#ЛитературнаяНарезка №18. #ПрозVSСказ. #Город#СумеречнаяЗона. ЭкзистенциальнаяФантасмагория.


#ЛитературнаяНарезка №18. #ПрозVSСказ. #Город#СумеречнаяЗона. #ЭкзистенциальнаяФантасмагория.
.........................................................................................................................................................................................................................................................
#ГОРОД, часть№1 (Рюмочник), экзистенциальная фантасмагория. 

-"И куда нас занесло?" Осторожно спросил художник у своего напарника. -"Какой-то город судя по всему, но какой-то странный, я такого не видел раньше", - отозвался сталкер. -"Скуч, а чем странный город отличается от не странного?" - Трудно было понять, шутит Безумный или нет. -"Да какой-то он.....", - Скуч подыскивал слово., - "Короче странный." -"Понял", - не стал уточнять на этот раз Ху. Они сидели на вершине холма явно искусственного происхождения, а внизу простирался город. Костер почти догорел, кормить его было нечем на вершине террикона не было никакой растительности, сталкер отыскал лишь пару старых ящиков. На одном из них была рваная этикетка с надписью; - "Пельмени от Хозяйки", на другом, не менее истрепанная с надписью; - "Водка Хозяйская." -"Странное место", - опять повторил Скуч, -"Почему Инфундибулум выбросил нас именно сюда, ведь по идее Глотатель настроил артефакт на поиски предабсурдных состояний материи?" За их спинами раздалось рычание, Уважак, мирно спавший свернувшись калачом, привстал и потянув воздух ноздрями, осторожно произнес, - "Гав!" -"Что гав?" - Поинтересовался Скуч. -"Хозяин, там кто-то есть, но он не опасен", - ответил собак. -"Ладно, выходи уже, если не опасен", - крикнул художник в темноту. На тусклый свет костра вышел худощавый нескладный персонаж. -"Можно присесть, я вас не стесню", - произнес он. -"Ну садись, грейся, хотя топить почти нечем", - бросил Ху. Уважак обнюхал гостя и равнодушно свернувшись в спираль, спрятал нос в шерстистом брюхе. Визитер присел к костру, минуту рассматривал друзей, затем как-то преобразившись, хлопнул в ладони и игриво предложил, - "Ну что, по рюмочке?" -"А-а-а.....", - протянул Большой Художник. -"У меня с собой есть", - не дал ему закончить пришелец, и ловким движением выхватил из внутреннего кармана своего выцветшего, потертого плаща, бутылку водки. Безумный достал три граненных стакана. Визитер так же ловко разлил. Выпили, помолчали. -"Скучный, сталкер", - протянув гостю руку, нарушил молчание охотник. -"Рюмочник", - представился персонаж. -"Большой Художник", - тоже протянул ему руку Ху. -"Ну что по рюмочке?" - опять весело хлопнув в ладони предложил Рюмочник. Опять выпили, опять помолчали. -"А что за водка?" - Спросил Большой Ху. -"Да у нас в Городе одна водка, "Хозяйская". -"А как называется город?" - Поинтересовался Скуч. Рюмочник замялся, - "Да Город." -"Что город?" - Переспросил сталкер. -"Город называется Город", - ничтоже сумняшеся ответил визитер. -"Странное название", - вставил реплику Безумный. -"В нем живут персонажи или еще кто-то?" - Продолжил пытать Рюмочника искатель. -"Еще кто-то", - вполне серьезно ответил странный гость. -"А подробнее?" -"Ну что по рюмочке", - явно теряясь предложил Рюмочник. Ху разлил еще по одной. -"А пентакли тут в ходу?" - Протягивая стакан собеседнику, в свою очередь поинтересовался художник. -"У нас две валюты, одна конвертируемая, другая нет." -"И какие же?" -"Водка и Пельмени." -"Дай угадаю, конвертируемая это водка?" - Спросил ваятель. -"Точно, а как ты угадал?" - Искренне удивился Рюмочник. -"Интуиция", - ответил ему Ху. -"И все же, кто тут обитает?" - Сталкер изучающе смотрел на гостя. Тот опять стушевался, - "Хозяин обитает, Хозяйка, Мусорщики, Почтальон, Водочник, Перс, Опасность обитает, Угловые опять же, Вилли иногда заезжает на своем Цундаппе кс - 750, за Порядком следит, но последнее время он куда-то исчез." -"Кто Вилли?" - Начал недоумевать Ху. -"Нет, Порядок, Вилли его даже в розыск объявил." Ну дела", - только и смог проговорить ваятель дивных форм. -"А Хозяин он кто?" - Наседал искатель неочевидного. Этот вопрос сталкера привел Рюмочника в окончательное замешательство. -"Ну что по рюмочке?" -Хлопнув в ладони нашелся тот. -"Нет любезный, по рюмочке мы конечно ага, но сначала ты бы ответил на наши вопросы", - художник вопросительно смотрел на гостя. -"Да что вы меня пытаете мужики, ну Хозяин, он хозяин города, всех городов Города." -"И чем он занимается?" -"Хозяйствует, птицу разводит, ставит ее на крыло и отпускает." -"А Хозяйка?" -"Хозяйка, она дает Унылые Балы." -"А как ее зовут?" -"Её часто зовут, она востребована, это её Город." -"А остальные?" -"Опасность охотится, Водочник водку приносит, Мусорщики расставляют и забирают контейнеры." -"С мусором?" - Не унимался Скуч. -"Нет, с ним, не с мусором." Скучный вытер пот со лба, - "Продолжай." -"Ну Почтальон еду приносит, и молчит." -"Дальше....." -"Кто-то, живет в городе", - отозвался Рюмочник. -"Кто-то, они кто, или это он?" -"Ну что вы меня мучаете", - взмолился Рюмочник, - "Спросите что-нибудь попроще." -"Ладно, кто там остался, Перс он кто, потом попроще", - успокоил визитера Ху. -"Перс он Город пишет, он из бывших." -"Из бывших кого?" -"Из бывших людей." -"А люди это кто?" - Спросил художник. -"Люди, это далеко где-то, там где живут по грубым физическим законам." -"А сейчас он кто?" -"Ну я же сказал, Перс он персонаж." -"А что значит пишет?" -"Ну он как этот, как Рэй." -"Какой Рэй?" -"Брэдбери кажется, он почетный житель нашего Города, он тут описывал брошенные города Марса." -"А Марс это где?" - Заметно утомившись и вконец запутавшись, спросил Безумный. -"Марс это на Марсе, может по рюмочке, а?" Вид у Рюмочника был жалкий, казалось его мозг сейчас лопнет от напряжения. -"Друзья молча на него смотрели. -"Был еще один, тоже писал, его звали Черный Прозаик, он тут на башне, где сейчас пишет свой "Город" Перс, писал свою "Городскую Новеллу." -"Почему писал, он что умер?" - Продолжали по очереди, как на допросе, задавать вопросы напарники. -"Нет, он передал Углового Персу, в подарок от прежнего хозяина жилища, это традиция такая, Городская, а сам с Невестой ушел в Город, но он его не сам передал, а по почте, через Почтальона, им с Персом нельзя было встречаться, потому что Перс уже стал другим." Скучный схватился за голову. -"Ну что по рюмочке?" - С надеждой в голосе предложил Рюмочник. -"И спросите что-нибудь попроще, а?" -"Ладно наливай", - выдохнул художник, голова у него шла кругом от всего происходящего. -"Вот это правильно!" - Радостно подхватил ночной визитер. Выпили, помолчали. -"Ну спрашивайте, только что-нибудь совсем простое", - хлопнув в ладони оживился Рюмочник. -"Вот тебе попроще, немного зло бросил Ху. -"Почему хроносинкластический инфундибулум Воннегута выбросил нас именно сюда?" Безумный ехидно смотрел на Рюмочника. -"Да все просто, хроновариатор Воннегута видимо был настроен на поиски организованной не типичной энтропии происходящего, спонтанного характера." -"С самозарождающейся нестабильной смысловой константой, влияющей на Горизонт Событий в достаточно ограниченном, по меркам мироздания, объеме, с мультиабсурдным набором мультивариантных же мерностей." -"Каких мерностей?" - Очнувшись от оцепенения переспросил Скучный. -"Мерностей неочевидного характера, которые в силу своей первостепенности, подчиняют себе мерности физические, ведь просто все, разве нет?" - Рюмочник смотрел на напарников с искренним удивлением. -"Наливай Рюмочник, а то у меня мозг лопнет", - тоже сбросив с себя оцепенение предложил художник. -"Вот это правильно!" - Хлопнув в ладони и потерев их одна о другую, подхватил любитель ответов на простые вопросы. -"В Город проводишь?" - Осведомился усталым голосом искатель. -"Конечно, утром и пойдем, ко мне в "Рюмочную на Углу" заглянем, по рюмочке пропустим, под пельмени....."

#ГОРОД часть №2, (Работоспособный), экзистенциальная фантасмагория.

Работоспособный с бутылкой 777го. портвейна в руке обходил свою котельную, изредка отпивая вино прямо из горлышка. Он поочередно подходил к каждому котлу, насосу, агрегату, узлу, и молча, вздыхая гладил их рукой. Работоспособный персонаж прощался с атмосферой своей принадлежности к этому месту, рабочему месту, это была часть его жизни, длинною в тридцать пять лет. Котельная №13ть. умерла, она выполнила возложенные на нее никому неизвестные и непонятные функции и в данный момент медленно остывала. Черный Оператор грустной, черной тенью без тени, бродил за своим напарником, в отличии от Работоспособного он терял не только работу и дом, но и смысл своей не жизни, свою суть, неочевидную суть призрака котельной. Как и его напарнику Работоспособному, ему некуда было податься ни в этом мире, ни в том. Работоспособный молча протянул бутыль своему неочевидному помощнику, тот отпил из нее спорной во всех отношениях истины, и вернул старшему оператору. -"Вот и все, досмотрел "старушку"", - печально произнес Работоспособный снимая со стены почетную грамоту за изнурительный и непосильный труд, то единственное, что у него осталось от тридцати пяти лет работы тут, и единственное что будет ему напоминать об этих унылых, серых, рабочих буднях, длинною в полжизни, его жизни, Работоспособного персонажа. Падальщики, как он называл Утилизаторов, уже сегодня хотели начать резать на металлолом смысл его трудовой жизни, но старший оператор сказал их Старшему Падальщику, что если кто-то не даст ему сутки, чтобы проститься со своею "старушкой", он что-нибудт здесь взорвет, так как газ в трубах еще не перекрыли. Те не стали рисковать, взглянув в глаза Работоспособного персонажа. Он решил немного подремать в своем старом кресле, отпивая из бутыли, делясь вином с Чё Оператором, который сидел напротив в кресле помощника. В какой-то момент он задремал, отключившись минут на двадцать, как ни раз было, чего уж греха таить, во время работы, но тогда он был всегда уверен в своем неочевидном помощнике. Дама стояла между щитами управления и печально смотрела на Работоспособного, тот проснулся от этого холодного, равнодушного и какого-то унылого взгляда. Чёрный с почтением поклонился гостье, та кивнула, холодно, без эмоций и движением головы дала понять Чё Котельщику, что ему следует прогуляться. Тот без возражений кивнул и исчез. Дама присела напротив труженика тепла. -"Меня зовут Экзистенция", - без обиняков начала она разговор. -"Выслушай не перебивая, а потом, если возникнут вопросы, спрашивай." Работяга кивнул в знак согласия. -"Я намерена предложить тебе работу по специальности, в Городе есть все, Библиотека, Завод, Вокзал, Театр, Аэропорт, Метро, Общепит, Водочный Комбинат, Почта, Телеграф, Больница, Рынок и много еще чего, но Городу нужна Котельная, чтобы ему было тепло." -"Мы долго за тобой наблюдали с моей младшей сестрой, Безысходностью, ты нам подходишь, Городу нужны те, кто умеет выполнять требования дня, те, кто умеют использовать серую повседневность в своих целях, те, при виде которых Уныние прячет клыки и приветливо виляет хвостом." -"За долгие годы ты научился превращать существование без прикрас в знания и опыт, ты знаешь цену изнурительному труду." -"Хозяин подписал твое заявление о переводе в Город, слово за тобой." -"Кроме этого у меня к тебе предложение как частного лица, я намерена нанять тебя на должность эксперта по изнурительному труду, в моем Доме Уныния." -"Каждый месяц я даю Нелепые Балы, это традиция, мне необходим твой опыт, ты должен будешь оценивать уровень изнурительности труда на моих светских приемах, это большая честь, не каждому выпадает случай получить такое предложение." Она умолкла и выжидательно смотрела на Работоспособного. -"А что это за город, какое у него название?" - Озабоченный таким поворотом событий спросил у визитерши работяга. -"Город называется Город." -"А это где?" -"Это тут, за Стеной", - она кивнула на противоположную, от застекленной, сторону здания котельной. Работоспособный недоуменно уставился на гостью. -"Мир он гораздо сложнее чем кажется, иногда выражение; - За Стеной, имеет более глубокий смысл, чем кто-либо привык думать." -"Все зависит от Точки." -"Точки кипения?" - Переспросил привычно Работоспособный." -"Нет, от Точки Сборки персонажа."-"Читал", - кивнув, подтвердил адепт изнурительного труда в три смены. -"Я буду отапливать жилые дома или какое-то производство?" -"Котельная Города будет отапливать Атмосферу." Работоспособного трудно было удивить, ибо он имел смутное представление и о своей прошлой работе, но все же атмосферу, это противоречило всему, чему его учили на курсах оператора котельных установок. Уловив замешательство работяги, работодательница впервые сдержано улыбнулась и уточнила, - "Котельная будет подогревать Атмосферу оторванности, безысходности, уныния, бесцельности и абсурдности повседневного существования в Городе." -"Как работодатель я обязана обсудить финансовую сторону контракта, у нас в Городе две валюты, конвертируемая и не очень, зарплата будет выдаваться в обеих." -"Это пентакли?" -"Это Водка и Пельмени." -"Книги в Библиотеке бесплатно", - опять улыбнувшись добавила Экзистенция. -"Я согласен", - не задумываясь подтвердил Работоспособный персонаж. -"Ну вот и хорошо, твой напарник тоже принял предложение, пойдемте, я провожу вас на рабочее место." Персонаж грустно вздохнул и стал снимать со стены плакаты по безопасности труда, к которым прикипел за все эти годы. -"Это можно оставить", - остановила его повелительница абсурдности существования как такового. -"Я же предложила тебе поменять город на Город, а не котельную на Котельную, она останется неизменной, она напитана ИМ до краев, Город примет ее как родную." -"Напитана чем?" -"СОСТОЯНИЕМ, которое стоит целых состояний", - иронично ответила Экзистенция. -"Тебе просто необходимо пройти в буфер обмена, это старая, брошенная щитовая, в самом темном, дальнем углу котельной, твой помощник уже ждет тебя там." Дама шагнула за щит управления котлоагрегатами, когда Работоспособный заглянул за них, там кроме пыльного, ржавого оборудования, не было никого. Они с Чё Оператором шагнули в темень давно брошенного помещения, постояли с минуту и опять вышли в зал котельной. Она не изменилась, разве что котел шумел ровным, "упругим" гулом, создавая такую привычную, рабочую атмосферу внутри помещения. А вот пейзаж за окном изменился, серая мгла висела над мрачными силуэтами разрушенных и полуразрушенных строений, на горизонте висела какая-то светлая клякса, видимо местное Солнце. Вдали, на самом горизонте, рядом со шпилем телевышки, маячила титанических размеров фигура, напоминающая толи двугорбый портовый кран, толи двухголовый мега механизм с одной рукой, заканчивающийся крюком. Это, словно метатель молота, вращаясь вокруг своей оси, раскручивало и запускало в низкое, серое небо, толи странных птиц, толи морских скатов с клювами, которые одна за другой, ровным строем, улетали строго на юг. Работоспособный вздохнул и привычно принялся за свои обязанности оператора.

#ГОРОД часть №3, (Перс), экзистенциальная фантасмагория.

-"Водочник, выпьешь со мной?" - Мрачно спросил Перс у своего привычного гостя. -"Я не пью водки", - равнодушно ответил Водочник, выставляя на стол пять бутылок "Хозяйской". -"Зачем мне столько, куда я ее дену, кроме тебя ко мне разве что Почтальон заходит, но с ним не то что выпить, словом не перекинуться." -"Отнесешь Рюмочнику в" Рюмочную на Углу", уж с ним всегда есть о чем потолковать, особенно если задавать ему простые вопросы." Персу впервые показалось что Водочник иронизирует. -"А вообще тебе уже давно пора добраться до Рынка, там на водку можно купить много чего полезного", - уже серьезно продолжил местный валютчик. -"Например?" - Вяло отреагировал Перс. -"Я же вижу, тебе не пишется, можно купить творческую мотивацию, стимул, талант, наконец состояние или даже гениальность, но это очень дорого." -"Попроще можешь объяснить?" -"Я не Рюмочник, но попробую, мотивация, это к примеру возможность получить приглашение на Унылый Бал к самой Экзистенции, можно купить участие в конкурсе на лучшую Городскую Экзистенцию на отборочном этапе дуэли, стимул это Маргарита, женщина-стимул, она будет тебя любить, и пока она тебя любит, ты будешь Мастером, а значит будешь писать, хорошо писать, талант, это некий эквивалент творческой, профессиональной наглости, который позволяет задавать тон в той области, которую ты выбрал своим смыслом существования без прикрас, состояние, это то состояние твоей внутренней фактуры, которое позволяет тебе быть творческой единицей по сути, его потенциал тем выше, чем выше на Гору Мер, закатит твою точку сборки Упорный, не бесплатно конечно и наконец гениальность, за водку можно купить шанс получить право на заключение контракта с Экзистенцией." Перс слушал внимательно, он понимал, что Водочник не шутит. -"Что за контракт?" - Осведомился он. -"Контракт на заслуженную гениальность." -"Это некий договор, между Хозяйкой и двумя претендентами на написание идеальной Городской Экзистенции, в параметрах изнурительного труда, это изнурительная творческая дуэль." -"Формула поединка между прозаиками звучит так; - Написать, или быть написанным." -"Два прошедших жесткий отбор претендента пишут литературную экзистенцию, под названием "Город", от талантливости каждого из них будет зависеть, кто будет в последствии автором, а кто литературным героем." -"Город это арена, где будут разыгрываться все перипетии сюжетов, сценариев и замыслов." -"Автор пишет свой "Город", а Город пишет своего автора в себе." -"Чья версия "Города" будет наиболее правдива, то есть понравится Городу больше, та и ляжет в Горизонт Событий, оставив на бумаге свой смысловой код происходящего в Городе, в параметрах реальных событий." -"Как-то так однако", - подытожил Водочник. -"А Рынок это далеко?" -"Это на окраине старого центра, строго на запад, там рыночная экономика, там все не так как тут, там другие ценности, но водку там уважают." -"Мне не дойти, у меня всего одна обойма к люгеру." -"Твоя беда в том, что Опасность тебя видит, а раз видит, она на тебя охотится, стань частью Города и Опасность не будет тебя видеть, и станет охотиться сама на себя." -"Сложно все как-то." -"Привыкай, тут тебе не социум людей, тут все по чесноку." -"Это для Вилли", - Водочник выставил на стол две бутылки, на этикетках было написано; - "Шнапс Хозяйский". -"Выменяй у него патроны для люгера, пока не станешь серым." -"А какой я сейчас?" - Спросил Перс. -"Блестящий", - ответил Водочник. -"Что необходимо чтобы стать серым?" -"Много трудиться, труд сделал из человека персонажа", - опять Персу показалось что Водочник иронизирует. -"Что делает персонажа серым?" -"Серые будни, безысходность существования, изнурительный труд, отсутствие важности себя, думай Перс, думай и наблюдай, если бы ни это место, не Башня, тебя бы уже не было." -"А Башня это что?" -"Это Маяк." -"Маяк в Городе, зачем?" -"Чтобы указывать направление на Город." -"Кому?" -"Птицам." -"Ну все, пора мне, что-то я с тобой заговорился." Водочник ушел как обычно не прощаясь. Перс накатил водки и подошел к окну Башни-Маяка. На окраине Города, в районе Аэропорта, как всегда маячил Хозяин, на этот раз он как будто танцевал, выполняя какие-то ритуальные движения, при этом у него на крюке горела толи шаровая молния, толи нечто напоминающее огни Святого Эльма на мачтах корабля. Пятно, как все кого он знал, называли местное Солнце, падало за горизонт, как огромная амеба, шевеля своими ложеножками-лучами. Механизм-убийца медленно выполз из недр Метро и шевеля индикаторами движения начал искать жертву. Из люка канализации показалась гигантская сколопендра, величиной с анаконду, из ближайшего подвала выскочила саблезубая крыса, и впилась в бок многоножке переростку. Завязалась свара, крыса повизгивала, сколопендра лязгала жвалами и клешнями, пытаясь обездвижить противника. Механизм трансформировался в гильотину на паучьих лапах и явно выжидал своей очереди. Падальщики нарезали круги в небе, завывая своими винтовыми двигателями. Они напоминали Персу беспилотники с акульей пастью. Крыс все же изловчился и перекусил многоножку пополам, та недолго думая отрастила себе жвала и клешни на одной половине, и скорпионье жало на другой. В итоге получилось две сколопендры, которые с разных сторон напали на крысу, та долго не продержалась. Механизм погнался за одной из частей многоножки, но был атакован сверху Утилизатором. Тот выплеснул на металлическое чудовище тонну серной кислоты, механомонстр забился в конвульсиях и стал на глазах растворяться. Утилизатор спланировал на парашюте и забурлил стеклянными колбами, по змеевикам потек питательный раствор оксида железа. Закончив трапезу Утилизатор подобрал щупальца и взревев турбинами ушел в низкое, серое небо. Многоножкам тоже не повезло, шевеля окровавленными жвалами, они сунулись в пробоину левого борта субмарины, лежащей на перекрестке улиц. Из темноты чрева подводной лодки выскочил пятнистый паук, вернее это было что-то медведеобразное на паучьих лапах. Многоножки обреченно бились в паутине. Какое-то время раздавался хруст хитинового панциря и сочное чавканье, затем все стихло. -"Ничего не меняется в Городе, когда жрать нечего, Опасность жрет самою себя", - обреченно подумал Перс. -"Но мне-то что делать, так и сидеть здесь, на Маяке?" -"Что мой люгер против монстров Города, если бы не Вилли я бы уже в первую свою вылазку томился бы в желудке сколопендры", - продолжал рассуждать персонаж. -"Стань серым как Саксофонист", - хламидаобразное пятно Углового обозначило его присутствие в углу помещения. -"Легко сказать стань, вопрос как?" -"Тут я тебе помочь не могу сосед, ты должен сам это сделать", - отозвался Угловой. -"Что за напасть, "Город" не пишется, водка уже не лезет, на улицу не выйти, сожрут, тоска", - зло пробурчал Перс. За окном заиграл саксофон. Саксофонист на этот раз устроился на стабилизаторе глубины старой субмарины. Завораживающая мелодия альт саксофона настолько выпадала из контекста городского пейзажа, что казалась звуками из другой реальности. -"Ровно полчаса, как обычно", - Перс наблюдал как Саксофонист отсоединив мундштук от инструмента, бережно укладывал свое сокровище в футляр. Субмарина ожила, винты начали вращаться и судно медленно стало погружаться в брусчатку мостовой. Когда стабилизатор поравнялся с поверхностью улицы, Саксофонист непринужденно шагнул с него и подняв воротник плаща, побрел проч. Мостовая еще какое-то время бурлила, после того как перископ подлодки скрылся из вида. Перс накатил еще водки и укутавшись в клетчатое одеяло попытался уснуть.

#ГОРОД часть №4, (Завод), экзистенциальная фантасмагория.

Первое что обнаружил Работоспособный, это то, что ни один прибор в Котельной не работает, это его озадачило. Но второе, что ему пришлось принять просто как данность, это то, что "старушка" была живой. Впервые он осознал это, когда питательный насос обратился к нему со словами, - "Мастер, я вот-вот умру, резервный уже издох, вы бы убрали его, а то он уже начал вонять, трупу место на кладбище." Отойдя от шока работяга спросил, - "Друг, я могу тебе чем-то помочь?" -"Да Мастер, мне нужна пересадка крыльчатки, тогда я еще послужу "старушке"." -"Запчасти можно купить за водку на Заводе, а пока сделайте мне десять кубиков адреналина, чтобы я протянул еще несколько часов, пока вы сходите за трансплантатом." К его ногам подкатила тележка с лежащим на ней шприцем, проспиртованной ватой и ампулой адреналина. -"Колите в электродвигатель, между ребер", - простонал насос, - "Мне нельзя останавливать вращение крыльчатки." Работоспособный сделал инъекцию, насос вздохнул свободнее и увеличил обороты. ДКВР - 20 пробухтел, - "Мастер у меня перекос по давлению, убавьте горение пожалуйста." Хозяин тепла выполнил просьбу своего старого напарника. Черный Оператор оживленно жестикулировал. Старший показал жестами что не понимает. Радио, висевшее над столом оператора, прокашлялось и сообщило, что Черный убеждает Работоспособного в том, чтобы тот отдал ему свою тень. -"Зачем", - спросил Матер. -"Вам необходимо стать серым, чтобы Город не сожрал вас, отдайте тень Чёрному, он будет ее носить за вас, он уже не отсвечивает в видимом спектре." -"Хорошо, пусть берет, если нужно", - согласился работяга. -"Это незачем", - голос Экзистенции был как обычно безразличен и печален. -"Мастер Р давно уже стал серым сталкером, его внутренний свет не отбрасывает тени, но она, его тень персонажа, еще есть, и она как бронежилет, закаленный в серых буднях повседневности и изнурительном, низкооплачиваемом труде, будет оберегать его от Опасности, он свой тут, в Городе требований дня." -"Вот направление на Завод, ничего не опасайся, ты под моей защитой и под защитой Города, ты часть Котельной, а она часть Города, Город не ест сам себя." -"Стоит опасаться только Иногородних, у них свои, дикие законы, это на всякий случай", - Серая Дама протянула работяге видавший виды ППШ. -"Магазин полный", - уточнила она. -"Вот валюта." В помещение Котельной вошел мрачный, небритый персонаж, среднего роста, на спине его спецовки красовался логотип в виде этикетки, с надписью; - "Водка Хозяйская". Он делово поставил ящик с этой самой "Хозяйской" к столу оператора и представился, - "Водочник." -"Работоспособный", - ответил Работоспособный, протягивая и пожимая руку новому знакомому. Радио прокашлялось и делово сообщило, - "Курс валют на сегодня, Водка к Пельменям торгуется один к пяти." -"Штукам?" - Испуганно уточнил Водочник. -"Расслабься к упаковкам", - хихикнуло радио. -"Вот это правильно, растет", - довольно улыбнулся валютчик. Радио взвизгнуло не своим голосом и истерично прокричало, - "Бригадира сантехников П. Пахнущего, просьба позвонить диспетчеру!" Фильтра водоочистки хихикая шептались между собой, - "После отмывки техническая канализация забилась, а Плохо Пахнущего найти не могут, наверное опять "Хозяйской" принял." Телефон на столе зазвонил, повелитель изнурительного труда привычно потянулся за трубкой, телефон сморщился и посоветовал, - "Не берите Мастер, это Грязноплюевна звонит из Поселка, у нее вечно батареи холодные, мозг вынесет", - и подпрыгнув, сам себя отключил от абонента. Рассовав водку по карманам, Работоспособный перекинул автомат через плечо и шагнул из Котельной, впереди катился подшипник-проводник, указывая дорогу к проходной Завода.

Охранница на проходной с подозрением смотрела на Работоспособного, - "Вам кого мужчина, я вас не помню." -"Мне это, нужна крыльчатка для насоса, меня послали." -"Ну и шли бы вы, раз вас послали, не отвлекайте от работы, мне нужно бдеть, а тута ходють всякие." -"У меня это, направление", - повелитель тепла неуверенно протянул бумагу. -"Так бы сразу и сказали, оружие сдайте в оружейку", - тетка делово поставила перед работягой граненный стакан и до краев наполнила его водкой. -"А-а-а", - неуверенно протянул Мастер Р. -"Пейте, чего замерли, у нас режимный объект, у нас только по отпечаткам пальцев." -"Может просто отпечатки оставлю, а то у меня сегодня еще операция по пересадке крыльчатки, пожилому питательному насосу?" -"Психомоторика", - коротко ответила тетка-цербер и положила на стакан кусок черного хлеба и кружок ливерной колбасы, затем, достала видеокамеру и выжидательно посмотрела на Работоспособного. -"Не понял?" - Озадаченно воззрился тот. Тетка раздраженно пояснила, - "Нет одинаковых отпечатков пальцев, и нет одинакового ритуала употребления спиртных напитков, это тоже строго индивидуально, нет двух персонажей, которые бы одинаково выпили бы и закусили, называется психомоторика употребления спиртосодержащих веществ." -"Ну давайте, психомоторните стаканчик, и проходите уже", - на оператора котельной смотрел глаз видеокамеры. Котельщик вздохнул и поднял стакан, - "Ну, за психомоторику." -"Вот молодца", - пропела охранница, - "Красиво исполнил, профессионально", - принимая у персонажа стакан, одетыми в резиновые перчатки руками, промурлыкала тетка. -"В лабораторию", - коротко бросила она помощнику. Поставив на пропуск штамп, расплылась в улыбке и торжественно объявила, - "Проходите, директор Семён Полигруздов ждет вас."

-"Полигруздов, Семён", - Делово представился директор Завода. -"Работоспособный, оператор котельной, можно машинист котельной и то и другое будет правильно." -"Какое странное у вас по местным меркам имя, так и хочется спросить; - Кто вы, Семён Полигруздов?" С интересом разглядывая директора Завода с иронизировал котельных дел мастер. -"Вы что человек?" -"Да, я с Земли", - не сумев скрыть удивления ответил директор Завода, -"А как вы догадались?" -"Я и сам недавно почти оттуда, по соседству совсем обитал, пригласили сюда на работу, этим как его, а вспомнил, экспертом по непосильному, изнурительному труду." -"Вы живете здесь, или как я, в командировке?" - Уточнил любопытный котельщик. -"Сейчас живу", - как-то грустно отреагировал Полигруздов Семён, - "А когда-то был в командировке, как вы сейчас, но по истечении срока решил остаться тут навсегда, хотя они и звали назад, предлагали меня вернуть, бесплатно, все таки они меня уважали, а может даже любили", - задумчиво, с ноткой печали в голосе, пояснил директор. -"Кто они?" - Не понял работник Котельной. -"Они, жрецы Вуду." -"Я в прошлых своих экзистенциальных обстоятельствах строил у них там в Африке электростанцию, тоже в командировке был, от Советского Союза, это страна такая, мы в то время строили электростанции по всему миру, всем кому не лень." -"Так вот", - продолжил он свой рассказ. -"Мы им электростанцию, а они нам взамен, ну чтобы отблагодарить, решили в учение Вуду посвятить." -"Молод я был тогда, глуп, да и бухал сильно, чего там скрывать, ну что еще делать в Африке?" Ища поддержки, с надеждой во взгляде, обратился Семён Полигруздов к своему собеседнику. -"Я сам выпиваю", - поддержал его командированный котельщик. -"Так вот, я как выпивал, начинал над ними потешаться, над жрецами этими Вудуистскими, не зло так, но все же." -"Говорил чепуха это все, никакой Сумеречной Зоны не существует, говорил партия этого не допустит, а раз партия сказала что все это бред, то так оно и есть." -"А что дальше?" - Заинтересованно спросил Работоспособный персонаж. -"Дальше они, жрецы эти, Вудуисты, взяли, и в ответ мне усмехнулись, и вот я здесь, хорошо в Городе Завод есть, и директор сюда постоянно требуется, а что, я доволен, работа любимая есть, водка есть, пельмени опять же, да хорошо все!?" С надеждой в голосе, толи спрашивая, толи утверждая, воскликнул он, и ища опять поддержки, взглянул на визитера. -"Правда веру пришлось сменить." -"Я уже не верю в фантасмагории Двадцать Четвертого Съезда КПСС, я поверил в Великого Мамаду, раз существует Сумеречная Зона, значит и Великий Мамаду есть." -"Я люблю Мамаду, он наш вождь, он есть Бог." -"А ОН любит всех нас и оберегает от перипетий и опасностей Сумеречной Зоны." -"Мамаду хороший Бог, хотя бы потому, что каждый его неофит может встретиться с ним просто записавшись к нему на прием." -"Мамаду доступный Бог, и в этом его понятность, кому нужны непонятные Боги, они постоянно что-то обещают, но потом, не здесь, в будущем, а наш Мамаду заботится о нас, дает нам водку насущную, пельмени и работу." -"Еще я почувствовал свою востребованность обществом, я выдвигаю свою кандидатуру на пост градовожатого", - Семён со значением посмотрел на плакат, висевший на стене кабинета, где был изображен серьезный мужчина в рабочей спецовке, который вытянув вперед указательный палец как бы спрашивал у Семёна; - Кто вы, Семён Полигруздов?! -"Ну что, за знакомство и пойдем за трансплантатом для вашего друга?" - Полигруздов со значением достал из стола бутыль армянского коньяку и два стакана. -"Не откажусь", - не без удовольствия подтвердил Мастер Р.

Они шли по территории Завода. -"Кузнечный цех у нас в рыбном секторе", - оживленно знакомил Работоспособного со своим детищем Семён. На входе в кузнечный цех им опять пришлось сдать отпечатки пальцев и продемонстрировать индивидуальные психомоторные особенности себя. -"Ну, за Родину!", - предложил Семён и прослезился. -"Знакомьтесь, это наш кузнец", - пояснил директор, указывая на огромную Рыбу Молот, в рабочей спецовке, - Молот, гордость нашего коллектива, ударник изнурительного труда и крепкий семьянин, они со своей женой Рыбой Серп, олицетворяют крепкую Заводскую семью." -"А вы прошли тест на психомоторику самих себя?" - Рыба Меч с подозрением смотрел на директора и его спутника. -"Знакомьтесь, начальник шестого отдела, Рыба Меч, Меч наша безопасность." -"Хвалю за бдительность, мы готовы повторить тест на идентификацию личности." Рыба Бабочка с подносом, мило улыбалась, в шаговой доступности от персонажей. Выпили, на этот раз за смычку Города и Села. -"Познакомьтесь, Рыба Бабочка, не желаете развлечься кстати?" Семён многозначительно смотрел на Работоспособного. Бабочка тоже с надеждой смотрела на котельщика. -"Спасибо, в другой раз непременно, у меня сегодня еще операция по пересадке крыльчатки", - заплетающимся языком промямлил уже изрядно пьяный рабочий Котельной. -"Необходимо закусывать на производстве, иначе план не будет перевыполнен и западная, рыночная модель экономики, станет превалировать над плановым хозяйством", - суетливо вставила реплику еще какая-то рыба. -"Это кто?" - Осведомился Работоспособный. -"Не обращайте внимания, это Рыба Клоун, Клоун наш парторг." -"А запад это где, там кто живет?" -"Запад это на западе, там живут эти, как их, толи расты, толи нет, не помню точно", - ответил Семён протягивая еще один тест на идентификацию личности.
Работоспособный очнулся в Заводской медсанчасти , на койке, ему поставили капельницу. Рядом, на соседней кровати, тоже с капельницей, возлежал Семён, с газетой "Полу-Утка" в руках. Отложив газету, он приветливо изрек, - "Алкогольная интоксикация после идентификации обычное дело, не парься, у нас опытный нарколог, через час будешь как новый. -"Капают что?" - Хриплым голосом осведомился котельщик. -"Да ее же и капают, "Хозяйскую", ты же в курсе, клин клином вышибают, это называется прямое устранение похмельного синдрома." -"Ну и пельмешек с бульончиком прими во внутрь, парторг он хоть и Клоун, но еще та Рыба, и доля правды в его пропагандистских речах есть, закусывать нужно иногда."

Работоспособный в резиновых перчатках и маске хирурга, готовился к пересадке крыльчатки. Питательный насос попрощался с родственниками, написал завещание в котором завещал свои детали братьям по цеху и спокойно лег на операционный стол. Его отсоединили от электрической сети и от линии водоснабжения котла, котел перевели в режим временной остановки. -"Не грусти, все будет хорошо", - подбодрил котельщик пациента. Операция прошла успешно, вторая жизнь, которую Работоспособный подарил своему другу, дарила в свою очередь котельных дел мастеру ощущение того, что он обеспечил кому-то смысл существования в мире, лишенном этого самого смысла. Он сидел в своем кресле старшего оператора и наблюдал за Городом. Черный Машинист привычно расположился в кресле помощника. Котельная была наполнена ровным гулом работающих котлов. Все было как всегда, только вот пейзаж за окном. Город манил, и в то же время вызывал чувство тревоги. Что-то происходило там, в лабиринте улиц, в подземных узорах Метро, на этом шахматном поле экзистенциальной партии, между кем-то и неизвестно кем. Старые дома, как шахматные фигуры, расставленные друг против друга, готовились к бескомпромиссной схватке. Только вот тут, в Городе, все фигуры были серыми, серые против серых, или может серые против еще более серых? Мысли текли монотонно и неспешно, как и в прошлой его жизни, в той другой котельной, которую он проводил в последний путь, не сумев как все прочие отнестись к ее кончине, просто как к производственной необходимости. Ему вообще казалось, что персонажи и свой социум однажды уничтожат исходя из производственной необходимости, рационального подхода и личной выгоды. А позже обнаружат, что они совершили выгодную, но самоубийственную сделку с кем-то, кто ставил своей задачей сыграть на вечном стремлении персонажей получить как можно большую выгоду, чтобы в последствии, выгодно и ее использовать, ради своей же выгоды. -"Вот такой круговорот выгоды в природе", - вслух произнес котельщик, глядя на незнакомый пейзаж за окном. -"Может этот странный мир построен на других приоритетах", - подумал он и оторвавшись от мыслей, пошел обходить оборудование.

#ГОРОД часть №5 (Театр), экзистенциальная фантасмагория.

-"Тебе необходимо отвлечься от работы и от бухла." -"Во первых, хорош уже бухать, пить водку только потому что она есть, это дурной тон, если "Город" не пишется водка точно не поможет, тебе нужны свежие впечатления, к тому же сидя на Башне суть Города не понять, необходимо погрузиться в его жизнь", - Рюмочник разлил водку по рюмкам, - "Ну что, по рюмочке?" -"Ты сам себе противоречишь Рюмочник, только что ты посоветовал мне не бухать столько." -"Что правда?" - Искренне изумился тот. -"Хотя мне Саксофонист говорил что я иногда как бы раздваиваюсь и одна моя часть противоречит другой." -"Кстати вы не знакомы с Музыкантом?" -"Я часто слышу как он играет, он давно здесь, в Городе?" -"С тех самых пор как потерял свою женщину, там, среди людей, ее зовут Лакримоза, он не может забыть ее, а Город помогает Музыканту вспоминать о том времени когда они были вместе." -"И еще, мне кажется Саксофонист, как его зовут тут, в Городе, ищет свою женщину в нем." -"Он говорит что в том мире, мире людей, потерял ее навсегда, но тут, в Сумеречной Зоне, можно отыскать ее неочевидную суть, неочевидную суть их кармической связи, мне кажется Музыкант пытается что-то исправить." Перс мрачно наколол пельмень на вилку и машинально съел его, находясь мыслями где-то не здесь. -"В чем суть Города Рюмочник?" -"Как мне понять это?" -"Город, он для каждого свой, у него много лиц, имен и предназначений, вот ты пишешь "Город", а Город пишет тебя, я это вижу, ты меняешься, вернее он, Город, меняет тебя, а ты в свою очередь меняешь его." -"Хорошие сегодня пельмени, кто готовил?" - Автоматически, невпопад бросил Перс. Рюмочник занервничал. -"Ну вот, так хорошо сидели, взял все испортил, я тебе что академик, или профессор какой, дались тебе эти пельмени, вот Пятно, встает из за Горизонта Событий каждое утро, а вечером заходит за него, так и пельмени, они просто есть, если пытаться понять кто их готовит, можно мозг надорвать, оно тебе нужно?" - Рюмочник раздосадовано опрокинул рюмку "Хозяйской". -"Прости, как-то машинально спросил." -"Сходи в Театр, развейся, наберись впечатлений, там хорошо, там общество собирается." -"Что за Театр, он где?" -"Городской Театр Абсурда он в Городе, где ему еще быть, и название у него красивое; - "Городской Вертеп"." -"Здесь есть Театр, да кому он тут нужен, кто в него ходит?" Рюмочник разлил, и протянув рюмку собеседнику, продолжил, - "Театр нужен Городу, а Город нужен Театру", - объяснял Рюмочник своему собутыльнику расклад культурной жизни в Городе. -"А какая пьеса играется сейчас в вашем "Вертепе"?" -"Пьеса всегда одна и та же, во все времена." -"И как называется?" - Спросил Перс опрокинув рюмку водки и закусив пельменем. -"Так и называется; - "Город"." -"Называется всегда одинаково на протяжении многих лет?" -"А сюжет хотя бы меняется время от времени?" - Иронично уточнил Перс. -"Конечно меняется, каждую минуту меняется, ведь экзистенция в Городе присутствует постоянно и всегда, это и есть состояние Города на каждую минуту его пребывания в параметрах все той же экзистенции самого себя." -"Хорошо, понимаю, пьеса "Город" играется в Городе на протяжении всей жизни самого Города, других пьес не ставят, да и зачем, Город сам постоянно подкидывает новые сюжеты своему Городскому Театру, а "Городской Вертеп", неизменно, представляет все эти сюжеты на своих подмостках для того, чтобы Город всегда мог насладиться пьесой о самом себе, в своем же Городском Театре." -"Я правильно тебя понял?" - Перс вопросительно смотрел на собеседника. -"Вот молодца, когда мы с тобой говорим о простых вещах, всем все становится понятно, ну что, по рюмочке, под разговор?" - Хлопнул в ладони держатель заведения. -"Заметь, наши беседы идут тебе на пользу как прозаику, мы уже не просто пьем водку, ты по-серьезному начинаешь писать свой "Город", а я подсказываю тебе, как Суфлер", - Слово Суфлер Рюмочник произнес с каким-то значением. На улице разлилась завораживающая мелодия альт саксофона, полчаса собутыльники наслаждались этими кружевами музыкальных фраз. Когда мелодия оборвалась, в помещение "Рюмочной на Углу" вошел Саксофонист. Темные волосы, ложащиеся на плечи, нервное лицо, пронзительный взгляд темных глаз, красивые руки с длинными, подвижными пальцами, выше среднего роста, правильные, скорее даже очень правильные черты лица, длинный кожаный плащ черного цвета, поднятый воротник, армейские ботинки. -"Знакомьтесь, Перс, Музыкант - Саксофонист", - представил гостей друг другу хозяин заведения. Через полчаса новые знакомые уже вели беседу как старые приятели. Было в "Рюмочной на Углу" что-то такое, что создавало атмосферу доверия, обыденного комфорта и спокойствия, хотелось никуда не спешить и просто наслаждаться неторопливым диалогом, спрашивать, отвечать на вопросы, просто молчать. -"Сводил бы ты Перса в Театр, а, Музыкант?" -"Пусть развеется, а то он еще пока не серый, Опасность его видит, с тобой ему будет безопасно, покажи ему Город, он его пишет, но чтобы написать "Город" необходимо его узнать", - попросил Саксофониста повелитель рюмок. -"Хорошо, сегодня в Театре дают "Город", открытие нового сезона, сегодня же и пойдем", - согласился Музыкант. Посидев еще немного они распрощались с Рюмочником, и Саксофонист повел прозаика по улицам Города, к центру, где и располагался Городской Театр Абсурда.

По пути не произошло ничего примечательного, Опасность никак себя не проявляла, только из недр Метро, иногда, доносились жуткие вопли, но это судя по всему никак не беспокоило Саксофониста. Ближе к центру Город стал немного чище, и более обжитым что ли, по крайней мере у Перса сложилось такое впечатление. Встречались агитационные, предвыборные плакаты, видимо предвыборная компания на пост Городового шла полным ходом. Один из плакатов, в лице строгого рабочего, как бы спрашивал у кого-то; - Кто вы, Семен Полигруздов!? -"Кто этот Полигруздов?" - Поинтересовался прозаик. -"Лидер партии Изнурительного, Низкооплачиваемого Труда", - равнодушно ответил гид Перса. -"Он вождь пролетариата, сейчас директор Завода." Далее Перс прочитал на стенде с одиозной надписью; - Они позорят наш Город, в рубрике происшествия о том, что злой Водочник избил доброго Молочника. С фото действительно смотрела мрачная рожа валютчика. Здание Театра находилось на центральной площади, под названием; - "Площадь Героев". В центре ее стоял монумент двум роботам, №777 и №32. -"Что за личности?" - Спросил Перс у гида. -"Национальные герои, они спасли Дикую Промзону от иностранных агрессоров и национал-предателей, эти роботы легенда стойкости, патриотизма и самопожертвования."

В полумраке фойе их встретил Гардеробщик, доказывая посетителям всем своим видом, что Театр начинается с вешалки. Он предложил вошедшим раздеться, заметив при этом, - "Вам в нашем "Вертепе" внешние одежды все равно не потребуются, ведь здесь, у нас, внешние одежды теряют всякий смысл." -"Уважаемый", - спохватился Перс, - "Вы что, предлагаете нам пройти в зал голыми?" -"Нет, что вы", - ответил Гардеробщик, - "Вы просто будете одеты в свои истинные одежды, те одежды, которые вам обеспечит ваша точка сборки, то есть одежды истинные, не придуманные вашей личностью, а только те, в которые облачена ваша индивидуальность." -"Только ваша точка сборки способна представить вас публике именно в том виде, который может олицетворять вас здесь и сейчас, именно в том состоянии, которое достоверно сумеет показать все ваши внутренние за и против, и противопоставить их всем тем за и против, которые будет диктовать экзистенция местных порядков, традиций, предпочтений и течений сегодняшнего дня." -"Как-то так однако", - завершил свою тираду Гардеробщик. В фойе раздались аплодисменты, Гардеробщик раскланялся и ушел к себе, в "джунгли" верхних одежд. Перс удивленно оглядывался. -"Не удивляйся, тут, в Театре, аплодисменты живут своей жизнью, они часть "Вертепа"", - пояснил происходящее Музыкант.

На сцене группа уборщиц со щетками исполнила какой-то кордебалет плавно перетекающий в канкан. Бригада токарей, затянули ламбаду, на токарных станках различной модификации. Но наибольшее внимание захватывал конвейер. Группа танцующих пар непрерывно исполняли нечто ритмичное и в то же время заунывное, до омерзения однообразное, тоскливое и убогое, перетекающее от одного блеклого па к другому, как гигантская, мерзкого вида многоножка, непрерывно ползущая из ниоткуда в никуда. Ансамбль возлежащих на больничных койках дряхлых толстосумов, монотонно и невнятно пытались донести до зрителя немую сцену умирания, со всеми присущими ей гримасами, конвульсиями, судорогами, подергиваниями конечностей, хриплым, замирающим дыханием, перекошенными беззубыми ртами, отваливающимися в завершении сцены челюстями и страхом смерти в глазах. Все это происходило под вой плакальщиц, явно наемных, но слаженно и профессионально исполняющих свой фарс. Перед состоятельными старцами, на прикроватных тумбочках, лежали груды пентаклей, к которым те непрерывно тянули уже холодеющие, скрюченные пальцы. Отдельной сценой режиссер обозначил кульминацию бренности материи в мире материи. На подмостках "Вертепа" была талантливо разыграна сцена в суде, где претенденты на наследство дрались, таскали друг друга за волосы, выливали на оппонентов ушаты грязи и обвиняли друг друга в меркантильности, корысти и неуважении к памяти усопших. Сытые, лоснящиеся от своей успешности адвокаты, надменно хихикая, перешептывались, с удовольствием потирая руки от предвкушения гонораров. В массовке, взяткодатели и взяткобратели танцевали свой, завораживающий танец корысти. Они виртуозно передавали друг другу, и не менее виртуозно прятали, заветные конвертики, откровенно издеваясь над фискалами в масках и с надписями на спинах; - Финансовая полиция нравов. Иногда конвертики исчезали в карманах силовиков и даже в хламидообразных складках судейских мантий, которые незаметно превращались в полосатые, тюремные робы. В следующем эпизоде, на сцене, пожилой полковник каких-то войск, постоянно снимал трубку телефона, который не звонил. Перс вопросительно взглянул на Саксофониста, тот со знанием бывалого театрала пояснил, - "Полковнику никто не звонит." Перс понимающе кивнул в ответ. Стареющие актрисы кино, непрерывно и судорожно наносили на свои дряблые лица различные виды макияжа и питательных, косметических масок. Но макияж тут же осыпался с их лиц пеплом времен, и те неутомимо начинали все сначала, рисуя себе уже давно отсутствующие лица, больше напоминающие теперь мрачные лица театра Кабуки, на которых уже не задерживалось ничего, никакого выражения, только краска, и та не надолго. Компания горьких пьяниц, торопливо, суетясь, дрожащими с похмелья руками, разливали водку по граненным стаканам, в надежде на то, что она уже наконец сумеет развеселить их навсегда. И та веселила, опять на время, короткое время, а затем, на всех опять наваливалось похмелье, шепча на ухо каждому из них, в клубах смрадного дыхания своего, что чтобы стало и правда легче, наконец-то легче, необходимо выпить еще, а затем еще, и снова еще, до тех пор, пока их всех не охватывала белая горячка, в виде огромной, мерзкого вида, стерильно белой белки - переростка, со злобными, немигающими, красными глазками альбиноса. На сцену вынесли трибуну и группа персонажей, окруженных своими последователями и приверженцами, приготовились говорить речи. Один гремел о величии нации, другие уповали на пролетариат, третьи прочили что только рыночная экономика способна творить чудеса, другие утверждали о том, что либеральная демократия, при всей своей склонности к популизму (неуклонному стремлению лизать исключительно западную попу), одна лишь совершит чудо и нас примут с распростертыми руками в сытый, западный мир. И что калитка Западного Зазаборья всегда дескать для нас открыта, следует только постучаться в нее, преодолевая при этом так свойственный всем приличным людям рвотный рефлекс, приближаясь к тому объекту, который необходимо правильно лизнуть, чтобы тебя пропустили. Затем к трибуне потянулись различные пророки и мессии местного значения. Одни трубили о конце света, другие призывали всех покаяться, третьи предлагали просто расстаться со всеми своими материальными средствами не задумываясь отдав их им, тем самым облегчив себе переход отсюда туда. Были еще те, кто собирали на храм, другие на ремонт Шамбалы. Еще одни пытались продемонстрировать театральной публике свободный полет своих тел, производимый при посредстве горения газов биологического происхождения, выделяемых их же телами, просто поднося горящую спичку, в нужный момент, к нужному месту на теле. Реактивная тяга, образующаяся за счет горения метана, уносила эти неуправляемые, живые снаряды, в различные дальние и ближние углы здания Театра. Хотя без жертв и травм не обошлось, адепты "свободного" полета нагло утверждали о том, что главное это полететь, и не важно за счет какой тяги, что физиологическая тяга к баллистическому полету по дуге ничем не хуже внутренней тяги к полетам по ночам, что это просто дело вкуса. Двое из тех пророков, которые никуда никого не призывали посредством речей и энергичного размахивания руками вышли на сцену, один из них повисел на кресте какое-то время, явно страдая от боли и всеобщего презрения, затем и правда, за счет внутреннего намерения полететь закончил эту сцену состоянием свободного полета себя. Крест опустел, зал разразился овациями. В завершении сцены ему была показана опустевшая могила. Другой, просто заснул в кресле, затем через некоторое время пробудился, зал взревел криками; - Смотрите это Пробудившийся! Экзистенция тихо подошла к нему, они начали прощаться, было понятно что им уже не встретиться никогда в этом Театре. А закончился спектакль тем, что трое, на кухне, за бутылкой водки, сидели, бухали и обсуждали все Экзистенциальные перипетии увиденного в Театре. Все завершилось. Перс с удивлением обнаружил, что сидящие на кухне за бутылкой водки персонажи, это он, Рюмочник и Музыкант.

-"Что мы будем тащиться к тебе на Башню, пошли ко мне, там и переночуешь?" - Предложил Музыкант. -"А где ты обитаешь?" - Поинтересовался Перс. -"Это здесь, недалеко, на Кладбище, вернее на Кладбище Потерь, я там по совместительству сторожем, охраняю потери." Прозаик вопросительно смотрел на своего знакомого. Тот помолчав уточнил, - "Потери бережно охранять способен лишь тот, кто терял сам." -"Она лежит на этом кладбище?" - Догадался Перс. -"Нет, на этом кладбище лежу я", - грустно пояснил Музыкант. -"Я тебя не стесню?" -"В моей могиле много места", - иронично ответил повелитель городских мелодий.

#ГОРОД часть №6 (Кладбище), экзистенциальная фантасмагория. 

-"Проходи в мой "Город"", - Музыкант толкнул скрипучую, кладбищенскую калитку. Перс замер, за чугунной оградой Кладбища, наглухо заросшей плющом, стояла лютая зима. Снежные сугробы присыпали старинные, готические надгробия, ограды и кресты. Перс поежился. -"Прости, забыл предупредить, вчера у меня настроение было не очень, я вечером сыграл февраль, сейчас станет теплее, какой месяц года твой любимый?" -"Октябрь", - не раздумывая ответил прозаик. -"Как и у меня", - Саксофонист извлек из кармана плаща бутылку "Хозяйской", сделав большой глоток прямо из горлышка, передал Персу, - "На, согрейся пока." Они прошли по аллее вглубь Кладбища, к могиле, надгробием которой служила скульптура молодой, красивой женщины, она сидела и грустно смотрела на эпитафию, которая гласила; - Смерть не раз разлучала нас. Рядом с тобой, я могу быть только как тайна, ибо смерть не властна над ней. -"Здесь лежит твоя женщина?" - Поинтересовался прозаик. -"Нет, здесь лежу я", - ответил Музыкант, вставляя мундштук в музыкальный инструмент. -"Почему ты обитаешь на кладбище?" -"Охраняю потери, по-настоящему бережно охранять потери может только тот, кто потерял то, что терять было нельзя." -"Давай еще по одной", - сделав глоток он опять передал бутыль своему собеседнику. Затем медленно поднес саксофон к губам и начал играть. Мелодия и правда была какой-то осенней. Перс ощутил на себе теплый порыв сухого, ласкового, осеннего ветра, который принес с собой запах опавшей листвы. Снег начал таять, сбегая ручьями в низины, и скапливаясь там в виде темных, талых вод. Лужи быстро высохли и земля покрылась пожухлой травой и осенними листьями, всех мыслимых и немыслимых расцветок, от блекло желтого до бардового. Музыкант умолк. -"Присаживайся", - кивнул он на мраморную скамью. -"Кто она?" -"Моя кармическая связь", - коротко ответил Саксофонист. -"Когда-то, когда меня звали Скрипачом, я потерял ее из за своей глупости и приземленности, теперь пытаюсь отыскать, сыграть ее, здесь в Городе, пока безуспешно." -"Меня тоже когда-то звали Новеллистом и я тоже отнесся к тайне с пренебрежением, теперь я тут, в Городе, пишу свой "Город", наверное Новеллу я потерял навсегда, я не надеюсь встретить ее здесь, но это лучше чем писать о цветных стеклышках калейдоскопа человеческих иллюзий." -"Ее звали Новелла?" -"Да." -"А твою?" -"Мою Лакримоза." -"Тебе проще, тебя Опасность не видит, ты можешь исследовать Город, влиять на него, а вот я скоро сойду с ума сидя на Маяке." -"Просто Опасность, твою, ту которая охотится именно на тебя, кто-то уже написал, или сыграл, или рассказал." -"Стать серым, это значит не быть написанным или вписанным кем-то в контекст его "Города", быть серым, это значит находиться в серой зоне Горизонта Событий, присутствовать, но не быть обозначенным в Городе" -"Ты сам должен определить параметры своей обозначенности в Горизонте Событий Города, и сам должен решать, сожрет тебя Город или обломает об тебя клыки." -"Напиши себя в "Городе", как я однажды сыграл себя в нем, и он примет твои условия, но только если Городу станет интересно, вернее если ты станешь ему интересен, как персонаж, его персонаж." -"Кто-то написал о том, что ты сидишь на Башне и боишься Опасности, только изредка, когда дует северный ветер, который Опасность не переносит, ты выбираешься в "Рюмочную на Углу"." -"И кто-то написал о том, что твой "Город" не пишется, скорее всего потому, что он же, или она же, пишет свой "Город", в котором ты слаб." -"Расскажи мне Перс, как ты попал в Город?" Прозаик поведал Музыканту свою грустную историю. -"Послушай, а ты не думал о том, что кто-то тоже писал "Городскую Новеллу" вместе с тобой, только ты, пишущий ее, был контекстом той, более первичной версии?" -"Почему это пришло тебе в голову?" -"Перс вопросительно смотрел на своего нового знакомого. -"Потому что твоя история по характеру, стилю и приемам, очень похожа на мою, если рассматривать ее в контексте того, что она была написана кем-то, и лишь затем легла в Горизонт Событий." -"Но я то точно знаю, что моя история была написана, и даже знаю кем, и называется она там, в нашем с тобой бывшем социуме; - "Готическая Новелла"." -"И кто этот гений пера?" - С недоверием осведомился Перс. Музыкант помолчав, отхлебнул водки из бутыли, передал ее прозаику и внимательно глядя ему в глаза спросил, - "Тебе имя Чёрный Прозаик не знакомо?" От удивления пишущий персонаж чуть не поперхнулся крепким напитком. -"Да, я его знаю, это некий эксперт в области прозы, скажем так, теневой авторитет в этом ремесле, моя бывшая жена устроила нам встречу, когда я..... , когда мне..... , короче когда я потерял душу Новеллы, моей Новеллы." -"Он просто сидел и бухал дешевую водку, как мы с тобой сейчас, только он бухал с настоящим монстром, чудовищем, кажется его звали Сон Разума." -"Чёрный тогда посоветовал мне сменить имя с Новеллиста на Рассказчика, заявил что ОНА больше ко мне не вернется, девушка библиотекарь, моя Новелла." -"Не парься, меня тоже когда-то звали Скрипачом, и когда-то этот самый персонаж тоже сообщил мне о том, что я больше не увижу Лакримозу, мою кармическую связь." Саксофонист подумав продолжил, - "Мне кажется он опять тебя пишет, как и меня тогда, когда я "писал" свою "Готическую Новеллу" просто проживая ее как часть жизни, вписывая тем самым меня и Лакримозу в Горизонт Событий своей реальности, то есть Сумеречной Зоны, как тебя сейчас. -"Чё Прозаик писал свой вариант основываясь на нашей реальной истории." -"Уж больно похож стиль, и в моем случае и в твоем." -"Знаешь что, тебе необходимо посетить Городскую Библиотеку, она тут своеобразная, в ней нет книг, в ней представлены черепа авторов." -"Это позволяет прочитать не только само произведение, но и все черновики, заметки и авторские "зарисовки", более того, можно окунуться в мысли автора, во все перипетии рождения сюжета, в замыслы и озарения." -"Прочитай его "Городскую Новеллу", я уверен, тебя ждут многие откровения и открытия." Перс отпил из бутыли, ошарашено и растерянно спросил у собеседника, - "Получается нас обоих уже написали, и возможно меня опять пишут?" -"Здесь в Городе, это вполне возможно, Город дарит состояние, состояние экзистенциального опьянения его атмосферой, опьянение безысходностью, унылой повседневностью, монотонностью и заунывностью существования без прикрас." -"Если кто-то поставил себе задачу написать идеальную литературную экзистенцию, Город, это идеальное место для этого." Музыкант серьезно смотрел на потерянного Перса. -"Ну и писал бы Чёрный Прозаик свою экзистенцию, я ему зачем в ней?" - Прозаик вопросительно взглянул на Саксофониста. -"Ты уже его литературный герой, "Городская Новелла" удалась, это признали даже враги Чёрного П, зачем он будет придумывать нового литературного героя, лошадей на переправе не меняют." -"Беда в том, что ты заложник его пера, с тобою будет происходить ровно то, что задумает Чё." -"И чё делать?" -"Посети Библиотеку, если он тебя пишет, начинай писать его." -"Еще лучше будет, если ты попадешь на Унылый Бал, к Хозяйке, и заключишь контракт на написание идеальной экзистенции "Город"." -"Это поединок; - Написать, или быть написанным, таков его девиз." -"Вызови Чё на дуэль, напиши свой "Город", где Чё будет твоим литературным героем, отомсти за себя и за меня." -"Спасибо Музыкант, я хоть знаю что мне теперь делать." -"Не за что, давай по крайней и пойдем уже спать, мой дом тут, рядом." - подытожил он.

#ГОРОД часть №7 (Библиотека), экзистенциальная фантасмагория.

Женщина библиотекарь почему-то больше напоминала нейрохирурга. Белый халат, на столе хирургические инструменты, в руках дисковая пила для трепанации, на другом столе, больше похожем на хирургический - операционный, в специальных зажимах был закреплен череп персонажа. -"Вы ко мне?" - Осведомилась она. -"А это Библиотека?" - В свою очередь переспросил Перс. -"А на что это похоже?" - С искренним удивлением воззрилась женщина - нейрохирург. -"Я бы сказал что это напоминает кунсткамеру." -"Не морочьте мне голову молодой человек, там снаружи написано; - Городская Библиотека." -"Вы видимо не здешний?" -"Да, я из далека, пока приживаюсь в Городе, мне бы хотелось почитать Чёрного Прозаика, его "Городскую Новеллу" и "Готическую Новеллу", это возможно, эти книги есть в наличии?" -"Мы вообще не держим книг, мы держим черепа авторов, это позволяет прожить с автором весь путь написания его произведения." -"А я думал Музыкант пошутил, или я напился", - пробурчал прозаик. -"Что?" - Переспросила библиотекарь - нейрохирург. -"Да это я так, о своем", - коротко бросил посетитель. -"Тогда мне череп Чёрного Прозаика пожалуйста!" -"Вы охотник за черепами?" - Настороженно осведомилась библиотекарь и незаметно положила указательный палец на тревожную кнопку с надписью; - Аусвайс Контроль. -"Нет я прозаик, начинающий, экзистенциалист." -"Почему вы спросили, кто они, эти Охотники за Черепами?" -"Охотники за Черепами Авторов, авторов "Города", теми, кто пишет Город, свой "Город", влияя тем самым на его суть." -"Есть силы, которые тоже пытаются влиять на Город, они преследуют свои цели, и эти цели многим не нравятся, многим горожанам." -"На Город возможно влиять только посредством осознания его Состояния и желанием написать ЕГО, написать свой "Город", главным цензором которого и будет являться сам Город, ОН будет решать чему в нем происходить." -"Посему на этот процесс можно влиять только через тех, кто пишет свой "Город"." -"Не имея своих инструментов, эти деструктивные силы, назовем их так, пользуются услугами Охотников за Черепами." -"Вы же знаете, спрос рождает предложение." -"А если я тоже пишу свой "Город"?" -"Тогда берегите свой череп", - библиотекарша многозначительно несколько раз включила и выключила мозгорезку." -"Спасибо что предупредили, но мне бы череп Чёрного Прозаика." -"Чёрный Прозаик является активно действующим автором Города, ему еще рано на полку", - она многозначительно кивнула на бесконечные стеллажи уставленные черепами персонажей. -"Могу предложить дубликат, первая копия между прочим." Череп и вправду был черным. -"Из чего он?" -"Качественный винил", - она бережно поставила череп на стол, - "Фирменный", - через паузу уточнила библиотекарь.

Перс нес череп Чё Прозаика аккуратно уложенный в дорогой футляр. Придя к себе на Башню он еще раз перечитал инструкцию по литературной трепанации черепа автора. Затем извлек его из футляра, поставил на стол, перед ним выставил граненный стакан, до краев наполненный "Хозяйской", накрытый кусочком черного хлеба с кружком ливерной колбасы на нем. Налив себе водки, Перс чокнулся с черепом, и со словами, - "Ну расскажи мне о своем творчестве Чёрный Прозаик", - залпом огрел зелье. Затем завернувшись в клетчатое одеяло он просто уснул на старом, продавленном диване. И литературное снОвиденье не заставило себя ждать, Перс во всех подробностях увидел как Чё писал свою "Городскую Новеллу" и ЕГО, тогда еще Новеллиста, а ныне Перса, пишущего свою "Городскую Новеллу", под присмотром девушки библиотекаря с красивым и необычным именем Новелла. Он увидел все перипетии, нюансы, течения мысли, авторские изыски, которые делали из Новеллиста литературного героя. Но при этом он, Новеллист, все же был еще и автором своей "Городской Новеллы". Чёрный Прозаик придумал неочевидный способ написания литературных произведений, ему было скучно писать как все. Из реальных персонажей он делал своих литературных героев, а из своих литературных героев, реально существующих персонажей, заставляя и тех и других подчиняться его витиеватым замыслам. Еще Перс осознал то, что в своем глубоком подсознании Чё скрывает тайну своей сути. К удивлению Перса, получалось так, что Чёрного Прозаика тоже написали, написал его персонаж по имени Сказочник на Ночь. Но внешнее намерение тотальной свободы литературного героя по имени Чёрный Прозаик, оказалось таким безупречным и мощным, что ОН возник в Горизонте Событий как самостоятельная творческая единица. Но что самое интересное, это то, что на грани осознания Чёрного П, промелькнула еле уловимая химера понимания того, что и "Готическую Новеллу", которую Чё писал, по сути проводя неочевидный эксперимент по нестандартному воплощению, и "Городскую Новеллу", в которой ТОТ как энергетический вампир, использовал творческий потенциал Перса, написал еще КТО-ТО!!! КТО-ТО, почти неуловимый, оставляющий даже не энергетический след своего творческого потенциала, а еле уловимый "запах", аромат своего присутствия в хитросплетениях обоих произведений. Перс понял, что Чё Прозаик почти уловил это ЧЬЕ-ТО присутствие в его прозе, гнал от себя это подозрение, сомневался, вновь и вновь анализировал текст, опять успокаивал себя, и вновь сомневался, и это его БЕСИЛО, он привык контролировать все то, что выходило из под его пера, и это ему удавалось, как он считал. Ведь даже тот кто его придумал как своего литературного героя уже не имел над ним никакой власти, мало того, Чё пытался подчинить себе и Сказочника На с его братом Пишпером, устраивая различные авантюрные, литературные провокации.

Проснувшись, молодой экзистенциалист обнаружил что стакан, стоящий перед черепом Чё, пуст, и закуска отсутствует также, мало того, ему показалось что череп ехидно улыбается. -"Хорош лыбиться, теперь и я начну тебя писать, еще посмотрим кто кого перепишет", - ответил персонаж на немой посыл черепа. Затем, взглянув на флюгер, в виде синего страуса, определил, что северный ветер еще хозяйничает в Городе, и можно безопасно добраться до Библиотеки. Спрятав череп в чехол, он сунул за пояс свой люгер и решительно начал спускаться по винтовой лестнице Маяка. Город встретил его утренней прохладой, на окраине, в утренней дымке, как всегда маячила фигура Хозяина, или Городового, как его именовали старожилы. Перс поднял воротник и зашагал в центр. -"Пора становиться серым, иначе "Город" мне не написать", - с отчаянием подумал он. Рюмочник еще что-то говорил об охоте на Опасность, которая дает шанс стать серым, еще он сказал, что в Охоте на Опасность, есть большая опасность умереть, умереть для Опасности навсегда, но когда Перс попросил объяснить что это значит, тот как обычно предложил выпить по рюмке.

#ГОРОД часть №8 (Метро, день первый), экзистенциальная фантасмагория.

Рюмочник как и обещал свел Перса с Охотоведом. Этот персонаж чем-то отличался от остальных обитателей Города, по крайней мере от тех, которых знал прозаик. Как выяснилось по мере неспешного разговора, за одним из столиков заведения Рюмочника, Егерь, как он сам себя именовал иногда, был человеком. -"Город не видит меня, я не его персонаж, Опасность не может меня сожрать, Опасности нужно мое тело, а оно не здесь, оно там, в социуме людей, в госпитале для участников боевых действий." -"Я лежу там уже семь лет, мое тело живет благодаря искусственному обеспечению, поддерживающему его функции." -"Я в коме, пока мое тело не умерло, я, здесь, в Городе, вроде как не официально, он меня терпит." -"Единственное что умею, это выживать там, где это невозможно, меня этому учили, посему являюсь экспертом по Опасности, работы хватает, все хотят выжить." -"А-а-а.....?" -"Спецназ ГРУ", - Ответил на немой вопрос Перса охотник. -"Мое ремесло тут, в Городе, это охота на Опасность, экзистенциальную опасность, опасность существованию, опасность умереть." -"Мы пойдем в лес?" - Удивился прозаик. -"Нет, мы пойдем в Метро, зачем нам лес, да и что такое лес по сравнению с Метро", - С иронией в голосе ответил охотознай. -"Ну лес, это где всякие опасные звери водятся", - неуверенно продолжил собеседник человека. -"Зачем нам звери, если есть Опасность Умереть, это самая экстремальная охота, да и нет в Городе леса, есть только Парк Отдыха, но это совсем другая история." -"Мне необходимо стать серым, поможешь?" -"Конечно, это моя работа, десять бутылок "Хозяйской" и столько же упаковок пельменей." -"Не вопрос", - подтвердил свое согласие с условиями Егеря прозаик.

Вышли они утром и направились к ближайшему спуску в подземку. Охотоведа сопровождало огромное, отвратительного вида животное. -"Это Химер, мой охотничий пес", - пошутил Егерь. У зверя было бронированное тело, покрытое редкой щетиной, пробивающейся между костяными пластинами. Более всего ЭТО напоминало толи небольшого динозавра, толи крокодила на высоких, мощных лапах. Но самое необычное было то, что монстр имел три головы. Одна полноценно развитая, с крокодилообразной пастью, вторая менее развитая, слева от основной, и третья, едва проявленная, справа от нее. Это было похоже на неравномерно выросшие клешни краба. -"Почему Химер?" - Уточнил экзистенциалист у своего наставника. -"Потому что он самец", - с неизменной иронией ответил тот. -"Ты особо не расслабляйся на счет песика, он ненавидит даже меня, но служит верно, я его спас от смерти, он сцепился с Пастью, у него шансов не было." -"Что за Пасть?" -"Ну, ЭТО в основном состоит из пасти, остальное так, для проформы, чтобы было куда глотать." -"Представь себе хищного колобка, метра три - четыре диаметром, в Метро они почти не имеют врагов, колоб откусил Химеру две головы, если бы не я....." - Охотовед многозначительно посмотрел на Перса. -"Так головы..... ?" -"Да они отрастут, но это процесс не быстрый." Химер зло косился на экзистенциалиста, как будто ему не нравился его разговор с инструктором по выживанию в Городе. -"А Саксофонист, он как борется с Опасностью?" -"Он предлагает сыграть для нее реквием или лакримозу на ее похоронах, обычно это помогает." Перс с недоверием смотрел на Егеря. -"Сам все поймешь, потом", - уклончиво уточнил тот. -"А ты?" -"У меня все по старинке", - охотник поправил автомат Калашникова, - "Семь шестьдесят два, плюс подствольник, ну и там еще по мелочи, навыки опять же." -"Но главное конечно то, что Город меня не видит, иначе я бы уже сгинул в Метро." -"Но это же может произойти в любой момент?" - Уточнил прозаик. -"А у меня есть другой выбор, лучше пропасть в недрах подземки, чем сидеть рядом со своим телом и пялиться на него, я сам выбрал Город." -"А кто предложил выбирать?" -"Суфлер подсказал решение", - толи пошутил, толи нет, собеседник экзистенциалиста. -"Если Опасность нападет, мне в нее стрелять из люгера?" - Продолжал пытать инструктора начинающий охотник за Опасностью. -"По крысам можешь пострелять конечно, но запомни, главное твое оружие в Метро это перо и бумага, надеюсь ты не забыл ручку и блокнот?" -"Нет, не забыл", - похлопал себя по карманам плаща Перс.

Когда они спустились в Метро, первое что бросилось прозаику в глаза, это надпись на стене, она гласила; - Сталкер это не скучно, и подпись; - Скучный сталкер. Эскалаторы работали, свет горел, даже кондиционеры гнали воздух. Работали и различного рода торговые точки, которые предлагали холодное, огнестрельное и еще какие-то виды оружия, которые выглядели в разной степени экзотично. -"Купите чудовище, отдам недорого, можно в кредит, есть все документы, родословная, щенячья карта, справка о прививках." -"Ваша жизнь бесценна, купите себе того, кто в будущем спасет вас от ужасов Метро." Толстая тетка тыкала в лицо Перса отвратительным существом, напоминающем что-то среднее между ракообразным и моллюском на гусеничном ходу. -"Мужчина купите себе монстрика, у него в роду были даже танки." -"Всего пятнадцать бутылок "Хозяйской." Егерь взял в руки уродца, взвесил его, помял, потом подавил на него как на арбуз и в завершении пересчитал щупальца. -"Явный инбридинг, два рудиментных щупальца, впускные клапана стучат, в левой гусенице на один трак больше чем в правой." -"Брак любезная, кого вы дурачите, этот монстр - оберег издохнет в Метро раньше того кто его купит." -"Купи лучше гранаты, они скорее пригодятся." Охотовед кивнул в сторону торговой, оружейной точки. Они опустились еще на один уровень и вышли на перрон. Ожидающих поезда было немного, в основном это были сурового вида мужчины, обвешанные оружием, со сворами тварей, одна отвратительнее другой, которые от скуки сцеплялись друг с другом, иногда даже что-то откусывая от соперника. В темноте тоннеля раздался нарастающий гул, но публика, вместо того чтобы собрать вещи и приготовиться к посадке на электропоезд, начала щелкать затворами, досылая патроны в патронники, вытаскивать гранаты из нагрудных разгрузок, вставлять ленты в утробы пулеметов и обнажать холодное оружие. -"Это наш поезд?" - С сомнением спросил Перс у Егеря. -"Может наш, а может нет, а может не поезд." Охотник потянул с плеча автомат, Химер оскалился и зарычал. -"Судя по всему не поезд", - передернув затвор, глядя на реакцию Химера, сообщил Егерь. По рельсам Метро, вылетев из жерла тоннеля, неслось стадо хищных, рогатых животных, похожих на саблезубых лосей, стуча по стыкам рельсов колесными парами. Вслед за ними, на таком же железнодорожно-колесном ходу, вылетела змея величиной с электричку. Все начали палить, причем как по убегающим, так и по преследователю, пока они не скрылись в противоположном провале тоннеля. Змей мимоходом сожрал пару - тройку зазевавшихся охотников, не снижая при этом скорости. -"Следующий наш", - спокойно пояснил Егерь.

#ГОРОД, часть №9 (Метро ночь первая), экзистенциальная фантасмагория.

К перрону подземки подошла электричка. Вернее подрулила, ее кидало из стороны в строну, она несколько раз сошла с рельсов, затем как-то внутренне собравшись, сосредоточилась, сконцентрировала внимание и запрыгнув обратно на железнодорожное полотно, проскрипела, - "Как же меня все достало", - и тут же замерла. На одном из вагонов Перс прочитал табличку; - Москва - Петушки, Пьяная Электричка. Двери распахнулись и из чрева электропоезда повалила нетрезвая публика, из вагона пахнуло перегаром. Егерь мотнул головой, давая понять что это нужный им поезд. Химер обрычал пьяного персонажа, которого болтануло прямо в его сторону. -"Фу", - коротко бросил Охотознай, - "пора привыкнуть уже к правилам Метро", - осадил он своего охотничьего пса. На том месте, где обычно в вагоне висит схема метро, Перс увидел табличку с надписью; - Схема допустимых спиртосодержащих смесей. Ниже шел перечень названий спиртных напитков и их характеристики: - Допустимые, Условно допустимые, Рекомендуемые, Не рекомендуемые, Опасные, Смертельно опасные, Совместимые, Не совместимые. Они делились на две колонки, которые назывались: - Бухабельно, Небухабельно. Поезд шатнуло влево, но он удержался на рельсах, и осторожно, со вздохом прошептав, - "Что же мы так бухаем", - тронулся. По вагону, между скамеек, шла проводница с тележкой, уставленной бутылями с разноцветными жидкостями в них, и стопками одноразовых стаканов. Подойдя к напарникам она раздраженно осведомилась, -"Куда?" -"Чего пялитесь на меня трезвыми глазами?" -"Глядеть на вас противно." -"Нам в Заповедник", - равнодушно отозвался Егерь. Тетка привычным движением взяла пластиковый стакан и смешала в нем что-то красное с чем-то зеленым, добавив туда же чего-то прозрачного, протянула его Охотнику. -"Тот не глядя на посудину ответил, - "Я не здешний." Билетерша с сомнением извлекла из кармана прибор, напоминающий заячью морду с длинными ушами, что-то в нем нажала и протянула Егерю, тот дунул в одно из "ушных" отверстий. Дама посмотрела на шкалу прибора и сл словами, - "Ездют тута всякие", - ткнула стаканчиком в лицо Перса. Он скривился глядя на Охотоведа, тот кивнул, мол надо. Прозаик с отвращением посмотрел на бурую жидкость в стакане, затем собрался и "огрел" ее. Его лицо скривила привычная гримаса, но по мере того как он проглатывал жидкость, у него вырвалось неожиданное, - "Ооооо!?" -"Мы тоже не лыко вяжем, даже когда лыка не вяжем", - Хмыкнула тетка. -"Свежачок?" - Осведомилась она у Егеря, кивнув в сторону новичка. -"Угу", - равнодушно бросил тот. Тетка - вожатая с серьезной рожей взяла со столика перечницу и кивнув в сторону Перса, спросила у инструктора, -"Поперчить?" -"Шли бы вы мадам", - скривился тот. Билетерша заржала как лошадь, и похлопав прозаика по плечу, сказала сквозь хохот, - "Шутка юмора, не ссы, все от тебя зависит." Весь вагон тоже заржал. Охотовед вытащил из за пояса Маузер и пальнул в потолок. Все тут же занялись своими делами. -"Достали, каждый раз одно и тоже", - объяснил он свои действия, ободряюще глядя на приунывшего экзистенциалиста. Тетка кивнула на Химера. -"Седьмая позиция", - ответил на немой вопрос хозяин пса. Вагонная фея смешала в пластиковой миске коктейль и поставила перед мордой Химера, тот с удовольствием начал втягивать содержимое через язык - хобот. -"Там в конце вагона бар, можешь продолжить, я бы тоже спиртику жахнул, в горячих точках без него никак, но тело мое не здесь, бесполезно", - Егерь дружелюбно улыбался. -"Чем больше накатишь, тем проще минуешь переход." -"Какой переход?" - Насторожился экзистенциалист. -"Переход в Серое Метро, туда, где ты или станешь серым или умрешь." Перс побрел по проходу вагона, который тилипало из стороны в сторону. Он уже довольно много принял, того что было рекомендовано к употреблению и даже кое что из того что было не рекомендовано. Вагон опустел. -"Они все серые, до конечной только нам", - пояснил наставник. Писака уже лыка не вязал когда объявили станцию, - "Конечная". Впереди был тупик, электропоезд шатаясь укатил в обратную сторону.

Перс тоже пошатываясь осмотрелся, на стене, под часами, висел огромный, агитационный плакат, гласивший; - Мамаду это Партия, Партия это Мамаду. А ниже, изображенный на нем рабочий, с протянутым стаканом, наполненным прозрачной жидкостью, убедительно призывал голосовать за Семена Полигруздова. Экзистенциалист подошел к рабочему, изображенному на плакате, и вежливо поздоровавшись, осведомился у того, - "Уважаемый, скажите, кто этот Семен Полигруздов?" Работяга протянул новому знакомом стакан и ответил, - "Выпей друг за нашего кандидата, директора Завода "Красный Механизм", Семена Полигруздова." Перс принял угощение, работяга тут же протянул ему кусочек черного хлеба с кружком ливерной колбасы на нем. Прозаик поблагодарил, и вернул рабочему пустой стакан. -"Могу и я, проголосовать за этого достойного человека?" - Спросил он у плаката. Человек в рабочем комбинезоне указал новоявленному избирателю на урну для голосования, - "Изволь друг, все готово, но сначала тест на психомоторику и отпечатки пальцев", - агитатор опять протягивал стакан с "Хозяйской" водкой. -"За Мамаду!!!" - Провозгласил тост писака и накатил. Над станцией метро взошла Рыба-Луна, Рыба-Бабочка многообещающе улыбнулась, протягивая избирателю бюллетень, он взял его и передал Птице-Секретарю, та пропихнула его клювом в прорезь урны, и торжественным голосом провозгласила, - "Вы сделали правильный выбор, Великий Мамаду рекомендует Ключнику пропустить вас в Серую Зону, для дальнейшей идентификации, Ключник скоро будет." Егерь толкнул Перса в бок, - "Просыпайся, пора, Ключник пришел." Тот протер глаза, Химер чесался, зло косясь на него, инструктор заливал угли костра. У стены тупика стоял хмурый старик в хламидообразных одеждах. Он с подозрением оглядел напарников и спросил скрипучим голосом, - "Платите или кланяетесь?" -"Да это же Ключник", - ударило в голову сонному, похмельному прозаику. Ключник тоже узнал в Персе бывшего Новеллиста. Он взглянул на плату, которую протянул ему Охотовед, и произнес, - "Проходите, твой напарник уже однажды оплатил мои услуги." Затем повернул ключ в только одному ему видимой скважине, на кирпичной стене возникло зеркало. Прежде чем шагнуть в него вслед за Егерем, Перс спросил у Ключника, - "Уважаемый вы не знаете....." Тот не дал ему договорить, бросив, - "Нет, я не знаю где она, тебе пора."

 #ГОРОД часть №10 (Метро, день второй), экзистенциальная фантасмагория.

Химер шел где-то впереди, Перс слышал как он распугивает мелкую, плотоядную живность. Рельсы метрополитена тянулись куда-то в темноту, но необходимо отметить, что в тоннеле не было темно. По мере продвижения напарников, его своды, начинали фосфоресцировать, вернее светились разнообразные обитатели подземки, реагируя на их присутствие, которые обильно покрывали стены и потолок тоннеля. В разные стороны от центрального "русла" убегали ответвления и коридоры, образуя перекрестки и развилки. Иногда, в некоторых местах, тьма сгущалась, приобретая какую-то зловещую непроницаемость. -"Куда ведут эти ходы, и что это за сгустки тьмы?" - Спросил Перс своего наставника. -"Это кротовые норы и червячные переходы." -"Тут водятся кроты-переростки?" - С сомнением переспросил прозаик. -"Да, водятся, но лучше нам с ними не встречаться, черви тоже не подарок судьбы, но с ними можно договориться." -"А клубки тьмы?" -"Это "Черные Дыры", гравитационные ловушки, от них просто необходимо держаться подальше, могут поглотить." -"Они так питаются?" -"Нет, это в прямом смысле ловушки, силки." -"И кто их расставляет?" -"Если бы я знал.....", - равнодушно отмахнулся Егерь, бросив мимоходом в одну из Черных Дыр гранату. Раздался только сдавленный гул, как если бы граната взорвалась где-то очень далеко, или в толще воды. На черную ловушку это не произвело никакого впечатления. Пройдя по рельсам километров пять, напарники вышли к заброшенной станции. Она была освещена несколькими светильниками, окутанными густым коконом из паутины. Что-то шарахнулось из дальнего, темного угла, и захлопав перепончатыми крыльями, исчезло в противоположном провале тоннеля. -"Привал, сейчас обед подвезут." -"Можешь пока водочки жахнуть для аппетита." Охотознай кивнул на автомат, похожий на сатуратор для продажи газированной воды, стилизованный в виде граненного стакана, в человеческий рост. В углублении стоял граненный же стакан, прикованный к аппарату ржавой цепью. Перс вопросительно взглянул на проводника. -"Воруют", - ответил тот на немой вопрос экзистенциалиста. Прозаик поднес стакан к алюминиевой трубке, торчащей из недр аппарата, и нажал на кнопку, с табличкой; - Водка, "Хозяйская", от Хозяина. Аппарат затрясся и выдал полстакана "белой". Перс накатил, и хмыкнул, показывая напарнику, что водка неплохая. В тоннеле раздался истошный вопль, затем, толи хриплое карканье, толи приглушенное хрюканье. -"Химер обедает", - пояснил проводник. Перс услышал стук колес по рельсовым стыкам, из тоннеля выкатилась дрезина, уставленная тарелками с дымящимися пельменями на них, и подносом с нарезанным, черным хлебом. На борту дрезины было написано; - Общепит. Экзистенциалист взял тарелку с пельменями, хлеб, алюминиевую вилку из вазы, стоящей среди тарелок, и вопросительно взглянул на охотника. -"Нет, меня кормят внутривенно, там.....", - он неопределенно махнул рукой куда-то в тоннель. Пельмени оказались на редкость вкусными. Перс по инерции поинтересовался у спутника, - "Хорошие пельмени, кто готовил?" -"Спросишь у Рюмочника, когда вернешься", - ответил тот с иронией.

Двинулись дальше. -"А когда мы будем охотиться на Опасность?" - Спросил прозаик, прервав получасовое молчание. -"Мы?" -"Как только она начнет охоту на нас." -"Кого или чего следует опасаться прежде всего?" -"Того, у кого есть мозги, того, кто будет охотиться осмысленно, например Мутов, мутантов." -"Здесь в Метро, это самая распространенная форма Опасности." -"Кого тут только не встретишь, они обычно сбиваются в банды, выбирают вожака, устраивают засады, облавы, расставляют ловушки, добычу сжирают, как-то так." -"Хотя бывает берут заложников, затем продают Сумасшедшим, для ритуальных убийств, или Садистам для кровавой забавы, есть еще Фанатики." -"Фанатики чего?" -"Фанатики Крови, это те же Садисты, но идейные." -"Весело тут у вас", - пробурчал Перс. -"А мне как серым становиться, тут скорее побелеешь от страха."-"Вот как раз именно необходимо лишить себя страха за свою судьбу, тебе должно стать все равно, выживешь ты, или нет." -"И как это ты например сделал бы, чтобы стать серым?" -"Я стрелял бы, метал ножи, закладывал взрывчатку, заманивал, обманывал, нападал неожиданно, делал бы все то, что умею лучше всего." -"А мне что делать?" - Приуныл Перс. -"Что у тебя получается лучше всего?" -"Писать наверное." -"Значит ты должен писать." -"Тут скорее получится непроизвольно пИсать, чем что-либо осмысленно писАть", - озадаченно ответил прозаик. -"Творческим людям, как это не странно, легче приручить экзистенциальную опасность." -"Тебе необходимо подчинить своему воображению происходящее, и начать писать его, писать Город, свой "Город", участвуя в определении того, что должно стать Горизонтом Событий." -"Это почти что стать Богом", - возразил стажер. -"Боги сюда не заглядывают, здесь все зависит от тебя, стань творцом реальности, своей реальности, сделай так, чтобы она, твоя реальность, стала интересна Городу, чтобы он захотел узнать что с ним будет дальше, по твоей версии развития Горизонта Событий." -"Творец реальности и есть немного Бог, пусть совсем немного, но он способен подчинять себе социум, а Город и есть социум, ибо является продуктом его жизнедеятельности." -"Ты философский не заканчивал?" - Поинтересовался ученик у наставника. -"Нет, но нас учили трезво оценивать любые условия, любую ситуацию и любые параметры этих условий и ситуаций." -"Это как универсальное уравнение, просто подставляешь значения, и решаешь задачу."

Заночевали на довольно обжитой станции. Она была и почище, и посветлее. Перс проснулся от толчка в бок. Егерь держал указательный палец у губ. -"Началось, это мутанты, вот, это тебе", - он придвинул к прозаику мешок с гранатами. -"Кидай подальше, ближних я возьму на себя, Химер возьмет самых опасных." -"Если одолеют они, воспользуйся гранатой, так будет лучше", - он многозначительно посмотрел на ученика. -"Может попробовать....?" -Стажер извлек из кармана куртки блокнот и ручку. -"Попробовать можешь, но с первого раза ни у кого не получалось." -"Понял", - шепнул Перс. Охотовед передернул затвор "калаша", и кивнув прозаику, выпустил из подствольника гранату, которая взорвалась где-то внизу, на нижнем ярусе. И тут же, из недр нижних этажей, по эскалатору, повалила толпа чудовищ. Химер, в прыжке, сбил с ног самого крупного из нападавших. Это было что-то мохнатое на страусиных лапах. В мощных, передних конечностях, которые росли прямо из лягушачьей головы, с клыками акулы в широкой пасти, нападавший держал кусок металлической трубы, утыканной шипами. Химер принял удар поднявшегося на ноги врага на роговые пластины спины. Удар был такой силы, что охотничий пес на какое-то мгновение потерял равновесие, но устояв, вновь сбил врага с ног, и вонзил свои ядовитые зубы в его горло. Егерь профессионально менял магазин за магазином, Перс бросал гранаты в гущу нападавших. Кого только среди них не было, подземка казалось перемешала все что смогла, птиц, зверей, персонажей, механизмы, земноводных, пресмыкающихся, сухопутных рыб и моллюсков. Вдруг навалилась тишина. Последний враг, похожий на краба со скорпионьими жалами, на раздвоенном хвосте, в нерешительности топтался перед Егерем, который доставал из за пояса маузер. Охотник взвел оружие, и вдруг обмякнув, начал заваливаться вправо. Краб, недолго думая, воспользовался ситуацией, и молниеносным движением ужалил инструктора в шею. Тот начал задыхаться, упав на каменную плитку перрона, хватая ртом воздух. Затем, еле слышно прошептав, - "Прости, не судьба", - умер. Химер перекусил ракообразного головореза пополам, и начал с аппетитом пожирать. Казалось ему не было никакого дела до своего хозяина. Падальщики возились весь вечер, пожирая поверженных мутантов. Химер тоже поел на славу. Он улегся поодаль, и равнодушно смотрел на то, как Перс пытался понять, что ему теперь делать дальше, и как поступить с телом Егеря. Прозаик в итоге решил поспать, усталость навалилась на него вместе с безразличием. Он улегся прямо на полу, рядом с телом инструктора. Сон пришел моментально.

Перс проснулся от привычного толчка в бок. Егерь протягивал ему стакан с водкой. -"Ты чего меня пугаешь, сам говорил что неуязвим для Города?" -"Уже все изменилось, я вышел из комы, жена все таки меня вытащила." -"Давай за мою смерть, тут, в Метро, и за твою жизнь, там, в Городе, если выберешься." Выпили, помолчали. -"Что мне делать теперь, без тебя мне конец", - спросил экзистенциалист. -"Заставь Город заинтересоваться тобой, ему должно стать интересно то, что ты пишешь о нем." -"Легко сказать заинтересуй, я даже не знаю с чего начать." -"Ты уже начал, ты же уже пишешь свою экзистенцию "Город"." -"Да, но пока это просто бумага и просто слова." -"Сначала было СЛОВО, потому силу СЛОВА недооценивать нельзя, ищи ключи к Городу." -"Ладно, давай еще по одной, и я пойду, мне пора, меня ждут..... , давно ждут", - через небольшую паузу добавил он. -"Прости что затащил тебя сюда и бросил", - виновато добавил Егерь, протягивая собеседнику стакан. -"Ты не виноват, я рад что ты вышел из комы, правда рад, за меня не беспокойся, я попробую выжить." Охотник выпил, поднялся, и шагнул в зеркало, висевшее на стене станции, напоследок он махнул Персу рукой. Перс махнул в ответ, и проснулся. Тело инструктора исчезло, Химер ушел, напоследок помочившись на вещи прозаика. Тот поднялся, повесил на плечо автомат, заткнул за пояс маузер, собрал оставшиеся гранаты, и направился к провалу тоннеля. Но спуститься на рельсы ему не удалось. Из тьмы шахты подземки выкатился Плотоколоб, и раскрыв огромную, зубастую пасть, стал надвигаться на Перса. Тот прижался к стене вокзала спиной, судорожно снимая с плеча оружие. Тихий голос за спиной шепнул, - "Сделай шаг назад." Перс шагнул, и перед тем как погрузиться во тьму, увидел смыкающуюся пасть Колоба, пахло из нее не очень хорошо.

#ГОРОД часть №11 (Метро, ночь вторая), экзистенциальная, фантасмагория.

Перс увидел длинный коридор с зеркалами-дверями, он был уже в подобном месте ранее, в бытность свою Новеллистом, когда писал идеальную "Городскую Новеллу", под присмотром девушки-библиотекаря, с красивым и необычным именем Новелла. Ключник с сочувствием смотрел на Перса. -"Да друг мой не повезло тебе, шансы выбраться из Метро у тебя минимальны." -"Ты однажды воплотил в жизнь мою мечту, оплатив мои услуги лифтера, я всю жизнь хотел обладать Неразменным Пентаклем, он дает мне возможность оплачивать проход в те двери, которые я не могу отпереть ключами, имеющимися у меня в наличии, при этом он опять всегда возвращается к своему хозяину." -"Я очень тебе благодарен, Двери это моя страсть, пока есть Двери, есть Я." -"Где я?" -"Что это за место?" - Поинтересовался прозаик. -"Это тамбур, буфер обмена, это НЕРЕАЛЬНОСТЬ , здесь нет времени, но есть длительность, нет расстояний, но есть протяженность." -"Я могу вернуть тебя на Башню, в безопасность." -"Отсюда можно попасть куда угодно." Старик вопросительно смотрел на Перса. -"Нет, спасибо за то, что спасли меня от смерти, но я должен стать серым, и написать свой "Город", а иначе моя жизнь не будет иметь никакого смысла." -"Я пытался стать новеллистом, но не сумел отделить зерна от плевел, если я не сумею стать экзистенциалистом, то я никем не стану." -"Хорошо, я отопру для тебя относительно безопасное место", - старик кивком головы предложил следовать за ним. Они шли по бесконечному коридору, и над ними и под ними расстилался бескрайний космос. Ключник подошел к двери-зеркалу и отпер ее ключом. -"Удачи, будь осторожен", - старец положил руку на плечо Перса, тот кивнул, и сделал шаг в неизвестность.

Это был тоннель, но без железнодорожного полотна, со стен и потолка капала вода, какие-то безобидные на вид организмы мерцали холодным, зеленоватым светом, никак не реагируя на присутствие персонажа. Наверху, по расчетам экзистенциалиста, была ночь, его вторая ночь в Метро. Часа три он просто брел по различным коридорам, иногда от них отходили другие тоннели, более мелкие ответвления, ходы и норы. Несколько Черных Дыр попались ему на пути, Перс тщательно обошел их стороной. Неожиданно, впереди появился свет, яркий, даже слишком яркий для Метро. Прозаик вышел к эскалатору, который вынес его в огромный зал подземки. Тот был пуст. Шаги персонажа гулко отражались от мраморных стен Метро. В свою бытность в социуме людей, Персу приходилось бывать в метрополитенах больших мегаполисов. Этот зал не был похож ни на что подобное. Это был мир готических канонов. Мрачная красота темных сводов, колонн, изваяний каких-то знатных особ, толи рыцарей, толи королей и королев. Хотя встретил он и скульптуру палача в маске, у окровавленной плахи. Тот грациозно опирался на огромный топор с зазубренным лезвием. Так рассматривая местные достопримечательности, скиталец за серостью вышел к высоким дверям, выполненным в готическом же стиле, отворив которые, попал в другой зал. Тот не был таким огромным и роскошным как первый, хотя являл из себя довольно ухоженное обиталище, скорее напоминающее кабинет высокопоставленного военачальника. На стенах висело оружие различных эпох и народов, от холодного, до огнестрельного. В дальнем, полутемном углу, стоял начищенный до блеска танк второй мировой войны. -""Королевский Тигр"", - подумав определил Перс. -"Редкий экземпляр, да еще в отличном состоянии." На стене висела карта "Сумеречного Мира", под ней массивный, дубовый стол ручной работы. Рядом с ним глобус какого-то другого, явно обитаемого мира, с одной его стороны, и изваяние довольно странного рыцаря с другой. Тот был с четырьмя руками и коническим шлемом на голове. Подойдя ближе прозаик определил что это не рыцарь, а чучело существа, одетого в хитиновую броню. Под два метра ростом, коническая голова, напоминающая маску палача, небольшие красные глазки, в углублении толи хитиновых складок, толи пластин. Мощные ноги, со ступнями похожими на ботинки альпиниста, четыре руки, в хитиновой броне, верхняя пара которых заканчивалась костяными лезвиями, похожими на лезвие топора, нижние, более мелкие, завершались трехпалыми клешнями. Пол зала был устлан шкурами экзотических животных, кругом бронзовые чаши, фарфоровые вазы, рога животных, чучела птиц, рыб и каких-то экзотических тварей, мохнатых змей, крылатых моллюсков, огромных, плотоядных пауков, клыкастых многоножек и саблезубых оленей. Все это в изобилии было представлено взору посетителя. Еще привлекал внимание огромный, ростовой портрет, в резной, дорогой раме, ручной работы. На нем во весь рост была изображена очень необычная женщина. Одета она была во все белое, но эта ее одежда никак не подчеркивала роскошную, и несколько небрежную обстановку зала. Скорее наоборот, она вступала с ней в диссонанс. Кое где, больше военно-полевая форма, нежели обычный женский костюм, была изношена, местами даже имелись явные следы штопки, к стати не очень искусной. Широкий пояс, украшенный какими-то рунами, высокие, замшевые сапоги без каблуков, обтягивающие брюки, что-то вроде необычной, армейской разгрузки, за спиной видны рукояти двух клинков. Светло-пепельные, почти белые, прямые, коротко остриженные волосы, спокойное выражение лица, глаза цвета кофе с молоком, шестигранной формы зрачки. Она не была красавицей, скорее наоборот, обычная женщина, разве что необычные глаза выдающие в ней неочевидную суть, говорили о ее статусе. Персу показалось что портрет смотрит на него, изучая, словно сканируя его суть. "Невеста", - так называлась работа неизвестного мастера кисти.

-"Это эст шенщина моих мыслей, или как это эст кофорить у фас, шенщина моей мечты." Этот голос, с явным немецким акцентом, прозвучал настолько неожиданно, что Перс вздрогнул. Обернувшись он увидел немецкого офицера, полковника люфтваффе, в форме военного летчика второй мировой войны. -"Герр фон Маятник", - представился фашист. -"Рас фы эст мой гост, я эст предлошить фам тринкен, как это, фыпить, што шелаете: - коньяк, фиски, шнапс, русишь вотка, самохон, настойка поярышника, стеклоочиститель?" -"Водка, "Хозяйская"", - сделал выбор Перс. -"О я-я, короший фыбор", - фашист протянул прозаику стакан. -"Присашифайтесь", - и указал на высокое, кожаное кресло. -"Я эст знать фаше намерение стать серым просаиком, я эст могу претлошить фам помощь." -"Я-я, но услуха са услуху, са это фы толшны принять нашу сторону." -"А вашу это чью?" - Спросил Перс. -"Сторону расиональной практичности я-я, фы станете исфестный просаиком я-я, но писать сфой "Корот", бутете пот ретакция Черный Ретактор." -"Кто вы?" - Насторожился Перс. -"Я эст отин ис икрокофф, я эст ключефая фикура, я эст пенифактор я-я." -"Простите, но свой "Город" я должен написать сам", - отрезал экзистенциалист. Орден, похожий на маятник-гильотину, на мундире фашиста, начал монотонно раскачиваться из стороны в строну. -"Это эст фаш фыбор", - равнодушно проговорил офицер. Зал растаял, фигура ракообразного рыцаря шевельнулась и сошла с постамента, роскошные апартаменты трансформировались в грязную станцию Метро. Только картина "Невеста" так и осталась висеть на темной стене помещения. Существо занесло руку-топор над головой персонажа.

-"Постой Палач", - произнесла Невеста, легко соскочив на пыльный пол станции, из рамы с полотном. Палач обернулся на голос. -"Я бросаю тебе экзистенциальный вызов." -"Сначала тебе придется убить меня." Хитиновый рыцарь медленно двинулся в сторону женщины в белом, начиная вязать неимоверно замысловатые узоры в воздухе, размахивая своими руками-топорами. Невеста улыбнулась, и незаметным движением правой руки извлекла из ножен один из клинков, расположенных у нее за спиной. Раскрыв ладонь левой руки женщина отпустила бабочку с золотистыми крылышками, вспорхнув, та уронила со своих крыльев золотую пыльцу, которая медленно стала распространяться вокруг тела женщины. Еще Персу показалось что бабочку и Невесту соединяет еле уловимая, серебристая нить. Амазонка абсолютно игнорировала мощь своего соперника, который использовал для натиска все свои конечности. Причем у него была своя, особая техника боя, он как бы танцевал, раскачивая маятник, приседая и замирая иногда на месте. Где-то этот танец смерти даже завораживал и гипнотизировал. Но это не имело никакого отношения к тому, что происходило. Если Палач непрерывно "танцевал", то Невеста делала минимум движений, в самый последний момент уходя от атаки, смещаясь буквально на миллиметр от смертельного выпада. Складывалось впечатление что воительница предвидит каждое движение противника, опережая того на доли секунды каждый раз. Женщина-воин даже не наносила ударов, словно берегла свой клинок. Ее оружие тоже заслуживало внимания, похоже что его лезвие было изготовлено из цельного кристалла какого-то минерала. Оно было полупрозрачным на вид, и отливало фиолетовым оттенком. В какой-то момент Персу показалось что Палач потерял контроль над собой и рассвирепел, обрушив на соперницу град сумбурных ударов. Та, улыбнувшись прозаику, ускорилась, и отрубила Палачу обе руки с "топорами". Затем замерла, и незаметным для глаз, молниеносным движением, переместилась за спину противника. Воительница извлекла из ножен второй клинок, это был кристалл пепельно-черного оттенка. Невеста исполнила каскад очень коротких, плавных, но в то же время быстрых движений, Перс слышал только свист лезвий, и хруст хитина. Рыцарь замер на время, и развалился на несколько частей, прозрачная кровь залила каменный пол. Женщина-воин не спешила прятать оружие в ножны. Взглянув на Перса пояснила, - "Это не конец, Палачи обладают гиперрегенерацией." -"Сейчас он восстановит себя целиком, выбрав для этого самую жизнеспособную часть себя, и будет драться дальше, пока противник не выбьется из сил. -"Палачи не устают проливать кровь, никогда, такова их природа", - она как будто читала лекцию. -"Убить Палача почти невозможно." -"И в чем же заключается это почти?" - Заворожено глядя на Невесту осведомился Перс. -"Чтобы убить Палача, необходимо умереть самому." Её глаза улыбались. -"Но это же абсурд", - возразил мужчина. -"Абсурд мой Хозяин, я ведь не просто невеста, я Невеста Абсурда." Часть Палача, к стати не самая крупная, ожила, и стала расти, через минуту она полностью оформилась в узнаваемую фигуру из хитина. Хитиновый рыцарь бросился в атаку с двойным усилием. -"Вижу ты отдохнул, пока умирал", - пошутила женщина. Затем опять улыбнулась прозаику, и опустила мечи. Удар Палача пришелся ей в левое плечо, "топор" вошел в тело женщины сантиметров на двадцать. Белые одежды Невесты стали алыми от крови, она рухнула на пол. Было видно что она еще жива, лицо ее искажала маска невыносимой боли. Рыцарь-Палач медленно подошел к своей жертве и поднял правую, верхнюю руку, для завершающего удара. За миг до того, как Невеста умерла, Перс различил серебряную нить, которая соединяла тело женщины и золотистого мотылька, который махал крылышками за спиной монстра. Нить сверкнула так, как будто по ней прошел разряд молнии, и бабочка стала женщиной в белых одеждах, с длинным, полупрозрачным стилетом в руках. Это было явно очень непростое оружие, скорее это был ритуальный артефакт. Лезвие его светилось серебристым светом, а знаки на его поверхности выделялись алыми всполохами. Рукоять напоминала рог единорога. Амазонка закрыла глаза, у экзистенциалиста сложилось впечатление что та ищет место для удара, на теле врага. Неожиданно дама нанесла удар в ступню рыцаря смерти. Тот пошатнулся, рухнул, и стал распадаться на глазах, превращаясь в черную, зловонную лужу. Амазонка открыла глаза, и посмотрев на Перса, произнесла, - "Вот и все, но для этого я умерла..... , почти умерла", - через паузу пояснила Невеста Абсурда. -"Умирать было обязательно, ведь ты страдала, я видел?" - Уточнил прозаик. -"Умерев, я его дезориентировала, расслабила, эти монстры очень чутко реагируют на мертвую или живую материю", - пояснила охотница. -"Почему в ступню, у него сердце находится в пятке, или он тебя так испугался, что оно туда ушло?" - Пошутил литератор. -"Я поразила его точку сборки." -"А что это за бабочка соединенная с тобою серебряной нитью?" -"Бабочка это мой союзник, у вас в социуме душу сравнивают с бабочкой, я предпочитаю термин, - энергоинформационная матрица, а серебряная нить это Сутратма, или Жемчужная Нить, это та Нить, на которую нанизаны мои воплощения в мире материи и полуматерии." -"Вернее это аромат моих воплощений, тот аромат, который лишь один способен безупречно соединить высший Манас и Бутхи, высший, утонченный разум сотворенных, и разум Божественный, который для первых уже не их разум." -"Почему ты мне помогаешь?" -"Я охотница, женщина-воин, хищница, убить Палача для меня, это все равно что для тебя написать идеальную "Городскую Новеллу", - ее глаза, с шестигранными зрачками, улыбались. -"К тому же, от него плохо пахло." -"А фашист?" -"Это долгая история." -"Ты стал Фигурой на сером, шахматном поле Города, Город тебя заметил, теперь все зависит от тебя." -"Кто ты, кроме того что ты чья-то Невеста?" -"Я Невеста Абсурда, а может быть уже твоя, кто знает", - она шагнула в раму с холстом. -"Это магия?" -"Да", - просто ответила женщина в белом. -"Я имею привилегию появляться там, где присутствует мой портрет, когда захочу, поэтому Сальвадор пишет мои портреты, и те расходятся по мирам, это выгодно и ему тоже." -"Береги себя", - она опять стала портретом.

#ГОРОД часть №12 (Метро, день третий,) экзистенциальная фантасмагория.

Перс задыхался, Колобки-убийцы гнали его по железнодорожному полотну. Он израсходовал весь боезапас, бросив ненужный уже автомат где-то позади. Стрелком прозаик был невесть каким, но в кого-то он все же попал. Расстреляв все обоймы к пистолетам, оставил один патрон, для себя, в кармане лежала последняя же граната, тоже для себя. - "А вдруг не попаду", - пришла ироничная мысль. Перс слышал о том, что если в момент смертельной опасности персонаж не теряет чувства юмора, значит паники нет, есть просто инстинкт самосохранения и желание выжить. Вдали замаячил проблеск света. -"Станция....., и что это меняет, на свету умирать легче будет?" - Вслух, сам у себя, спросил беглец. Он выбежал на свет, боковым зрением заметив какое-то движение на перроне, но что это, определить не успел, ибо из противоположного тоннельного жерла, выползла огромных размеров Черная анаконда, с оленьими рогами на голове.

-"Нет, нет, нет, стоп, отвратительный дубль, все свободны, перерыв на обед, жду всех на площадке через два часа." Нелепее этой реплики, Перс ничего себе не мог представить в данной ситуации. Анаконда, видимо поняв все буквально, проглотила пару небольших Плотоколобов. Впрочем они, не успев затормозить, сами практически закатились в пасть отвратительному монстру, проскочив мимо увернувшегося прозаика. Но увидев целую дюжину более крупных сородичей, проглоченных ею шаров-хищников, которыми змея только что перекусила, уже она сама вынуждена была ретироваться. Колобки погнали ту по железнодорожному полотну тоннеля, из которого она только что выползла, при этом потеряв интерес к Персу. Тот перевел дыхание. -"Подайте лестницу нашему главному герою", - распорядился невидимый режиссер. Два рабочих в комбинезонах, с надписью на спине; - Абсурдфильм, спустили на рельсы деревянную лестницу, и помогли экзистенциалисту подняться наверх. -"Оставьте нас", - скомандовал режиссер, и съемочная группа стала расходиться. Сисястая гримерша, мимоходом, поводила пушистой кистью по лицу Перса. -"Потом Нонна, потом", - остановил ее Будильник. Зал вокзала опустел. Будильник на тонких ножках, с тонкими же усиками, закрученными вверх на лице-циферблате, заложив не менее тонкие ручки за спину, озабоченно расхаживал взад, вперед по мраморному полу перрона. Он указал ладонью на кожаное кресло, давая понять, что прозаику следует присесть. -"Нателла, детка, принеси нашему герою кофе с бутербродами, у него была тяжелая ночь", - распорядился часовой механизм. Не менее сисястая и ногастая ассистентка принесла поднос с кофе и бутербродами на нем и поставила его на маленький столик, перед персонажем. -"Подкрепитесь, вы так устали, вам необходимо расслабиться", - киношная фея многозначительно провела ухоженной ручкой по своему округлому бюсту. -"Детка, все потом, у меня мало времени." -"У вас его навалом босс, ведь вы и есть время", - томно глядя на мужчину промурлыкала дива. Будильник похотливо шлепнул ее по округлой попе. Красавица, игриво виляя "кормой", уплыла из зала Метро. -"Ничего не меняется в мире кино", - бросил Будильник, продолжая ходить. -"Может присядешь и объяснишь что происходит?" -"Происходит то, что я делаю, я есть Время, я обязан ходить", - механизм времени превратился в ходока. -"Или бежать", - он тут же трансформировался в бегуна, при этом оставаясь все тем же будильником. -"Я могу лететь", - у часов выросли крылья, и Будильник сделал пару кругов по периметру зала. -"Могу ползти", - говорящий часовой механизм тут же приобрел черты улитки, с будильником на спине вместо раковины. -"Еще меня можно убивать", - тут же перед режиссером странного сериала вырос Палач, молниеносным движением руки-топора, тот разрубил часы пополам. Развернувшись, хитиновый монстр сделал шаг к Персу, который чуть не подавился бутербродом. -"Но убить нельзя, ведь я есть субстанция абстрактная", - с этими словами материализовавшееся время опять стало полноценным Будильником. -"Пошел вон, сейчас не твой дубль", - небрежно бросил он рыцарю-убийце. Тот моментально исчез. -"Я могу тянуться и течь наконец", - циферблат Будильника потек, сквозь его потеки проступило ироничное лицо Сальвадора Дали. -"А в качестве Будильника я вообще принимаю на себя бремя пробуждения Истины", - он принял облик золотой статуэтки Пробудившегося. -"Зачем я тебе?" - Поинтересовался подкрепившийся завтраком Перс. -"Я есть Время, Время есть один из параметров Горизонта Событий." -"Я знаю что было, что есть, и что будет." -"Вернее все возможные варианты этих трех моих ипостасей." -"Встань и сделай шаг влево." Прозаик выполнил просьбу часов. -"Это один из миллионов вариантов этого простого движения." -"Ты мог сделать его быстрее, медленнее, более вальяжно, с недовольством, с агрессией и т.д. и т.п.." -"Но ты выполнил движение именно так как выполнил." -"Во многом я решаю что ты должен сделать, хотя и это тоже действие вариантное, бесконечное количество вариантности вариантов, одного и того же события." -"Но как это сделать и каков будет алгоритм действия, во многом решаешь ты." -"Это говорит о том, что ты имеешь вектор влияния на то, что будет с тобою происходить." -"Так же на твои действия может влиять кто-то посторонний." -"Тот, кому не все равно как ты поступишь, тот, кому выгодно то или иное твое действие." -"Кто это может быть?" - Удивился внимательно слушавший собеседника скиталец за серостью. -"Тот кто пишет тебя, пишет твою судьбу." -"Ты бы уже погиб давно, кто-то не дает этому произойти, но это не значит вовсе что он благодетель, бенифактор, просто ты средство достижения определенной цели." -"Как только ты выполнишь то, что необходимо....., нет, тебя не убьют, немотивированная жестокость это скорее болезнь, тебя просто бросят." -"Перестанут вести, то есть писать твой вектор воздействия на Горизонт Событий." -"Стать серым, это значит стать нейтральным, не отсвечивать своими хотелками, желалками, мечталками, страхами, страстями." -"Это совсем не значит что тебя перестанут пытаться использовать, это значит что ты начнешь бороться за свою свободу, свободу своих поступков." -"Для этого необходимо овладеть намерением тотальной свободы." -"Намерение, безупречное, серое намерение, это и есть тот самый вектор, твой вектор влияния на Горизонт Событий своей судьбы." -"Хочешь написать хорошо, напиши себя сам", - подняв указательный палец вверх, процитировал кого-то Будильник. -"Острие твоего вектора направленности на достижение параметров тотальной свободы, это острие твоего пера, твои способности пишущего персонажа." -"Я уже один раз пытался стать новеллистом, у меня не вышло", - грустно вставил реплику экзистенциалист. -"И не могло получиться, ведь ты предал ЕЕ, даже не представляя ЕЕ степень могущества в параметрах влияния на твой Горизонт Событий, Горизонт Событий твоей судьбы." -"Ты предал, как тебе кажется, просто женщину, любящую тебя женщину, на самом деле ты предал свою судьбу, то есть ты предал самого себя." -"Ты знаешь где она?" - Оживился Перс. -"Я знаю все, но это совсем другой вектор, он спит сейчас для тебя, это спящий вектор твоего Горизонта Событий." -"Тебе сейчас необходимо думать о том, как стать серым, и выбравшись из Метро, начать писать свой "Город", тот "Город" который примет твою серость." -"И что мне делать дальше, боеприпасы кончились, бегать уже сил нет?" -"Ты не использовал еще свое главное оружие, начинай себя писать, так, чтобы Городу понравился твой стиль, чтобы он принял тебя, как инструмент влияния, вектор влияния на его судьбу, судьбу Города." -"Все на площадку, перерыв окончен", - Будильник зазвонил. Зал Метро ожил, съемочная группа потянулась к светильникам и другому киношному оборудованию, массовка начала занимать свои места, гримерша принялась работать над лицом Перса, тот не сопротивлялся, пытаясь осмыслить услышанное. -"Дубль №777, сериал "Город", часть №12 (Метро, день третий), экзистенциальная фантасмагория" - звонким голосом объявила конопатая девчонка, лет восемнадцати, и щелкнула киношной хлопушкой.

Дрезина, тарахтя двигателем внутреннего сгорания, подкатила к перрону. Ганс заглушил двигатель и как обычно, молча, кивнул Персу, сняв с головы каску, затем начал умело чистить MG - 34, закрепленный на станине, в корме дрезины. Вилли приветственно махнул прозаику и стал карабкаться на платформу.

Они сидели у костра, который монотонно поедал ту нехитрую пищу, из каких-то деревянных обломков, которую Ганс отыскал поблизости. Ганс в данный момент спал, Вилли и Перс сидели за бутылкой "Хозяйского шнапса". -"Скажи Вилли, как ты попал в Сумерки, ведь ты не всегда служил в Аусвайс Контроле?" -"О, я-я, Вилли воевать, Вилли эст зольдат вермахта, я эст воевать под Сталинград." -"Я зольдат, я не фашист, я не палач, Гитлер капут", - взволнованно объяснял лейтенант. -"Я отказаться расстреливать мирное население, са это полкофник послать меня на тот участок фронта, кте состав батальона менялся за неделю." -"Я-я, меня там упифать, Вилли умирать там." -"Суфлер скасать што у меня ошень плохой карма, што нато чистить." -"Претлакать слюшба в Аусвайс Контроль, я соклашаться, и фот я сдесь."

Утром дозор Аусвайс Контроля продолжил свою службу, а Перс, поднявшись по эскалатору на один ярус выше, пошел каким-то темным, зловещим коридором. На перекрестке прозаик повстречал кабана с флагом, который был закреплен на его холке. Экзистенциалист прочитал надпись на полотне; - Анархия мать порядка. -"Фашистов не видел?" - Спросил свин. Скиталец за серостью жестом указал куда укатил патруль. -"Сюда не ходи, издохнешь, я еле ноги унес", - свин кивнул в ответвление из которого только что вышел. -"Спасибо друг, значит мне туда и нужно", - поблагодарил Перс. -"Понял, за серостью, удачи", - отозвался кабан, и озираясь по сторонам, пошел своею тропою.

#ГОРОД часть №13, (Метро ночь третья), экзистенциальная фантасмагория.

Персу казалось что он прожил в подземелье Метро сотни дней и ночей. На самом деле, как объяснил главный режиссер Абсурдфильма, Будильник, он, Перс, находится в Метро третьи сутки, то есть в данный, конкретный момент, третью ночь. Все дело в том, что каждый раз, когда Опасность была в одном прыжке от экзистенциалиста, Буд, как он сам себя именовал, орал в мегафон, останавливая очередной дубль. Орал он всегда одно и то же, - "Не верю, бездарно." Ну и типа, - "Что ты пишешь, ты сам в это веришь?" -"Ну какой танк, ты же не веришь сам в то что пишешь, допустим нашел ты танк в Метро, ты умеешь им управлять, ты теперь всегда будешь на нем передвигаться, а горючее где возьмешь, ладно, допустим нашел горючее, так и будешь по тоннелям на танке ползать???" -"К тому же здесь, в Метро, есть гильдия плотоядных механизмов-утилизаторов, они твой танк за минуту растворят в серной, соляной или азотной кислоте." Затем в тысяча первый раз, - "Мотор, хлопушка, дубль такой-то....." Наконец к Персу пришло понимание того, что писать можно как угодно, вернее как угодно красиво, иначе читать никто не станет. Фантазия может соревноваться с воображением и интуицией, порождая на перегонки самые замысловатые и закрученные сюжеты. НО ..... , все это должно быть основано на реальной, не выдуманной жизни. Можно вкладывать какие угодно смыслы в повествование, но если они будут "высосаны из пальца", Город не обратит на эти потуги дилетанта никакого внимания. Ты обязан стать частью повествования, ты должен верить в то, что описываешь, больше, чем в тот пейзаж за окном, который воспринимаешь как неопровержимую реальность.

На этот раз это были плотоядные тараканы. Прозаик не стал метаться, а просто присел на скамейку и начал быстро писать..... ; -Если у вас завелись тараканы, не стоит паниковать, следует выделить из них альфа самца, или доминирующую самку, если у них матриархат, в данный период эволюции, и заключить с ним или с ней, пакт о взаимном сотрудничестве. Перс пригляделся, определить самку-королеву ему не удалось, зато прозаик без труда определил альфа самца. Его выделяли переразвитые гениталии и татуировка на жирном теле; - Сказки На Х.. , нам нужна правда. Когда тараканы обступили персонажа, обнажив клыки, Перс обратился к предводителю, -"Послушай, меня на всех вас не хватит, но я могу написать в каком из тоннелей находится состав с сахаром, для Водочного Комбината." -"Его еще не успели разгрузить, и охраны нет." Самец инсект остановился, спрятал клыки, пошевелил усами, и предупредил, - "Хорошо персонаж, но если там не будет состава, мы сожрем тебя." На том и порешили. Перс написал состав с сахаром на соседней станции. Тараканий атаман послал разведчика, тот метнулся в тоннель и через пол часа сообщил с почтовыми мухами, что персонаж и правда талантливо пишет, и что сладкий груз на месте. Альфа предводитель похлопал Перса по плечу и сказал прощаясь, - "С тобой приятно иметь дело", - И сунув персонажу визитку, исчез в жерле тоннеля.

-"Снято!!!" - Радостно заорал Будильник. -"Прекрасный дубль, - оператор поднял большой палец руки вверх. -"Буд, да я понял, необходимо верить в свои способности, я уже верю", - Взволнованно выпалил экзистенциалист. -"Повтори первую фразу, до второй запятой", - попросил Будильник. -"Буд, да я понял....." - повторил Перс. -"Молодца, ты проснулся", - ответил Буд. -"Мне понравилось это твое; - Будда я понял", - продолжил он, и зазвенел, превратившись в золотую статую Пробудившегося. Перс и правда проснулся, огляделся, киношники собрали оборудование, затем подняли статую своего Бога на руки и сев в подошедший электропоезд исчезли в тоннеле. Перс опять осмотрелся, станция как станция, одна из десятков тех, которые он посетил за эти трое суток. На стене, углем от костра, был сделан довольно талантливый набросок обнаженной красотки, в призывной позе, с огромными сиськами, осиной талией и соблазнительными, округлыми бедрами. Ниже, тем же углем было написано; - Как же я соскучился по женскому телу, и подпись, - Большой Ху. -"И тут без сортирной лирики не обошлось", - подумал прозаик. На скамейке, у стены, сидели две старушки. У одной из них, на руках, свернулась отвратительного вида толи волосатая сколопендра, толи многоногая фаланга. Старушка гладила ее, целовала, и называла "пусечкой". Вторая молча вязала шарф из серой пряжи. Такого серого цвета Перс не видел никогда, казалось он, этот серый цвет, впитал в себя всю серость повседневного, монотонного, сводящего с ума существования. Старушка закончила вязание, и закрепив последнюю петлю, со словами, - "Примерь", - протянула шарф персонажу. Тот растерянно повязал его на шею, и спросил старушку, - "Это мне?" -"Тебе касатик, от Экзистенции", - прошамкала бабка беззубым ртом. -"Что такое Экзистенция, а пуся?" - Спросила вторая старуха, как бы у своего домашнего питомца. Фаланга-сколопендра хищно пощелкала отвратительного вида жвалами. Вязальщица сама ответила своей подруге, - "Ну, Экзистенция это существование без прикрас, без иллюзий, чистое, базовое существование в параметрах все той же повседневности. -"А без прикрас это как?" - Опять задала вопрос хозяйка маленькой твари. -"Ну без понтов короче, не доставай Уныловна, без тебя тошно", - последовал ответ. -"Простите, как вас зовут?" - Осведомился серый экзистенциалист у второй старухи. -"Депрессука я, сынок." -"Уважаемая Депрессука, спасибо вам за серость, и Экзистенции передайте, что я не подведу, она сделала правильный выбор." Зазвонил телефон, стоявший на ящике из под "Хозяйской" водки. -"Это тебя", - кивнула Уныловна, - "Из Города." Перс снял трубку, голос, принадлежащий девчонке-подростку, спросил, - "Перс это вы?" -"Да", - ответил тот. -"Вы растете, спасибо", - короткие гудки.

Перс подошел к окну, над Городом висел серый туман. Вдали, почти на горизонте, в районе Мельницы, Хозяин запускал в низкое, серое небо своих птиц, танцуя замысловатый, понятный только ему одному, ритуальный танец. -"Ничего не меняется в Городе", - пробурчал Перс, и накатив полстакана "Хозяйской", пошел писать свой "Город". Он решил описать то, как обрел свою окончательную серость. Еще ему почему-то хотелось написать о том, кто помог ему добраться до поверхности, из Метро. Это был персонаж с головой черного ворона, управлявший самым настоящим паровозом. Он подкатил к платформе на своем локомотиве и движением головы пригласил прозаика в кабину, так, как будто они были давно знакомы. Экзистенциалист сел за стол, и начал быстро писать.....

-"Кто вы?"- Спросил Перс у машиниста паровоза. Тот не спеша закурил трубку и начал раздувать костер, разложенный посреди кабины паровоза. Два пера, черное и белое, подброшенные им в воздух, превратились в шаманов, тоже черного и белого, те начали свой танец. Шаманы плели кружева своего мистического танца, костер потрескивал, бросаясь искрами, которые взмывая в потолок превращались в звезды. Звезды складывались в Млечный Путь, по которому несся к своей цели Паровоз Абсурда. Перс, отхлебнув терпкого напитка из обычной жестяной кружки, спросил у Ворона, - "Скажите уважаемый дон, почему мне не удалось стать Новеллистом?" Ворон-Матус посмотрел на персонажа пронзительным взглядом черных, птичьих глаз, и ответил, - "Там, в тендере моего паровоза, серая азбука повседневности, бери лопату, работай, слушай и думай." -"Кого слушать, вас?" -"Себя", - коротко бросил Нагваль. -"Для того чтобы понять что-то, необходимо сжечь толику серых букв повседневности в топке намерения моего Паровоза Абсурда, мера сожженного для каждого должна быть своя." -"Тебе следует сосредоточиться на монотонной работе, и прекратив свой внутренний диалог, услышать голос, Голос твоего левостороннего восприятия-осознания." -"Оно знает истину, но не допускает утечки информации направо, дабы не привлечь внимание тех, кто пристально следит за потоками индивидуальных намеренческих энергий." -"Чтобы дезориентировать и обмануть эти силы, и достигнуть наконец своей окончательной цели тотальной свободы, не израсходовав при этом потенциала своего вектора безупречного намерения, намерения не окрашенного никакими эмоциями, а значит не оставляющего никакого следа, того следа, по которому его можно определить, и выпить его потенциал, необходим отвлекающий маневр." -"Что ты знаешь о ложном намерении?" - "Вижу что ничего, это и понятно, ведь в тебе еще не развилась система обратной связи, справа налево, потому твое левостороннее восприятие-осознание не берет на себя риск переброски имеющей для тебя значение информации слева, направо, так как ты неспособен еще на сегодня принять ее безупречно, не оставляя следа, по которому тебя тут же выследят Следопыты." -"Понятие "ложное намерение", употребляется в данном, конкретном случае лишь потому, что не существует безупречно четких терминов-определений, при помощи которых появляется возможность рассуждать об этом корректно при помощи слов, пусть даже самых безупречно абстрактных, а значит лишенных потенциала важности самих себя." -"Ложное намерение не ложно по своей сути, так как именно ложных намерений существовать не может, истинно ложное намерение это есть обычное желание, желание на уровне страстей, и только." -"Ложным оно выглядеть обязано для тех, кто ни при каких обстоятельствах не должен даже заподозрить о его "ложности"." -"Ложное намерение, это не театр, его невозможно сыграть." -"Как только ты начнешь исполнять театр, тебя тут же раскусят." -"По энергетическому потенциалу Силы, ты в подметки не годишься Следопытам в этом соревновании, так как они сами по себе и есть СИЛА." -"Игру они попросту УВИДЯТ." -"А это значит, что все твои намеренческие действия в параметрах "ложного" намерения, ложными быть не должны." -"На лицо опять парадокс, располагающий себя в параметрах все той же Ленты Мебиуса, причем располагающий весьма комфортно, и даже уютно, слитно что ли." -"Отсюда вытекает следующее, что подобное "ложное" намерение, безупречнее будет называть вспомогательным намерением, намерением-прикрытием." -"Но это недопустимо совершать даже в мыслях, не говоря уже о вербальном способе передачи информации, так как твои мысли открытая книга для НИХ." -"Потому твоя левосторонняя составляющая тебя всегда будет действовать скрытно от твоей правосторонней составляющей, дабы не разгласить ТАЙНУ." -"А это означает в свою очередь то, что ты на самом деле, экзистенциально-безупречно (реально на самом деле), обязан намереваться всеми своими силами стать Новеллистом, не подозревая на уровне обычных психизмов о том, что намереваешься стать Экзистенциалистом, а "попытка" стать Новеллистом это просто отвлекающий маневр, в то же время таковым не являющийся, так как играть ЭТО попросту нельзя, даже не невозможно, а именно недопустимо." -"Вот это с тобою и произошло." -"Твоя попытка стать безупречным Новеллистом была истинной для тебя на тот момент тебя самого, но о том что это попытка-прикрытие знала только скрытая часть тебя, то есть твое левостороннее осознание-восприятие." Перс неутомимо и монотонно продолжал бросать серые буквы повседневности в топку намерения Паровоза Абсурда. Он весь взмок и очень устал, но с недоступной для себя вчерашнего ясностью осознал вдруг, что изжив в себе внутренний диалог, важность себя, экзистенциальный страх, и преодолев рутину монотонного, изнуряющего труда, сумел наконец обрести то самое Состояние Беспричасности самого себя, которое уже продолжительное время напрашивалось на то, чтобы его наконец выпустили из заточения, и перевели в сферу осознанной психической деятельности. Да, это Состояние именовалось; - Состоянием Беспричасности, беспричасности Перса к параметрам его частной, индивидуальной экзистенции, состоянием Беспричасной Осведомленности.

#ГОРОД часть №14 (Сладкое Дело), экзистенциальная фантасмагория.

Перс сидел за старым, полуразвалившимся столом и писал свой "Город". Рядом на спиртовке, стоящей на трех силикатных кирпичах, в турке, томился свежесваренный кофе, распространяя по сумрачной комнате свой неповторимый аромат. Для Перса, запах кофе, всегда ассоциировался с запахом творчества, этот древний напиток настраивал его на определенные вибрации себя самого. Ему иногда казалось, что кофе вводит его в творческий транс, некое особое состояние творца, измененное состояние сознания. В такие моменты писалось ему очень легко, он просто кайфовал от своей работы. Было такое ощущение, что сам Город диктует ему оду о самом себе. Полумрак в дальнем углу комнаты сгустился, обозначив присутствие Углового. Тот глухо, как обычно, толи прошептал, толи простонал, - "Сосед-Хозяин, к тебе гость, тебе грозит опасность." -"Ты не путаешь?" - Переспросил прозаик. -"Ведь я уже месяц как серый, Город не может мне угрожать." -"Эта опасность иного рода, это экзистенциальная, социальная опасность, обусловленная причинно-следственной составляющей твоих поступков, твоего следа в Горизонте Событий социума", - прошептал Угловой. -"А проще можешь сформулировать?" - Уточнил экзистенциалист, не переставая быстро писать. -"Прокураторский надзор Особняка прислал, будут дело тебе шить, для Неправедного Суда." -"Что за дело?" - Не отрываясь от бумаги с текстом опять переспросил Перс. -"Сладкое Дело, дело о распиле железнодорожного состава с сахаром для В.К. "Красный Градус"." -"Директор Водочного Комбината "Красный Градус", Клим Бухарин, накатал на тебя телегу фискалам, где утверждает о том, что ты пустил налево состав с сахаром, отдав его инсектам за свою серость." Угловой растворился в полумраке дальнего угла комнаты. На пороге появился важный персонаж с папкой из дорогой кожи в руках. -"Горожанин Перс?" - Осведомился он голосом не терпящим возражений. -"Да это я", - спокойно ответил обитатель Башни. -"Следователь по особо важным делам Особняк", - представился гость. -"Чем обязан такому вниманию со стороны фискальных органов?" - Вежливо поинтересовался серый литератор. -"По данным Прокуратория вы подозреваетесь в краже и последующем распиле железнодорожного состава с сахаром. " -"По нашим сведениям вы обрели свою серость незаконным путем." -"Кроме этого вы подозреваетесь в связях с организованной, преступной группировкой инсектов, которую возглавляет небезызвестный криминальный авторитет, альфа-таракан, по кличке Пятиногий." -"Почему пятиногий?" - Почему-то переспросил прозаик серой повседневности. -"У него пять лап, шестую откусили в пьяной драке, по малолетке", - со знанием дела уточнил Особняк. -"Все это беззаконие объединено в одно дело, Сладкое Дело, и веду его я", - Особняк важно стал осматривать пыльные апартаменты экзистенциалиста. -"Клим Бухарин, директор В.К. "Красный Градус", обратился к нам с заявлением, мы обязаны отреагировать." -"И чего вы от меня хотите?" - Спросил серый прозаик. -"Чистосердечного признания конечно, с последующим раскаянием, посыпания головы пеплом и публичного заявления с осуждением своих действий." -"Затем Как бы Суд и законный, справедливый приговор." -"Вам лучше сразу написать явку с повинной, у вас на лице написано; - Я украл состав с сахаром." -"Суд Продажных, безусловно учтет это." Особняк брезгливо посмотрел на старый диван с оборванной обшивкой. -"Продажные это кто, они что-то продают, чем они торгуют?" - Уточнил городской хроникер. -"Продажные Завсегдатаи, они торгуют правдой, непредвзятостью, гуманностью и беспристрастностью, под присмотром городского судьи Договорного." -"Расценки можете посмотреть на сайте, - как бы суд взятка точка ру." -"А если я откажусь?" -Продолжал сопротивляться властям Перс. -"Тогда вам придется познакомиться с Полиграфом." -"Это еще кто?" - Прозаик насторожился. -"Граф Полиграф, он из бывших, но сейчас сотрудничает с администрацией." -"Он главный правдолог Города, эксперт по лжи." -"Впрочем есть другой выход, вы можете стать датчиком, это ваше легальное, законное, юридически закрепленное право." -"И что я должен делать?" -"Вы можете дать взятку, мне, Суду Продажных, директору В.К. "Красный Градус" наконец." -"У меня ничего нет, кроме водки, пельменей и таланта", - усомнился хозяин Башни. -"Первое и второе никого не интересует, этого добра в Городе навалом, а вот талант бенифактора, это ваш козырь, вы не спешите, посоветуйтесь, проконсультируйтесь, вот вам визитки наших ведущих адвокатов Лоснящегося и Безразмерного, они берут много но честно", - Особняк положил на стол две визитки, судя по виду одна была из чистого золота, другая из платины.

-"Я подумал, зачем мне эти адвокаты, если ты знаешь Город лучше всех", - Перс вопросительно смотрел на Рюмочника. -"Давай по рюмочке, а потом я тебе дам весь расклад по делу, по Сладкому Делу", - предложил держатель "Рюмочной на Углу". Выпили, помолчали. -"Ты не парься, ты уже не просто персонаж Перс, ты уже бенифактор", - начал Рюмочник. -"Ты способен влиять на Город, а это ценится очень сильно и всеми, всеми обитателями Города, ведь ты можешь их написать и переписать." -"Стать датчиком, это дать взятку, и если тот кому даешь возьмет твою датку, он станет взятчиком, то есть героем твоей криминальной пьесы." -"Какой пьесы, я не драматург?" -"Ты больше чем драматург и чем прозаик вместе взятые, ты бенифактор." -"Ты пишешь пьесу о том, как ты дал датку, и как ее взяли, превратив тем самым во взятку." -"Пьеса об этом ставится в Городском Театре Абсурда и становится Горизонтом Событий Города." -"Что я должен написать?" -"Напиши Особняку полковничьи погоны, Продажным Завсегдателям что-нибудь материальное, Климу Бухарину....?" -"Я слышал он мечтает перевыполнить Невыполнимое, и получить за это звание Героя Изнурительного, Низкооплачиваемого труда." -"Бенифактор может все, почти все, тут, в Городе, поэтому у него всегда будут враги, его всегда будут пытаться использовать, на нем всегда будут пытаться заработать."
Перс смотрел в окно Башни, внизу кто-то кого-то ел, судя по воплям, доносящимся из туманной мглы, скрывающей мостовую внизу, под Башней. Хозяина видно не было, Город накрыло плотное одеяло из густого, серого тумана. Да и Пятно уже зашло за Горизонт Событий. Перс выпил остатки кофе и пошел писать свой "Город". 

#ГОРОД часть №15 межглавие (Диалог №1), экзистенциальная фантасмагория.

-"Я доволен Перс, когда ты приходишь ко мне в "Рюмочную на Углу", просто пропустить по рюмочке и потолковать о чем-нибудь совсем пустом, например о Состоянии Города, или о том что здесь у всего есть экзистенциальный антипод, например: - водка - пельмени, Город - Метро, Хозяин - Хозяйка, Аусвайс Контроль - Свин Анархист, Башня - Колодец и так до бесконечности." -"Я всегда рад тебе, и уверен в твоем добром расположении ко мне, скромному служителю Общепита." -"Ведь с того рокового для меня дня, когда ты единственный раз, и то по незнанию, я это понимаю как никто другой, допустил непреднамеренную, экзистенциальную бестактность, спросив меня напрямик о том; - Кто готовит пельмени, и потом, в дальнейшем, никогда больше не возвращался к этой болезненной для меня, и щепетильной для Города теме, прошло много дней." -"Напротив, с тех самых пор ты всегда и неукоснительно ведешь со мною только самые простые и непритязательные беседы, поднимая только несложные и банальные темы." -"Я убежден в твоей порядочности Перс, и твоей осведомленности о том, что нехорошо и даже неприлично намекать поднятием сложной темы для разговора о том, что твой собеседник в чем-то некомпетентен, что ты сам лучше него ориентируешься в параметрах поднятой тобою же непростой темы." -"Мне нравиться мрачными, зимними вечерами, сидеть с тобою, у меня здесь, в "Рюмочной на Углу", незатейливо выпивать "Хозяйскую", закусывать горячими пельменями и беседовать ненавязчиво о чем-нибудь совсем простом." Рюмочник с надеждой и опаской посмотрел на прозаика. Тот тряхнул головою, пытаясь оживить нетрезвый уже мозг, и безразлично спросил, - "Башня, это я понимаю, там я живу, и пишу свой "Город", соседом у меня Угловой, но ты упомянул еще какой-то Колодец, и сказал, что это антипод Башне." -"Расскажи мне о Колодце." Рюмочник весь оживился, хлопнул в ладони, предложил выпить по рюмочке и начал свой монолог.

-"Люблю о простом." -"Колодец это антипод Башне, ты ведь знаешь Перс о том, что один из основных Ключей звучит так; - Как вверху так и внизу, как внутри так и снаружи." -"Раз есть Башня, должен быть и Колодец." -"Ты конечно желаешь знать что их объединяет и разделяет?" -"Слушай внимательно и не перебивай." -"Их объединяет степень накопленного ими Состояния, того Состояния, которое генерирует Город всех брошенных городов, их так же роднит степень накопленной ими в себе неочевидности, и еще, то состояние Беспречастности, которое содержится в их сути." -"Как Башня, так и Колодец, они оба беспричастны по отношению к городу, а так же по отношению друг к другу, это два противоположных полюса Беспричастности, потому, находясь на Башне, или обитая в Колодце, как оттуда, так и отсюда, можно писать "Город", свой "Город"." -"Хоть сверху, как ты, хоть снизу, как он." -"Это и есть творческая дуэль, кто кого вперед напишет." -"Написать, или быть написанным, от этого зависит то, какой вариант развития Горизонта Событий возобладает и над кем, твой или его." -"Тебе Перс необходимо побывать в Колодце, наведаться в стан "врага" так сказать, ощутить атмосферу места СИЛЫ, его места СИЛЫ, так тебе легче будет написать его и избежать того, чтобы быть написанным им." -"Что-то я ничего ни разу не слышал об этом месте, что еще за Колодец, где он находится, и кто там обитает, и еще, почему ты упомянул про стан врага, он что мне враг, тот кто там обитает и пишет свой "Город"?" -"Давай по порядку." -"Тот кто там обитает тебе не враг в прямом смысле, он скорее соперник, но соперник смертельно для тебя опасный, как может быть опасен только соперник на дуэли, смертельной дуэли." -"Пистолеты не бутафорские, и пули отлиты из свинца, а порох превосходного качества, вся механика пистолетов, дуэльных пистолетов, готова честно выполнить свое предназначение, все по серьезному, это чистая экзистенция, существование без прикрас, скидки никому не будет." -"Надеюсь тебе Перс нет необходимости раскрывать и объяснять эту простую аллегорию, построенную мною для тебя?" Рюмочник с иронией разглядывал захмелевшего экзистенциалиста. -"Чёрный Прозаик тебе не враг, но соперник, экзистенциальный соперник, кто из вас безупречнее сумеет написать свою экзистенцию "Город", тот и станет править бал, Унылый Бал Экзистенции." -"Она примет тот сценарий развития Горизонта Событий в параметрах все той же экзистенции, который ей больше понравится." Услышав это имя Перс сразу протрезвел, а протрезвев, вспомнил давнюю беседу с Саксофонистом, там, на Кладбище. Вспомнил, что тот рассказывал ему о Чёрном Прозаике, а так же его идею о том, что Новеллистом Перс не стал по причине того, что уже был один раз написан Чёрным, впрочем как и сам Саксофонист тоже. Вспомнил о том, что он, Перс, в прошлом был главным героем "Городской Новеллы" и носил тогда другое имя, Новеллист, Саксофонист же был в своем прошлом главным героем "Готической Новеллы", и звали его ТАМ, Музыкантом. Автором обоих этих литературных сочинений было одно и то же лицо, Чёрный Прозаик. -"Как мне найти это место, Колодец, где он находится?" -"Это на Очистных Сооружениях, на окраине Города", - охотно отозвался Рюмочник. -"Зачем Городу Очистные Сооружения?" - Удивился серый прозаик. -"Ведь канализация в Городе не работает уже многие годы?" -"Видишь ли Перс", - задумчиво произнес Рюмочник, разливая еще по одной. -"Состояние, накопленное Городом, его Экзистенциальное Состояние, прежде чем Мусорщики упакуют его в контейнеры, и хозяйские Птицы отправятся с этим грузом строго на Юг, должно быть очищено, далее сублимировано (кристаллизовано), и лишь затем, очищенное от любых иллюзорных примесей и уплотненное за счет кристаллизации, становится готово идти на экспорт." -"Это и есть основная статья дохода, за счет которой существует сам Город и все сущее в нем." Рюмочник с каким-то затаенным любопытством взирал на прозаика. -"Да расслабься ты, со временем сам все поймешь." -"Ну, давай на посошок, и расходимся", - резюмировал он.

#ГОРОД часть №16, межглавие, диалог №2, экзистенциальная фантасмагория.

Перс стоял у окна Башни и смотрел на Дыру, которая медленно выползала из за Горизонта Событий Города. Этот объект появился недавно, эта черная клякса поднималась из за горизонта с противоположной стороны от Пятна. -"Что бы это могло значить?" - Подумал Перс. -"Я этого не писал, нужно спросить у Рюмочника", - вслух, сам себе, сказал серый прозаик и накинув плащ начал спускаться по винтовой лестнице. Город встретил Перса желтым туманом, Мусорщики собирали контейнеры с Городским Мусором, загружая их на свои странные механизмы. -"Городской Мусор, самое ценное из того что производится в Городе, интересно, многие ли горожане об этом знают", - пришла забавная мысль. Перс дошел до ближайшего перекрестка и толкнув дверь с колокольчиком, с удовольствием шагнул в заведение Рюмочника. Он любил это место, место, где он получал непростые ответы на "простые" вопросы.

Рюмочник разлил водку по рюмкам, - "Ну что по рюмочке, под пельмени?" - Как обычно, хлопнув в ладони, предложил хозяин "Рюмочной на Углу". Выпили, закусили, помолчали. -"Скажи Рюмочник, а как можно свалить отсюда?" -"Да просто все Перс, создай для своего тела антитело, затем объединив их, в соответствии с законами физики и метафизики, на выходе, получишь аннигиляцию, это такая реакция, происходящая между веществом и антивеществом, при их непосредственном соприкосновении, при этом весь объем как материи так и антиматерии, преобразуется в чистую энергию, без остатка", - Рюмочник как будто читал невидимый для Перса текст, который располагался где-то в углу рюмочной, именно туда был устремлен его немного затуманенный взгляд. Выпили еще по одной, Рюмочник продолжил, - "Построй свою Башню и выкопай свой Колодец, затем, накопленный потенциал экзистенции и антиэкзистенции необходимо объединить, и получив в процессе экзистенциальную реакцию аннигиляции собственной сути, преобразуй всю энергию экзистенции себя, в абсолютную энергию экзистенции всего." -"Тем самым, погрузив себя в обстоятельства тотальной свободы, ты сумеешь освободиться от всего лишнего, то есть от материи этого лукавого мира, которая составляет тебя сейчас", - хозяин заведения выдохнул и разлив еще по одной сказал, - "Спрашивай Перс, я сегодня в ударе." -"Рюмочник, а что есть Город и что есть мы в Городе?" - Спросил Перс, воспользовавшись моментом. -"Да просто все, Город это котел, мы пельмени в нем." -"Это как?" - Удивился прозаик. Рюмочник подумал секунду и продолжил,- "Ну возьми пельмени, что это есть по сути?" -"Что, что, мясные сгустки, в одежде из теста", - ответил Перс. -"Вот и мы, все те же мясные сгустки, сгустки живой материи, в одежде из теста, из теста наших иллюзий." -"А Город это кастрюля или котел, в котором мы плаваем, вернее в котором нас варят, еще вернее вываривают, вываривают все лишнее в нас", - завершил держатель "Рюмочной на Углу". -"И кто нас потом будет есть, под водку "Хозяйскую"?" -"Хозяин котла и будет нас потом употреблять, под водочку, выгнанную из повседневности бытия и отвечать своему собеседнику на простые вопросы, как я тебе сейчас", - усмехнулся Рюмочник. Опять выпили и закусили. -"А Дыра, это что?" -"Дыра это сингулярность, вернее грязная сингулярность, она ворует материю, вернее осознавшую себя материю, материю осознавшую себя посредством падения в Мир." -"И энергию, вернее энергию осознания себя как части большего." -"И если учесть что СВЕРХ ТО, раздробило себя на атомы материи, именно для того, чтобы осознать свою суть, суть сверхсложной самозарождающейся системы обретения смысла всего, то по сути грязная сингулярность крадет часть этой осознанности, чтобы СВЕРХ ТО не смогло осознать свое несовершенство, и в очередной раз расплескать свое отражение в материю, чтобы исправить изъяны, и попытаться в следующий, бесконечно повторяющийся раз, создать совершенную модель себя." -"Дааа уж, я если не выпью сейчас, у меня мозг лопнет от твоих простых ответов, на такие простые вопросы." -"Ты где это вычитал?" - Изумившись опять умению Рюмочника разбираться в сверх абстрактных категориях, спросил прозаик, вспотевшими от волнения руками разливая водку по рюмкам. -"Да женщина одна сказала по-моему, не помню я", - наморщил лоб Рюмочник. -"Какая женщина?" -"Может на Рынке, а может в Сером Трамвае", - неуверенно вспоминал держатель углового заведения. Выпили, помолчали. -"И как это может быть связано с Дырой?" - Продолжил пытать экзистенциалист. -"Да как?" - Немного подумав Рюмочник продолжил, взгляд его опять затуманился, устремившись в дальний угол помещения. -"Сингулярность, это потроха черной дыры, они, эти черные дыры, подъедают Вселенную с самого ее рождения, вернее почти с самого." -"Первые звезды были слишком легкими, в них отсутствовали тяжелые элементы, в основном они содержали водород и гелий, самые простые и распространенные элементы во Вселенной, ее строительный материал так сказать." -"А вот следующее поколение звезд, более тяжелых, состоящих из более тяжелых элементов, появившихся в процессе жизнедеятельности, точнее в процессе умирания их старших сородичей, умирая в свою очередь, уже стали образовывать черные дыры, сверхмалые, малые, тяжелые и сверхтяжелые." -"И они, дыры, с этого самого времени неустанно выпивают материю и энергию, как космические вампиры." -"Далее пойдут мои предположения и догадки, потому что та женщина, ну с Рынка, не дала мне точных ответов на все вопросы, сообщив, что; - Им еще рано....." -"Кому им?" - Уточнил городской хроникер. -"Ну вам наверное, персонажам", - неуверенно ответил содержатель буфета на углу. -"А ты значит не мы?" - Судя по всему Перс поставил в тупик собеседника этим своим вопросом. -"Я не вы, я связующее звено, узел связи, посредник, ну типа суфлера в театре", - совсем потерявшись промямлил Рюмочник. -"Да что ты меня мучаешь, да не помню я почти эту женщину, давай лучше про сингулярность", - взмолился хозяин забегаловки. Перс разлил. -"Чем эта, наша Дыра, отличается от остальных черных своих сестер, и вообще какова роль черных дыр во Вселенной?" -"Предположим", - выпив, оживился собеседник экзистенциалиста, -"Что черные дыры, это сборщики урожая, они собирают все то, что было посеяно и созрело в срок, обратно, в одно целое, назовем это ЛАЙЯ ЦЕНТР, если проще то Кухня, или Мастерская Творца." -"Некоторые ученые персонажи предполагают, что Вселенная родилась из черной дыры, масштабы которой невозможно представить." -"Если предположить, что черные дыры это некие сборщики осознавшей себя через падение в мир, материи, которые постоянно сливаются друг с другом, образуя сверхмассивные объекты, все более и более массивные, то возможно, в конце времен, должна остаться только одна черная дыра, которая и соберет все до последнего атомы и фотоны." -"Именно она, возможно, станет колыбелью следующей Вселенной, следующим "живописным полотном", самого гениального и таинственного, величайшего из Творцов, в очередной раз пытающегося создать совершенное произведение, посредством отражения своей сути в "полотне" Материальной Вселенной." -"Наша же, грязная сингулярность, она другая, создавший ее безусловно тоже мастер, но он преследует иные цели, то, что попадет в эту Дыру, не будет направлено в общий центр-котел, оно будет лишено осознанности, лишено смысла вложенного Творцом, оно аннигилирует, соединившись с антисмыслом, который порождает абсолютное НИЧТО, ЭТО НИЧТО даже не Хаос, это абсолютная пустота лишенная всякого смысла, лишенная всякой возможности зарождения чего-либо." -"Тот кто повесил Дыру над Горизонтом Событий Города, хочет вырвать из контекста картины творения несколько узоров осознанности, чтобы Творец не смог соединить всю картину Горизонта Событий Вселенной, в одно целое." -"ОНО, НИЧТО, хочет чтобы ТОТ КТО ЗА КРУГОМ материи, написал абсурдное "полотно" бытия и заблудился в самом себе, не сумев посредством своего творения осознать себя, проще, ОНО хочет лишить Творца разума, чтобы нарушить вечный механизм созидания чего-либо из ничего." -"Но без Божественного Абсурда невозможно создать сюрреалистическую модель Материальной Вселенной, поэтому эти силы хотят использовать его величество Божественный Абсурд в своих грязных целях вслепую." -"Абсурд независим, он не за "красных", не за "белых", он сам по себе, он так же ведет свою игру в Горизонте Событий, вопрос кто кого переиграет." -"Если рухнет грубый мир материи, то и более тонкие миры сложатся как костяшки домино, лишенные фундамента из отягощенной материи, ведь те кто ЗНАЮТ осознают, что как внизу, так и вверху." Рюмочник умолк, казалось он сам был расстроен тем, что только что сформулировал. -"Вопрос в том, какие цвета победят на "шахматном" поле Горизонта Событий Города, серые, грязные или несочетаемые, никто не знает чью сторону примет Абсурд, и пойдет ли он на поводу у Грязных."

Перс смотрел в окно Башни и размышлял над тем что услышал от Рюмочника. Ему показалось что грязная сингулярность выросла в размерах, и это нагнетало подавленное состояние.

#ГОРОД часть №17 (Новый Го), экзистенциальная фантасмагория.

--"Скажи мне Рюмочник, что это могла быть за процессия, которую я наблюдал из окна своей Башни сегодня рано утром?" -"Я всю ночь не спал, шлифовал очередную главу своего "Города", под утро чуть задремал, затем проснулся от громких, радостных криков и настоятельных призывов, присоединяться и отыскать наконец свое счастье." -"Я увидел процессию персонажей, во всем розовом и в розовых же очках на лицах, они оживленно переговариваясь и жестикулируя, выкрикивая лозунги и размахивая при этом плакатами, на которых яркими красками был написан один единственный призыв; - Вперед к счастью!!!, шли куда-то быстрым шагом." -"Многих жаль конечно", - равнодушно отозвался Рюмочник, разливая по очередной порции водки. -"Кого это многих?", - уточнил Перс, берясь за свою рюмку и накалывая на вилку горячий пельмень. -"Тех многих, кто в этом Городе пытается отыскать свое счастье." Хозяин рюмочной продолжил, - "Я уже объяснял тебе Перс, что Город производит только один вид состояния, творческое, авторское состояние, навеянное самой экзистенцией, серой хозяйкой Города, этого Города, для того, чтобы каждый автор мог написать свой "Город", затем, сам Город перечитав все варианты описания и написания себя и о себе, выберет лучшее из всего, и это лучшее произведение литературы будет адаптировано им под необходимые параметры сценической постановки." -"И эта пьеса о Городе будет представлена на суд зрителей, одновременно и его жителей, для того, чтобы благодаря их рецензиям Город сумел оценить, удалась пьеса или провалилась." -"И тогда, Город, рассмотрев и проанализировав все рецензии и отзывы на спектакль о себе самом, вынесет решение какими должны быть очередные параметры состояния экзистенции, производимого как им самим, так и всеми жителями его населяющими." -"Делается это, чтобы рынки сбыта не предъявили претензий по поводу качества, и самое главное, по поводу разнообразия того состояния экзистенции, которое производится здесь совокупностью всех заинтересованных сил и сторон Города и в Городе." -"А те кто ищет счастья в пределах нашего Города, просто не желают трудиться над своим намерением тотальной свободы, а лишь потакают своим страстям и примитивным желаниям." -"Это вау-туристы, их толпами выбрасывает Метро на улицы Города, кто-то очень хитрый и циничный сообщил им что где-то здесь живет счастье." -"И в то же время их можно понять, они тут недавно, и еще не совсем осведомлены о том, что Город способен производить только одно состояние, состояние экзистенциальной осведомленности, которое в то же время и авторское, творческое состояние, измененное состояние творческого сознания, то есть состояние автора, пишущего Город, свой "Город"." -"Меня сейчас больше волнует появление в Городе демонстраций Серых Куклафов, которые входят в Город со стороны недавно появившейся грязной сингулярности", - Рюмочник грустно вздохнул. -"Что еще за серые Куклафы?" - Удивился Перс. -"Да никто толком не знает, они тянутся унылыми шеренгами от Дыры к Пятну." -"Странно они идут, три шага вперед, два назад, и бормочат что-то невнятное, глаза полузакрыты, спят где придется, иногда прямо на мостовой, горожане жалеют их, кто водки нальет, кто пельменями угостит", - с какой-то печалью рассказывал Рюмочник. Было видно что ему жалко этих непонятных никому толи персонажей толи кукол. Выпили, помолчали. Рюмочник спохватился, - "А ты Новый Го будешь праздновать?" -"А это что за праздник?" - Равнодушно переспросил Перс. -"Ну, Новый Го это общий праздник разочарования, его еще Ново Го сказкой называют, он из далека к нам пришел, эмигранты завезли." -"Это местная Сказка На .уй что ли?" - Переспросил серый прозаик. -"Типа того", - подумав секунду согласился рюмочных дел мастер. -"И в чем его смысл?" - Осведомился прозаик серой повседневности. -"Его смысл это как бы радость...., мне кажется", - с сомнением в голосе отозвался хозяин углового заведения. -"Все уверены что должно произойти Ново Го чудо, но ничего кроме пьяной вакханалии не происходит, утром всем грустно, голова болит с похмелья, большинству стыдно за то, что вчера вытворяло их тело, потом все похмеляются и вроде бы все как-то налаживается, и уже за вчерашнее никому не стыдно, наоборот все гордятся содеянным, умиротворение на всех наваливается", - Рюмочник опять разлил. Выпили, закусили, помолчали. -"А пойдем на "Площадь Героев", там сегодня Ёлы-Палы-Ё, там праздничную Ёлу установили, праздник, все веселятся, поздравляют друг друга, пьяное веселье как говорится?" -"Да пошли, раз праздник", - согласился экзистенциалист. -"Только, тут в Городе, есть традиция одна, если на площадь приходишь, необходимо повесить игруху праздничную, ну на Ёлы-Палы-Ёлу стало быть, я вот упаковку из под пельменей повешу, а ты?" -"Я?" -"А я пустую бутылку из под водки", - уверенно поддержал друга Перс. Когда друзья вышли из заведения, то увидели надпись на стене соседнего здания, написанную головешкой от костра; - Ветер листья разметал, здесь когда-то Куклаф спал..... -"Дааа....", - только и сказал Рюмочник. Когда собутыльники добрались до "Площади Героев", то там праздник был уже в полном разгаре. На растяжке висело поздравление от Городового; - Всех с Новым Го, в Новом Го всем всё. Посреди площади была установлена конструкция, сваренная из ржавой арматуры, отдаленно напоминающая ёлку, украшена она была пустыми бутылками из под водки "Хозяйской" и упаковками из под пельменей, "От Хозяйки", иногда попадались пробки от бутылок, заботливо прикрепленные к "веткам" Ново Го красавицы Ё, как именовал ее Рюмочник, Перс даже рассмотрел на символе праздника пару надкушенных пельменей, видимо подарок Городу от самых находчивых горожан. -"Да, мы с Рюмочником не оригинальны", - подумал Перс, наблюдая за цепочкой серых Куклафов, которые монотонно раскачиваясь и бормоча что-то, водили хоровод вокруг Ёлы. Затем он обратил внимание на не смешного и не страшного, грустного клоуна с работающей бензопилой в руках, который с надеждой пытался гоняться за проходящими мимо горожанами. Но те угрюмо не обращали на него внимания, что очень огорчало циркового паяца. Когда очередной подвыпивший персонаж инстинктивно отшатнулся от циркового "злодея", тот с энтузиазмом и надеждой погнался за ним. Но бензопила в этот момент предательски заглохла. Клоун в отчаянии сорвал с себя рыжий парик, и дав его оземь, присев на корточки искренне зарыдал. Прохожие заботливо стали его успокаивать, давать советы, что необходимо отрегулировать зажигание или почистить карбюратор. Перс тоже решил поддержать клоуна неудачника. Подойдя, он ободряюще похлопал того по плечу и взглянув на агрегат, весело и задорно бросил, - "Да забей брат, нужно было "STIHL" брать, что ты хочешь от этой одноразовой, китайской х.йни. Клоун проникся к Персу и утерев слезы полез к нему обниматься, бормоча растроганно, - "Возьму "STIHL", тебя первым расчленю." -"Базара нет, я даже для вида тебя испугаюсь", - успокоил Перс паяца. Рюмочник спросил прозаика, - "Что такое китайская х.йня?" -"Это типа паленой водки", - отмахнулся тот. Рюмочник понимающе кивнул. Все развеселились и налили Персу и клоуну. Выпив еще, горожане начали брататься. -"Эх.....", - вздохнул Рюмочник, - "Все хотят Ново Го счастья, но все будет как всегда, Новый Го пройдет, наступит серое похмельное У." -"Какое У?" - Пьяным голосом переспросил удивленный прозаик. -"Ну да, извини, я хотел сказать утро. Как бы в контексте всего происходящего пошел серый, унылый Ново Го снег. Из за Ё выскочил пьяный Дед Отмороз со своими Отморозками, ограбив пару тройку присутствующих, он как бы спохватившись стал раздавать подарки, которые не отличались разнообразием, это была водка "Хозяйская" и пельмени "От Хозяйки". Отмороз подошел к Персу, многозначительно кивнул и сунул прозаику в руку бутыль игристого вина "Советское Шампанское" Перс удивленно спросил, - "Диду, этоть откудова?" -"От Хозяина, я недавно оттуда", - ответил Отмороз. -"Понял", - ничего не поняв бросил уже очень пьяный экзистенциалист. Перед Ё, выстроились в шеренгу Снегурии в соблазнительных нарядах, умело оголив левое бедро, они показали всем преддверия своих прелестей, облаченных в сексуальные трусики. На бедрах в виде тату была набита цена за штуку. Цена колебалась от 1Б до 3Б и 1П. Перс уже совсем утомленным голосом спросил у Рюмочника, - "Что у них написано на ляжках?" -"1Б, это одна бутылка "Хозяйской", у тех кто красивее две бутылки, и откровенные красавицы обойдутся тебе в три бутылки и три бутылки и одна пачка пельменей соответственно." Перс шатающейся походкой подошел к самой очаровательной их чудесниц, и предъявив бутылку шампанского, заплетающимся языком предложил, - "Пойдем ко мне на Башню?" Та охотно кивнула, подруги ей явно завидовали. Экзистенциалист махнул рукой Рюмочнику, который увлеченно танцевал какой-то ритуальный африканский танец. Тот кивнул в ответ. Саксофонист играл на своем саксофоне вместе с городским оркестром, веселье продолжалось.

#ГОРОД часть №18 (Экзистенциальная Дуэль), экзистенциальная фантасмагория.

Рюмочник решил показать Персу Город, они брели по пыльной мостовой, иногда припадая к бутыли "Хозяйской", передавая ее друг другу. Мимо проплыл ржавый танкер с огромной пробойной в левом борту. На носу судна проступало название, - "Berta". Перса уже не смущали такие нюансы, он постепенно привыкал к Городу, а Город привыкал к нему, к его серости. -"А пойдем на "Площадь Павших Прозаиков"", - предложил, встрепенувшись рюмочных дел мастер. -"А они, прозаики, за что пали и при каких обстоятельствах?" - Напрягся прозаик серых будней. -"В дуэлях и пали, в экзистенциальных, авторских дуэлях." -"Эту площадь еще называют площадью дуэлей или дуэльной площадью." -"Пошли покажу, сам все увидишь", - Рюмочник как-то напряженно улыбнулся. -"Тебе рано или поздно придется там выступать", - добавил держатель углового заведения.

Площадь была узкой и очень длинной. Мимо приятелей пронесли свежесколоченный гроб, гробовщик, стоявший около своей грободельни, как-то странно привстал на цыпочки, потирая потные от предвкушения выручки ладони, очень сладко улыбнулся Персу, приподнял шляпу, и как будто измерил его взглядом, окинув своими липкими глазами. Группа персонажей, в ковбойских шляпах, подозрительно проводили Перса глазами, пристально вглядываясь в него, как будто оценивая творческий потенциал, но на Рюмочника никто из них не обратил никакого внимания. Постепенно друзья приблизились к башне с часами, под ней, на солидном расстоянии друг от друга, стояли два персонажа, в длинных, пыльных плащах. Они впились друг в друга глазами, толпа зевак наблюдала за этим действием с заметным азартом, делая ставки на судьбу персонажей. Правая рука каждого из них лежала на полЕ длиннополого плаща. Казалось было слышно как редкие мухи пролетали вблизи толпы. Часы начали бить полдень. Все напряглись, было полное ощущение того, что воздух звенит, от этого напряжения. С последним ударом часов, персонажи молниеносно откинули полы своих плащей, и выдернули из широких поясов, утыканных пишущими ручками всех мастей и конструкций, по шариковой ручке. Одновременно с этим, левой рукой, достав по блокноту из внутренних карманов начали быстро писать. Один из дуэлянтов оказался проворнее, видимо он сумел быстрее соперника сформулировать и записать свою мысль, превратив ее в действие. Тот кто опоздал, отдернул руку от блокнота, который вспыхнул в этот момент ярким пламенем. Ручка в его пальцах, обернувшись змеёй, тут же укусила своего хозяина в руку. Более уверенный в себе прозаик продолжал быстро писать, не отрывая взгляда от блокнота. На его уверенном лице не дрогнул ни один мускул. Второй же, суетливо выхватил чернильную ручку, встряхнул ее, одновременно доставая из кармана школьную тетрадь. Тетрадь перекинулась в белую, летучую мышь, которая хлопая крыльями, вцепилась когтями в лицо персонажа прозаической внешности. Чернильная ручка вырвалась из его руки и вонзилась в левый глаз своего обладателя. Тот взвыл от боли, свалившись навзничь на пыльную мостовую, видимо змеиный яд начал действовать. Поверженный дуэлянт нашел в себе силы встать на колени. В его левой руке появилась чернильница, правая же неуверенно держала перьевую ручку, зубами, он вырвал из подкладки воротника клочок плотного картона. Бедняга успел еще макнуть перо в чернильницу, прежде чем та стала толстой жабой чернильного цвета, которая медленно уползла в сторону. Персонаж попытался что-то написать на клочке картона, но тот, трансформировался в лужицу молока. Перьевая ручка трансмутировала в комара-переростка, с жалом в виде этой самой ручки. Комар кружил над своим бывшим хозяином, выбирая место для атаки. Горе прозаик, дрожащей рукой, вытащил из кармана мелок и черную дощечку. Кровь заливала ему лицо, тело содрогалось от конвульсий. Он все таки попытался что-то написать мелом на дощечке, мел в его руках обернулся снегом, а доска наотмашь ударила своим ребром в переносицу. Персонаж застонал и завалился набок, было понятно что он сдался, сил сражаться у него уже не осталось. Комар перекинулся в арбалетный стальной болт, который тут же вонзился в грудь поверженного прозаика. Тот захрипел. Соперник оторвал от блокнота взгляд, не выражающее ничего кроме равнодушия лицо победителя при этом даже не дрогнуло, и медленным шагом направился к раненному врагу. Толпа зевак стихла. Перс услышал шепот, - "Сейчас сделает контрольную точку." Победитель не спеша приблизился к лежащему на мостовой сопернику. -"Ну что Борзый, я же предупреждал тебя, чтобы ты не воровал мои ключевые слова и не подражал мне в своей жалкой манере." -"Предупреждал, Плодовитый пощади", - почти плакал тот, который распластался на грязной, заплеванной брусчатке мостовой. -"Я предупреждал что перепишу тебя насмерть?" - Жестко продолжал давить Плодовитый прозаик. -"Да, предупреждал, не бери греха на свою внутреннюю фактуру, Мамаду накажет." -"С Мамаду я сам договорюсь, да хранит он нас в Городе", - спокойно ответил победитель. -"Не на.....", - не договорил умирающий. Коротко бросив, - "Издохни сука бездарная", - Плодовитый, обхватив ручку ладонью, с силой воткнул ее в блокнот, проткнув его насквозь, раздался выстрел. У поверженного во лбу появилось пулевое отверстие. Плодовитый, ловким вращательным движением, крутя ручку между пальцев, послал ее, красивую, металлическую убийцу, украшенную золотом и платиной, обратно в чехол, расположенный на поясе. -"Ну вот и все", - печально произнес Рюмочник, - "Еще один минус." Букмекеры собирали водку с тех раздосадованных результатом дуэли персонажей, которые ставили на беднягу Борзого.

Друзья грустно брели по площади, Перс был подавлен увиденным. -"И что Рюмочник, если кто-то вызовет меня на дуэль, мне придется биться?" -"Да мой друг, дело чести, иначе позор, черный список, забвение читателей и презрение коллег." -"Да ты не грусти так, ты же талантлив, и умение твое нанизывать бисер слов на нити смыслов, только растет." Рюмочник явно хотел успокоить своего друга, он был сильно огорчен тем, что на Перса, увиденное, произвело такое угнетающее впечатление. -"Ооо, а давай тебе Золотой аккаунт купим?" - Радостно воскликнул Рю, как Перс в последнее время называл своего приятеля. -"Это что еще за хрень?" - С сомнением переспросил Перс. -"Я точно не знаю, я не знаток твоего ремесла, но те кто продают эти самые аккаунты, утверждают, что купив их, можно стать талантливым." -"На ловца и зверь бежит", - воскликнул повелитель общепита, указывая рукой на лавку со звучным названием, - "Аккаунты от Небожителей"." На входной двери висела табличка с надписью, - "Контакты". -"Зайдем?" - Предложил Рю. В помещении лавки стоял спертый запах хитрости, мошенничества и дешевой афёры. Высокомерного вида господин представился, - "Важный, хозяин лавки, чего изволите?" -"А что есть?" - Бросил Рюмочник. -"Есть аккаунты, баллы, очки, рейтинги, все это сделает вас раскрученным прозаиком, и продлит вашу жизнь в Городе, все эти ништяки повысят ваш шанс выжить в смертельной, авторской, экзистенциальной дуэли, в разы." Важный персонаж вопросительно смотрел на посетителей. -"А кто раскручивать будет?" - Продолжал расспрашивать Рю. -"Раскручиваем на Лохокрутке, это через дорогу, там мой брат Крученный заправляет", - уточнил хозяин заведения. Перс взглянул в окно, через дорогу от заведения он увидел обыкновенную детскую карусельку, яркий, рекламный щит гласил; - Кручу, верчу, на.бать хочу!!! -"Дааа", - только и смог проронить Перс. -"И сколько этот желтенький аккаунт стоит?" - Рюмочник указывал на стопку брусков, похожих на золотые слитки из банка. -"Двадцать коробок пельменей и десять ящиков "Хозяйской"." -"ОДНАААКО.....", - протянул Рю. -"Талант стоит в Городе дорого", - важно пояснил Важный. -"А дешевле что есть?" -"Серебряный аккаунт, это на треть дешевле, и Бронзовый, это дешевле наполовину", - ответил владелец акаунтов. -"А вот это что за бруски темного цвета?" -"Ой а воняют как", - пытал хозяина Рюмочник. -"Это?" - Важный с презрением взглянул на Перса, который стоял зажав нос пальцами. -"Это Говёный аккаунт, сушеное, прессованное говно Небожителей, мы их так раздаем, задаром, тем, кто у нас ничего не покупает, чтобы занизить их самооценку, чтобы в итоге они поскорее издохли на дуэли, зачем Городу бездари?" Важный важно закончил монолог. -"Будете брать?" -"С издевкой спросил торговец талантами, с насмешкой, вызывающе, глядя на Перса. Перс хмыкнул, и не спеша достал из кармана своего плаща ручку и блокнот. Важный напрягся. Перс быстро что-то написал в блокноте и поставив точку, спрятал писательские принадлежности в карманах. -"Нет, спасибо уважаемый Небожитель Важный, мы пойдем." -"Ну как хотите любезный, желаю вам быстрее издохнуть на дуэли." -"Спасибо, а вам процветания, и брату привет", - уходя бросил Перс. Через час после ухода друзей, все ценные аккаунты, превратились в сушеное, прессованное говно, а Лохокрутка, в стол для Тараканьих Бегов.

#ГОРОД часть №19, (Социальный лифт), экзистенциальная фантасмагория.

-"Это центр Нового Города, бизнес центр, "Вау стрит", а это Дом Желаний, "Вау Билдинг" ", - Рюмочник указал на небоскреб из стекла и бетона. -"В нем расположен социальный лифт Города, видишь очередь из персонажей, они хотят повысить свой социальный статус", - разъяснял Рю картину происходящего Персу. -"И что, все так просто, сел на лифт и ага?" - С иронией в голосе уточнил прозаик. -"Нет мой друг, очень не просто, жаждущие успешности идут на большие жертвы." -"Во-первых, необходимо купить очень много абсолютно бесполезных вещей, чтобы попасть на кастинг, затем сдать огромное количество анализов, естественно платных, записаться на пару, тройку дорогущих и абсолютно бессмысленных тренингов, типа, - "Как стать успешным", затем, идут социопсихологи, специалисты по социальной адаптации в Городе." -"Так все сложно?" - Искренне удивился Перс. -"Это еще не все мой пишущий друг, далее нужно заплатить властям Города, налог на успешность и лишь затем вы проходите на другой уровень." -"Там вас будут профессионально унижать, стадо хамливых одноклеточных существ, они станут усердно занижать вашу самооценку." -"В последствии, по истечении ритуала, они вас примут в свое стадо продвинутых, одноклеточных сущностей, а стоящие выше, и важно наблюдающие за этими ролевыми играми одноклеточных, поманят вас далее." -"Там, дальше, женщинам приходится легче, их убеждают в том, что они в шаге от успешности, но нужно всего лишь дать нескольким ведущим менеджерам, пиар директорам, старшим маркетологам, инвесторам и особенно спонсорам." -"Особям мужского пола приходится труднее, вернее у не мужчин все происходит так же как у женщин, только их трахают не мужчины-спонсоры, а тем мужчинам которые не дрогнули и остались мужчинами, предлагают публично трахнуть дохлого поросенка, на камеру естественно." -"И лишь тогда, вас допустят к социальному лифту, небольшая взятка Лифтеру, ну и там, на какой этаж вытянет лифт, зависит уже от состояния его механизма, на текущий момент времени." -"Не желаешь прокатиться?" - Рюмочник явно иронизировал над своим другом. -"Ты же знаешь Рюмочник, мне это все глубоко ни к чему, но я изучаю законы социума, иначе мне свой Город не написать, я хочу пронаблюдать механизм." -"А как же поросенок?" -"Дохлый?" - Через паузу добавил Рю. -"Положись на меня, я стал немного наглым и немного циничным, тут, в Городе", - экзистенциалист уверенно направился к роскошным дверям Вау Билдинга. Рю семенил за ним.

Очередь разодетых, модных, креативных персонажей стала роптать, когда Перс уверенно растолкав жаждущих славы, денег и признания, протиснулся ко входу. Швейцар, подозрительно оглядев друзей, небрежно выдавил из себя, - "Вы куда, нищеброды, у нас фейсконтроллинг." -"Я бенифактор Города, экзистенциалист Перс, я пресса, открывай, а то завтра в газете "Мрачные Новости", появится статья о том, что тут обманывают честных горожан.", - прозаик нагло, цинично улыбался, показывая Швейцару этикетку от водки "Хозяйская", вместо удостоверения представителя четвертой власти. Тот дрогнул. Не захотел связываться. Далее происходило примерно то же самое, с небольшими, лирическими отступлениями. Перс плюнул в протянутую банку для анализов, бросив мимоходом, - "Сами нассыте." Походя, не сбавляя шага, высмеял тренинг-тренера, сообщив тому, что от него пахнет ногами, социопсихологу, который уже был готов поставить ему диагноз о признаках паранойи с элементами склонности к завышению самооценки, прозаик посоветовал не мешать коньяк с антидепрессантами. Маркетологам он предложил самим у себя что-нибудь купить, те даже растерялись от такой наглости. Хамливых хамасапиенс, как он их назвал, Перс попросил смыть за собою ту вонь, которую они тут развели, и уверенно прошагал к своей цели. Всетрахов он просто попросил не отвлекаться по его поводу, пригрозив им, написать заявление в Поллюцию Нравов, приложив к нему журналистское расследование под названием, - "Нравы Вау Стрит"." Когда Важная Комиссия по Высокой Успешности указала ему на дохлого поросенка, Перс извлек из кармана блокнот и ручку, -"Господа, не желаете чтобы я написал о том, как вы все тут трахаете половозрелых, давно уже издохших свиней не первой свежести?" Экзистенциалист начал быстро писать, по помещению тут же распространился тошнотворный трупный запах. Высокое Жюри убедительно попросило друзей скорее пройти к лифту и воспользоваться им. Рю и Перс не заставили их долго ждать.

Перс первым подошел к дверям социального лифта. Лифтер спросил, - " Платим или кланяемся?" -"Здравствуй Ключник", - поприветствовал старца Перс. Тот бросил на него косой взгляд, - "А, это вы юноша, я вас помню, вы уже однажды оплатили мои услуги, проходите", - при этом он любовно погладил золотой, Неразменный Пентакль, висевший у него на груди, на массивной, золотой же цепи. -"Вы знакомы?" - Удивился Рю, сунув Лифтеру в руку бутылку водки. -"Да Рю, по прошлой жизни", - грустно улыбнувшись ответил серый прозаик. -"Все Двери открываешь?" - Каким-то другим голосом спросил Рю старика. -"Да, а ты все подсказываешь?" - В свою очередь спросил старец. -"Да, я Узел Связи, я Связующая Нить, я Суфлер, это мое ремесло", - последовал ответ. Лифтер с недоверием посмотрел на бутыль "Хозяйской". -"Маловато будет!" -"Добавить бы надо вашбродь", - скривился хозяин лифта. Рю извлек из кармана пыльного, серого, брезентового плаща золотую Карту Таро, на которой белым золотом была вытеснена лежащая на боку восьмерка, она же Лента Мебиуса, она же Бесконечность. -"Так ты на службе, так бы сразу и сказал", - засуетился старец, закрывая двери лифта. -"Тебя не изменить Ключник", - пристально глядя на того произнес Рю. -"Да поздно уже меняться мне, уж тридцатник разменял недавно." Перс с сомнением смотрел на Рюмочника, тот склонился и шепнул ему, - "Четыре нуля добавь, и будет то", - пока Лифтер возился с кнопками. К удивлению Перса лифт пошел не вверх, а вниз, отсчитав этажей десять он встал. -"Диду, так мы в подвале?" -"Да сынку", - подыграл тот прозаику. -"С какого?" - продолжил экзистенциалист. -"С такого, реальные, судьбоносные события Города происходят тут, в Подвале, это же Серый Город, Город Экзистенции, а Вау Билдинг он надувной, китайский ширпотреб, там одни иллюзии живут." -"Ты же настоящий?" -"Добро пожаловать в настоящий Город, в Подвалы Экзистенции." -"Это промзона, тут трудятся, а не социальным онанизмом занимаются." -"Здесь обитают те, за счет кого живет Город, а не те, кто его олицетворяют", - назидательно завершил Ключник- Лифтер.

Перс и Рю шли по залу какого-то производства, вокруг что-то ковали, точили, варили, ткали, перегоняли, закручивали, прибивали, сколачивали, на друзей никто не обращал никакого внимания, этим персонажам некогда было вертеть по сторонам головою, они работали работу, серую, низкооплачиваемую, неблагодарную, изнурительную, трудоемкую, монотонную, сводящую с ума, тупую работу, создавая ту самую Городскую Экзистенцию, которая тоже есть СОСТОЯНИЕ.

#ГОРОД часть №20 (Литонаниум), экзистенциальная фантасмагория.

С почтовыми тараканами Персу пришло послание из Литонаниума, Департамента По Продвижению, ДПП. В письме говорилось о том, что Литонаниум способствует продвижению бенифакторов Города на различных креативных площадках городского социума. Что только Городской Литонаниум решает, кому стать великим, а кому умереть в забвении. Особое ударение делалось на том, что если вы прибыли в Город из глухой провинции, и у вас отсутствуют полезные социальные связи, и за вас некому замолвить "слово", вернее было обозначено; - Сладкое Слово, то вы без Литонаниума, в Городе, никуда не двинетесь. Перс решил спросить у Рюмочника, что все это значит.

-"Давай сначала по рюмочке, и я тебе обрисую расклад по этой хитрой теме", - как обычно хлопнув в ладони, предложил Рю. Выпили, помолчали, опять выпили, опять помолчали. -"Понимаешь Перс, все дело в Экзистенциальном Маятнике." -"Было время, при прежней власти, когда в городе правил Красный Вождь, тогда все в нем зависело от цвета твоей прозы, ценились литературные оттенки от бледно розового, до бардового." -"Все остальные цвета прозы игнорировались и даже преследовались, это называлось цензурой." -"Но плюс того времени все таки был в том, что все же старались соблюдать правила, и откровенный бред не допускали до Горизонта Событий Города." -"Сейчас Экзистенциальный Маятник качнулся в иную крайность." -"Можно писать все, даже откровенную безвкусицу, цвет, запах и облик прозы не имеют значения, и все это может быть предложено Горизонту Событий Города, если автор этого литературного комбикорма оплатит услуги Литонаниума по продвижению своего креативного продукта." -"Желательно конечно писать хорошо, но это вторично, первично, это вступить в общество любителей маркетинга." -"Затем необходимо опубликоваться в Симулярии, после этого посетить литературно-развлекательный утренник, на котором тебе предложат купить Симульку", - Рю грустно смотрел на Перса, понимая, что тому придется через все это пройти. -"Это что еще за хрень?" - Накатив рюмку водки спросил тот. -"Симулька, это КМУ, Коммерческий Модулятор Успеха, твоего успеха." -"Я точно не знаю что это за Симулька, но говорят, если ты купил Симульку в Литонаниуме, то ты становишься талантливым независимо от своих способностей." -"Этот симулятор..... , то есть я хотел сказать стимулятор успеха, будет способствовать твоему продвижению в Городе, как прозаика-бенифактора, все тут же изменится, как только ты подпишешь договор о собственной невостребованности социумом, то есть признаешь свою литературную несостоятельность." -"Их рекламный слоган гласит; - Сегодня ты торгуешь бананами, а завтра твою гениальную книгу издадут в Литературном Издевательстве "Похус"." -"А почему "Похус"?" - Переспросил захмелевший Перс. -"Да им там "Похус" кого издавать, главное чтобы клиент оплатил свой себяиздат." -"Сходи сам туда, я не знаток тонкостей твоего ремесла", - завершил монолог Рю.

"СЕГОДНЯ ТЫ БАНАНА МАТЬ, А ЗАВТРА МОЖЕШЬ КНИГОЙ СТАТЬ!!!" - Такой вот рекламный баннер встретил Перса у входа в Городской Литонаниум. -"А как расшифровывается ваш Литонаниум?" - Спросил он у минименеджера встретившего его в холле. -"Литература, он, она, ни ум, то есть литература для всех, интеллектуальные и литературные способности-параметры автора не имеют значения, Литонаниум всех усредняет", - отчеканил, не переставая улыбаться минимаркетолог. -"С кем я могу все подробно обсудить?" - Начиная злиться осведомился Перс. -"Вам к гроссвайзеру, это на втором этаже, направо от лифта", - продолжал улыбаться мини.

Гроссвайзер представился, - "Гроссвайзер Цифройсделанный, чем могу?" -"Да вот", - Перс положил на стол письмо. -"Вы сделали правильный выбор, без нас вы никто, даже если вы есть кто-то, мы решаем, кому быть востребованным, а кому издохнуть в экзистенциальных судорогах творческого небытия." -"Вам необходимо купить Симульку, кормить ее, поить, ходить с нею в Трындарий, петь и танцевать на детских утренниках для взрослых прозаиков и много, много писать", - пояснил хозяин кабинета. -"Чего писать, прозу?" - С надеждой в голосе спросил экзистенциалист. -"Нет мой друг, много рецензулек." - "А как же проза?" -"Ведь я прозаик", - искренне удивился прозаик. -"Да кому она нужна.....", -"НЕТ, НЕТ", - спохватившись спешно поправился гроссвайзер Цифройсделанный, - "Пишите сколько хотите..... , дома", - через паузу уточнил он. -"Я вижу вы старой формации", - он по-свойски извлек из стола бутыль виски и два стакана. -"Вы не понимаете, сейчас писать это ретро, это никому не нужно, сейчас нужно КАК БЫ ПИСАТЬ, и продвигаться, платить за продвижение не обязательно много, но платить нужно постоянно, нет талантливых или бездарей, есть те кто покупают услуги, и те, кто не понимают реалий, структуры момента так сказать." Гросс, разлил виски по стаканам, один придвинул Персу. -"Но я не могу постоянно платить, у меня средств хватает только на водку и пельмени", - взяв стакан и пожав плечами, выразил свое сомнение серый прозаик. -"Продайте что-нибудь", - весело предложил сделанный цифрой. -"Чтобы что-то продать, нужно сначала это что-то купить", - возразил Перс. -"Поймите уже, все изменилось, мы работаем не с прозаиками, мы работаем с оплатой." -"И дорого это?" - Начал сдаваться серый экзистенциалист. -"Нууууу, сами прикиньте: - корм для Симульки, памперсы для неё же, место в Трындарии, билеты на все утренники, балалайка наконец", - перечислил хозяин продвижения. -"А балалайка нахрена???" - Изумился Перс. -"Ну как же, а песни танцевать, стихи плясать, хороводы петь, это обязательная программа, плюс благоприятные параметры восприятия вас читателем: - счетчик вроде бы одаренности, розовые очки востребованности, баллы типа профессионализма, рейтинг как бы популярности, репутация опять же", - искренне удивился продвиженец прозаиков. -"А писать???" -"Писать когда???" - Опять удивленно спросил прозаик. -"Да пишите, кто вам не дает, только кто вас воспримет всерьез без Симульки, Трындария, счетчика, баллов, рейтинга, репутации, очков, утренников и балалайки наконец?" - В глазах гроссвайзера читалось искреннее непонимание. Перс накатил виски и коротко бросил, - "Я подумаю." -"Вот, вот, счетчики в наше время это все для прозаика, если на них нули, кто вас будет всерьез воспринимать?" - Продолжал трындеть вслед Персу коммерсант от литературы.

Когда Перс шел через какие-то дворы, из подвала выпрыгнул персонаж. -"Что в Литонаниуме был?" - Спросил он прозаика. -"Да", - ответил тот. -"И?" - Продолжил незнакомец. -"Да хрень все это, мне писать нравится, а не хороводы петь", - зло бросил Перс. -"Есть другой способ узнать чего ты стоишь, литературное подполье, слышал?" -"Нет", - заинтересовался прозаик. -"Листовки с твоими произведениями мы расклеиваем на стенах домов в Городе, если горожанам понравится, к вечеру все сорвут, если нет, подстерегут в подворотне и напи.дят, у на все честно", - уточнил незнакомец. -"Хорошо, я подумаю", - отозвался бенифактор от прозы. -"Если что найдешь меня в этом подвале, зовут меня Аналоговый, меня тут все знают", - прощаясь уточнил литподпольщик. Перс поднял воротник плаща и направился к себе на Башню.

#ГОРОД часть №21 (Беня Фактор), экзистенциальная фантасмагория.

Перс сидел и писал свой "Город". Работа шла неспешно, после обретения им серости, навалилось экзистенциальное спокойствие. Полумрак в углу сгустился, обозначив Углового. -"Сосед-хозяин, к тебе гость, плохой гость." -"Особняк опять что ли?" - уточнил прозаик. -"Нет, этот другой, будь осторожен", - начиная растворяться проухал Угловой. Дверь отворилась и на пороге возник упитанный, явно успешный, уверенный во всем господин. Вместе с ним вошли два персонажа с каменными лицами, видимо охрана. -"Вы кто?" - Устало спросил Перс. -"Беня Фактор, я обитаю на Вау стрит и лоббирую интересы финансовых кругов Города." -"Я агент влияния Черного Бухгалтера и черный лоббист." -"А-а-а, лобио любите." - кивнул экзистенциалист. -"Не стоит иронизировать, я к вам от серьезных персонажей, они шуток не понимают." -"Чем могу?" - Нехотя оторвался от работы серый прозаик. -"Можете друг мой, многое можете, и можете на этом умении хорошо заработать, не в пельменях конечно и не в водке." -"Чего вы хотите?" -"Нужно списать одного персонажа." -"Это как?" -"Написать о том, что его уже нет, и никогда не было в Горизонте Событий Города", - пояснил гость. -"С никроманскими и романтическими заказами не ко мне, я экзистенциалист, я серый." -"Я знаю, но выхода у вас нет, за вас уже решили." -"Кто решил?" - Уточнил Перс. -"Вам лучше не знать", - ответил Беня. -"А если я откажусь?" -"Я же уже сказал вам, у вас нет выхода, мы умеем ставить персонажей в безвыходное положение, и не скрою, любим это делать." Беня Фактор открыто издевался над прозаиком. -"Мои люди останутся с вами, пока вы подумаете." -"Писать меня не советую, меня прикрывают, к тому же для этого вам необходим визуальный контакт, хотя бы на расстоянии, а его у вас не будет", - Беня улыбнулся. Из угла вышла смерть с косой. Беня равнодушно достал из кармана баллончик и распылил его в сторону Углового. Тот растаял как облако. -"Спрей против привидений, рекомендую, хотя они только пугать умеют", - Беня снова улыбнулся и довольный собою вышел. Охранники вышли следом и остались на лестничной клетке охранять Перса. -"Ты как?" - Поинтересовался экзистенциалист у своего соседа. -"Нормально, только глаза дерёт", - ответил Угловой. А у тебя есть глаза?" -"Раз дерет значит есть", - задумчиво отозвался неоргАн. За дверью раздался шум. Перс выглянул. Мускулистые персонажи в масках и во всем черном, обвешанные оружием, надевали наручники на головорезов Бени. Прозаик прочитал на спине у старшего; - Валютный спецназ. Водочник бросил командиру, - "Спасибо мастер, этих в Зоопарк." -"Водка должна быть доставлена вовремя, помехи устраняются жестко, такова наша работа", - ответил на немой вопрос Перса Водочник. -"А Беня?" - Спросил прозаик. -"Он больше не придет, незаконные валютные операции." -"В Городе две официальные валюты, водка и пельмени, третьего не дано, и Вау стрит скоро к ногтю прижмем", - Водочник выставил на стол пять бутылок "Хозяйской" и столько же пачек пельменей "От Хозяйки", консервы, кофе. -"Ах да", - спохватился он. -"Это для Вилли", - и добавил бутылку шнапса. -"Это Почтальон вызвал подмогу, не мог почту тебе вовремя доставить", - уточнил валютчик. -"Работай, не отвлекайся", - Водочник вышел из помещения.

-"Босс, там какой-то ботан к вам, пускать?" Беня Фактор взглянул на монитор, на него смотрел хилый интеллигент в огромных очках, в тяжелой, роговой оправе. -"Гони его", - небрежно бросил Беня охраннику Оберу, начальнику его службы безопасности. -"Он говорит что принес долг", - продолжил Обер. Как бы в подтверждение его слов ботан извлек из внутреннего кармана мятого пальтишки пачку зеленых пентаклей и игриво помахал ею перед видеокамерой. -"Он что меня видит?" - Вслух удивился Беня Фактор. -"Что босс?" - Переспросил Обер. -"Я не тебе, впусти его, но будь начеку." -"Понял босс", - охранник отключился. Обер провел в кабинет Бени посетителя, а сам встав у двери и сложив руки на груди, стал пристально наблюдать за задохликом, интеллигентом. Секретарша Фури тоже незаметно проскользнула в кабинет босса и пристроилась за небольшим столиком, справа от стола Фактора. -"Ты кто?" - Небрежно осведомился решала у посетителя. -"А ты кто?" - Спокойно глядя в глаза Фактору спросил гость. -"Я Беня Фактор, я обитаю на Вау стрит, лоббирую интересы финансовых кругов Города, я агент Черного Бухгалтера, я черный лоббист", - сам не зная почему отрапортовал Беня, словно под гипнозом. -"Лобио любишь?" - Зло поинтересовался Чё. -"А я Чёрный Прозаик", - представился Чё. -"Я тебя не знаю", - Беня с подозрением смотрел на визитера. -"Запомни это имя Беня, теперь всё изменится в Городе, и в твоей жизни тоже." -"Я принес тебе деньги на лечение", - спокойно глядя на воротилу, глазами цвета поздней осени, ответил интеллигент. -"Глаза...., как-то они не вяжутся со всем остальным обликом странного посетителя", - подумал опытный в таких вопросах Фактор. Ему почему-то казалось что гость все время улыбается, и еще, в его поведении не было заметно ни зажатости, ни боязливости, ни подобострастия, к которым так привык теневой магнат. Он плеснул в стакан дорогого виски и переспросил, - "На чьё лечение, не морочь мне голову." -"Еще раз, ты кто?" -"Я тот, с кем тебе придется договариваться, иначе тебя просто не будет, я тебя сначала перепишу начерно, а затем спишу со счетов." Фигура незнакомца задрожала и стала меняться, через несколько секунд на Беню смотрел не молодой уже мужчина. Светлые, коротко остриженные волосы, немного серебра в висках, уверенный, спокойный и пронзительный взгляд, все тех же глаз цвета поздней осени, уже без посредничества очков с толстыми линзами. Длинный, видавший виды кожаный плащ, изрядно потертый, высокие, армейские ботинки, заправленные в них толстые, брезентовые штаны. -"Это на лечение", - незнакомец бросил на стол пачку пентаклей. -"Больше всего достанется Оберу, секретарша тоже огребет, а тебе пальцы на правой руке придется ремонтировать." -"Да я тебя....." - Беня Фактор кипел от бешенства. Обер бросился на посетителя, выпуская когти. Но тот каким-то плавным движением ушел от атаки, и немного подкорректировав её вектор, помог Оберу упасть прямо на роскошный стол босса. Всё что лежало на поверхности разлетелось в разные стороны. -"Незнакомец ловко поймал слетевшую со стола бутыль виски и усмехнувшись, отхлебнул из нее", - процитировал гость отпив из бутылки. Мультиоборотень Обер начал трансформацию оборота. -"Мультиоборотень Обер начал трансформацию оборота, но что-то пошло не так", - опять процитировал посетитель. -"Видимо незнакомец как-то повлиял на оборотный буфер обмена, и оборотные стороны монстра перемешались", - отпивая из бутыли продолжал незваный гость. -"Оборотень стал наполовину механизмом, наполовину животным, вот только лапы животного не могли выдержать вес машины-убийцы, и он постоянно падал, теряя равновесие", - продолжал Чё. -"Обер беспомощно барахтался на паркетном полу, одурело глядя на посетителя, ведь с ним и правда происходило ровно то, что тот описывал" - диктовал события мультибенифактор. Шеф безопасности, тоже был не плюшевым, он быстро отрастил на механической руке какой-то лучемет. -"Но тот только плевался искрами, видимо что-то случилось с бортовым, ядерным микрореактором, скорее всего топливо было не качественным, ведь Беня жадный."-" Правда Беня?" - Персонаж смотрел на оторопевшего хозяина Вау стрит. -"Затем что-то внутри Обера глухо взорвалось, и он осел, задымившись", - продолжал псевдоботан, глядя на потухшего охранника. -"Да, да, да, конечно секретарша Фури, была тоже не просто секретаршей." -"Фурии, эти создания Сумеречного Мира отличались жестокостью, отличной реакцией и недюженной силой." -"Они верно служили тем, кто их приручил", - как по писанному гнал Чёрный Прозаик. -"Элегантная секретарша молниеносно обернулась фурией под два метра ростом, мощное, гибкое тело, длинные конечности, когти, зубы." -"И все бы ничего, но опять что-то не срослось, монстр закончил трансформацию, и в прыжке бросился на врага, но пока продолжался её полет, она сильно уменьшилась в размерах, до незнакомца долетело нечто размером с карликового пуделя, тот поддал это ногой и сделал шаг к столу", - персонаж сделал шаг к столу. Беня в нерешительности опустил руку в ящик стола. -"Можешь конечно попытаться, но не стоит, потом лечиться придется", - бросил гость. Беня все же решился, в его правой руке блестел позолоченный "Desert Eagle". -"Издохни", - заорал он. -"Ты не можешь выстрелить, у тебя сломаны все пальцы правой руки, множественные, осколочные переломы фаланг, со смещением", - укоризненно пожав плечами парировал визитер. Беня Фактор взвыл от боли, уронив дорогую игрушку на стол. Гость склонился над ним. -"Кто ты?" - Прохрипел решала. -"Чёрный Прозаик, запомни это имя." -"Я понял, ты бенифактор, ты пишешь Город, свой "Город", но ведь ты ничего не пишешь сейчас?" -"Времена меняются Беня, мастерство бенифакторов растет, я написал эту сцену вчера, под чашечку ароматного кофе, у себя в Колодце, а сегодня, это уже Горизонт Событий, который я просто пересказал по памяти, как он тебе, в авторском исполнении?" - Завершил авторское же уточнение прозаик. -"Да, я понял, давай договоримся, я не последняя фигура в Городе, мы можем быть полезными друг другу." -"Зачем мне тот, кто зависит от моего пера, тот кого я могу переписать, или даже списать в утиль истории?" -"Чего ты хочешь?" - Беня наверное впервые в жизни был в растерянности. -"Башня." -"Оставь пацана в покое." -"Он здесь не для того чтобы стать литературным киллером и выполнять твои кровавые прихоти."-"Забудь о нем и тогда, я забуду о тебе." -"В противном случае я напишу о том, что тебя похитили плотоядные тараканы и доставили к своему атаману, Пятиногому, ведь это по твоей вине он потерял свою лапу." -"Хорошо, хорошо, я согласен, я уже забыл про Перса." -"Хороший мальчик", - Похвалил Чёрный Прозаик. -"Это на лечение", - он добавил к уже лежащей на столе еще одну пачку пентаклей. -"Привет Белке." -"Какой Белке?" - Не понял Беня. -"Скоро узнаешь", - многозначительно ответил Чёрный.

Особняк светился как золотой пентакль. Он периодически косился на свои новенькие погоны, которые отливали четырьмя новенькими же звездами каждый. -"А вы талантливый прозаик Перс, у вас все получится, я уверен." -"Это же надо, как оригинально вы вплели в свое повествование мои погоны старшего полковника, ведь я сознаюсь что был бы доволен и просто полковничьим званием." -"Особенно приятно то, что больше ни у кого в Городе нет такого звания; - Старший полковник юстиции." -"Я доволен вами, считайте что по линии Прокуратория у вас нет никаких проблем, я лично буду рекомендовать Как бы Суду, оправдать вас, за отсутствием состава преступления, я имею в виду состав с сахаром, ведь его уже нет я надеюсь?" -"Наверное нет", - неуверенно ответил прозаик серой повседневности. -"Я уверен что все концы уже в воде, в мутной воде нашего смутного времени." Особняка потянуло на лирику, что говорило о его прекрасном расположении духа. -"Осталась самая малость, договориться с Климом Бухариным." -"Я уверен что вы поладите, он персонаж простой, из народа, к тому же вы земляки, он тоже из социума людей." -"А что касается нашего сотрудничества, вот моя визитка, обращайтесь, если возникнут проблемы, с вами приятно иметь дело", - Особняк положил на стол визитку, и довольный собою удалился.

Клим Бухарин, красный директор Водочного Комбината "Красный Градус", встретил Перса как дорогого гостя. Лицо у Клима и правда было красным, грузная фигура, облаченная в кожанку, кожаные же, кавалерийские галифе, с красными лампасами, сапоги со шпорами, все это великолепие эпохи потрясений дополняла буденовка, маузер, в деревянной кобуре и пулеметная лента, крест накрест опоясывающая его пролетарский торс. -"Да забей Перс, мне с прибором на этот состав, спишу как брак, давай лучше по маленькой и расскажи мне, как там на родине, наверное коммунизм царит уже во всем мире?" -"Да нет Клим, царит он только в Северной Корее, в Китае, и немного на Кубе", - ответил равнодушно прозаик. Он думал что Клим расстроится. Но тот достал из стола бутылку коньяку "В К" и два граненных стакана, разлил и ничтоже сумняшеся изрек, - "Ну и хрен с ним, с коммунизмом, зато какое время было, люди, сгорали на работе, давай за мою молодость." Выпили, помолчали. -"А ты то, как в сумерки угодил, Клим?" - Поинтересовался Перс. -"Да так и угодил, сгорел на работе", - ответил директор. -"Я ведь там", - он махнул рукой куда-то в строну, - "Тоже был директором вино водочного комбината." -"Однажды перебрал с дегустацией нового сорта водки, "Пролетарская", и сгорел на работе. " В кабинет директора, без стука, ввалились две странные во всех отношениях особи, хотя тут, в Городе, кого только не встретишь, тем не менее экземпляры были более чем интересные. Это были Белая Белка переросток, с красными, злобными глазками альбиноса, и наглый, Полный (толстый) Писец. -"Познакомься, это мои замы, зам по технологии производства, товарищ Белая." - начал представлять коллег Клим. Белка жеманно кривляясь, отвесила реверанс. -"И зам по качеству, Полный Писец",- Клим представил второе животное. Писец вальяжно махнул лапой. -"Белла следит за тем, чтобы соблюдалась технология производства зелья, а Пис, у него особая роль, он незаметно подкрадывается к готовой продукции, и если его никто не заметит, то всей партии приходит Полный Писец." -"Затем, как у нас водится, мы ее списываем, и она поступает в распоряжение Полного." -"В подобных случаях, мы это называем так; - Писец подкрался незаметно", - подытожил Клим. Животные нагло сели за стол, налили себе коньяку, и не чокаясь, игнорируя присутствие персонажей, выпили. -"Мы с Климом давние знакомые", - начала разговор Белка. -"Это я рекомендовала его на пост директора В. К. "Красный Градус", тут, в Городе." -"У меня большие связи как в верхах, так и в низах, я ведь кроме всего прочего слежу еще за теми, у кого не заладилось, и прихожу их утешить", - ухмыльнулось альбиносное животное, обнажив желтые от никотина резцы. -"Я часть экзистенциальных факторов повседневности существования без прикрас, если проще выражаться." -"Без меня никак, я белый маркер серой повседневности", - Белка закурила "Беломор", и довольная своим монологом разлила еще по одной. Писец молчал., просто зевая от скуки. Персу показалось что Клим побаивается своих замов. Он как-то тушевался в их присутствии. -"Благодаря сотрудничеству с талантливыми бенифакторами нашего Города я всегда точно знаю у кого не заладится в ближайшее время." -"Вот к примеру один мой хороший знакомый, Чёрный Прозаик, намекнул мне вчера, что у Бени Фактора, решалы с Вау стрит, скоро начнутся проблемы." -"Незаконные валютные операции, и все прочее, я к нему наведаюсь на днях, с бутылочкой виски." -"А ты Перс ничего не хочешь передать Бене, ведь вы знакомы", - Белка ухмыляясь смотрела на прозаика своими красными глазками. -"Нет, я персонаж не конфликтный и не злопамятный, мне на Беню с Вау стрит с прибором, пусть только ко мне не лезет, и я о нем не вспомню." -"Хорошо, я передам ему, думаю он меня послушает", - Белка опять закурила. -"А ты, дружище, в свою очередь, напиши нашему директору Золотую Звезду Героя Изнурительного Труда, и мы в расчете", - Белка вопросительно смотрела на Перса. -"Не вопрос, тем более мы земляки", - ответил серый экзистенциалист, а сам подумал про себя, - "Интересно, кто тут настоящий директор?"

#ГОРОД часть №22, межглавие (диалог третий), экзистенциальная фантасмагория.



Она стояла у огромного стола с картой Города и внимательно изучала те изменения, которые произошли в его теле за последнее время. Ее серые глаза, внимательно и чутко реагировали на все ходы противника и на ходы неизвестного, так она обозначила для себя ту загадочную силу, которая с недавних пор обозначила свое влияние на Горизонт Событий Города. Серые фигуры, а она всегда играла только серыми, стратегически не сдали своих позиций, но тактически, черные в некоторых районах Города пошли в атаку. Бесцветные, а именно неизвестный играл этими фигурами, вели себя как обычно абсурдно, складывалось впечатление что они играли некое таинственное представление в жанре фантасмагории. Их ходы были временами нарочито пафосными, гротесковыми, напоминая фарс, конечно же абсурдными по сути и бессмысленными по содержанию. Цвет фигур, которыми играл неизвестный и правда был каким-то неопределимым, эти фигуры меняли свой цвет тогда, когда хотели, и цвета эти были самыми нелепыми, как будто невидимый и безумный художник перемешивал на своей палитре то, что мешать было нельзя, ибо те оттенки, которые обозначали цвет фигур, теми что играл на поле Города неизвестный, большинство персонажей определили бы как просто грязь, грязные тона всех оттенков грязи. Потому Экзистенция именовала их бесцветными. Серая дама взяла в руку фигуру Башня и немного подумав, поставила ее на клетку, вместе с фигурой Колодец. Карта ожила, чёрные тут же двинули фигуру Фактор с Вау стрит, на Площадь Прозаиков, туда, где только что стояла фигура Башня. Бесцветные тут же отдали все свои позиции и переместились в пригород. Фигура бесцветных, под названием Мельница, обозначила свое доминирующее положение на севере Города. Серая Королева перевернула карту щелчком пальцев, и посмотрела на Город с его оборотной, левой стороны. Серая Зона, тут, на оборотной стороне, сократилась, черные, через сектор Метро, вышли на поверхность в трех районах Города. Экзистенция уверенно передвинула фигуру Перо, в сектор фигуры Рюмка. Усмехнувшись, она вслух произнесла, - "Ну что же, попробуйте на вкус простых истин "Рюмочной На Углу", в интерпретации экзистенциалиста из Башни." Затем дама, опять щелчком пальцев, потушила карту Города, и та замерла, переваривая ходы соперников и неизвестного гроссмейстера.



-"Послушай Перс, давай по рюмочке, по крайней на сегодняшний момент, и я, объясню тебе все те простые истины, которые никак не могут устояться в твоей, не побоюсь этого слова, талантливой, но такой бесшабашной голове." Рюмочник разлил зелье, во всех смыслах спорной истины, и движением глаз показал прозаику что уже пора выпить. Крякнув, и закусив горячими пельменями Рюмочник продолжил, - "Как Башня, так и Колодец, у нас, здесь, в Городе, это однозначно ключевые объекты влияния на горизонт развития событий самого Города, в параметрах все того же Города." -"В одной дорожной местности, не в нашей, далеко отсюда, там, в мире людей, существовал такой город, город разделенный стеной, стеною противоборствующих идеологий, назывался этот город, "Берлин". " -"Так вот я о чем, представь себе наш Город, он тоже разделен стеной, стеною Желтого Тумана, только не по идеологическим принципам, а по оккультным, разделен он на ПРАВО и ЛЕВО." -"С левой стороны Города, Башня все того же Города, правосторонней его составляющей, будет выглядеть уже ни как Башня, а как Колодец, потому, что в левосторонней составляющей Города уже имеется своя Башня, которая Башня лишь с позиции левостороннего состояния восприятия-осознания является Башней как таковой." -"А с позиции правостороннего состояния восприятия-осознания она, Башня, его Башня, это вовсе не Башня, а Колодец." -"И наоборот, с позиций правостороннего состояния восприятия-осознания Башня, принадлежащая правой стороне Города, является Башней лишь для правой стороны все того же Города." -"Для стороны левой, все того же Города, Башня правой стороны, его же, является уже не Башней, а Колодцем." -"Я ведь совсем просто объясняю?" - Забеспокоился Рюмочник. - "Сам не люблю всех этих заумностей",- брезгливо заметил он. -"По сути, что Башня что Колодец, все это не важно, эта граница всего лишь в головах у каждого, это всегда индивидуально, всегда по-своему." -"На самом же деле нет ни ВЕРХА ни НИЗА, все эти понятия искусственно притянуты в сферу восприятия-осознания персонажей лишь для того, чтобы тем было легче и доступнее ассимилировать эти, совсем простые, с позиции моей "Рюмочной На Углу", истины, которые вовсе не истины, с позиции Левой стороны, а всего лишь данности осевшие в твоем сознании." -"Как Колодец, который Колодец лишь для Правой стороны Города, а для Левой Башня, так и Башня, которая Башня, опять таки, лишь для Правой стороны все того же Города, по сути, это один и тот же объект." -"Ведь как уже было сказано на самом деле не существует ни ВЕРХА ни НИЗА, существует лишь СОСТОЯНИЕ, то СОСТОЯНИЕ, которое эти объекты способны в себе генерировать, состояние городской экзистенции, и только этим данные объекты примечательны в параметрах и обстоятельствах Города." -"Верх, низ, все это так только в головах персонажей, на самом деле все это есть одновременно, и все это, что ЕСТЬ одновременно, перемешано между собою очень замысловатым, странным, необычным и непостижимым образом." -"Ты Перс знаком с творчеством Харуки Мураками?" -"Вижу по реакции что знаком." -"Тогда для тебя не новость то, что в своем творчестве, этот великий мастер слова, неоднократно использовал тему колодцев." -"По крайней мере в двух его произведениях "Норвежский лес" и "Хроники заводной птицы" тема колодцев была затронута." -"В первом из них лишь упоминается некий таинственный, заброшенный и забытый всеми колодец, а во втором тема колодца проявлена как одна из основных повествовательных линий." -"В своем произведении литературы "Хроники заводной птицы", этот литератор, ненавязчиво, но твердо, настаивает на том, что колодец однозначно способствует всегда тому чтобы персонаж был готов к следующему, а именно, перемещать свое осознание-восприятие с Правой стороны на Левую и обратно." -"Обратно вовсе не обязательно, но, если персонаж сумеет осознано переместить свое осознание-восприятие с Правой стороны на Левую и зафиксировать там, то для стороны Правой, его же стороны, это будет обозначать физическую смерть." -"Но все это возможно лишь для тех, кто готовил себя к подобному акту долгие годы." -"Осознано суметь перейти СПРАВА на ЛЕВО, и остаться там, это и есть то, что в определенных обстоятельствах и практиках трансформируется в смысловой глиф; - Опустевшая могила, но вообще-то об этом тебе еще рано", - как бы спохватившись, но при этом очень внимательно наблюдая за реакцией собеседника, завершил свой монолог Рюмочник. -"Ты сейчас пойми одно, ты стал фигурой, фигурой на поле, на поле той игры, которая способна привести тебя куда угодно, хоть из Башни в Колодец, хоть наоборот, из Колодца в Башню, но тебе не нужны ни верх ни низ, состояние экзистенции можно накапливать просто находясь в Городе." -"Тебе не нужно движение ни вверх ни вниз, движение туда-сюда, это суета сует и прочая суета." -"Тебе Перс необходимо начинать движение ВОВНУТРЬ, только это имеет значение, только подобное движение способно в конце концов привести тебя к САМОМУ СЕБЕ."



-"Как-то так", - подытожил Рюмочник. -"Ну ты и наворотил", - нервно отозвался его собеседник. -"Ты что и правда ориентируешься в этих совсем простых вещах?" - Немного зло осведомился серый прозаик. -"Да как тебе сказать, иногда сам не понимаю что откуда берется, просто транслирую и все, как суфлер что ли, знаешь ведь, есть такая должность в Театре, в Театре Абсурда", - ответил Рю и очень пытливо и пристально попытался заглянуть Персу в глаза. Тот отведя взгляд в сторону опять зло спросил, - "Вот ты мне наговорил здесь с три короба, а что конкретно делать так и не посоветовал?" -"Не мучайся ты так", - отозвался содержатель питейного заведения, - "Если не знаешь как быть и как поступить, просто оставайся самим собою." -"Легко сказать самим собой", - задумчиво уточнил Перс, - "Собой это кем?" -"Тем кто в Башне", - радостно подхватил рюмочных дел мастер, -"Или тем кто в Колодце, на самом деле нет разницы вверху ты или внизу, значение имеет лишь то, начал ты движение вовнутрь себя или нет."

#ГОРОД часть №23, межглавие (диалог №4), экзистенциальная фантасмагория.

-"Ты же знаешь Перс как я отношусь ко всем этим сложным вопросам", - настороженно произнес Рюмочник, и рука его, разливающая водку, слегка дрогнула, расплескав напиток. -"Но если для тебя это так значимо я отвечу тебе, хотя отсюда, из Города, все эти доктрины о водке и пельменях выглядят как сверхсложные абстрактные ядра." -"Да расслабься ты, я это так, просто чтобы разговор поддержать", - слегка иронично усмехнулся прозаик. -"Нет Перс, ты и сам сейчас не понимаешь как это значительно для тебя и для самого Города." -"Ты спросил меня сейчас; - Что первично водка или пельмени." -"Я уже объяснял тебе как-то, что не существует способа разговаривать обо всем этом словами, и в то же время рассуждать об этом необходимо, пусть это и не ведет никуда." -"Парадокс налицо, а разве сама экзистенция это не парадокс, воплощенный парадокс и только, так ведь?" -"Вот смотри", - продолжил содержатель заведения, - "Там, на левой стороне нашего с тобою Города, существует Колодец, который видится Колодцем только отсюда, справа, а для них, левых, он башня, там так же имеется своя Башня, которая Башня только для них, а отсюда, справа, она видится не Башней а опять таки Колодцем." -"И в то же время наши Башня и Колодец, для них, леваков, это так же как и для нас Башня с Колодцем, НО, уже наша Башня, на их взгляд, выглядит как Колодец, а наш Колодец, им оттуда, слева, видится как Башня." -"Но это еще не все." -"В прошлый раз я не стал рассказывать тебе всего, чтобы не травмировать твой, еще малоподготовленный на тот момент мозг." -"Слушай дальше." -"Там, на левой стороне Города, существует точно такое же питейное заведение как и это, мое, здесь." -"И опять же, НО, отсюда, справа, то их заведение, идентичное этому моему, называется "Пельменная За Углом", но как зовут тамошнего содержателя забегаловки я не знаю, правда не знаю." -"Только вот сдается мне, что для этих леваков мое заведение, на правой стороне одного и того же Города, так же называется не "Рюмочная На Углу", как все мы его знаем, а "Пельменная На Углу", и зовут они меня, содержателя рюмочной, а в их отдельном, частном случае пельменной, как-нибудь вроде Пельмешник, а не Рюмочник как я сам себя знаю и как вы, жители правой стороны Города, меня именуете." -"Гадость какая-то да и только." -"Посмотри что получается." -"В данных обстоятельствах все зависит только от точки сборки восприятия-осознания, это она, невзирая на авторитеты, всегда устремлена к тому, чтобы давать всему: - предметам, явлениям, параметрам, обстоятельствам, событиям и персонажам имена, названия, ни сколько не заботясь о том, чтобы поинтересоваться у этих самых предметов, явлений, параметров, обстоятельств, событий и персонажей, а как бы те сами намерены были себя именовать и называть, и кем или чем они могли бы являться на самом деле." -"Отсюда возникает вопрос, что есть истинное имя предмета?" -"Думаю что истинное имя предмета должно соответствовать только сути этого самого предмета, а так как ложной сути не существует, ведь ложная суть это не суть, это симулякр, имитация, подмена, фетиш, то истинное имя может быть только одно." -"Так каково же истинное имя моего заведения, в чем его суть, функция и предназначение?" - Растеряно закончил свой монолог Рю, который для левой стороны Города вовсе не Рюмочник, а какой-нибудь Пельмешник, будь он неладен. -"Суть твоего заведения в том, чтобы уставший от экзистенции персонаж мог зайти сюда, и хоть как-то отдохнуть все от той же экзистенции, задав тебе самые простые вопросы, получить, под водку и пельмени, самые изощрённые, утончённые и изысканные ответы на них", - успокаивающе глядя на Рюмочника начал свою часть диалога Перс. -"Твое заведение это все равно что будка суфлера, в Городском Театре, а ты все равно как Суфлер этого Театра, зритель из зала тебя не видит и не слышит, и потому все истины, которые изрекает актер на сцене, приписываются залом только ему, актеру, хотя самые утонченные зрители ЗНАЮТ или догадываются по крайней мере о твоем существовании, но выносят всегда эту информацию за скобки своего сознания, так как хотят просто наслаждаться СПЕКТАКЛЕМ." Рю настороженно и пытливо заглянул в лицо экзистенциалиста, спросив того при этом, - "А ты Перс, утонченный зритель?" -"Хотя нет, не отвечай, уже утонченный, я ВИЖУ." -"И теперь ответ на твой вопрос", - продолжил он, - "Что же первично в Городе водка или пельмени?" -"Смотри, как только персонаж накатит водки, ему тут же хочется горячих пельменей, а начав кушать горячие пельмени, он тут же хочет водки." -"Так что первично, а что вторично?" -"Правильно, все зависит всегда от персональных обстоятельств, от того, в каких параметрах ты сейчас находишься." -"Если в обстоятельствах пельменей, то ОНИ первичны, а водка вторична, если же в обстоятельствах водки, то первична ОНА, а пельмени вторичны." -"Ну что по рюмочке, под пельмени?" -"Или пельменей под рюмочку?" - Хлопнув в ладони предложил Рюмочник, и разлил по следующей.

#ГОРОД часть №24, межглавие (диалог №5) экзистенциальная фантасмагория.

-"Ты помнишь, Рюмочник, как рассказывал мне о Городском Колодце, расскажи подробнее как туда лучше добраться?" -"Вот и ладно, вот и хорошо, решился значит, давай по рюмочке и слушай меня внимательно." -"Городской Колодец это в пригороде, на окраине, в районе Очистных, там еще липкий Лес на город напал." -"Как напал?" -"Да прилип, как еще, он ведь липкий." -"Не очень давно это случилось, с тех пор Город борется с ним, как с самой что ни на есть экзистенциальной угрозой." -"Периодически Городовой объявляет очередной субботник, и все жители Города, его горожане, кто с тяпками, кто с мотыгами, кто с лопатами и прочими граблями идут в пригород и дружно, сплотившись, начинают отдирать этот липкий, Синий Лес от домов и брусчатки улиц Города." -"Отодранное от стен и брусчатки улиц, свозится на Городскую Свалку, и на какое-то время липкий Лес отступает, но хватает не на долго, он через время опять нападает и все начинается сначала, по кругу значит." -"Липкий он потому, что выглядит как синяя, липкая, уже кем-то изрядно пожеванная жевательная резинка, колоссальных размеров." -"Он вползает в Город со стороны окраин, это в Левой Стороне Города, туда еще Серый Трамвай ходит, и впивается в стены домов, в брусчатое покрытие мостовых, начинает их поглощать, питается значит, и если с этой самой жвачкой не бороться, она может со временем сожрать весь Город Всех Брошенных Городов, потому на борьбу с липким Лесом выделяются немалые силы и средства, причем периодически." -"Сам лес этот, явно инопланетного происхождения, кто завез споры и когда не ясно, так как Город Всех Брошенных Городов не имеет с другими, как близкими, так и отдаленными инокосмическими дорожными местностями никакой связи посредством космоплавания, ему это незачем, в распоряжении Города имеется Городское Метро, которое способно отправить любого персонажа хоть на край ВСЕГО, хоть в соседнюю дорожность, не имеет значения, может даже "пропутешествовать" любого персонажа на ТОТ СВЕТ, если этого пожелают обстоятельства экзистенции." -"Тем не менее Лес существует, он постоянно нападает на Город и с этим необходимо бороться как с самой что ни на есть экзистенциальной угрозой." -"Ты же Перс был в Метро, когда ходил туда свою серость обретать, сам видел, кого там только не встретишь?" -"Да уж", - Перс передернул плечами, зябко и тревожно, -"Умеешь ты Рю депрессию разогнать." Угрюмо пошутив продолжил, - "У тебя есть стакан, теперь мне стресс снимать придется и рюмками тут не обойтись." -"Конечно-конечно", - засуетился держатель "Рюмочной На Углу", -"Извини что напомнил, да-а-а-а, такое не скоро забудешь." -"Хочешь я и правда начну наливать тебе в стакан, только условие одно есть." -"Какое?" - Не понял Перс. -"Ты по-прежнему обязан звать меня Рюмочник, меня нельзя по-другому называть здесь, это мое имя СИЛЫ, оно специально для этого места, и для тебя тоже."

#ГОРОД часть №25, "Аквариум", экзистенциальная фантасмагория.

Перс, Саксофонист и Рюмочник брели по Городу. Брели бесцельно, Персу не писалось, у Саксофониста была депрессия, а Рю, ну что Рю, он был как флюгер, всегда показывал направление общего, внутреннего состояния тех, кто его окружал на данное здесь и сейчас. Рю с печалью посмотрел на грустные лица своих приятелей. -"А пойдёмте в "Аквариум"", - предложил держатель "Рюмочной На Углу". -"Я бутылки сдал, те что за год накопились", - и в подтверждение своих слов, любитель непростых ответов на простые вопросы, вытащил из внутреннего кармана своего пыльного, брезентового, брутального плаща, внушительную пачку валюты. -"Валюта, это же незаконно?" - Вяло отреагировал Саксофонист, и отпил из металлической фляги.

Да, пронзительное прошлое посетило повелителя нот. Когда? Да прошлой ночью и посетило. Прошлое пришло проведать Музыканта. Надгробие, которое олицетворяло его тайну, тайну его прошлой жизни, той жизни, где он предал свою кармическую любовь, женщину по имени Лакримоза, будучи в той, прошлой жизни, тоже Музыкантом, но только не Саксофонистом, а Скрипачом дало о себе знать. Надгробие, изображающее очень красивую женщину, склонившуюся над могилой своей кармической связи, местом упокоения мужчины её судьбы, по сути над могилой самого Саксофониста, если следовать контексту повествования, начало плакать. В прямом смысле, из глаз мраморной красавицы стали катиться слёзы. Музыкант забухал, он просто не знал что делать.

-"Водочник мне друг, он знает конечно о незаконных валютных операциях в Городе всё, но на мои пустые бутылки закрывает глаза, это мелочь по сравнению с валютным бизнесом Бени Фактора с Вау Стрит", - отозвался Рю на реплику своего депрессивного друга. -"Да пошли", - спохватился Перс, -"Какая разница где бухать?!"

Ресторан, нет, не так, элитный ресторан "Аквариум", держала Синяя Рыба, полуженщина, полурыба, кардинально синего цвета. Они с Рю были хорошо знакомы, так как в принципе занимались одним и тем же делом. Ресторан "Аквариум" находился в кармане частной мини реальности, сконструированной одним из павших Демиургов, специально для Синей Р, как звали владелицу "Аквариума" её друзья. Это была двусредная реальность, где воздушное пространство свободно и комфортно уживалось с водным. Между столиками плавали рыбы, моллюски, морские черепахи и даже несколько матёрых хищников океана, что придавало этому месту особой харизмы. Друзья прошли к самому дальнему столику, разогнав стайку коралловых рыбок, и уселись на стулья обросшие мелкими кораллами, губками и прочими полипами. -"Что будете на закуску?" - Осведомился официант, показывая на шеренгу из различных рыб, моллюсков, ракообразных, морских теплокровных и прочих самых экзотических обитателей водных глубин. Синим всполохом подплыла хозяйка заведения. Верхняя её часть была довольно привлекательна, пышная грудь в кружевном декольте, безусловно милые черты лица, немолодой, но ещё очень привлекательной женщины. -"Здравствуй Синяя", - Рю поднялся со стула, чтобы обнять свою коллегу. -"Здравствуй Рю", - томно отреагировала Синяя Р, и довольно искренне приобняла Рюмочника. Рыба отпустила официанта. -"Сегодня хорошая коллекция ракообразных", - женщина-рыба хлопнула в ладони, и креветки, крабы, омары и морские раки начали своё дефиле. Рю посмотрел на друзей, - "Что будем на закуску?" - Перс хищно глянул на осьминога из предыдущей коллекции морских блюд, который мило демонстрировал свои кулинарные прелести. -"Эээээ", - начал было прозаик. Но осёкся, осьминог пустил чернильную слезу и шепнул на ухо писаке, что он единственный сын у своей престарелой мамы, и только нужда заставила его работать блюдом в этом ресторане. Персу стало жаль моллюска, он вопросительно взглянул на Музыканта. Тот пожал плечами и бросил равнодушно, - "Я бухаю, мне закуска по барабану." Рю, оценив обстановку объявил заказ, - "Нам бычков в томате и рому", - дефиле из морских блюд облегчённо вздохнуло. Приятели сидели среди плавающих морских обитателей и пили ром, закусывая консервами "Бычки в томате". Синяя Р присела за столик к Рю и его приятелям. Выпустив сигаретный дым, Синяя указала длинным мундштуком на огромный портрет, висевший на стене ресторана, - "О нём что-нибудь узнал?" Под портретом немолодого мужчины с ироничными, умными глазами, и с недельной небритостью на усталом лице, было выведено; - SaintRaspizdai. BigHooo. Рю выпил рюмку рома и ответил хозяйке заведения, - "Недавно я привёл в Город персонажа по имени Скучный, и его друга, которого по-моему звали Большой Ху. Глаза Синей Рыбы вспыхнули надеждой, и она кивнула официанту, который тут же поставил на стол ещё пару бутылок рома.

-"Я ходил к Кофейной Фее, она мне гадала", - Саксофонист наколол на вилку тело томатного бычка, и равнодушно закусил им. -"И?" - Уточнил Перс. -"Фея Кофе сказала мне, что я смогу увидеть в Городе свою Лакримозу только в одном случае, если те кто за городом опубликуют свою "Городскую Новеллу", - Музыкант умолк. -"И что это может значить?" - Озаботился серый прозаик. -"Да кто его знает, гадание на кофейной гуще это аллегория из аллегорий." -"Пояснила только, что всё заморочено на преемственности повествования, что моя история не сдвинется с места, пока Новеллист не предаст свою Новеллу, и не падёт в Город. " -"Ещё упомянула какие-то сети, которые хотят украсть внимание почитателей, у тех кто за городом, потому загорожане не торопятся озвучивать свою "Городскую Новеллу", которая должна ВСЁ расставить на свои места. -"Ещё пояснила, что многое зависит от Гевары Че и его войны с соссетями." -"Сообщила, глядя в мою кофейную чашку, что как только соссети подавятся своею хитростью и жадностью, тут же, те кто за городом, спустят свои смыслы с цепей, и они, хищные смыслы, загрызут серую повседневность почитателей, сделав их жизнь интересней." -"Ничего не понял", - угрюмо подытожил Перс. -"Вот и я ничего не понял", - зло вторил своему другу Саксофонист.

-"Аллегория это истина, спрятавшая своё лицо под маской повседневности", - Как-то отрешённо добавил Рюмочник.

#ГОРОД часть №26, Серый Трамвай, экзистенциальная фантасмагория.

-"Я Незлой", - представился персонаж с добрыми глазами, он был немолод, обветренное лицо, изрезанное морщинами, седая, неухоженная щетина, абсолютно лысая голова. -"Перс", - Представился Перс, - "Я серый прозаик и начинающий экзистенциальный бенифактор Города. -"А я творю не зло", - просто уточнил Незлой персонаж. -"А чем не зло отличается от добра?" - спросил Перс. -"Добро это большая ответственность, к тому же, чтобы творить добро, необходимо стать добрым, а это опасно тут, в Городе." -"Почему?" - удивился прозаик. -"Скажи кому-нибудь в Городе, что ты добрый, тут же посчитают что ты слабый." -"К тому же добро сейчас не в моде." -"А что в моде?" - Перс вопросительно смотрел на Незлого. -"В моде сейчас успешность, тщеславие, цинизм ценится, достаток, хитрость опять же." -"Сейчас, в Городе, если ты кого-то перехитрил, ну обманул то есть, значит ты умный." -"А ещё, кто-то ввёл, в последнее время, моду на хамство, в Городе стали открываться школы: - бытового хамства, школы профессионального хамства, школы утончённого хамства, короче модно это сейчас в Городе, быть хамливым, особенно среди молодёжи." -"А я подумал, останусь Незлым, не люблю новомодных течений, стадных, модных направлений." -"И чем ты занимаешься в Городе?" - Продолжал расспрашивать своего нового знакомого любопытный экзистенциалист." -"Творю не зло, это моё ремесло, больше ничего не умею." -"Самое главное для меня, это не свалиться в благие намерения, тогда можно незаметно для себя стать злотворцем." -"Это как?" - не унимался городской хроникёр. -"Это для нас, незлых персонажей, главная экзистенциальная опасность, здесь, в Городе." -"Можно незаметно начать мостить дорогу в Ад, незаметно для себя, будешь считать что творишь благо, а на самом деле, будешь творить презлое, сам этого не замечая." -"Поэтому я часто обращаюсь за помощью к Постороннему", - Незлой кивнул на персонажа сидевшего рядом с ним. -"Посторонний", - представился тот. -"Я, Незлой, я не могу о себе сказать что я добрый, добро, это большая ответственность, ведь я несовершенный, тут, в Городе, нет совершенных персонажей, но я точно знаю что я незлой." -"Я слежу за собою, если в чём-то сомневаюсь, прихожу на приём к своему другу, Постороннему, он не обманет." -"Перс", - протянул руку прозаик Постороннему. -"Какова твоя суть в Городе?" - Переключился он на персонажа неприметной наружности, тот был серым, как и все выжившие в Городе, но он был сер какой-то особой серостью, она казалось впиталась в него, даже возраст его был каким-то неприметно серым. -"Я Посторонний, я постою в стороне, взгляну со стороны, и скажу как это выглядит со стороны." -"Что ЭТО?" -"Да ВСЁ, всё что угодно", - усмехнувшись ответил Персу Посторонний. -"От меня трудно что-то скрыть, потому что меня никто не замечает и не принимает всерьёз, а значит персонажи не надевают свои обычные маски по моему поводу, я всегда в стороне, я всегда за кадром, я массовка, которую никто всерьёз не воспринимает." -"Ну вот и познакомились", - грустно улыбнувшись вступил в разговор Саксофонист. Они ехали на Сером Трамвае в пригород, туда где наступает Липкий Лес.

Саксофонист вызвался показать Персу дорогу к очистным сооружениям, и помочь отыскать Колодец. Они встретились на трамвайной остановке, вместе с Саксофонистом были два его приятеля, у которых тоже были дела в той стороне Города. На соседнем перекрёстке столкнулись дирижабль и подводная лодка, это заняло на время всё внимание ожидающих. Перс заметил, что к остановке приближается облако серого тумана. -"Вот и он", - кивнул музыкант в сторону серого марева. И правда, в редком сером тумане, на мостовой, проступили трамвайные рельсы, которых ранее там не было. Рельсы, так же исчезали позади трамвая. Нужно отметить, что туман исчез как только друзья вошли в вагон, и прозаик мог с интересом рассматривать улицы Города. В вагоне висела табличка; - Стоимость проезда сто грамм водки. Саксофонист достал из кармана плаща початую бутыль и вытащив зубами пробку, отлил грамм сто водки в бачок с надписью; - Заяц, не будь Козлом, оплати проезд. Перс последовал примеру повелителя городских мелодий. Кроме них четверых в вагоне ещё сидела женщина, во всём чёрном. Она была хороша собой, хороша той мрачной красотой, которую можно было встретить только здесь, в Городе. Белая как мел кожа, алые губы, темно-красные глаза с щелевидными, как у рептилии, зрачками. Заметив интерес прозаика к особе женского пола, музыкант, шепнул, наклонившись к нему, - "Не мёртвая, клан Пьющих, судя по татуировке на руке Королева ПолунОчи, знатная особа." -"Не мёртвые это как, живые что ли?" - Спросил экзистенциалист. -"Не мёртвые, это ни живые ни мёртвые, пьющие они." - "Вампиры что ли?" - Перс с сомнением взирал на друга. -"Ну типа того, только они не кровь пьют, говорят пить кровь это примитивно, дурной тон, не комильфо, они пьют суть, суть персонажа, оставляя одну физическую оболочку, никаковцА, как выражаются в Городе." Женщина тоже с интересом разглядывала Перса. Рядом с нею сидел пёс, немецкой породы, угольно-чёрного цвета, глаза его горели красным светом. Встретившись с прозаиком взглядом пёс глухо зарычал. -"Фу Ганс", - улыбнувшись экзистенциалисту бросила дама, - "Он тебе не по клыкам." Пёс отвернулся от Перса и стал вылизывать свою огромную лапу. -"Ликан", - уточнил музыкант. -"Кто?" - Не понял экзистенциалист. -"Ликантроп, ликантропический кантроп, пёс-оборотень." -"И какова его оборотная сторона?" -"Она может быть какой угодно, не угадаешь." За окном трамвая проплывал аэродром, к удивлению Перса среди самолётов стояли так же морские суда. Поймав удивлённый взгляд серого прозаика Саксофонист пояснил, - "Однажды эти корабли уже тонули, теперь они ненавидят воду." Прозаик понимающе кивнул. -"А ты зачем в пригород?" - Поинтересовался он у своего друга. -"За вдохновением, скажи мне Перс, ты не скучаешь по Солнцу?" -"Да, в Городе серо, иногда не хватает солнечного света." -"Тогда тебе повезло, в Липком Лесу есть СВОЁ Солнце, оно есть только там, из Города его не видно, это синее Солнце, восходит над Синим Лесом, тогда, когда ему вздумается.

-"Конечная", - объявил Трамвай, и со вздохом добавил, - "Когда уже цену за проезд повысят, работаю задаром." Выходя Незлой похлопал поручень, и не зло бросил, - "Не ропщи брат, кому сейчас легко." -"Да пошёл ты...., святоша", - зло захлопнув двери, ответил механизм. Незлой опять не зло улыбнулся, глядя на Перса, и перекрестил удаляющийся Серый Трамвай. -"Нужно будет взглянуть на что-либо со стороны, обращайся", - Посторонний протянул руку Персу. -"Хорошо, понадобится бенифактор, и я к твоим услугам", - ответил ему экзистенциальных дел мастер. Незлой с Посторонним направились по своим делам в сторону каких-то строений. Незлой персонаж закинул за плечо серый мешок, в котором что-то мерзко взвизгнуло и забилось в конвульсиях. -"Что там?" - поинтересовался серых строк повелитель у музыканта. -"Городской Крематорий", - коротко бросил тот. -"Незлой опять будет сжигать чью-то дурную карму, выдав её за свою, а Посторонний будет следить чтобы он не пал в благие намерения, пользуются всякие суки тем что он добрый." -"Он же сказал что он не добрый, а просто Незлой." -"Да добрый он, это понятно даже Серому Трамваю, просто он скромный." -"Кто...., Трамвай???" - Отрешённо переспросил Перс. -"Нет, добрый, который Незлой." - отозвался музыкальных нот мастер. Оба заржали. Впереди замаячили серые здания в синих кляксах на своих фасадах. -"Липкий Лес?" - Прозаик вопросительно смотрел на друга. -"Он." Королева ПолунОчи шедшая со своим псом метрах в тридцати впереди, остановилась, и с загадочной улыбкой взглянув в глаза экзистенциалисту, стала медленно раздеваться. Музыкант остановился, придержав за рукав своего спутника, - "Это стоит того, чтобы это увидеть." Сняв с себя одежду женщина закрыла глаза. Она была хорошо сложена, ничего лишнего, но и всё при ней. Прошло секунд десять и она начала оборачиваться, через минуты это уже была угольно-чёрная птица, бросив взгляд на персонажей, она раскрыла огромные крылья, и взлетев, упала в низкое небо, по нему пошли круги. Пёс подхватил пастью её одежду и пулей полетел в сторону Синего Леса, частоколом торчащего из за серых зданий.

#ГОРОД часть №27. Синий Лес (сутки первые), экзистенциальная фантасмагория.

Вдали промелькнула волчья стая, волки эти были такого серого цвета, что казалось, что серая мышь рядом с ними была бы белее снега. -"Это волки серой повседневности, слуги Экзистенции, санитары Города, они пожирают излишки отчаяния, депрессии и безысходности, когда эти параметры существования без прикрас начинают угрожать самым слабым из горожан", - пояснил Саксофонист. Они не спеша брели по окраинным кварталам Города, поглощаемым Синим Лесом. Тут радикально серый, смешивался с парадоксально синим. Лес поедал прямоугольники серых зданий, улицы, перекрёстки, площади и проспекты. Эта серо-синяя гамма была настолько необычна, что Перс не удержался и сделал несколько литературных, лирических зарисовок в своём блокноте. -"Странное сочетание, серый и синий", - бросил он своему спутнику. -"Этот синий не из нашего мира, я почему-то в этом уверен", - отозвался музыкант серой повседневности. -"Да и мои друзья, синие аборигены, утверждают, что кто-то перемешал, однажды, наш зелёный лес с Синим Лесом, какого-то неведомого мира." -"Куда ты меня ведёшь, мы ведь уже удаляемся от Очистных Сооружений Города?" - Поинтересовался серый прозаик, оторвавшись от блокнота. -"Да к ним, к аборигенам и идём, они интересные, с ними я познакомился года два назад, когда наш лес стал за одну ночь синим." -"Я пытаюсь изнутри так сказать узнать, что произошло тогда, в ту Синюю Ночь, как её именуют аборигены." -"У них очень интересные легенды." -"А кто они, эти жители Синего Леса?" - Прозаик с интересом смотрел на друга. -"Бригада дровосеков, которых вместе с жёнами и детьми Синяя Ночь застала на разработках леса, в рабочем посёлке, они в одну ночь мутировали в племя синих туземцев." -"Местные поклоняются Божеству, Перводровосеку Кандиду.", - продолжал свой рассказ Саксофонист. -"Вырезанная из Железного дерева фигура Кандида стоит в центре поселения, у ритуального очага." -"Аборигены Синего Леса верят в высшие миры, их верования основаны на том, что после смерти самые достойные из них попадут в Верхний Мир, именуют они его не иначе как; - Управление по делам Леса." -"Ну...., такой аналог Рая персонажей." -"Но что занимательно, Перводровосек Кандид, это младший из Богов, он сын-персонаж великого Двубратства, старших Богов-Братьев, зовут их Бог-А. С. и Бог-Б. С. . -"Священные, устные предания гласят, что Братья-Боги, были гениальными прозаиками-бенифакторами, и написали Мир под названием "Лес"." -"Лес породил Перводровосека Кандида, от Кандида пошёл весь род лесного народа", - музыкант с удовольствием информировал своего собеседника о местном населении, нравах и теогонии лесного народа. -"Шаман Нкэзэ утверждает что вначале времён было Слово, вернее Божественная Мыслеформула, звучит она так; - Ползи Улитка по склону Фудзи, кстати улитки священные существа в Синем Лесу, между прочим они там величиной с корову." -"Вождём у них Нке, умудрённый опытом охотник за Синевой, он добыл столько Синевы, сколько иные охотники добывают вдесятером." -"У него есть жена, зовут её Нхуту, мудрейшая женщина, с ней даже шаман Нкэзэ советуется." -"У Нке и Нхуту есть дочь, зовут её Уува, забавное создание лет десяти, сама непосредственность." -"Старшие охотники: - Ункурн, Текту, Ньга, и их жёны, Тке, Нукуз и Дукту, это те, кого я знаю хорошо, впрочем, все остальные тоже доброжелательные персонажи, всего в племени около пятидесяти аборигенов, аборигенок и их детей, может в Лесу есть и другие племена, но об этом я ничего не знаю." -"Есть и иные, например Шатуны, это мутировавшие механизмы, их аборигены называют Заблудшие, это бывшие трелёвщики, бульдозеры, экскаваторы, трубоукладчики, грейдеры, весь этот транспорт, который Синяя Ночь застала в рабочем посёлке, мутировав, они стали ЧЕМ-ТО ЕЩЁ." -"Свой прежний вид они утратили, превратившись в самые экзотические, футуристические и сюрреалистические конструкции." -"Не все из них агрессивны, но с ними лучше не встречаться в Лесу, логика у них очень странная." -"Есть ещё Хозяин Леса, зовут его Леший-Бригадир, что это за сущность, понять трудно, но его точно уважают, именно уважают а не боятся, говорят он оберегает деревню." -"Ходят легенды о бригадире Антипе, трудно понять какова его судьба, но он действительно был бригадиром дровосеков, и Синим Утром, после Синей Ночи, отправился в Лес, чтобы выяснить, что произошло." -"Он не вернулся, шаман уклончиво отвечает, что бригадира Антипа забрал Синий Лес." -"Мне кажется, что он и есть Леший, только тоже изменившийся, и судя по всему, сильнее остальных.", - музыкант умолк. -"Вроде всё рассказал", - он помолчал вспоминая о чём-то. -"Ах да, есть и злые духи Леса, вот например старая железнодорожная ветка, которая тянется через Лес, от бывших лесоразработок, до Городской Станции, превратилась во владения взбесившегося, мутировавшего локомотива, который подстерегает свои жертвы, пытающиеся перебраться через железнодорожное полотно на другую сторону лесного массива." -"Немало местных нашло свою смерть под колёсами этого чудовища, потому что почуяв добычу, Злой Локо, Злой Локо-Мо, как он сам себя называет, и как его иногда именуют местные, запросто может сойти с рельсов и гнать добычу по Лесу, обернувшись в агрессивного, механического змея", - Саксофонист завершил свой рассказ. Они неуклонно углублялись в густой Синий Лес, серые здания, поглощённые синими зарослями оставались позади. Лес не был непроходимым, подлеска не было, огромные, синие стволы уходили куда-то ввысь, в низкое, серое небо. Музыкант снял с плеча экзистенциалиста нечто напоминающее синюю губку. -"Прошу любить и жаловать, первичная форма, именно этот синий мох овладел Лесом за одну ночь изменив его и всех его обитателей, потому Синий Лес называется ещё Липким", - спутник Перса держал на ладони пористое образование радикально синего цвета. -"Далеко ещё до поселения?" - Поинтересовался прозаик у музыканта. -"За той скалой, кстати на её вершине и правда есть развалины какого-то комплекса зданий, может это и есть легендарное, - Управление По Делам Леса?" - Пояснил тот. -"А Солнце, Синее Солнце, ты обещал мне показать его." -"Да мой друг, Сине Солнце встаёт из за Леса, но очень редко, и просчитать его восход невозможно, я пробовал." -"Зрелище это потрясающее, я такого никогда не видел, фантастическое зрелище, может нам сегодня или завтра повезёт." -"Встаёт оно каждый раз неожиданно и с разных сторон, Лес в это время меняется, расцветают цветы, всех возможных оттенков синего, голубого и фиолетового, тучи бабочек поднимаются над синими, лесными лужайками." -"Эти порхающие облака тоже переливаются всеми оттенками холодного спектра."

-"Скажи музыкант, ты дольше меня живёшь в Городе, почему он такой серый, какой в этом смысл?" - Сменил тему разговора Перс, - "Рюмочник утверждает что экзистенциальное состояние лишает персонажей иллюзий, лишает жёстко, безжалостно, ломая судьбы, отбирая близких, разрывая в клочья уютную колыбельку завороженности комфортными обстоятельствами существования в никуда и в ни о чём." -"Даря взамен персонажам ту систему координат, в которой они действительно находятся на данный момент развития Горизонта Событий", - ответил спутник прозаика. -"Откуда Рюмочник всё это знает, не перестаю удивляться, насколько мне известно, всё его образование, это Кулинарное училище", - экзистенциалист задумался. -"Не знаю, иногда мне кажется, что наш с тобою знакомый, держатель углового заведения, помимо того что он Рюмочник, является ещё кем-то." -"Дааааа", - только и смог ответить Перс.

Через час пути друзья вышли на широкую поляну, посреди дикого леса. Это и была деревня аборигенов, бывший рабочий посёлок. Навстречу им вышел шаман Нкэзэ, одетый в праздничную одежду, на поясе у него висел праздничный же синий бубен. Музыкант поздоровался, представил шаману своего друга, тот внимательно посмотрел на прозаика, уважительно приложив свой кулак ко лбу Перса, экзистенциалист последовал его примеру. -"Ты великий шаман Города, я ВИЖУ это, для нас большая честь, что ты посетил нашу скромную деревню", - шаман Нкэзэ склонил голову вправо, что означало ритуальное приветствие, так шаман приветствовал шамана. Перс немного смутившись ответил, - "Я простой экзистенциалист, ты уважаемый Нкэзэ придаёшь моей персоне слишком много значения." -"Нет персонаж Перс, я ВИЖУ то, чего можешь не видеть пока ты, я шаман в пятом поколении, пойдёмте, у нас сегодня праздник Обретения Священной Синевы, я провожу вас на центральную поляну", - с этими словами шаман зашагал к центру поселения синих туземцев. Перс шёпотом спросил Саксофониста, - "Ты сообщил что Синяя Ночь навалилась на Лес около двух лет назад, ещё и одно поколение не сменилось, а Нкэзэ шаман в пятом поколении???" -"Тут много странного, того, что связано со временем, но не сомневайся, шаман говорит правду, они, синие обитатели Леса, врать не умеют, они просто не знают что это такое", - пояснил повелитель саксофона. -"Возможно в аборигенов вселились обитатели того мира, из которого пришла Синева."

В центре поляны горел костёр, около пяти десятков мужчин, женщин и детей оживлённо суетились возле праздничного стола. Тут и там ползали огромные улитки, украшенные гирляндами из синих цветов. Седовласый мужчина, судя по всему вождь Нке, поочерёдно поздоровался с музыкантом и Персом. Представил остальных, кое кого прозаик запомнил по именам. Праздник начался, все сели за грубо сколоченный стол, костёр пылал, шаман с помощниками исполняли ритуальный танец, Обретения Синевы. Танцующие были облачены в праздничные, ритуальные, синие одежды. Костёр горел, шаман танцевал, бубен стучал. Персу впервые за долгое время стало как-то легко и спокойно, среди этих простых, лесных персонажей, здесь не было лукавства, лжи, двуличия, подлости и прочих пороков Города, тут было всё по-честному, без ухищрений и ложного, громоздкого этикета. -"Выпейте с нами гости из серого Города, у нас сегодня праздник, разделите с нами нашу радость", - Нхуту, жена вождя, протянула городским персонажам раковины небольших улиток, небольших по местным меркам, до краёв наполненные фосфоресцирующей, синей жидкостью. -"Это перебродившая кровь Синяка, живого гриба, это есть Синева, выпей, тебе понравится", - многозначительно пояснил саксофонных дел мастер. Перс отхлебнул немного пенящуюся жидкость, напиток был кисло-сладким, терпким и с горчинкой в послевкусии. Через минуту голова прозаика прояснилась, тело стало лёгким, все тревоги, усталость, сомнения, страхи и переживания, ушли, настроение улучшилось кардинально. -"Да, мне понравилось." -"Это вино?" -"Они называют этот напиток эликсиром мудрости, вообще Синяки для аборигенов это ВСЁ, и пища и лекарство и одежда, они утверждают, что Великие Боги-Братья написали этот синий гриб, чтобы они ни в чём не нуждались." -"Охотится на Синеву, если проще, на эти грибы, очень сложно, они обладают каким-то своеобразным интеллектом." -"Шаман уверен что Синяки обучают племя во время охоты, гриб прячется, посылая охотнику телепатические сигналы, загадывает загадки, сообщает некие законы, формулы и уравнения." -"Когда охотник находит гриб, тот сдаётся ему и отключает свою жизнь, никто никого не убивает, одежда жителей Леса сшита из шкуры Синяка, его плоть, это питательная, вкусная субстанция, кровь, напиток, шляпа гриба это универсальная аптека, в ней есть всё, от всех болезней и хворей, его корневища, то есть грибница, это магический инструмент, который может управлять самим временем." -"И ещё, в голодное время зимы, грибы сами приходят к поселению и сдаются аборигенам." -"Как-то так", - завершил объяснения музыкант. -"Пей, похмелья не будет, а опьянение будет скорее напоминать просветление."

Праздник затянулся до позднего вечера, все веселились, горожане с интересом слушали местные легенды, в свою очередь местные расспрашивали их о городских новостях, на удивление оказалось что они были неплохо осведомлены о происходящем в Городе. Старший охотник Ункурн страстно убеждал Перса в том, что Город зря сопротивляется Синему Лесу, - "Лес он не злой" - убеждал тот. -"Лес хочет помочь Городу, он возьмёт только то, чего Городу не жалко, чего у того в избытке, а отдаст ТО, чего Городу не хватает, и что ему жизненно необходимо, для борьбы с небытием", - вещал он. Персу было хорошо и комфортно этим тёплым, душистым вечером, среди этих простых, бесхитростных персонажей. НО, в свою очередь у прозаика сложилось впечатление, что аборигены знают что-то такое, чего не знают горожане. С этой мыслью он и уснул, на постеленных прямо у костра синих шкурах.

Ночью Перс проснулся от криков детей, возгласов встревоженных взрослых и общей паники. Прозаик услышал трубный звук, похожий на "голос" большого слона, кроме того ему показалось, что работает дизельный двигатель, к этому добавлялся звук шаманского бубна, но удары эти, отдавались вибрацией в селезёнке, мозг же заставляли сбиваться с мысли, а сердце пропускать удары. -"Шатун, шатун пришёл в деревню", - услышал экзистенциалист возгласы аборигенов. Окончательно разлепив глаза, Перс увидел на краю поляны странное существо, оно отдалённо напоминало экскаватор. Корпус его оброс синими кораллами, ковш трансформировался в огромную клешню, были видны некие рудименты гусениц, поскольку передвигалось это на слоновьих ногах, сходство со слоном добавляли то ли большие уши, то ли небольшие крылья. Тем не менее дизельный двигатель работал, из выхлопной трубы вырывались чёрно-сизые хлопья, пахло выхлопом сгоревшего дизтоплива. Псевдомеханизм периодически ревел как дикий слон. Шаман с помощниками пытались отогнать незваного гостя, Нкэзэ стучал в бубен, выкрикивая какие-то заклинания. После каждого удара в бубен, земля вздрагивала, а мутант отпрыгивал назад. Было видно, что он уже разрушил пару хижин. -"Что с ним?" - Спросил Перс у Музыканта, который стоял чуть поодаль, наблюдая за происходящим. -"Нкэзэ говорит что Шатун не агрессивен, но в смятении, он встревожен, он потерял себя и хочет чтобы персонажи ответили ему на вопросы", - пояснил происходящее Саксофонист. -"И что это значит?"- Уточнил прозаик. -"Понятия не имею", - растерянно отозвался повелитель нотной грамоты. Шаман в отчаяни признался что он ничего не может сделать на этот раз. -"Чего он хочет?" - Теперь уже у Нкэзэ поинтересовался экзистенциалист. -"Его нужно успокоить", - с надеждой глядя на Перса проговорил шаман.

Перс с музыкантом переглянулись. Саксофонист стал извлекать из футляра своё второе "Я", альт саксофон, а прозаик достал блокнот и ручку. Над Синим Лесом разнеслась красивая, завораживающая, грустная мелодия, прозаик одновременно что-то писал в блокноте, поглядывая на мутанта. Тот сначала замер, будто прислушиваясь, затем раскачиваясь в такт мелодии стал пританцовывать, все пришли в восторг, особенно дети, такого они никогда не видели. Так, танцуя, Шатун удалился в Лес. Вождь Нке, был очень благодарен горожанам, и очень долго стучал сжатым кулаком по своей груди, что означало глубочайшую признательность гостям. Все понемногу успокоились. Горожане с шаманом, вождем и его семьёй, сидели у костра. -"Я уже говорил, что ты сильный, городской шаман Перс", - Нкэзэ протянул прозаику небольшой бубен, синего цвета. -"Возьми, шаману без бубна нельзя, я хочу чтобы ты владел им." -"Этот бубен изготовил мой прадед, великий шаман Первого Дома Нуктум." -"Я не смог разгадать характер этого бубна, как ни старался, но если верить легендам, он способен влиять на саму суть Мироздания, и может управлять пространством и временем." -"Возьми, ты сильнее меня, он должен быть твоим." Перс с уважением принял дар. Внимательно рассмотрев его, прозаик ударил по натянутой как тетива лука поверхности артефакта. Земля вздрогнула, костёр вспыхнул, выбросив в темень неба сноп ярких искр-звёзд, лёгкий, тёплый, утренний ветер, зашумел в кронах деревьев-великанов, а за острым частоколом дальнего леса, вспыхнул восход, всходило Синее Лесное Солнце. -"Да", - просто выдохнул шаман, вождь многозначительно кивнул, его жена Нхуту тихо произнесла, -" Это Знак." А их дочка Уува, с уважением и благоговением посмотрела на Перса, своими огромными, кардинально синими, глазами. И в этом её взгляде было больше почтения, чем в словах и жестах взрослых.

Утро разгоралось, музыкант сообщил другу, что такую редкость как Синий Восход, пропустить нельзя, и что через час, они с охотниками пойдут в Лес, на охоту. Уува, глядя на Перса, спросила свою мать, - "Мама, а если Злой Локо, тоже придёт в деревню и унесёт меня в Лес?" -"Не бойся Уува, у нас очень сильные шаманы, они сумеют защитить тебя", - глядя на Саксофониста и прозаика, абсолютно серьёзно, ответили своей дочери Нхуту.

#ГОРОД - Сумеречная Зона часть №1, фантасмагория.

Награждение происходило в Сумеречном Зале, дворца Полной Луны, на балу оборотней, который всегда давали один раз в год, в честь победителя турнира бойцов-оборотней, в тёмном лабиринте Лунного Эдема. Сегодня Скучному должны были вручить мегаартефакт Хроно Синкластический Инфундибулум, а проще пространственно временной модуль проникновения, короче это была машина времени и телепортатор в одном флаконе, вернее в одной воронке, пространственно-временной воронке искусственного происхождения. Кто создал этот артефакт никто не помнил, но бытовала легенда о том, что очень давно, в клетке схлестнулись два космократора, одного звали Пустота, другого Садовник. Они бились целый месяц и зрелищу этому до сих пор нет равного. Садовник одержал верх, он сохранил сопернику жизнь, но объявил, что отныне заселит Великую Пустоту своими саженцами. Пустота вынужден был согласиться и отдать свои владения под сады Садовника. А в память об этом событии, Садовник подарил Сумеркам Инфундибулум.

Бал открывал мэр Лунного Эдема, старый знакомый охотников, по социуму персонажей, Оборотень в Погонах. Тут в Сумерках, он развернулся так, как всегда хотел. Он объявил себя бессменным мэром Лу Эдема и Мультипогонным Маршалисимусом с привилегией Рыцаря Сменного Мундира, Оборотнем-Орденоносцем с неограниченной, плавающей орденоносностью. Проще это выглядело так. Адъютанты всегда носили за ним от трёх до семи мундиров, обвешанных орденами, сукна видно не было, это были сплошные ордена и медали, полностью покрывавшие и китель и брюки. Погоны тоже были разные, но все они были украшены огромными звёздами, лунами, кометами, астероидами и светилами. Вручив Скучному большой приз и присвоив ему орден Полной Луны с Висюльками, Оборотень в Погонах от себя добавил сталкеру титул Сумеречного Рыцаря, ну и себе присвоил пару орденов и званий, коль пошла такая тема. Когда разлили шампанское, погононосец подошёл к сталкеру, чтобы лично его поздравить. -"Рад видеть тебя Скуч, в моём городе", - расплывшись в улыбке, вальяжно изрёк мэр. -"Давно ты тут?" - Спросил искатель. -"Да, после того как мы с тобою виделись в Лабиринте, мне пришлось покинуть наш социум, эмигрировать, стали дело на меня шить, белыми нитками, вот я и свалил в Сумерки, тут карьера у меня и пошла в гору." -"Бывший мэр оказался коррупционером, аферистом и казнокрадом, а я вывел его на чистую воду." -"Он торговал Лунным Светом в обход налогов, я провёл расследование, может слышал про "Лунное Дело", громкий был процесс, резонансный." -"Жители Лунного Эдема поверили в меня и избрали мэром, дальше я уже сам себя избирал, тут это не воспрещается." -"А ты как у нас, опять что-то ищешь?" -"Да вашбродь, меня тоже не переделать", - ответил Скуч. -"И что ищешь на этот раз?" - Поинтересовался мэр. -"Как обычно, ответы на вопросы." -"Ну хорошо, я рад тебя видеть, отдыхай, ты это заслужил, Бал Оборотный это очень интересно." -"Состоится конкурс Сумеречных Бабочек, на самые красивые крылышки, конкурс Платиновых, Золотых и Серебряных ведьм, на лучший мультиоборотный образ." -"Учитываются три самые эффектные, оборотные стороны неочевидных женщин, баллы суммируются, и та, которая набрала самые высокие оценки, становится Королевой Оборотней на целый лунный год, наслаждайся", - мэр дружески похлопал сталкера по плечу и удалился вместе со своими мундирами.

Естественно столы ломились от яств и напитков, звучала самая различная музыка, от джаза и блюза, до тяжёлых направлений всех мастей, попсу и весь остальной рэп тут не жаловали. Друзья сели за один из дальних столиков, в не самом помпезном из залов. На небольшой сцене играл джазовый коллектив, джазовая же дива томилась у микрофона, даря немногим посетителям гармонию своего хрипловатого, грудного голоса и джазовых форм своего собственного тела. Безумный заказал Уважаку огромный кусок элитной, мраморной говядины. Пёс благодарно ткнулся ему в ладонь, своим влажным, холодным носом, и с упоением вгрызся в еду. Скуч разлил водку по гранённым стаканам. Сталкер обратил внимание на этикетку, прочитал, - "Водка Хозяйская", производитель, В. К. "Красный Градус", город; - Город." -"Интересно, "Город" это название города что ли?" - Удивился про себя он. На этикетке были изображены серые развалины, какого-то мегаполиса, на горизонте, в сером мареве тумана, вырисовывалась исполинская фигура, то ли механизма, то ли существа, футуристических, гротесковых очертаний. Безумный бросил взгляд на этикетку, - "Никогда такой не видел." Выпили, помолчали. -"Неплохая водка", - кивнув, выразил своё мнение художник. -"Давайте к нашим баранам", - разливая ещё по одной, предложил Скуч. -"Что мы имеем, Инкунабулум решил, что именно мы с тобою должны отыскать зону деградации определённого участка пространственно-временного континуума." -"Этот кластер искусственной деградации физических законов и законов осознания-восприятия его населения, в Инкунабулуме называют Мёртвой Зоной." -"Насколько я понял это точка бифуркации, где был написан сценарий деградации определённого участка пространства-времени." -"И что это может означать?" -"Только одно, кто-то очень могущественный решил провести акцию по изменению причинно-следственного механизма вселенского масштаба." -"Зачем?" - Художник вновь разлил водку по стаканам. -"Если не вникать в хитросплетения мировоззренческих теорий, то наверное всё просто, стать у руля мироздания и воплотить своё виденье сути ВСЕГО в материю." -"Скучный ты понимаешь чего от нас хотят?" -"В общих чертах." -"Ну и хорошо, тогда я не стану заморачиваться, просто поставь мне задачу и определи приоритеты, а я что смогу сделаю, в любом случае куда ты туда и я." Уважак оторвался от куска мяса и гавкнул. -"Конечно ты с нами Уважак, нам без твоих клыков никак", - погладив пса по широкому лбу, добавил Ху. Пёс благодарно рыкнул и опять принялся за еду. -"Как управлять воронкой ты знаешь?" - Безумный вопросительно взглянул на напарника. -"Там есть инструкция, я взглянул, всё просто, достать Инфундибулум из контейнера, дать раскрутиться, параллельно сформулировать мыслеформулу, обозначить ключевые слова и смыслы отображающие то место в пространстве и времени, куда воронка должна тебя доставить." -"И ты знаешь мыслеформулу?" -"Да, Инкунабул сообщил." -"Это звучит так; - Город, экзистенция, фантасмагория, Чёрный Прозаик, Перс, бенифактор." -"Если я правильно понял, мы должны попасть в некое место без жалости." - уточнил сталкер. -"Там действительно нет жалости?" - Разливая остатки зелья по стаканам удивился художник. -"Нет, просто оно так называется", - сам не понимая почему так ответил, ответил искатель Скучный.

К их столику подошла Хозяйка Снов со своею служанкой. -"Можно присесть?" - Осведомилась сумеречная красавица. -"Да, пожалуйста, присаживайтесь сударыня.", - Скуч галантно придвинул один из стульев, женщина присела. -"Пойду-ка я потанцую с какой-нибудь феей", - Ху поднялся, служанка с надеждой посмотрела на художника, но Безумный, вспомнив чем питается восточная красавица, брезгливо передёрнул плечами, и направился к стойке бара. -"Давай уже на ты", - неожиданно предложила Шикарная женщина. -"На брудершафт?" - Иронично уточнил охотник. -"Обойдёмся без лирики, к тому же я не пью водки." -"Тебе что-нибудь заказать?" -"Нет я не на долго." -"Спасибо тебе за Боевой Сон, он мне сильно помог." -"Не за что, я продаю Сны, персонажи их покупают, всё честно." -"Недавно с Сонного Перевала мне принесли Сон, кажется это Сон-послание, послание тебе." -"Куда?" - Хозяйка Снов вопросительно смотрела на мужчину. Скучный подставил предплечье. Шикарная коснулась ладонью его оголённой руки, и на нём расцвёл Знак, в виде тату, готической вязью, две буквы ОК, Особая Кровь. -"Открывается так же, прочитаешь потом, ну что же, мне пора, удачи вам в Городе", - женщина поднялась. -"Ты знаешь про Город?" -"Все знают про него, это уже не секрет." -"Прощай", - и она удалилась в сопровождении служанки.

Бродяга налил себе ещё водки, выпил, нашёл Безумного взглядом, тот танцевал с какой-то прелестницей возле сцены. Скиталец махнул рукой, мол отдыхай. А сам поднялся и вышел из зала, решив посмотреть как проходит Бал Оборотней в остальном пространстве дворца Полной Луны.

После того как Инфундибулум выбросил напарников на окраину какого-то Города, и после того как они повстречали Рюмочника, и после того как он проводил искателей в Город, в своё заведение "Рюмочная На Углу", охотники сидели в этой самой рюмочной, и пытались вытащить из её хозяина хоть какую-то внятную информацию о Городе Всех Брошенных Городов Сумеречного Мира. -"Скажи Рюмочник, ты знаешь где находится Мельница?" - Скуч принял протянутую хозяином рюмку. -"Давайте по рюмочке", - в который уже раз предложил тот. Выпили, помолчали. -"Мельница, это далеко, на Хуторе, там владения Мельника." - Пояснил Рю. -"Как туда быстрее можно попасть?" -"На Метро, если выживете в подземке, то вам до конечной, в северном направлении, третья серая ветка." -"Затем пешком, через Ущелье Антиподов, если не поубиваете друг друга со своими антиподами, от экзистенциальной несовместимости, то по федеральной трассе №777, до Заабсурдья, а там до Мельницы рукой подать, если Аусвайс Контроль не повяжет, там закрытая зона, туда без визы нельзя, а визу вам, не горожанам, никто не даст." -"Но Вилли, командир патруля, он персонаж нормальный, ему передам через вас бутыль шнапса, скажете что вы от меня, он вас пропустит." - Рюмочник разлил по крайней. -"Ну, за удачу!" - Провозгласил держатель углового, питейного заведения. -"Ближайшая станция Метро за углом, запомните, третья серая ветка, вот шнапс для Вилли." - Дал последние наставления Рюмосчник и проводил гостей до дверей заведения.

Город встретил охотников жёлтым, густым туманом. Мимо них проплыло огромное, грузовое судно, на ржавом, грязном борту проступало название; - "Циклоп". -"Углевоз "Циклоп"", - вспомнил сталкер, - "Что-то я читал об этом пропавшем в Атлантике сухогрузе."















Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 24.05.2019 Сергей Зуев
Свидетельство о публикации: izba-2019-2563545

Рубрика произведения: Проза -> Другое



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1