Случай


Случай
Узкой тропкой, вдоль размытой и разъезженной дорожной колеи, Зинка бежала в школу. Дорогу переходить, всё равно, было нужно. Вот так всегда: встанешь резиновыми сапожками в колею, влипнешь в жижу, а дальше жди подмоги. Можно час простоять, пока проезжий тракторист заприметит. Правда, сегодня повезло – подоспел сосед, старшеклассник Гришка.
– Ну, Зиночка-картиночка, опять беда, – шутливо проговорил он, перенося её через дорожную грязь. – Да ты погляди, уже опаздываем, давай наперегонки...
Гришка, подхватив её школьную сумку, взял девчонку за руку, и они рванули через школьный парк. Возле школы парень ещё ускорил шаг и понёсся к школьному крылечку. Зинка плелась позади.
Она и не подозревала, что этот красивый, загорелый деревенский мальчишка скоро станет лётчиком-испытателем. А в деревушке, родном местечке, останется всего один житель...
...Когда заезжаешь в Осиновку, то среди брошенных изб светит огнями один дом, Егоров.
Выбравшись из попутки и оказавшись на просёлке, Зинка ни о чём не мечтала, как побыстрее забраться в родительскую избу. Теперь она пустовала, как и другие...
Зинка сейчас двигалась совсем другой походкой, уже отяжелённой.У родной избы перекрестилась и тихонько, боясь скрипнуть старой дверью, прошагала внутрь. Она только собралась разреветься от нахлынувших чувств, как услышала за окном покашливание дяди Егора.
– Зина, ты,што ль, приехала?
– Дядечка Егор, как ты здесь? – целуя старика, спросила Зинка. – Не страшно одному?
– А кого бояться? Разве себя... Видишь, страшной какой – старый стал, а всё Осиновку освещаю, через кухонное окно.
Егор постоял ещё и поплёлся в свою избу. А Зинка подумала, потужила недолго, а наутро собралась в лес. Шагала размашисто, пробуя голос, припоминая, что матушка всегда в лесу пела. Сверху, с осиновых веток,вторили неведомые пташки. Палило солнце. Сочно зрела малина, и каждый кустик манил крупными ягодами.
Ближе к вечеру решила, что пора в обратный путь, и закружилась в поисках привычной тропки.Побежала вперёд, но не увидела ни одной смятой травинки. Рванула назад, но вместо малинника наткнулась на огромную вырубку. Промоталась до ночи, вышла на болотину и, упав на сырую лесную траву, зарыдала. Нащупала телефон, но связи, как и в деревне, не было.Лес страшно шумел, истошно орали ночные птицы. Зинка, вероятно, потеряла сознание...
– Зиночка, вставай, к рассвету нужно выбраться, – пытался её разбудить знакомый голос.
Кто-то попытался посветить ей в глаза. Она вскочила, зажмурилась и закричала от страха.
–Зина, домой пошли, это я, Гришка.
От невероятного счастья она зарыдала.
– Зинаида, нужно двигаться, выведу тебя.
Она, шатаясь, пошла за старым знакомым, запинаясь о лесной бурелом. У Гришки был странный фонарь, он светился прямо из куртки. Впрочем, сейчас ей было не до того.
– Гриш, – решилась заговорить Зина, – ты надолго на родину?
– Теперь здесь обосновался.
– А как же семья? – поинтересовалась женщина.
– Не успел...
– Ничего, не поздно, небось, невест на лётчиков хватит, – решила сгладить разговор Зина.
Он не ответил. Хотя ей было всё равно, вымоталась.
– Не могу больше, – падая, зарыдала она.
– Надо идти – у нас только час до рассвета... Вставай, поднять я тебя не могу.
– А ещё летчик, бессилый, – в отчаянии высказалась Зина.
Через час они вышли, наконец, из леса. Она была счастлива, поэтому пригласила Гришку к себе.Он замотал головой и взял клятву, что никому не расскажет:
– Не пугай Егора, а то он один остался. На кладбище будешь, брось цветочек на пятую могилку от речки.
– Мать? – поинтересовалась. Он ничего не ответил и двинулся обратно в гущу леса.
Зинка подумала, что он слетел с катушек, подействовали самолёты. Махнула рукой. Добралась до избы, поскользнулась на крыльце и, уткнувшись лицом в порог, зарыдала.
Позже с Егором пошли на кладбище, прибрались, посидели. Крупку побросали, цветочки положили. Дошли до пятой могилы. И тут Зинка схватила Егора за плечо, забыв клятву:
– А Гришка, что, помер?
– Лет пять уже, упал на самолёте, непонятно, что случилось... На родину хоронить доставили, а потом и мать его, с горя... – вздохнул старик.
– Я его позавчера ночью в лесу видела, он там живой бродит.
Егор, подобрав с земли смятый цветочек, ничего не ответил.
Зинка бежала с кладбища, как угорелая, оборачиваясь от каждого шороха и птичьего вскрика. Сзади плёлся, торопливо перебирая палочкой, Егор и твердил:
– Иду, иду, разве за молодыми поспеешь... Не смотри на меня, дорогу знаю – приду.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 03.06.2019 Светлана Чернышёва
Свидетельство о публикации: izba-2019-2569198

Рубрика произведения: Проза -> Мистика










1