работник


                                                                                      Работник

    Почему почти из полутора десятков претендентов Жора Шкуркин остановил свой выбор именно на этом молодом парне он и сам впоследствии не мог ответить. Может быть потому, что в отличие от других тот не канючил, не вымаливал работу, расхваливая себя на все лады, будто хотел тем самым сказать: возьмёшь меня – хорошо, нет – буду искать дальше.
    Жора Шкуркин подвижный, решительный, хитроватый мужичок годков тридцати пяти, хозяин трёх палаток на строительном рынке, торгующих различной утварью, необходимой для дома и дачи. Дела шли у него хорошо. Богатым человеком он себя не считал, но на ногах стоял крепко. Заработанное по кабакам не спускал, на известного сорта девочек тратил в меру, зряшных покупок не совершал. В своё время, с грехом пополам окончив восемь классов, Жора устроился работать на продуктовую ярмарку. Принеси, подай, разгрузи, выброси, - в этом и заключались его обязанности. Хозяин Жоры, пожилой кавказец, был, в общем, мужик неплохой, спокойный, не жадный. Жора ему чем-то даже приглянулся, и когда перед парнем замаячила безрадостная перспектива армейской службы, помог откосить от исполнения этой почётной обязанности, дав изрядную сумму (правда, под расписку) на взятку майору из военкомата.
    Без малого два года Жора честно отрабатывал долг и понял, что честность это, наверно, качество хорошее, но в нынешних условиях совершенно бесполезное, если человек хочет достигнуть какого-либо положения. Её, честность эту, на хлеб не намажешь. А тут, кстати, и пожилой хозяин Жоры отошел от дел по причине болезни, передав своё хозяйство какому-то родственнику, более молодому и хваткому. Жору он получил как бы в наследство, и первое время приглядывался к нему.
    Приглядывался к новому хозяину и Жора, обнаружив вскоре, что тот жаден до денег и туп в учёте товара. И поспешил этим открытием воспользоваться, набивая обширные карманы свои всем, что плохо лежало. Через какое-то время пропажи обнаружились, новый хозяин Жоры раскричался, обещал «зарэзать» его, однако ограничился тем, что дал парню по шее и выставил вон. Впрочем, Жора в долгу не остался. Как-то ночью проник на рынок (он знал здесь все ходы и выходы), облил палатку врага своего бензином и поджог, не задумываясь о последствиях. Благо полупьяный сторож заметил вовремя разгоравшееся пламя, пока оно ещё не перекинулось на соседние палатки.
    По шее Жора получал ещё не раз, прежде чем понял, что действовать в таких делах нужно тоньше, а не так топорно, как он. Это понимание пришло с возрастом и опытом. Стал он вникать в бухгалтерию. Разобрался быстро, что к чему: не боги, как оказалось, горшки обжигают. Разобравшись же, понял, как с пользой для себя составить, например, накладную, куда воткнуть запятую в длинном ряду цифр: чуть правее, или же левее. Такие комбинации приносили ему порой весьма существенный доход.
Не всегда, конечно, всё сходило гладко, но Жора в ответ на упрёки вполне искренне мог сказать в своё оправдание, прикинувшись дурачком, что институтов, мол, не кончал, бухгалтерскому делу не обучался. Некоторые верили, что не по злому умыслу мальчишка напортачил, другие, не желая разбираться, гнали прочь, но большинство требовали убытки возместить. Однако Жора всегда оставался в выигрыше, пусть и маленьком.
    Через несколько лет скопив всеми правдами и неправдами некоторую сумму и почувствовав, что готов к самостоятельной работе Жора Шкуркин открыл своё дело. Гвозди, шурупы, молотки, отвертки, плоскогубцы, - торговля шла бойко. Правда, первое время туго приходилось, сам и за товаром ездил, сам за прилавком стоял, сам отчёты разные для налоговиков составлял. Времени катастрофически не хватало, другой раз на сон оставалось часа два-три. Когда же явилась возможность нанять продавца, стало заметно легче. И совсем уже хорошо сделалось после того, как принял он на работу экспедитора с машиной: теперь Жора по базам за товаром не ездил, переложил эту обязанность на экспедитора.
    С этих пор Жора почувствовал себя настоящим хозяином, в задачу которого входил контроль над подчинёнными да ежевечерний подсчёт выручки. Эту работёнку лёгкой тоже нельзя назвать было, за продавцами да экспедиторами глаз да глаз нужен. Зазеваешься, в карман всей пятернёй влезут, это Жора знал по собственному опыту. И других за дураков не держал: если он сумел в своё время поживиться на хозяйский счёт, то и на его кровное добро охотники найдутся. Но Жора – калач тёртый, его за рубль двадцать не купишь. Загадкой для него не было, где работник может постараться схитрить. Он даже предоставлял ему такую возможность, для приманки изображая из себя простачка. Когда же работник приманку эту заглатывал, смелел, вот тогда Жора неожиданно и набрасывался на него и счёт выставлял такой, что люди порой дара речи лишались. Тех, кто артачился, в укромном местечке встречали два-три дюжих молодца, бритых под машинку и толково объясняли строптивцам их ошибку. Умные всё на лету схватывали, обещали должок вернуть с лихвой. Продолжавших же качать права, потом долго лечили в больнице, и это – в лучшем случае.
    Впрочем, принимать столь жёсткие меры Жоре приходилось не часто, а со временем он и вовсе от них отказался. Нечистоплотных работников загодя бил по рукам, когда они только ещё намеревались присвоить им не принадлежащее.
Успешно использовал Жора и испытательный срок при приёме на работу. Предупреждал строго, что месяц-другой будет зорко следить за работой претендента, а уж после примет решение, брать или не брать того в штат. За время это выжимал из испытуемого все соки, эксплуатировал нещадно (женщин так и вовсе в постель таскал, когда вздумается), а в итоге коротко, словно выстрел из пистолета бросал: не подходишь. Денег, разумеется, не платил: за что, если плохо работали? (Разве что женщинам кое-что подкидывал за побочные, так сказать, услуги.) И нанимал следующих претендентов, благо недостатка в рабочей силе не было.
    …Так почему же он выбрал именно этого парня, как бишь его? Рулёв, Иван Рулёв, Ваня… Впрочем, размышлять отчего да почему Жоре Шкуркину лень было. Ну, взял, прихоть такая явилась, скоро, если захочет, выгонит, мало ли таких вот Рулёвых видел он на своём веку. Хотя нет, таких у него ещё не было, чтобы интеллигент да с высшим образованием, пусть и незаконченным. Может, это и приманило Жору в нём, даже польстило в какой-то степени: не сапог пятиклассный в подчинении у него, а человек, поучившийся в институте! Жора даже загордился. Правда, червячок сомнения точил малость: что ж это он с таким образованием да в экспедиторы пошёл? Но вскоре понял: пареньку деньгу срубить надобно, чтобы учёбу свою продолжить. Решил, видать, что со своим незаконченным верхним запросто обведёт его вокруг пальца. Нет, шалишь, это мы ещё посмотрим, кто кого, самодовольно подумал Жора, счастливый тем, что заранее разгадал замысел своего нового работника.
    Ваня Рулёв был обладателем доставшегося ему по наследству от недавно умершего отца старенького жигулёнка четвёртой модели. Машинка так себе, но пока бегала исправно, товар перевозила, более от неё ничего и не требовалось.
Поначалу Жора решил, что Рулёв будет ловчить с бензином, как многие до него делали. Во всяком случае, начнёт с этого. Прибыль не великая, но всё ж деньги. Зная, какое расстояние в день ему нужно покрыть, Жора высчитал и примерную стоимость этих поездок, сделав скидку на непробиваемые московские пробки. Рулёв из сметы не выходил, лишнего не потребовал ни разу. Но Жора был начеку, усыпить его бдительность было трудно. Его даже некоторый азарт захватил, едва ли не впервые ему противостоял умный паренёк. Тем интереснее будет разоблачить его аферу!
    Прошло несколько дней. Ваня Рулёв исправно перевозил товар, тютелька в тютельку, вплоть до последнего винтика сдавал Жоре под отчёт. Тот, тщательно всё проверяя по накладным, ни в чём не мог уличить своего нового работника. Спустя ещё пару недель это начало слегка тревожить. А спустя два месяца ситуация с Рулёвым вызвала уже откровенное беспокойство. Жора не спускал с него глаз, ему был известен каждый шаг Рулёва, но поймать за руку бывшего студента никак не получалось. Всё у того было шито-крыто, врасплох его нельзя застать было. И главное, Жора никак не мог понять, за счёт чего, как наживается на нём Рулёв? То, что он подворовывает, сомнений не вызывало: раз человек имеет такую возможность, он ею воспользуется, это нехитрое правило Жоре давно и хорошо усвоил. Но, чёрт возьми, как он это проделывал, если даже многоопытный в таких делах Жора сколь не бился, не сумел разгадать проклятый ребус. Больше всего раздражало то, что его водил за нос какой-то сопляк, без году неделя работавший в торговле!
    Отчаявшись понять хитрости студента, Жора решился на небольшую провокацию. Как-то раз «случайно» обронил в Ванином жигулёнке солидную пачку денег, перетянутую поперёк резинкой. Сделал это аккуратно, с тем расчётом, чтобы Ваня не сразу обнаружил находку. А сам после этого два дня на рынке не появлялся, сказавшись занятым. Вернувшись же, ничем не обнаружил, что хватился пропажи: решил выждать немного, чтобы к вечеру, когда будет считать выручку заодно и прищучит Рулёва. Рисковал, конечно, тот наверняка эти денежки припрятал, квадратные глаза сделает: не брал, мол, даже не видел. Жору это не смущало, он даже не сомневалось, что выбьет деньги из Рулёва, не таких обламывал.
    Однако вечера Жоре ждать не пришлось. Привезя очередную партию товара, Рулёв сам подошёл к нему и передал опешившему Шкуркину ту самую пачку денег, перетянутых посередине резинкой.
    - Вы в машине у меня обронили на днях, - пояснил, смотревшему на него с удивлением Жору.
    Тот взял пачку, почему-то повертел её в руках, оглядывая со всех сторон. Затем криво усмехнувшись, сказал:
    - Я вроде, ничего не терял…
    - Вы, вы потеряли, - убеждал его Ваня. – У меня в тот день кроме вас в машине никто не сидел.
    - Ну, раз я… - Жора смешался и то ли в шутку, то ли всерьёз сказал, засовывая деньги в карман куртки: - Другой бы себе прикарманил, а ты отдаёшь!
    Рулёв шутку не принял.
    - Как же я мог взять чужое? – удивлённо посмотрел он на Жору и тот не выдержал взгляда парня, опустил глаза.
    После неудачной провокации Жора совсем потерял покой. Если Рулёв не взял пятьдесят тысяч, значит, нацелился на что-то более крупное. Но на что? Проще, конечно, было выгнать его завтра же и не мучиться понапрасну, но, подумав так, Жора вдруг впервые за то время, что он сделался хозяином, почувствовал некую робость. И перед кем, перед этим мальчиком с ясными взором?!
    Жора частенько выпивал для снятия стресса со своим приятелем Гришей, таким же, как и он, прожжённым торгашом и махинатором. Спиртное развязало язык и Жора, как на духу открыл приятелю мучившую его тайну. Тот не озаботился его проблемами, посчитав их надуманными. Не устраивает работник – гони, посоветовал он. И указал адрес, хорошо всем известный. Всё просто. Да, просто, соглашался Жора, но ему хотелось поймать, уличить, не гоже было ему, собаку съевшему на таких делах, поднимать лапки вверх перед бывшим студентиком. Видите ли, чужое он не мог взять, сволочь такая! А почему другие берут?
    Особенный какой выискался! Возьмёшь, никуда не денешься, учение-то своё хочешь окончить, значит возьмёшь! И, как хороший охотник, Жора запасся терпением и стал ждать.
    В награду за терпение охотники получают возможность взять на мушку, беспечно вспорхнувшую из травы утку.
Но Жора Шкуркин ожидаемой награды не получал. Он устал, извёлся, даже бушевавшая в нём злоба на студента унялась. Он желал теперь только одного: знать, как Рулёв обделывает свои делишки? В обмен на это знание Жора готов был даже признать своё поражение в противостоянии с ним. Но Рулёв вёл себя так, словно ничего не происходило, и если бы Жора вызвал его на откровенный разговор, тот, скорее всего, смотрел бы непонимающим взглядом: держался он, надо отдать ему должное, безукоризненно, ничем себя не выдавал.
    И вдруг фортуна, словно услышав стенания бедного Жоры, сжалилась над ним. Как-то раз, проходя мимо Рулёвского жигулёнка, он случайно бросил взгляд в салон его авто и на заднем сидении обнаружил слегка прикрытый газетой кулёк с гвоздями, которые студент только что привёз и уже разгрузил ящики. Кулёк был невелик, грамм на сто, сто пятьдесят, но важен был сам факт: наконец-то взял, присвоил, украл! Жора, кажется, не был так счастлив даже когда клал себе в карман хорошую выручку. Он опрометью кинулся прочь от машины и когда студент уехал, ничего не подозревая, отправился в палатку, где командовал бывший слесарь Пахомыч, неплохо справлявшийся с обязанностями продавца. Тот, приняв у Рулёва товар, как раз прятал накладные в папку. Завидев хозяина, вопросительно посмотрел на него поверх очков, оседлавших крупный нос картошкой.
Жора потребовал документы, внимательно стал проглядывать их. Видя, что хозяин чуть ли не ревизию собирается проводить, Пахомыч, у которого рыльце в пушку было, загрустил, исобрался уже встрять с объяснениями: не хотелось вот так в одночасье лишиться работы. Но узнав, что хозяину требуется, вздохнул с облегчением – из такой-то ситуации вывернуться проще пареной репы. И Пахомыч с усердием принялся помогать Жоре, тотчас же предупредив, что переданные ему Рулёвым деньги он просто ещё не успел оприходовать, как полагается.
    - Деньги? – Шкуркин так был удивлён, что выронил одну из накладных, спланировавшую на пол, точно осенний лист с дерева; Пахомыч кинулся поднимать документ. – Какие деньги?
    - Ну, Ваня взял себе для домашних нужд гвозди, шурупы, пару отверток… - начал перечислять Пахомыч.
    - Он заплатил?
    - Да, всё, как полагается, вот, - Пахомыч, поправив сползшие на вспотевший кончик носа очки, вытащил несколько смятых купюр из кармана синего халата. – Не успел положить в кассу, зашился тут с этими ящиками, всё не знаю, как ловчее поставить их…
Другой раз такая «забывчивость» обошлась бы бывшему слесарю очень дорого, Жора, хоть и ценил его, но церемониться бы не стал. Теперь же он, к радости продавца, решившего, что убедил хозяина такой пустячной отговоркой, пропустил объяснения эти мимо ушей, отложил накладные, которые всё ещё держал в руках и, ни слова не сказав, ушёл.
    Этим же вечером Жора, не поскупившись, нанял трёх амбалов с бритыми затылками, и они хорошенько отлупили ничего не подозревавшего Ваню.
   Шкуркин наблюдал избиение из укромного местечка и остался доволен. Настроение его улучшилось. Не намного, но улучшилось.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 05.06.2019 юрий ерошкин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2570521

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1