Кузина


            Лето моего шестнадцатилетия выдалось особенно жарким, духота накрыла город, не помогали даже вечерние прогулки в соседнем парке. Родители, соседи таяли, словно мороженое. Все жаловались на погоду, я же была весела, как никогда. Я любила гулять в парке. Мне казалось, парк тоже светится от счастья, пропуская сквозь ресницы деревьев игривые лучики солнца. Грусть жизни не могла пробиться сквозь густую крону деревьев. «Грусть надо заслужить» - говорят мудрецы. Видимо, я не заслужила. Мое настроение сверкало от счастья, от гордости за себя, за весь окружающий мир. Мое настроение – это моя молодость, моя игривость и мое легкомысленное отношение к жизни. Так говорили взрослые, мои родные и даже не родные дяди и тети. Что ж, им виднее. Пусть будет так. Я же не виновата, что веселье лезет из всех уголков моей души. Бурное веселье злит моих родственников. Им не нравится мой безудержный смех, мое буйство, моя бесшабашность. Они ждут, когда я стану серьезнее. А я не становлюсь, и все тут. Родители давно намекают, что пора повзрослеть, пора стать леди, пора подумать о женихе. «Пришло время подыскать тебе пару» - постоянно говорят они.«Вам надо, вот и подыскивайте, а я замуж не собираюсь» - всякий раз отвечаю им. Еще чего, замуж. Будет какой-нибудь балбес рядом ходить, будет читать свои нудные стихи, петь заунывные песни. Я сдохну от скуки в этой семейной жизни. Так иногда рассуждала я, пребывая в полной уверенности, что замужество – прескучнейшая штука и создано не для меня. Но мои родители упрямы, устраивают званые вечера, приглашают молодых людей, якобы на смотрины. На кого смотреть? Открыли бы глаза и посмотрели на них сами. Один скучнее другого, один чопорнее другого. Мне иногда становится просто смешно, будто всех скопировали с одного образца. Неужели у природы совсем не осталось разнообразия? Неужели у Бога кончилась фантазия? Так прошло дачное лето. Одинаковые дни сменялись такими же вечерами. Если бы не моя природная жизнерадостность, можно было впасть в меланхолию.
            Наступила осень, которую я не люблю. Дожди навеивают грусть даже на меня. Отсутствие прогулок в холодные и пасмурные дни заставляет долго сидеть дома в присутствии родных. Скучнейшее занятие слушать их болтовню. Что они в ней находят? Как им не надоест перемывать косточки знакомым? Зимой было бы еще хуже, но приехала кузина, старшая сестра моего отца. Кузина Наталья, так ее все называли, была женщиной бальзаковского возраста. Никогда не была замужем, долго жила заграницей, много путешествовала, водила дружбу с известными людьми, была поклонницей Вольтера, зачитывалась Мопассаном. В общем, дама еще та! Все ее считали распутной, обсуждали при каждом удобном случае, но ее эти разговоры мало занимали. Она имела собственное мнение относительно своей жизни, другого мнения знать не желала. Кузина Наталья была моей любимой тетей. Я всегда ждала ее приезда, знала, что она принесет в нашу жизнь что-то новенькое, чего доселе в ней не было. Кузина Наталья впорхнула в дом на крыльях любви, так она сказала про молодого корнета, который появился следом за ней. Корнета звали Алексей. Молодой безусый, он казался младше своих лет. На вид ему было не больше восемнадцать. Кузина сообщила, что ему все двадцать четыре года. Это было подчеркнуто специально для моих родителей. Корнет проходил службу в нашем городе и мог являться к нам очень часто. Он хорошо музицировал, чем скрашивал вечера в нашем доме. На его исполнения специально съезжались гости, теперь осенние вечера стали много веселее, чем раньше. Кузина Наталья иногда садилась за рояль рядом с Алексеем, пытаясь перелистывать ноты. На самом деле, я это наблюдала, она касалась его руки, наклонялась вперед, чтобы он видел ее глубокое декольте. Алексей улыбался ей загадочной улыбкой, словно пытался поцеловать, а она ускользала от него. Это была игра двух влюбленных. Игра, в которую я не умела играть, т.к. никогда не была влюблена. За этой игрой я наблюдала каждый вечер, специально выбирая самое удобное место около рояля. Когда гости покидали нас, Наталья приглушала свет, и они с Алексеем долго шептались, прижимаясь друг к другу и поглаживая пальцы.
- Кузина, - спросила я как-то Наталью – почему вы не уединяетесь с Алексеем?
Наталья посмотрела на меня, чуть улыбнувшись одними уголками губ.
- Дорогая моя, ты еще слишком молода, чтобы задавать такие вопросы, да это и не очень учтиво. Тебя плохо воспитывают?
- Что вы, дорогая кузина, очень даже хорошо. Возможно, даже слишком, мне так хочется быть невоспитанной.
- Теперь понятно. Ты бастуешь против своих воспитателей, но я не воспитываю тебя.
- И все же, кузина, соблаговолите ответить мне – я старалась быть как можно более учтивой. – Почему вы не остаетесь наедине с Алексеем? Он такой красивый молодой человек. Разве вам этого не хочется?
- Девочка моя, прости, я не сразу поняла твой вопрос. Ты молода, у тебя все впереди. Я уже старею. С каждым днем ее, эту проклятую старость, я чувствую все сильнее. Это не страшно, совсем нет. В жизни много интересного, кроме любви. Просто, я растягиваю каждое мгновение любви, впитываю в себя каждое прикосновение любимого, каждый его вздох, как последний. Тебе не понять, да и нет нужды это делать. Просто помни, все мгновения когда-нибудь испарятся. Память прекрасная штука, только жизнь она не заменит.
Прошло много лет. Я давно и благополучно замужем, дети подрастают, но с каждым годом все чаще вспоминаю слова кузины Натальи.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 04.06.2019 Ольга Фишер
Свидетельство о публикации: izba-2019-2569620

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1