Лермонтов. Осторожно: свобода!


Свобода по Лермонтову

Свобода была главной ценностью человеческого бытия в представлении молодого русского дворянства первой трети Х1Х века. "Свобода! Он одной тебя Еще искал в подлунном мире!" - писал Пушкин о своем герое в поэме «Кавказский пленник», выражая основную тенденцию духовного поиска своих современников.

Борьба под лозунгом свободы привела к катастрофическим событиям в России в ХХ веке, поэтому стоит внимательнее приглядеться к этой проблеме.

Общепринятым является утверждение, что Лермонтов - певец свободы. При этом свобода в его творчестве рассматривается как мотив. Так это сделано и в "Лермонтовской энциклопедии": свобода описана как один из мотивов. В то же время в этой энциклопедии используются два слова: "свобода" и "воля". Автор статьи на эту тему употребляет слова "свобода" и "воля" не как синонимы. Он указывает, что воля связана с фольклорным пониманием и что воля, по Лермонтову, - "нечто исконно природное, составляющее безмерную, абсолютную ценность бытия и личности". Воля - "высшее начало, несравнимое даже со счастьем". Воля выше, ценнее свободы.

От воли один шаг до вольнодумства, которое, наряду со свободомыслием, трактуется Философским словарем как "отрицание религиозной догматики и церковной обрядности с рационалистических позиций, отстаивание свободы разума и науки от религии". О такой позиции вольнодумства у Лермонтова не заявлено. Свобода у Лермонтова - это не только слова "воля" и "свобода", не только темы и мотивы.

Главное в его творчестве – не формулы, не рассуждения, а живая жизнь героя. Его герои живут в состоянии свободы, от которой они переходят к воле. Лермонтов вскрыл суть свободолюбивой, вольнолюбивой личности.

Главные герои Лермонтова - самые свободные в русской литературе. Совершенно свободен сирота Мцыри, герой одноименной поэмы. Свободен от каких бы то ни было обязательств и богатый офицер Печорин, главный герой романа "Герой нашего времени". Абсолютно свободен герой поэмы "Демон". И как же они чувствуют себя в состоянии свободы, чем занимаются и чем это все заканчивается?

Мцыри, не монах, послушник, воспитанный в монастыре, ничего не говорит о христианстве или о монастыре, он просто сбежал из монастыря ради воли. Да, он оказался перед лицом страшных обстоятельств. Он прошел через мучения голода и жажды, через схватку с диким зверем, через угрозы опасной горной природы. Жизнь на воле оказалась полной невыносимых лишений, которые отняли и силы и жизнь. Но он не ропщет на испытания. Он доволен, что доказал самому себе свою натуру борца: что был бы он «в краю отцов не из последних удальцов».

Демон полон тоски. Ему-то чего недостает в атмосфере абсолютной свободы? Однако понадобилась Тамара. Он полюбил ее, заставил полюбить себя, и она умерла, усилив его тоску, тоску одиночества.

Печорин - армейский офицер, вооружен и чрезвычайно активен. Не преследуя никаких явных целей, он не может миновать ни одной ситуации, свидетелем которой он оказывается. В Тамани его внимание привлекли действия слепого мальчика и юркой девушки. Он выследил их и разорил гнездо «честных контрабандистов».
Если события не предвидится, он его организует. Он спланировал похищение Бэлы, уговорив ее брата выкрасть ее и привезти Печорину в крепость, куда Казбич пригоняет баранов. Там Азамат украл Карагез, лошадь Казбича, чрезвычайно им ценимую. В результате Казбич зарезал отца Бэлы и Азамата, Азамат исчез вместе с лошадью. Казбич выкрал Бэлу и зарезал ее. Так был опустошен дом, куда однажды пригласили в гости Печорина.
Он взревновал молоденькую княжну к раненому Грушницкому и, в сущности, спровоцировал дуэль, на которой убил молодого офицера Грушницкого, а Мэри душевно ранил.
После него остается выжженная земля.

Его тактика такова: обаятельный и обходительный, он привлекает к себе и уничтожает. В него влюбляются все женщины: Вера, Бэла, Мери и Настя, дочка урядника в повести «Фаталист». И гибнут, кроме Насти, которою он пренебрег. Ему завидуют мужчины и пытаются соперничать, бороться – и тоже терпят поражение все: от разбойника Казбича до офицера Грушницкого.

Сама судьба не устояла перед ним. В повести «Фаталист» среди офицеров шел спор о предопределении, то есть о роли судьбы в жизни человека. Тогда Печорин решил сразиться с самой судьбой. Объективно он совершает подвиг. Безоружный, он под дымовой завесой врывается через окно в избу, где заперся пьяный солдат, только что зарубивший офицера. Печорину удалось схватить преступника и сдать его ворвавшимся через дверь солдатам. Все его поздравляли. «И было с чем» – внутренне говорит он, соотнося свою победу не с казаком, а с самой судьбой.

Общеизвестно, что в романе нарушена хронологическая последовательность расположения повестей. Это имеет очень важное значение. От повести к повести возрастает сила противника Печорина: от горца Казбича и девушки-контрабандистки - к офицеру Грушницкому и к самой судьбе.

Можно сказать, он организует жизнь вокруг себя. Можно сказать, что он играет со
смертью, находясь фактически на грани самоубийства. Но зачем? Что он сам об этом думает? Он рассуждает об этом так: «И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов?» Как видим, себе он отводит пассивную роль. Он снимает с себя ответственность и укоряет судьбу в ее непонятных ему намерениях. «…Сколько раз уже я играл роль топора в руках судьбы! Как орудие казни, я упадал на голову обреченных жертв, часто без злобы, всегда без сожаления…» Он видит себя только орудием судьбы – ее инструментом. А каково его собственное представление о жизни? «Я люблю врагов, хотя не по-христиански. Они меня забавляют, волнуют мне кровь. Быть всегда на страже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерения, разрушать заговоры, притворяться обманутым, и вдруг одним толчком опрокинуть всё огромное и многотрудное здание из хитростей и замыслов, - вот что я называю жизнью». И это пассивное отношение?

В памяти читателя он остается абсолютным победителем, поскольку завершается роман повестью "Фаталист", а о смерти героя мы узнаем в середине книги – в предисловии к журналу Печорина и не становимся свидетелями смерти, а только получаем краткую информацию о его кончине из третьих рук. А он не устает подчеркивать свою исключительно страдательную роль. Он удивляется: «Неужели мое единственное назначение на земле – разрушать чужие надежды?» Такая постановка вопроса свидетельствует об ощущении им враждебности своего поведения. «С тех пор, как я живу и действую, судьба как-то всегда приводила меня к развязке чужих драм, как будто без меня никто не мог бы ни умереть, ни прийти в отчаяние! Я был необходимое лицо пятого акта, невольно я разыгрывал роль палача или предателя».

Он обвиняет судьбу и допрашивает её: «Какую цель имела на это судьба?» И все же он не может этим ограничиться, способность к глубокому самоанализу не позволяет Печорину отгородиться от размышлений о причинах его беспощадного, можно сказать, потребительского обращения с людьми. Он ищет причины своего душевного состояния и находит их. Во-первых, он обвиняет свет, то есть дворянское общество, в своем душевном состоянии: «Во мне душа испорчена светом... я глубоко чувствовал добро и зло… я был готов любить весь мир..." Но его не полюбили, и он всех возненавидел. Затем он дает индивидуальное психологическое объяснение: у него "воображение беспокойное, сердце ненасытное", "мне всё мало, к печали я так же легко привыкаю, как к наслаждению, и жизнь моя становится пустее день от дня…» Практичный Максим Максимыч говорит об этом просто: «Таков уж был человек: что задумает, подавай, видно, в детстве был маменькой избалован…»

Кроме того, Печорин говорит о дурной наследственности - о присущем ему от рождения духе противоречия: «У меня врожденная страсть противоречить, целая моя жизнь была только цепь грустных и неудачных противоречий сердцу или рассудку. Присутствие энтузиаста обдает меня крещенским холодом, и, я думаю, частые сношения с вялым флегматиком сделали бы из меня страстного мечтателя». Это неправда. Вспомним, как рассказчик замечает, что глаза Печорина не смеялись, когда он смеялся, и так это поясняет: «Это признак – или злого нрава, или глубокой постоянной грусти». Однако отмеченный им «фосфорический блеск» глаз Печорина, «подобный блеску гладкой стали, ослепительный, но холодный», свидетельствует скорее о злобе, чем о грусти. Принимая во внимание холодность его взгляда, придется сделать вывод о том, что его всегда окружали теплые, мягкие люди. В романе это как будто подтверждается. Мягкими, добрыми являются Максим Максимыч, быстро простивший Печорину похищение Бэлы, Вера, которая никогда, несмотря на свои два замужества, не могла воспротивиться его влиянию, постоянный собеседник Печорина доктор Вернер, человек «души испытанной и высокой», плакавший над умирающим солдатом, да и в Грушницком в его двадцать лет Печорин не отрицал «много добрых свойств».

В таком случае люди жесткие и волевые должны были пробуждать в Печорине противоположные качества. Однако в среде контрабандистов в повести «Тамань» Печорин ведет себя в соответствии с их нравами и на попытку утопить его отвечает тем же. В главе «Фаталист» Вулич, заявивший о фатализме, заразил этим Печорина, а не отвратил. Гордая княжна Мери не смягчила Печорина, а настроила его воинственно и весело. «Весело!..» – восклицает Печорин и объясняет: «... я уже прошел тот период жизни душевной, когда ищут только счастия, когда сердце чувствует необходимость любить сильно и страстно кого-нибудь, - теперь я только хочу быть любимым». Значит, дело не в окружении, а в возрасте?

И еще о возрасте. Он вспоминает, что в первой молодости был мечтателем: «любил ласкать попеременно то мрачные, то радужные образы, которые рисовало мне беспокойное и жадное воображение. Но что от этого мне осталось? Одна усталость, как после ночной битвы с привидением… В этой напрасной борьбе я истощил и жар души и постоянство воли, необходимое для действительной жизни, я вступил в эту жизнь, пережив её уже мысленно, и мне стало скучно и гадко, как тому, кто читает дурное подражание ему известной книге».

Есть и еще объяснение. Вот он перекупил ковер, который хотела купить княжна Мэри, вызвал ее неудовольствие, назвал это войной и объявил: «Милая княжна, берегитесь! Если вы мне объявите войну, то я буду беспощаден». Он сдержал слово и сделал всё, чтобы юная Мери влюбилась в него, а потом объявил ей, что не любит её. И объясняет: «А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца, его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет!» Обладать душой – это из нечеловеческой лексики. Далее уточнение: «Я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы». Признание более чем откровенное и тоже из сверхчеловеческой природы. Но есть и ещё: «Есть минуты, когда я понимаю Вампира».

Высшее признание: «А что такое счастие? Насыщенная гордость». Признание того же порядка. Не случайно княжна Мери сказала Печорину, что он хуже убийцы.

Отдает ли себе отчет Печорин в своих переживаниях? Не только отдает, но именно в самоанализе он видит высший смысл существования любого человека. «Душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет…она проникается своей собственной жизнью… Только в этом высшем состоянии самопознания человек может оценить правосудие Божие». Очень верно, если следствием самоанализа является раскаяние и исповедь. Но это очень далеко от Печорина. Печорин как будто бы строго судит себя. Он задает себе вопрос: «Зачем я жил? Для какой цели я родился?.. А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные… Но я не угадал этого назначения, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных...» Он признается, что живет «из любопытства: ожидаешь чего-то нового». И сам считает это смешным и досадным. И не раскаивается ни в чем.

Не ярко выраженной, но последовательно проведенной является антисемейная позиция Печорина. Размышляя о своем отвращении к женитьбе, он заявляет: «свободы моей не продам». Очень странен глагол: продать. В браке человек отдает себя целиком другому человеку. О продаже никогда не идет речь, кроме рабства в гаремах, которых на Руси никогда не было. Для Печорина семья предстает именно формой порабощения, способом лишения свободы. Свое нежелание жениться он объясняет врожденным страхом умереть от злой жены, как было предсказано его матери.

Впрочем, есть еще одна версия: «Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига, его душа сжилась с бурями и битвами, и выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце, он ходит себе целый день по прибрежному песку, прислушивается к однообразному ропоту набегающих волн и всматривается в туманную даль: не мелькнет ли там…желанный парус, ровным бегом приближающийся к пустынной пристани…»

Какое из его объяснений истинное? Все вместе или ни одно? Ведь в итоге – несколько версий сути характера и причин его становления: от наследственности и возраста до влияния общества и предсказания цыганки. Эта неопределенность в объяснении делает установление истины невозможным. Кажется, будто бы герой заявлен как непознаваемый, а под непознаваемостью подразумевается неисчерпаемость личности. На самом деле это герой стремится изобразить себя непознаваемым и потому предлагает разнообразные версии. Но дело не в непознаваемости героя, а в его нежелании быть познанным. (Злая сила всегда стремится быть неопознанным объектом. В этом ее сохранность). Это точка зрения именно героя, а не автора, который показал, к чему ведет вмешательство Печорина в жизнь, - об этом все сюжеты.

Душа Печорина неспокойна. Это беспокойство толкает на действия. Поэтому он, где бы ни был, является инициатором развития ситуации. Он не имеет опоры в духовной жизни, так как не способен к самоотдаче. Стабильность душе обеспечивает только готовность к самопожертвованию. Печорин же стремится к противоположному - к потреблению. Он хочет обладать чем угодно: женской красотой, расцветом юности, славой, популярностью – в целях самоутверждения. Такая личность неспособна ни к какому созиданию, а стало быть, – и к созданию семьи. В основу своего пьедестала герой положил не только отдельные личности, но и «ячейку общества», или «малую церковь», как называют семью.

Что же толкает Мцыри к барсу, Печорина - к людям, Демона - к Тамаре? Жажда общения. Но не ради гармоничного союза, а ради самоутверждения. Живой душе не свойственно замыкаться в себе. Она создана для жизни с другими людьми. Но свободолюбивая личность ищет общения с извращенной целью – доказать све превосходство. Мцыри не пошел к девушке, которая могла не оказать сопротивления и спокойно принять его в свой дом. Печорин не захотел жениться на Мери, хотя видел ее любовь к нему и чувствовал, что сам влюблен. Им всем нужна война. "А он, мятежный, просит бури". Не для победы, а ради процесса подавления сопротивления. Если опасности нет - он ее создаст.

Проблема свободы оказалась неотделимой от проблемы одиночества. Только одинокий свободен. У семейного или члена коллектива есть обязательства перед людьми: родителями, детьми, друзьями, сотрудниками. Что такое союз? Со-узы - совместные узы. Узы - это несвобода.

Свободный человек одинок. Это состояние оказалось тяжким бременем. Свободолюбивая личность ищет общения - но не для мирного сочетания, а для борьбы. Вот открытие Лермонтова. Вот его диагноз, который не был познан: осторожно: свободолюбивый человек!































Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 02.06.2019 эмма веденяпина
Свидетельство о публикации: izba-2019-2568559

Метки: свобода, воля,
Рубрика произведения: Разное -> Литературоведение










1