Эволюция искусства. Этюды. Часть-2.


Венеция.


"Это была Венеция, льстивая и подозрительная красавица, - не то сказка, не то капкан для чужеземцев; в гнилостном воздухе её некогда разнузданно и буйно расцвело искусство, и своих музыкантов она одарила нежащими, коварно убаюкивающими звуками..."
Томас Манн, книга «Смерть в Венеции»

...После завтрака мы отправились на экскурсию во дворец Дожей.
Дворец прямоугольной формы, на трёх высоких этажах с большим внутренним двором, дальний конец которого упирается в боковую стену Собора Святого Марка.
Кажется, сделан дворец в восточном, мавританском стиле, с широкими мраморными лестницами и высокими, инкрустированными разного рода украшениями, потолками.
Дворец выстроен в одиннадцатом веке, но после большого пожара, был почти сразу восстановлен. Первый дож Республики Венеция, избран в девятом веке и с той поры, их сменилось несколько десятков.
В тринадцатом веке, Венеция стала коммуной и управлялась Советом. Но видимо «коммунальщики» не справлялись с управлением и потому, город вскоре стал вновь республикой во главе с Дожем и разного рода вспомогательными Советами.
Такая своеобразная торговая «советская республика», продержалась почти до конца восемнадцатого века.
Дож был в этой республике, как президент и верховный судья, одновременно. Помимо Совета, состоящего из десяти человек, в городе были и Цензоры, которые следили за соблюдением законов и сохраняли чистоту нравов, в том числе в печатной продукции.
После избрания, Дожи руководили городом до конца жизни и жили во дворце вместе с семейством.
Довольно часто, во дворце случались пожары — ведь тогда обогревались каминами и топили дровами. Но каждый раз, дворец восстанавливался и становился краше прежнего - республика Венеция была одним из самых богатых и сильных средневековых государств и потому, сокровища стекались сюда со всего света...
Дворец и сегодня украшен знаменитыми полотнами итальянских художников: Тициана, Тьеполо, Тинторетто, Веронезе, Беллини и многих других известных живописцев. Видно было, что искусство всемерно поддерживаемое богатством, процветало в республике с давних пор.
В те времена, основными сюжетами картин, были история христианства и войны, а в скульптурах - разного рода аллегории и мифические сюжеты.
Была во дворце и тюрьма, а какое то время, даже две — на чердаке и в подвале. Эти помещения производят, отчасти по контрасту, самое мрачное впечатление. Узкие каменные угрюмые мешки без воздуха с толстыми решетками, справиться с которыми были неспособны и мифические гиганты.
Спали «зэки» на нарах и изредка выходили на прогулку в узкий дворик-колодец.
Здесь же, во дворце, существует так называемых «Мост вздохов», по которому приговорённых к смерти вели на казнь. Название понятно - как тут не вздыхать если знаешь, что совершаешь последние в жизни шаги...
Об этом дворце можно писать бесконечно и наша экскурсия длилась три с половиной часа. Громадные залы заседаний и собраний в нём сменялись разного рода комнатами приёмов и личными покоями Дожей. И всё это украшено картинами, скульптурами и замечательными потолками, о которых надо как-то особо рассказывать...
Вышли из дворца на белый свет ошеломлённые всем увиденным и изрядно уставшими. Пошли на набережную, где дул прохладный ветерок с воды и отдохнув немного в городском саду, возвратились, теперь уже в музей аббата Карера, который жил здесь около двухсот лет назад и оставил городу замечательную коллекцию картин, скульптур, монет и разного рода достопримечательностей.
Этот музей один из лучших в «музейном городе» Венеции и соседствует ещё с музеем археологии и музеем истории города.
При входе во дворец Дожей, мы купили такой общий билет, по которому могли ходить бесплатно ещё в несколько музеев. Это было совсем недорого, но для «музейщиков», таких как мы — очень удобно...
Все музеи расположены в бывших дворцах знати и представляют из себя шедевры архитектуры. Не исключением был и музей Карера.
Большая мраморная лестница вела на второй этаж громадного здания, протянувшегося на сотни метров в сторону «Гранд-канале».
И вновь, мы увидели картины знаменитых итальянцев, скульптуры восхитительного Кановы, который, как оказалось, в жизни был толстым и некрасивым.
Может быть поэтому, все его модели так ангельски стройны и легки, а их лица красивы и значительны. В этом случае, талант ваятеля соединился с талантом романтическим и мечтательным.
Может быть поэтому, мы по-прежнему очарованы творениями мастера, который жил и работал около двух столетий назад. Трудно представить себе теперешних скульпторов, так нежно и чисто работающих с мрамором…
Из музея Карера, перешли в музей археологической скульптуры и тут наше воображение поразили бюсты исполненные около двух тысяч лет назад и больше.
Там были все знаменитые портреты императоров, которые я знал из учебников истории Древнего Рима. Был там и бюст Марка Аврелия, императора - философа, труды которого я читал незадолго до приезда в Венецию.
Его грустные размышления о тщете жизни и неизбежности смерти навеяли на меня тоску, и я, приглядываясь к бюсту, невольно отмечал черты грусти и даже страдания в трагическом выражении на лице этого императора-пессимиста...
В музее истории Венеции, было много морских карт и я вспомнил, что в периоды расцвета, Венеция становилась торговой империей и её власть, а точнее власть её денег распространялась на пол мира…


Назавтра, мы отправились в базилику Святого Марка, билеты в которую заказали ещё из Лондона, по интернету. И правильно сделали, потому что когда мы в десять часов утра, пришли на площадь, очередь в собор уже растянулась на сотню метров.
Вход в собор бесплатный, но летом попасть туда без длинных очередей очень трудно, потому что посмотреть это религиозное «чудо света», стремятся все те, кто приезжает сюда отдохнуть и полюбоваться красотами Венеции, - города на воде — единственного в своём роде...
Уже при входе, увидев всю красоту внутреннего убранства, невольно охватывает изумление и преклонение перед гением религиозного человека. Пять огромных куполов и всё пространство храма украшено древними золотыми мозаиками, наполненными драматическими сюжетами из Нового и Ветхого Заветов.
Всё это создано руками первоклассных художников, скульпторов, архитекторов и осенено образом незабвенного Иисуса Христа, чьё имя получила название древняя европейская цивилизация, существующая и по сию пору.
Этот храм собрал и показал всему миру основу того культурного феномена, который историки назвали Ренессансом и расцвет которого, пришелся на конец Средневековья.
Этот ансамбль созданный людьми того времени, является воплощением мощи и совершенства человеческого духа, стремившегося возвеличить Создателя, Мессию и святость христианских подвижников, воплощавших в себе Новый Завет.
Этот храм называют ещё храмом тысячи колонн. И действительно, колонны разных форм и размеров, созданы из разных материалов и разными мастерами, на протяжении многих веков трудами скульпторов и каменщиков, художников и камнерезов. Есть колонны полностью покрытые резьбой и скульптурными горельефами. Есть высокие прочные колонны из гранита, мрамора и алебастра.
И всё это, долгие столетия поддерживает громадные пространства «молельного» дома. Интерьеры этого громадного храма, неоднократно горели на протяжении почти тысячелетия существования и их приходилось каждый раз восстанавливать и украшать заново...
Удивляют не только мозаики, растянувшиеся по потолкам и стенам, но и мозаичные мраморные и каменные полы, покрытые чудесными рисунками и монограммами. Здесь чувствуется влияние разнообразных культур и художественных направлений, существовавших в мире в те давние времена, и доступные венецианским купцам.
Начиная с одиннадцатого века, согласно принятому в Венеции закону, каждый корабль возвращавшийся из дальнего плавания, обязан бы преподнести богатый подарок Базилике Святого Марка и таким образом в храме накопились большие и блестящие сокровища - отражение культур и религий всего средневекового мира.
Об этом храме, можно говорить бесконечно. Но я стараюсь передать только часть тех впечатлений и эмоций, которые вызвали у меня свидание с этим мировым чудом - сосредоточением средневекового искусства и религиозного экстаза...



Свнт – Микеле.


На обратном пути в Венецию, мы заплыли на остров Сант-Микеле, где расположено венецианское кладбище. Это кладбище, рядом с монастырём Сант-Микеле, поражает своей запущенностью, гремящими в знойном сухом воздухе однообразными песнями цикад и странными стенками, в которые вставляют останки умерших взрослых и детей, как ящики в книжные шкафы - такова современная местная традиция захоронения умерших.
Есть там и православное кладбище, на котором похоронены Дягилев и Стравинский, а на евангелическом — Бродский и Эзра Паунд.
Но это кладбище, странным образом напомнило мне запущенные российские захоронения, где сломанные плиты надгробий и выгоревшая серого цвета трава, ассоциируется с социальными катастрофами: революциями и контрреволюциями.
Кладбища эти запущены, забыты родственниками похороненных здесь, в отличии от той же Франции, где кладбища напоминают кукольные города, или кладбища в Англии, которые всегда осенены кладбищенскими деревьями и где пахнет густыми ароматами хвойных деревьев.
Такие ухоженные захоронения, говорят об уважении живых и живущих ныне к тем, кто умер давно или совсем недавно...
На фоне неухоженности и даже разорения, царящего кругом, порадовали зелёной травкой и недавно высаженными деревьями могилы Стравинского, Дягилева, Эзры Паунда и Бродского. Видно было, что многие поклонники этих умерших гениев, бывают на кладбище и среди них, есть люди, которые за этими могилами ухаживают .
Сам я, поклонник поэтического дара Эзры Паунда и вспоминая его трагическую жизнь, полную заблуждений и наказаний за них, я умилялся ухоженностью этой могилы и думал, что это крошечное воздаяние поэту, за все тревоги и тяготы его трагической жизни. Как впрочем и у Бродского.
Оба, пытались найти жизненное счастье вне родины и оба умерли одинокими и разочарованными.
Дела не меняет то, что один стал политическим преступником – Эзра Паунд, а второй – Иосиф Бродский - лауреатом Нобелевской премии. В личной жизни, внешнее признание, только поощряет внутреннее одиночество!
Мне кажется, что уехав из России, Бродский потерял покой и смысл человеческого существования и его последнее прибежище, в далёкой от России Венеции, только подчёркивают, весь трагизм и безбытность его нелёгкого существования...
Судьба Дягилева, тоже полна драматизма. После оглушительного, скандального успеха «русских сезонов» в Париже, великий антрепренёр кажется немного потерялся в плеске бравурных оркестров и шипении пенящегося в праздничных бокалах, шампанского - продолжать обычную жизнь, ему было трудно.
А тут ещё, в России неожиданно грянула революция!
Всё это сделало Дягилева невольным путешественником и наверное очень несчастным человеком. Хотя – как говорят - «мёртвые сраму не имут», и может быть совсем не важно для умирающего или уже умершего человека, где и как он будет похоронен.
Но могила на чужбине, всегда вызывает у меня невольную грусть и сочувствие!


Назавтра, жарким днём, мы пошли во дворец-музей Резонико, наполненный живописью и реставрированными картинами старых мастеров. Эти картины, сверкают восстановленными яркими красками и производят очень сильное впечатление.
В большинстве музеев, мы, по сути видим картины - «мумии», - засохшие и выцветшие следы былого великолепия..
После этого музея, мы проплыв несколько остановок на «трамвайчике, высадились у Академии художеств, расположенной в переделанной под галерею, старой красивой церкви.
Здесь, в экспозиции, вначале стоят старинные иконы, вполне сравнимые с греко-русскими иконами на досках, очень тонкого, лёгкого письма и в большинстве, представлены мастерами тринадцатого-четырнадцатого веков.
По странной, для меня православного, католической традиции, на этих иконах в основном, в качестве главного действующего лица, изображена Богоматерь - Дева Мария, либо ещё один «второстепенный» персонаж Нового Завета — архангел Гавриил, благословляющий, часто «средних лет женщину» на рождение Исуса Христа.
Хотя в Библии говорится, что Дева Мария, была совсем юной девушкой, когда родила Спасителя. Также, много сюжетов с Девой Марией, держащей на руках младенца Иисуса.
Но самого Иисуса, уже в его взрослом виде на иконах почему-то почти нет...
Потом уже, в следующих залах, моё внимание привлекли большие картины, изображающие крестные муки Христа, в окружении разбойников и учеников. Разбойники, в отличии от Иисуса Христа, не прибиты гвоздями к Т-образному кресту, а привязан за локтевые сгибы, верёвками...
Мне вспомнились все богословские трактаты, в которых историки пытались выяснить, как был распят Спаситель, кокой формы был деревянный крест, и как выглядела сцена этой мучительной казни. Сюжеты этих картин, во многом отражают ту точку зрения, которая в те времена была популярной.
Мне кажется, корни этой традиции, в «очеловечевании» Нового Завета, отражающей тенденцию урезания, усреднения, «подчистки» революционных Заветов самого Иисуса из Назарета и выдвигание на первый план, вполне второстепенных персонажей.
В этом, случае, для меня видна работа «человеческого, слишком человеческого» предания, которая приглушала революционность учения Иисуса, на протяжении всего времени развития христианства.
Ведь в Евангелиях, роль Богоматери, иногда подаётся почти в негативном свете. И слова Иисуса «Кто матерь моя и кто братья мои...?», обращённые к ученикам, показывают его отношение к своим родственникам. Как мне видится, для Иисуса из Назарета, его братьями и сёстрами были его духовные последователи - «рабы и даже мытари», но не родственники...
Надо отметить, что культ Богоматери был утверждён на одном из соборов, уже только в пятом веке. Ещё во времена Иоанна Златоуста, многие его последователи, относились к Деве Марии, как к обычной женщине и только в католичестве, со временем богословы стали утверждать, что она тоже была рождена непорочным зачатием.
Это нагромождение «святости», там где она вовсе не нужна, создавала разного рода побочные христианские культы и даже секты, оставляя в стороне подлинное значение слов и дел Иисуса Христа в Писании, и даже его мучительную смерть, во имя спасения человечества от грехов...
Глядя на этот набор сюжетов в картинах итальянцев, я лучше начинаю понимать протестантов, совершивших Реформацию, в надежде возвратиться к Писанию, освобождённому от привычного для средневекового феодализма толкования Нового Завета, вполне в традициях Ветхого Завета...
Старые художники, часто пишут распятого Иисуса в окружении разбойников. Но так ли близки были Иисусу из Назарета на Голгофе, разбойники и в идейном и в физическом смысле.
Всё-таки, главная трагедия всего произошедшего на Голгофе — это казнь Сына Божиего, воплощенного в человеке Иисусе Христе. Разбойник, который попадёт в рай — это линия всё-таки боковая и не имеющая большого значения деталь в Евангелиях...
Но возвратимся в Венецию...
В Академии, много картин Тьеполо, Беллини, Тинторетто, Веронезе и других, знаменитых и не очень, итальянских художников, писавших громадные картины, в основном на библейские сюжеты. Несколько картин посвящено Святому Георгию, убивающему дракона, причём дракон на всех картинах, напоминает детёныша бронтозавра - «небольшой такой».
Есть большая картина, которая иллюстрирует кражу в Александрии тела Святого Марка, который выглядит вполне, как совсем недавно умерший.
И к тому же, несмотря на то, что дело происходит в Венеции, рядом с телом Святого Марка, стоит огромный верблюд, видимо должный напомнить, что святой был привезён из Александрии, то есть из Африки...
Размышляя над увиденным, я подумал, что в Италии, и в Венеции в частности, вслед за периодом икон, последовал Ренессанс, который возродил, утраченное в тёмное Средневековье, искусство древней Греции и Древнего Рима.
Однако в России, техника живописи, осталась ещё несколько столетий на уровне иконографии и живопись, как таковая, возродилась уже в восемнадцатом веке и расцвела в девятнадцатом, уже будучи совершенно светской.
На мой взгляд, эта «задержка» в культурном развитии России обусловлена самодержавием и крепостничеством, которые и «заморозили» все искусства на долгие столетия, а в живописи - на стадии освоения писания икон.
В это же время, в Италии развивались и набирали силу города — республики, в которых искусство, приобретало всё более светский характер, при покровительство богатых граждан этих городов — государств...

Май 2019 года. Лондон. Владимир Кабаков






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 20.05.2019 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2560777

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика










1