армянскому народу»Яков Барановский искренне сочувствует народу, который прославил себя в веках и никогда не терял надежды обрести свободу:
Но близок яркий день свободы:
Тот день, что кажется мечтой, –
Он даст армянскому народу,
Что завоевано борьбой!
Трагедия армянского народа потрясла и советских поэтов, которые в своих произведениях отобразили тяжелую долю и страдания армянского народа.
Сергей Городецкий(1884-1967) в стихах обращается к прошлому и настоящему армянского народа, его многовековой культуре.
Вера Звягинцева (1894-1972) в стихотворении «Армянскому народу» (1960) подчеркивает свое непримиримое отношение к «черной злобе людей», совершивших Геноцид.
Арсений Тарковский (1907-1989) в стихотворении «Комитас» (1959) через трагедию гениального армянского композитора, лишившегося рассудка в страшные дни резни, раскрывает и свою трагедию – трагедию художника, в которой повинно время.
В поэтическом цикле Александра Гитовича (1909-1966) «Пиры в Армении» говорится о варварской политике уничтожения народа-творца; автор размышляет о «религии погромов и резни», о восстановлении попранной справедливости.
Андрей Битов (р. 1937)первый из русских писателей Советского Союза не побоялся произнести слово «геноцид» и осудить его. Вот что он пишет: «Когда я впервые услышал слова «резня», «армянская резня», помню абсолютно точно. И мне до сих пор стыдно и отвратительно, что это случилось в 55-м году. То есть когда мне было уже почти 30 лет. Мне кажется, слова такого рода каждый человек должен услышать в раннем детстве, чтобы запомнить на всю жизнь и бояться их, как Божьего суда...».
Михаил Дудин (1916-1993) глубоко проникся исторической болью армянского народа, его страданиями и чаяниями. В цикле «Три письма в Армению» выражены горькие раздумья о трагических событиях, убийствах армян в Сумгаите в 1988 году.
В книге об Армении Василия Гроссмана (1905-1964) «Добро вам!» (1962) создан монументальный трагический образ старика Андреаса, который помешался во время резни: на его глазах турки убили всех его родных...
В поэтическом цикле стихотворений об Армении Михаил Матусовский (1915-1990), показывая самоотверженную борьбу армян против турецкого насилия, упоминает названия тех мест (Сасун, Муса-даг, Сардарапат), где армяне оказали героическое сопротивление турецким погромщикам.В стихотворении Владимира Корнилова (1928-2002) «Радиопередача» (1987) обличается весьма характерное для политики современной Турции явление: грубая фальсификация истории, полное отрицание факта Геноцида армян.
Тема Геноцида армян нашла отражение и в творчестве других русских советских поэтов:Марии Петровых(1908-1979), Николая Тихонова(1896-1979),Юрия Карабчиевского
(1938-1992), Семена Липкина (1911-2003), Бориса Чичибабина (1923-1994) и других.

АМЕРИКАНСКАЯ И АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В 1922 году на американской киностудии «Метро Толдвин-Мейер» режиссером У. Уайлдером был снят фильм «Распродажа душ», автором сценария которого и исполнителем главной роли был Аршалуйс Мартиканян.
В 1928 году в Англии была издана книга А. Мартиканяна «Распродажа душ», которая рассказала о Геноциде армян, последующей трагической судьбе юных армянок (книга неоднократно переиздавалась).
Извест­нейший американский прозаик второй половины XX века Курт Воннегут (1922-2007) в рома­не-притче «Синяя борода» повествование ведет от лица художника Рабо Карабекяна, сына армянских беженцев, уцелевших во время Геноцида. В этом причудливом романе вымышленный пер­сонаж работает в совершенно реальном стиле абстрактного экспрессионизма.
К сложной судьбе армянского народа обратились американские писатели Вильям Сароян и (1908-1981) и Эрнест Хемингуэй (1899-1961).
В.Сароян писал: «Многие погибли в Западной Армении вместе с тем миром, который был уничтожен. Их друзья, которые оказались более выносливыми или удачливыми, их никогда не забудут. Зло стало их врагом... Дети же эти были, конечно, невинны. И если они и принадлежали к какой-нибудь нации, то к нации детей, не ущемляя никого при этом».
В сентябре 1922 года турецкие войска взяли Смирну (Измир) и учинили жестокую резню греков и армян. Э.Хемингуэй, который в те страшные годы работал корреспондентом канадской газеты «Торонто дейли стар», в рассказе «В порту Смирны» описывает страшные события, происходящие в городе.«…Трудно забыть набережную Смирны. Чего только не плавало в ее водах. Впервые в жизни я дошел до того, что такое снилось мне по ночам. Рожавшие женщины – это было не так страшно, как женщины с мертвыми детьми. А рожали многие. Удивительно, что так мало из них умерло. Их просто накрывали чем-нибудь и остав­ляли. Они всегда забирались в самый темный угол трюма и там рожали. Как только их уводили с мола, они уже ничего не боялись».
Представляют интерес образы выдающегося американского писателя Марка Твена (1835-1910) о резне христиан в Дамаске: «…а потом нам показали мавзолей, воздвигнутый в память тысяч христиан, которых турки вырезали в Дамаске в 1861 году. Говорят, по его узким улочкам несколько дней подряд пото­ками лилась кровь; мужчин, женщин, детей убивали без разбору, и сотни неубранных трупов валялись по всему христианскому кварталу; зловоние было ужасное. Все христиане, кто только мог, бежали из города, а магометане не желали пачкать руки, предавая земле «неверных собак». Жажда крови обуяла и горных жителей Хермона и Антиливана, и вскоре еще двадцать пять тысяч христи­ан были вырезаны, а имущество их разграблено. Как люто нена­видят христиан в Дамаске, да и по всей Турецкой империи! И как дорого они заплатят за это, когда Россия вновь наведет на них свои пушки!.. И я надеюсь, что, когда Россия будет готова снова пойти на них войной, Англия и Франция поймут, что их вмешательство и непристойно, и безрассудно».
Писатели нового поколения: Карапет Айказян, Лорн Ширинян, Левон Срапян, Джон Вардукян, Акоп Мерчян и другие – на широком историческом фоне показывают произвол и жестокость турецких властей, раскрывают причины этого злодеяния, его связь с Армянским вопросом, корыстными интригами великих держав.

ФРАНЦУЗСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Французские писатели, поэты и публицисты сразу же откликнулись на события 1894-1896, 1915-1923 годов в Османской Турции и выступили в защиту армянского населения, ставшего жертвой погромов, организованных султаном Абдул-Гамидом II и младотурками. Писатели Анатоль Франс, Луи Арагон, Франсис де Пресансе, Ромен Роллан, Пьер Кийар, Альбер Вандаль, Дени Кошен, Габриель Сеай, Эрнест Лависс, Жак Фино, Виктор Берари другие обращались к общественному мнению Европы с призывом выступить против чинившегося в отношении армян дикого произвола.
Резне армян, горькой участи армянских беженцев посвятили свои романы Р.Дастарак («Перстень Анаит», 1929), Анри-Бордо Поль («Антарам из Трапезунда», 1930).
С погромами армян и греков в Измире в 1922 году связан роман Жерара Гегана «Террор» (1987).
Трагическую участь армянского народа в своих романах отражали: Виктор Гардон (Ваграм Какавян) – «Зеленое солнце жизни» (1959), «Рыцарь с изумрудом» (1961), «Кинжал в саду» (1981), Тагвор Тагворян«Одиночество погромов» (1980), Бабкен Инджарабян«Арменуш» (1981), «Григор» (1986).
Трагедии армян посвятили поэмы: Деказис Анаис Камел – «Безутешные голоса», Эмиль Пиньо – «Почему я люблю Армению», «Перед Возрождением», «Армения», Макс Жакоб – «Союзники в Армении», Андр Лангран – «Бесконечная драма», «С пламенем в сердце», Жан Эгар – «Армения», «Стон армянский», «Народ-мученик», «Прославленная Армения», «Бессмертная Армения», Элен Бабино – «Окровавленная Армения», Сен Жорж де Буэлье – «Воскресшие», Марк де Фонтенели – – «Резня в Армении».
В последние годы франкоязычные армянские писатели стараются вникнуть в психологию последующих после Геноцида поколений армян. Таковы повесть Мартена Мелконяна «Миниатюрист» (1984), пьеса Жан-Жака Варужана «Благодарю Вас, сэр» (1984), а также пьесы Рена Партева «Павильон Балтазара» и «L′Armenoche» (1988).

НЕМЕЦКАЯ И АВСТРИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В немецкой и австрийской литературе с привлечением обширного фактического материала отражена история Геноцида армян. Все это благодаря работам выдающихся общественных деятелей Иоганнеса Лепсиуса, Армина Вегнера и Пауля Рорбаха. Книги и публичные выступления этих авторов нашли широкий отклик в кругах прогрессивной немецкой интеллигенции.
Немецкий поэт-экспрессионист Армин Теофил Вегнер (1886-1978), будучи свидетелем событий в Турции в 1915 году, одним из первых выступил с разоблачением сотворенного в пустынях Месопотамии чудовищного Геноцида. Документальными свидетельствами этого стали его дневниковые записи, а также письма, отправленные в 1915-1916 годах в Германию родственникам.
А. Вегнер описал ужасающее положение депортированных армян, в частности сирот, обреченных на неимоверные страдания и голодную смерть. Потоки выселенных армян, – писал Вегнер, – движутся по ущельям Тавра в направлении пустынь Месопотамии и исчезают в них. Некоторые из писем А. Вегнера еще во время Первой мировой войны были опубликованы в немецких газетах, вследствие чего в 1917 году по приказу немецкой военной миссии Вегнер был арестован в Константинополе и выслан из Турции. Полностью письма Вегнера были изданы в 1919 году в Берлине отдельной книгой под названием «Дорога без возврата». Позже на тему Геноцида А. Вегнер пишет стихи, рассказы «Нападение на женскую баню», «Маленький Атом» и др.
В 1919 вышла книга Е. Зоммера «Правда о страданиях армянского народа в Турции во время мировой войны».
Немецкий арменовед Йозеф Маркварт в книге «Происхождение армянской нации и возрождение» (опубликована в 1919 г.) гневно осудил средневековое варварство турок, выразил уверенность в физическом и духовном возрождении армянского народа, который за многие века своего существования создал богатую культуру, обеспечившую ему особое место в ряду наиболее цивилизованных народов мира.
Австрийский писатель Франц Верфель (1890-1945) в конце 1920-х годов посетил текстильную фабрику в Дамаске, на которой работали оставшиеся в живых армянские сироты. Их судьба глубоко взволновала писателя-гуманиста. Под впечатлением он написал роман «Сорок дней Муса-Дага» о героическом сопротивлении армян небольшого уголка Муса-дага турецким погромщикам.

ИСПАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Антонио Гуриаран в 1982 году написал документальный роман «Бомба». Автор книги был случайно ранен при взрыве бомбы армянскими террористами в Мадриде, после чего решил ближе познакомиться с судьбой армянского народа. Он понял, почему армяне оказались рассеянными по всему миру; его потрясли погромы армян, в особенности – Геноцид 1915 года. Обреченные на безразличие со стороны мировой общественности, армяне решили прибегнуть к террористическим актам, чтобы хоть так привлечь внимание общественности к Армянскому вопросу и добиться признания и осуждения факта Геноцида. Автор убедился в том, что турки и по сей день скрывают правду, отрицают очевидные факты. Он написал этот роман, чтобы поделиться своими размышлениями и тревогами. Книга получила широкое признание и переведена на многие языки. Турецкий посол в Мадриде выразил официальный протест по поводу этой публикации.

БОЛГАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Болгарская общественная мысль дала верную оценку Геноциду армян, осудила преступные действия турецких правящих кругов. Известный болгарский писатель Пейо Яворов (1878-1914) был очевидцем этих трагических событий. Он создал замечательное стихотворение «Армяне» (1900), которое было переведено более чем на два десятка языков, в том числе на армянский.
Современные болгарские писатели, возвращаясь к кровавым событиям 1915 года, стараются проследить дальнейшую судьбу спасшихся от резни армян и их потомков.
Севды Севан (Ф. Г. Бахчечян, 1945-2009) в своих книгах повествует о кознях и интригах султана Абдул-Гамида II, младотурок и европейской дипломатии, которые завершились массовой резней армян.
Болгарский писатель и публицист Врбан Стаматов описывает уничтожение сотен тысяч армян, трагическую кончину в одной из психиатрических больниц Парижа гениального Комитаса – свидетеля трагедии своего народа. Обращаясь к истории, автор стремится раскрыть тайну удивительной жизнеспособности армянского народа. В. Стаматов относит Геноцид армян к тем преступлениям, которые не могут иметь ни оправдания, ни срока давности, и сожалеет, что не состоялся «армянский Нюрнберг».

ПОЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В 1900 году вышел рассказ «Суриаванса» неизвестного польского автора, выступившего под псевдонимом Эввели-Бей. Спустя год после событий 1915 года был опубликован рассказ известного польского поэта-модерниста, прозаика и драматурга Тадеуша Мициньского(1873-1918) «Любовь Анаит» (1916). Польская писательница Зофья Налковская (1885-1954) в 1926 году опубликовала свой рассказ «Хоукас». Благодаря этим и другим произведениям в конце ХIХ века образ армянина в польской литературе приобретает новые черты – появляется образ человека, чудом уцелевшего во время резни.
В польской литературе последних десятилетий Армянский вопрос неизменно встречал понимание и поддержку. Определенную роль в этом сыграла статья польского востоковеда и публициста Богдана Гембарского (1905-1976) «Письмо моему знакомому турку». От имени польского народа, от имени всех честных людей мира Б.Гембарски осуждает турецкий народ за то, что он, первым в мире перешагнув через непреложные законы нравственности, вступил на самый отвратительный путь. Гембарски считает, что турецкий народ должен, предоставив собственной общественности роль обвинителя и судьи, в интересах своей же нации пройти самоочищение, чтобы занять место в ряду цивилизованных народов.
Представляем отрывки из статьи «Письмо моему знакомому турку» /108, с. 711/.
…Ты ведь понимаешь – Эйхман был вашим прилежным учеником: то, что он учинил в 1942-1944 годах с евреями, лишь повторяло в более крупном масштабе то, что содеяли твои соотечественники с армя­нами в 1915 году. И это был – прошу запомнить – первый в истории человечества специально разработанный план истребления цело­го народа. Эта до мельчайших подробностей продуманная резня имела мало общего с действиями Абдул-Гамида в 1895-1896 годах, который, натравливая на армян орды диких курдов и подонков общества, достиг «скромных» результатов – каких-нибудь сотен тысяч убитых.
В кампании 1915 года и следующих пяти лет погибло в общей сложности 3 млн армян, что составляет 60% всего народа. Избежали всеобщей резни лишь те, кто находился за преде­лами вашей власти...
Следовательно, убивая одного человека, убивают вместе с ним и тех его потомков, которые должны были народиться в перспективе столетий и тысяче­летий. В этом, прежде всего, и заключалась жгучая заинтересованность органи­заторов резни.
Три миллиона убитых в 1915-1920 годах – это через 40 лет должно было равняться 6 миллионам человеческих жизней, загубленных еще до появле­ния на белый свет. Два миллиона армян погибли в первом же году этой кампа­нии, то есть в 1915 году, когда ваш тогдашний министр внутренних дел Талаат-бей официально заявил, что «нет уже более Армянского вопроса, поскольку нет ар­мян». Это был гениальный предшественник Гиммлера. Предшественником же Эйхмана, или непосредственным погромщиком армян, в свою очередь, был гене­ралиссимус Энвер-паша, к слову сказать, обязанный своей жизнью армянам.
Армянская резня 1915 года, как и истребление евреев, не носила по сути характера резни. Она представляла собой реали­зацию полицейских приказов и распоряжений о предании жуткой смерти миллионов людей. Прежде всего появился приказ, согла­сно которому армяне обязаны были покинуть места проживания. Разрешалось брать с собой лишь ручной багаж. Воспрещалось пользоваться средствами транспорта. Никакого исключения не делалось. Пеший поход под палящими лучами анатолийского лета сопровождали полицейские. Если кто-нибудь из сердобольных мусульман осмеливался дать армянину воды, его карали...
Армянские части, спасшие Энвера-пашу, разбили по его при­казу на рабочие батальоны, причем каждому давалось одно изну­рительное задание. После этого батальон уничтожался.
Стамбул в то время был городом трех народов, мировым цен­тром армянской и греческой культуры. Здесь творили выдающиеся армянские поэты Дурьян и Пешикташлян – Байрон и Шелли хри­стианского Востока. За ними шла плеяда поэтов, новеллистов, дра­матургов. Кто из этой плеяды дожил до 1915 года, уже не пережил его... Гениальный композитор и собиратель армянских народных песен Комитас чудом остался в живых, однако потерял рассудок...
После революции, когда русский фронт был прорван, резня, подобно пожару, охватывала все новые территории, прежде всего Азербайджан и Россию. Ваши войска поголовно уничтожали жите­лей армянских деревень, а для переправы орудий через горные речки наводили мосты из трупов. Затем последовала ужасная балканская резня, продолжение 1915 года...
Самые большие преступления XX века – это попытки унич­тожить целые народы, попытки, которые, к счастью, не увенчи­вались стопроцентным успехом…
Разрешите, однако, спросить, почему истребление армян удо­стоено наград, тогда как истребление поляков и евреев официаль­но признано преступлением против человечности? Неужели армяне чем-то хуже нас и евреев? ...Я не турок и не армянин и не считаю возможным указы­вать на конкретные виды возмездия. Знаю, однако, что в период освобождения колониальных стран этот вопрос должен быть под­нят. И для вас выгоднее, если вы явитесь и обвинителем своим, и судьей, а не будете лишь обвиняемым…
Последний раз взятие Еревана русскими войсками (осенью 1920 года) действительно спасло от вас последний остаток армянской земли, хотя одновременно без единого выстрела вам была отдана половина Русской Армении (Карсская область) вместе с предгорьем Арарата, которое фактически никогда не принадлежало вам.
Не могу понять вашего безразличия к тяготеющему над вами преступлению. Уму непостижимо, как в таких условиях жить, любить родину, смеяться и радоваться, читать гуманистические книги, выезжать за границу и принимать гостей. Думаю, так же выглядело бы немецкое общество, победи в войне Гитлер. Но в таком случае весь мир сошел бы с ума. А вы-то живете в нормаль­ном мире.

СЕРБСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Трагической судьбе армян Турции, взаимовыручке христиан Константинополя посвящены многие страницы романа Михаила Лалича(1914-1992) «Поборники» (1976). Об армянских погромах в столице Османской империи упоминают бывший сербский посланник в Константинополе Чедомир Миятовичв книге «Константинопольские картины и образы» (1901). Широко известен роман Борислава Пекича(1930-1992) «Вознесение и крушение Икара Гулбекяна» (1967), герой которого – сын армянских беженцев из Эрзрума, чудом спасшихся от резни.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 08.06.2019 Абгар Айрапетян
Свидетельство о публикации: izba-2019-2572296

Рубрика произведения: Проза -> История










1