СМОЛА


СМОЛА



Летом мы ходим на стройку. А чем ещё заниматься, когда для футбола мало народа. Сидеть на лавке и рассказывать придуманные истории надоедает. И книжки, что задали на каникулы, подождут.
Стройка в выходные тихая, даже сторожа нет. Может где-то и появляется, только мы не видели. А что там брать кроме бетонных плит, которые не поднять и песка?
Дом должен получиться, как наш, такой же длинный, пятиэтажный. Выше здесь не строят, возможно, пока. Но это не скоро, про дом и новоселов. А песок сейчас - то, что надо. Можно попрыгать с высоты, поиграть в войну в уже собранных коробках, вроде, как в "развалинах", или строить песочные танки, а потом камнем по очереди сбивать друг у друга.
В этот раз мы полазили по перекрытиям, заглянули в цокольный этаж - там жутко, как в ловушке, даже эхо, и земля холодная. Выбравшись наверх, увидели черную бочку. Огромная, тяжелая, чуть ли не доверху наполнена смолой. Под ней остывший костер и часть гудрона пролито на землю, много пролито, непонятно зачем, словно заколдованная река Аида.
- Застыла, - сказал Андрей, оставляя отпечаток кеда на идеальной поверхности.
- Гладкая и упругая бездна. Зачем нарушать красоту? - произнес Максим.
Он увлекался фантастикой и часто говорил фразами из прочитанных книг.
Мы ходили вокруг помутневшей глади, не зная, что придумать. Тыкали палками, бросали обломки кирпича в самую середину.
- Вроде, застыло, - сказал Максим.
- Да, корка приличная, - подтвердил Андрей, пробивая верхний слой палкой.
Жара набирала силу. Солнце висело в зените, и нестерпимо пекло уши, которые уже успели обгореть. И мы должны были непременно добраться до сути проблемы, придумать настоящее дело.
- Если посыпать песком, то не увязнешь, - сказал рыжий Толик.
- С песком, да, - согласился Матвей.
- Да ну, его. Может, на пруд пойдем? - попробовал сменить интерес Андрей.
Он стоял поодаль, показывая осторожное безразличие.
До пруда несколько километров. Там можно купаться, ловить руками мальков, лучше марлей или майкой, делать искусственные затоки, запруды с головастиками, прорывать каналы. Можно просто валяться на песке и болтать о космосе, инопланетянах, незаметно переходить ко всяким ужасам - чертям и привидениям, что прячутся ночью в шкафу. Но там были вчера, и смущала длинная дорога через кукурузное поле. А еще слепни, что неприятно кусали до чешущегося волдыря.
- Жарко, - сказал Максим. - Окунуться, это конечно...
Последнее слово застряло от духоты.
- Можно взять воды с вареньем, - сказал Андрей.
- А в чём нести? - сомневался Толик.
Он не разделял общий оптимизм. Недавно влетело от родителей за дальние походы. Так влетело, что слышал весь двор. Это позже кто-то окно прикрыл.
- В банке или термосе. В термосе лучше, холоднее.
Но свободного термоса ни у кого не оказалось, он был, но, то ли занят, то ли нужно спросить у родителей, которые зададут тысячу лишних вопросов, лишь бы не отказать. А банку нести неудобно.
- Трехлитровую тяжело, - сказал Максим.
- Можно литровую, - сказал Андрей, но тема зависла и все вернулись к понятной бочке.
Снова топтались вокруг, думали.
- Смола точно не берется, если песок, - сказал Толик.
Он сыпанул горсть и оставил глубокую вмятину.
Ребята последовали примеру, оставляя следы на "лунной" поверхности.
- Мой круче, - обрадовался Толик, и все согласились.
- Если просыпаться песком, то по краю можно запросто ходить, - заверил Максим. - Кто рискнет?
- А что здесь такого, она сухая, - сказал Толик, пожав плечами.
Он и рискнул, потому что все подбадривали. Много песка зачем, не интересно, и так понятно, а чуть неопределенности, круто. Ступал он аккуратно по краю мутного зеркала, присыпанного "пудрой" земли. Чуть прикусывал при этом губу.
Наблюдать скучно. Андрей нашел палку, набрал смолы и стал всех пугать. Мальчишки врассыпную. Он носился со смехом, нам же было не до веселья. Вдруг, случайно заденет. Не отмоешься. Потом услышали голос Толика:
- Пацаны, помогите, вроде, застрял.
Беготня мгновенно прекратилась. Умеем быть серьезными, если надо.
Обступили вокруг и стали давать советы.
- Ногу тяни...
- Шнурок завяжи сильнее...
- Руку давай...
- Пацаны, вязну - чуть не плакал Толик.
Он уже погрузился прилично, глубже некуда, но лезть в смолу никому неохота.
Потом кто-то принес старую доску.
- Доставай ноги и ступай на нее босиком. Только на гвозди не попади.
Толик, стоя на доске, начал вырывать застрявшие кеды. Измазался. Кряхтел, пот убирал тыльной стороной руки, оставляя черные следы на лбу. Достать обувку удалось лишь с помощью лопаты, ржавого обломка, что нашли неподалеку. В довесок к кедам, оторвали большое количество налипшего гудрона. Получилось что-то вроде сапог у космонавта с магнитами для гравитации. Потом несчастный отделял липкую черноту с некогда белой резины камнями и палочками, которые мы услужливо подавали. Конечно, сочувствовали. Кеды хоть не новые, но все равно обувь, и пришли в негодность. Нужно покупать. Эти уже не отодрать даже бензином. А в голове тот скандал на всю улицу.
- Будет тебе, - сказал Максим.
- Да уж, - бурчал Толик.
Домой шли похоронной процессией. Впереди Толик, переступая босиком крупные камешки, нес на палке перепачканные кеды, схваченные вместе шнурками, как оправдание перед родителями. Испорченные носки выбросил в костер, под бочку.
- Воняли, - добавил на всякий случай.
Он уже остыл и принял будущее, даже пытался шутить.
- Лучше бы на пруд пошли, - сказал Андрей.
- Да уж, - сказал кто-то.
Совершенно безразлично прошли мимо частного дома с созревающими вишнями. Завернули за угол глухого забора. Лето только начиналось.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 04.06.2019 Модест Минский
Свидетельство о публикации: izba-2019-2569842

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1