Демиург местного значения. Часть 2, глава 22(окончание)


Меня же вновь затопила ярость, которая в ходе Андрюхиной исповеди, как-то, было, поугасла. Из глубин сознания наружу рванулся «Я-второй». Неимоверным усилием воли удержал его внутри, не дал завладеть телом – рано, рано! Тоже прикрыл глаза, сделал несколько глубоких вдохов, успокаивая себя. Когда открыл глаза, увидел, что на меня пристально смотрит Андрей. С подозрительным таким прищуром. Я ответил ему ненавидящим взглядом – чего прятаться, не дурак же, все рано поймет мои чувства.
- Я же говорил – не надо было рассказывать, - как-то меланхолично произнес он. – Многие знания – многие печали…
- И, тем не менее, давай их умножим, - почти спокойно сказал я в ответ. – Рассказывай про остальных моих и Иркиных двойников.
- Ну, если ты так хочешь… Вот только не повредило бы это нашей дальнейшей дружбе.
Он еще мечтает о дружбе!? Совсем идиот? Нет, скорее тут виновато выпитое вино. Не был бы пьян, не стал бы вообще заикаться о существовании наших двойников. Действует вино, действует. Соображать мой бывший друг стал совсем плохо. В слух же сказал коротко:
- Рассказывай!
- Ну, как знаешь. Да и к лучшему – исповедь, так исповедь.
Он глотнул из кубка, поморщился, отодвинул сосуд, пожаловался:
- Больше не лезет. В ушах плещется. Скоро наружу запросится. Но, думаю, до этого момента успею дорассказать. Недолго осталось. Ладно, слушай. Вторая попытка оказалась не лучше первой. Хоть я и старался при вашем создании по максимуму внушить вам антипатию друг к другу и симпатию ко мне. Увы! Все сложилось в точности так же. На этот раз смерть двойников была легкой – от расстройства я их просто развеял на атомы. При третьей попытке поступил хитрее. Создал еще и Валентину. Попытался ей внушить любовь к тебе, а тебе к ней. С Валькой все получилось. Хотя… Хотя и тогда на Земле она была к тебе неравнодушна. Я это чувствовал и бесился. Просто она не хотела мешать подруге, вот ничем свою симпатию и не проявляла. Почти… В итоге я получил двух влюбленных в тебя девиц, представляешь!
Андрей хохотнул. Пододвинул кубок, понюхал, поморщился, но, все же, сделал глоток.
- Отправил всех троих туда же, куда отправил их предшественников, - он отрыгнул, скривился, глотнул еще вина.
- Потом были еще попытки, закончившиеся так же. Получается, что вам с Иркой на роду написано любить друг друга и ничего с этим поделать не могу даже я, не смотря на все свое всесилие. Вот так. Потом я перестал делать твои копии – убивать друга, все же, тяжко, не смотря на то, что ненавидишь его… При предпоследней попытке создал только Ирку. Попытался в очередной раз внушить ей великую любовь ко мне. Знаешь, какое-то время это действовало, но потом она стала тосковать. Без причины. Ведь она не могла знать тебя! В конце концов, мне надоело видеть перед собой ее кислую физиономию, и она приобщилась к предшественникам. Все. С любовью я решил завязать. Благо красоток в созданном мной мире имелось с избытком – выбирай любую.
Но потом на берегу озера появился ты. Во время твоих заплывов в озере я умудрился проникнуть к тебе в сознание и срисовал твое представление об Ирке, слил его с моим и создал еще одну ее копию. Последнюю на настоящий момент. Зачем это сделал? Сам не знаю. Надеяться было особо не на что. Но копия получилась очень качественная. Предыдушие ей в подметки не годились. У меня уже зрел план твоего квеста и мое в нем участие, потому я внедрил копию Ирки в мой мир. Вместе с собой в виде посланника. Поместил нас сразу в империю. И я уже был вождем повстанцев. Поменял для этого немного реальность, подкорректировал память действующим лицам. Создал воспоминания об Ирке славам. Это все несложно. Потом создал копию Валентины, чтобы тебе не было скучно. Ну и теплилась небольшая надежда, что ты ей увлечешься и забудешь об Ирке. Наивный! Нет, тут рок какой-то! Ты же сам все видел! Потому в конце и не удержался, убил всех. Извини.
В голову опять толкнулась ненависть. И одновременно вновь попытался вырваться «Я-второй». Я задавил обоих, сказал, стараясь чтобы голос, звучал ровно:
- Ты обещал вернуть мне Ирку, друзей, Вальку. Не передумал?
- Нет, - Андрей тряхнул головой. – Раз обещал – сделаю. Пользуйся и помни мою доброту. Хватит с меня Ирок-Валек. Мне нужен только друг. Веришь?
Он вперился в меня пьяным взглядом.
- Верю, - пожал я плечами. – Но ты говорил о каких-то нюансах.
- А, да! Верно. Есть нюансы. И довольно неприятные для тебя.
- Ну, говори, - чувствуя, что волнение перехватывает горло, процедил я.
Андрюха провел ладонями по лицу, видимо пытаясь отогнать хмель и сосредоточиться. Заговорил глухо:
- Видишь ли, Витек, дело в том, что твои друзья и Ирка с Валькой не будут тебя помнить. Не будут помнить того, что случилось в вами. Восстановить память я не смогу. Не в силах, увы. Только какие-то основополагающие вещи, симпатию к тебе. В общем, это будут другие люди, похожие на твоих друзей чисто внешне. Как-то так…
- Значит, ты, все же, убил их, - борясь с затопляющим сознание отчаянием, не спросил, констатировал я.
- Получается, - Андрюха попытался изобразить извиняющуюся улыбку. Получилось мерзко.
Потом на лице его появилась озабоченность. Он пьяно хихикнул, сказал:
- Вино наружу просится, Витек. Извини.
Андрей поднялся из-за стола, повернулся ко мне спиной, сделал пару шагов и стал мочиться прямо на плиты пола. Вот теперь пора! И я выпустил наружу «Я-второго». Без всяких усилий (единственно, тело немного затекло) поднялся на ноги, не спеша, дотянулся до лежащего на краю стола меча, обошел стол, встал за спиной бывшего друга. Бить в спину не стал, хотелось напоследок глянуть ему в глаза. Пафосно? Глупо? Наверное. Но по-другому не мог.
Андрей закончил свои дела, заправился и обернулся. Увидев перед собой меня и острие меча, направленного ему в грудь, он явно не поверил глазам.
- Как это… - проблеял он. – Я же тебя контролирую… А… Нет… Внутри тебя кто-то другой?
Тянуть дальше было нельзя – бывший друг мог переключиться на «Я-второго» и взять под контроль и его. Меч легко вошел ему в грудь между третьим и четвертым ребром левее грудины. Я нажал сильнее и провернул лезвие. Андрей продолжал смотреть на меня, не веря в происходящее. Потом лицо его исказилось, рот приоткрылся, и из него хлынула ярко алая пузырящаяся кровь. Он сделал шаг ко мне, ухватился левой рукой за оплечье панциря, попытался что-то сказать, закашлялся. Кровь хлынула сильнее. Лицо его как-то сразу приобрело смертельную бледность, и Андрей умер. Он еще несколько секунд держался за меня, но глаза его стремительно стекленели. Потом ноги бывшего друга подогнулись и он рухнул на плиты пола лицом вниз. Я едва успел выдернуть меч из его груди. Из-под тела начала быстро растекаться лужа крови.
Теперь нужно загнать на место «Я-второго». Это оказалось не сложно. Мое альтер эго, недовольно ворча, удалилось на положенное ему место. Я вновь стал самим собой. Глянул на труп Андрюхи. Вот так. Нет больше у меня друга. Хоть и бывшего. Нет друзей, приобретенных уже здесь. Нет любимой. Может, стоило дать ему вначале, все же, воскресить их, пусть меня и не помнящих? Может быть… Но получилось так, как получилось… Вот только, что же мне теперь делать?
Но подумать о своих дальнейших действиях я не успел – мозг мой взорвался каким-то немыслимо цветным фейерверком. Дыхание остановилось, ноги ослабли, и я начал оседать на пол. Но неведомая сила мягко поддержала мое тело, позволив устоять на ногах. А в меня начал вливаться весь мир. Здешний мир. Мир, созданный Андреем. Описать словами происходящее не смогу. Нет таких слов. Коротко говоря, я стал этим миром, а мир стал мной. Я почувствовал его горы, реки, моря и океаны и стал ими. Почувствовал каждую живую тварь, вплоть до последней бактерии и вируса, увидел границы мира, взлетев в высь и погрузившись в земные недра… Сколько все это продолжалось, не знаю. Может, секунды, а, может, вечность.
Потом все кончилось, так же внезапно, как и началось. Я стоял все в том же тронном зале. Под ногами моими – каменные плиты пола, в руке окровавленный меч. Вот только трупа Андрюхи не было. Не видно было и следов крови на полу. Снова навалилась слабость. Меч со звоном упал на пол, выпав из пальцев, а сам я, все же, не удержался на ногах и вынужден был присесть. Что это было? Впрочем, вопрос риторический – все я уже понял. Понял, что стал демиургом этого мира вместо убитого мной Андрюхи. Но проверить, все же, следовало. Оглянулся. Стол, уставленный яствами, продолжал сиротливо стоять посреди тронного зала. Убрать! И стол послушно исчез. Теперь посмотреть, что происходит снаружи. А для этого пусть стены станут прозрачными.
И в зал хлынул солнечный свет. Пришлось прикрыть веки, привыкая к изменившемуся освещению. Открыв глаза, огляделся. Башня являлась высшей точкой долины и все ее пространство просматривалось великолепно. Битва почти закончилась. Окруженную румийскую пехоту уже частью добили, частью пленили. Продолжала сопротивление группа румийской конницы, но и ей недолго осталось. Пленных румийцев обезоруживали и сгоняли в одно место. Было их совсем немного. Наши люди, не задействованные в бою, бродили по полю сражения, добивая раненых румийцев и оказывая помощь своим. В груди толкнулось теплая волна – там, на поле, возможно, выжили Хулагу и Лотар. Они командовали своими людьми во время боя и не попали сюда в замок.
Но ведь… Ведь теперь я бог этого мира! Я могу попытаться воссоздать своих друзей! Ирку с Валькой! Это у Андрюхи они получились бы лишенными воспоминаний, а у меня, хорошо их знающего, это, возможно, и получится? Пусть не сразу, пусть я потрачу на это полжизни, но ведь оно того стоит!
А еще… Еще я могу попробовать воссоздать Андрюху. Того Андрюху, с которым мы читали одни книги, мечтали, бросались друг за друга в драку, очертя голову… Вот только был ли таким мой друг, хотя бы и в далекой юности, или и тогда в нем имелась эта гниль? Но, если даже так, я могу гниль уничтожить. Или нет? Что ж, посмотрим!

К О Н Е Ц








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 07.06.2019 fongross
Свидетельство о публикации: izba-2019-2571465

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези













1