Демиург местного значения. Часть 2, глава 22(продолжение 9)



- Так вот, - Андрей в очередной раз подергал себя за мочку уха. – Я остановился на том, что занялся созданием первой женщины этого мира. Особо не мудрил, действовал уже проверенным способом – просто представил нашу Ирку, какой я ее помнил. И она возникла. Как обычно, просто из воздуха. В ее любимом платье. Помнишь – бирюзовом?
Я помнил, но ничего не сказал, даже не кивнул. Андрей глянул мне в глаза, сделал хороший глоток из кубка, сказал:
- Помнишь, конечно, но все еще злишься. Ну, тут я тебя понимаю, хотя… Ладно, так, или иначе, но я создал Ирку, нравится тебе это, или нет. Вот только… - он еще раз отхлебнул вина. – Только с людьми возникла загвоздка. Оказывается, я не мог воспроизвести личность. Анатомия, физиология – пожалуйста, а вот личность… Видимо, слишком это тонкая материя. В общем, у меня получилась пустая оболочка. Мозг без начинки, обладающий только набором простейших рефлексов. Представляешь, каково это – видеть перед собой любимую женщину, которая ведет себя, словно годовалый ребенок. Бр-р-р!
Андрюха еще хлебнул, со стуком поставил кубок на стол, сказал:
- Помучившись неделю с этой недоиркой, я ее развеял. Оказалось, что могу и такое. А потом начались эксперименты. Чего я только не пробовал делать! Измудрялся по всякому! Провозился не меньше месяца. Создал и развеял больше сотни Ирок. Представляешь? С каждым разом имел место небольшой прогресс, но результата, которого хотелось, я так и не достиг. Девушки, в конце концов, стали получаться вменяемыми, способными адекватно реагировать на происходящее и вполне трезво мыслить, но все они не были той Иркой, которую мы с тобой знали. И, в первую очередь, они ничего не помнили из той нашей жизни. Так, иногда какие-то проблески в виде дежавю. Пришлось довольствоваться этим. Оставив при себе последнюю, самую удачную версию Ирки, я занялся созданием мужчины.
Андрей хитренько так, посмотрел в мою сторону. У меня перехватило дыхание.
- Ты, что… - начал я возмущенно.
- Именно, - кивнул Андрюха. – Я создал тебя. А кого еще я должен был создавать, если не своего лучшего друга? И здесь отсутствие у модели памяти меня вполне устраивало, сам понимаешь. На твое создание ушло гораздо меньше времени – уже имелся опыт. Да и знал и помнил я тебя гораздо лучше, чем Ирку – сколько лет вместе бое о бок.
Андрей замолчал, хлебнул еще. Застыл на какое-то время, глядя пустыми глазами в пространство. Потом встрепенулся, усмехнулся невесело, продолжил рассказ:
- Все перипетии наших тогдашних взаимоотношений я тебе пересказывать не буду – долго и сложно, сам во всем тогда происходившем толком не разобрался.
- И куда же делся я здешний? - с трудом расцепив зубы, спросил я.
- Погиб, - коротко ответил мой бывший друг.
Почему-то расспрашивать о подробностях случившегося у меня желания не возникло.
- Кстати, Ирка, которую я здесь только что убил, тоже не та первозданная Ирка, - добавил Андрей. - Но об этом чуть позже. Теперь надо было заселить созданный мной мир людьми. И тут тоже имелись свои сложности. Сам понимаешь, если бы я начал штамповать здешних жителей по одному, это заняло бы бесконечно долгое время, потому решил действовать по тому же принципу, что и с созданием биоценозов. И, знаешь, получилось почти сразу. Возникали государства с населением, историей, которую они помнили, взаимосвязями, страстями и всем прочим. В общем, лучше не пожелаешь.
За основу решил взять эпоху поздней античности. В Европе – Римская империя. Ну, не совсем в точности – копировать один в один не захотелось, даже название. В междуречье, что-то вроде Вавилонского царства, Египет, понятно. Ну и так далее: Индия, Китай, Степь… Воспроизводил, насколько помнил, но с вариациями. Язык везде оставил русский. Хоть и знаю неплохо еще английский, но решил не путаться.
- Как же в Египте негры оказались? Да и в Малой Азии? – не удержался я от вопроса.
- Это случилось уже позднее. Я же позволил миру развиваться по своим законам. Вот и пришли чернокожие завоеватели. Где-то я вмешивался, приняв ипостась Черного Властелина, где-то оставлял ситуацию развиваться, как есть. Стало не скучно, - новый глоток из кубка. – На какое-то время. Но потом, после гибели твоего двойника и Ирки… Начала мучать ностальгия. Я даже попробовал смоделировать наш город, на специально для этого созданном острове в Атлантическом океане. Но, почему-то получился голимый картон, и я уничтожил это безобразие. Потом была еще одна Ирка и еще один ты, а к вам в придачу Валентина. И опять!
Лицо Андрюхи исказила злоба, но он провел ладонями ото лба к подбородку, и словно стер неприятную гримасу.
- Что опять-то? – вкрадчиво спросил я.
Андрей оперся подбородком о сплетенные пальцы рук, печально посмотрел на меня, спросил:
- Ты, действительно, хочешь это знать?
Я кивнул.
- Расскажу, - после паузы сказал Андрюха. – Но чуть позже. Я еще не закончил свою исповедь.
Новая порция вина, булькая, полилась в кубок.
- От тоски я продолжил попытки выбраться из этого чертова мира, - продолжил бывший друг свой рассказ. – Забыл сказать, такие попытки я предпринимал с самого начала – домой хотелось, сам понимаешь. Но ничего из этого не получилось, и я это дело забросил. Кстати, относительно природы мира, в котором я оказался. Долго думал, что же это такое. Предполагал даже, что это затянувшийся предсмертный бред. Но слишком тут все было реально. Да и потом, когда начал попытки выбраться отсюда, понял, что мир мой вполне реален. Скорее всего, мы имеем дело с каким-то отнорком нашего большого мира. Совсем небольшим отнорком, чем-то вроде маленького пенного пузырька. Как-то я сюда попал и наполнил его содержанием, а вот выбраться… Выбраться отсюда сложно. Наверное, невозможно, хотя…
Давай расскажу тебе о своих попытках. Тем более, наверняка и тебе будет это интересно – ты же тоже не жаждешь провести здесь остаток жизни? Так вот, единственное место, соединяющее наш большой мир и здешний малый, это священный колодец. Я назвал его сенотом, по аналогии со священным колодцем жрецов Майя. Ты тоже? Ну, это не мудрено – одни книжки читали. Возник этот колодец сам по себе, без какого-либо моего вмешательства. Должно быть, появился, как только я создал землю. Спросишь, как я его обнаружил? Совершенно случайно, но и не обнаружить, наверное, не мог. Видишь ли, от него очень сильно фонит. Что я понимаю под этим словом? Трудно объяснить. Видишь ли, ко всему мной созданному здесь у меня имеется чувство «своего». По-другому сказать не могу – мое и все. А вот от этого колодца и, кстати, всего пространства, находящегося за оболочкой моего мира исходит аура чужого, словно холодом веет. Примерно так. Почуял я этот колодец во время очередного облета недавно созданных племен славов. Заинтересовался, спустился. Оказалось, что в отношении этого колодца у здешних жителей уже сформировался культ. Ну, пересказывать его суть не буду – ты и так все знаешь.
- Я заинтересовался и начал исследования. Изучал колодец с помощью, как бы это сказать, - Андрей пощелкал пальцами. – Наверное, ближайшая аналогия это астральное тело наших земных эзотерических практик. Так вот, выпуская из себя это самое астральное тело, или, если хочешь, бестелесный дух, я могу с быстротой мысли перемещаться по своему миру и даже бывать в нескольких его местах одновременно. Могу, даже, создавать в этом другом месте физическое тело любого обличия и управлять им. Собственно, Черный властелин, который противостоял нам во время сражения, типичный тому пример.
Но я отвлекся. Итак, я запустил этого моего бестелесного посланника вглубь колодца. На дне его обнаружил узкий нисходящий тоннель, ведущий в огромную пещеру, доверху наполненную водой. В пещере имелось течение. Против него я и поплыл, если можно так сказать. Затрудняюсь в оценке расстояния, которое пришлось преодолеть, но, к своей не малой радости, в конце концов, я добрался до выхода. Выход этот представлял собой ту самую пещеру на дне озера, в которую меня затянуло течением.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 03.06.2019 fongross
Свидетельство о публикации: izba-2019-2569196

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези













1