Деликатный вопрос


     Павел Иванович, как и все его коллеги по работе, любил это короткое время после прихода из столовой и окончанием обеденного перерыва по распорядку дня. Можно было поболтать с коллегами о чём - либо пустом или спокойно отдаться мыслям, пришедшим в голову в эти минуты.

     Вот и сейчас Павел Иванович слышал вялый трёп после рассказанного кем-то анекдота из серии «муж раньше приехал из командировки».
Павел Иванович не встревал в разговор, а как часто бывало в таких случаях,  вспомнил о том эпизоде, который произошёл с ним в те далёкие годы, когда был он совсем ещё молодым Павлом, только что женившимся на своей любимой и любящей его бывшей сокурснице Ленке,  с которой жили они душа в душу, как, впрочем, и в настоящее время.

     Всё началось с того, что он, выезжая на своей машине на не большую и почти безлюдную улицу, сразу после поворота стукнул правым концом бампера перебегающего улицу мальчика.

     Остановив машину, Павел подбежал к уже стоявшему на ногах мальчику.
Мальчик держался руками за верхнюю часть левого бедра, морщился от боли, но не плакал.

     - Ну, как ты, мальчик?  Сильно болит?  Сейчас я отвезу тебя в травмпункт. Он, как раз, здесь совсем рядом.

     - Нет, дядя, меня мама ждёт.  Она будет беспокоиться.

     - Ничего, мальчик… Тебя как зовут то?

     - Мишей.

     - А меня - дядей Пашей. Сейчас, Мишенька, мы покажемся к врачу, сделаем рентген, и я позвоню твоей маме, если ты дашь мне её телефон. А потом сразу отвезу тебя к маме.

     - Дядя Паша, а если меня положат в больницу? – спросил мальчик, когда они уже были в машине. – Мама сильно расстроится.

     - Ну, чтож.… А почему ты никак не беспокоишься о папе?

     - А нет у меня папки.

     -  А где же он?

     - Мама сказала, что он куда-то уехал далеко, когда я был совсем маленьким.
Осмотрев результаты рентгена, врач обрадовал их обоих, сказав, что никакого перелома  нет, а есть только обширный ушиб, тоже требующий лечения в домашних условиях.

     По пути к Мишиной квартире Павел заехал в аптеку, чтобы купить всё необходимое для прописанных врачом компрессов.
 
     Дверь по их звонку открыла молодая  красивая женщина.
 
     - Мамочка, дядя Паша не виноват, я сам перебегал дорогу, - кинувшись к ней, сразу объявил Миша.
 
     Женщина была напугана, взволнована и, приласкав мальчика, одарила Павла неприветливым взглядом.
Быстро рассказав подробности случившегося и рекомендации врача, Павел предпочёл побыстрее ретироваться, пообещав завтра обязательно приехать, чтобы справиться о здоровье Миши.

     На следующий день, уже выбирая для Миши что-либо вкусненькое, Павел отчётливо сознавал, что им движет не только моральный долг посетить пострадавшего от него мальчика, но и ещё раз встретиться с этой красивой и привлекательной женщиной, которая встретила его вчера так неприветливо.

     -Дядя Паша, - радостно встретил его Миша, как только он вошёл в их квартиру.
      – А у меня завтра день рождения. Мы с мамой будем отмечать.  Вы придёте?

     - Правда, приходите, Павел. Миша будет рад… А меня Настей зовут.

     - Ну, конечно, приду, Мишенька. Тортик - за мной. А как твоя ножка?

     - Да ничего, дядя Паша. Заживёт.

     Настя смотрела на него приветливо, чему Павел был очень рад. Он, конечно, подумал о своей жене Ленке,  но напроситься в гости вместе с ней посчитал не только неприличным, но и не желательным.

     Собираясь, Павел раздумывал о том, рассказать ли всё это Ленке. Не раз приходилось Павлу  задерживаться по вечерам либо просто с друзьями, либо на работе из-за каких-нибудь мероприятий. Но никогда не возникало по этому поводу  никаких скандалов вследствие безграничного доверия друг к другу.

     Но сейчас был совсем другой случай. Ехал он хоть и по необходимости, но вечером к одинокой женщине. Ленка могла бы понять это, но всё равно бы беспокоилась. Поэтому Павел не стал ничего рассказывать, а, если точнее, то просто соврал.

     Не исключая того, что Настя приготовит и что-нибудь выпить, машину он оставил в гараже.

     Торжественный ужин походил на обычное семейное торжество, посвящённое дню рождения ребёнка, отчего Миша был несказанно рад, возбуждён и горд. Сложные чувства возникали при этом у Павла: он был рад за него, но и жалел как ребёнка, не знавшего мужского общения.

     Так ещё долго сидели они в приятном для всех общении, пока Мишка  не стал дремать, и Настя унесла его спать в другую комнату.

     Оставшись вдвоём после выпитого вина, молодые люди не хотели расставаться. Они придвинулись друг к другу ближе, их колени соприкасались, и никто не хотел поменять положение.

     - Слушай, Настя, а где же сейчас Мишкин отец? Миша говорил, что он куда-то уехал, когда тот был совсем маленьким, - решился, наконец, спросить Павел.
- Нет, Паша, он уехал сразу же, когда узнал, что я беременна, и никогда не давал о себе знать. А мы были даже неженаты.

     - Что? Ты так и живёшь одна и не выходишь замуж?
- Никто не берёт, Паша, - с улыбкой ответила Настя.
 
     - Не может быть, чтобы у такой молодой и красивой женщины не было поклонников.

     - Они есть, Паша. Но мне нужен муж и отец ребёнку. А им – совсем другое. Они крутятся вокруг меня потому, что я одинока и родила ребёнка вне брака. Поэтому им кажется, что я легкодоступна.  А меня это раздражает. Вот такая я дура.

     - Но молодой женщине нужен ещё и просто мужчина.

     - Нужен, Паша… нужен. Ведь я же живой человек, - потупив глаза, ответила Настя.

     Такое хоть и смущённое, но честное признание привело в трепет Павла. Ему захотелось обнять и целовать эту прекрасную женщину, или взять и нести её в постель.

     Такое же чувство, очевидно, испытывала и сама Настя.
Как умная и воспитанная женщина, она не позволяла себе не только каких либо вульгарных, но даже безобидных намёков, но её видимое возбуждение и всепоглощающее желание привели Павла к замешательству.
 
     А как же Ленка? … А с другой стороны.… Нет, это же будет предательство по отношению к ней…

     - Ну, что же, Настя. Пора мне уже и идти. Пока доберусь, а рано утром у меня уже важные дела, - резко пресёк он, наконец, свои колебания и встал.

     Поцеловав Настю в щёчку и поблагодарив за прекрасный вечер, Павел направился к выходу. Настя последовала за ним.

     - Павел… Может, останешься? – с дрожью в голосе уже через открытую дверь спросила она.

     В глазах у Насти стояли слёзы. Ещё бы немного времени, и она могла бы элементарно заплакать.

     - Не могу, Настя… Время.… Добраться… Дела, - что-то невнятно пролепетал Павел, сам закрыл за собой дверь и буквально сбежал вниз по лестнице.
Убегаю как трусливый заяц, мелькнуло у него в сознании.

     Ещё несколько дней чувствовал Павел неловкость и какое-то непонятное и гадливое чувство. Но жизнь с её заботами и делами притупила это чувство, но оставило след в сознании Павла.

     Никому не рассказывал он об этом эпизоде.  Догадывался, что мужчины могли бы и обсмеять, а для рассказа женщинам не было случая, да и желания. Однако, был он уверен в том, что одни из них его похвалили бы, а у других это вызвало бы насмешку или осуждение. Но сам он часто вспоминал и размышлял об этом. В любви прожил он со своей женой и до и после того случая, но, не смотря на это, Павла Ивановича не оставляла мысль,что тогда, оставивь женщину в таком состоянии, он всё же, в некотором роде, подлость совершил.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 07.06.2019 Анатолий Шнаревич
Свидетельство о публикации: izba-2019-2571524

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1