Вопреки опавшим листьям гл.6


             Олег слушал Наташины рассуждения казалось бы внимательно, пытаясь в стройных доказательствах обнаружить логический изъян, как вдруг поймал себя на ощущении, что теряет нить возникших было возражений и проваливается совсем в другие мысли и эмоции. Эти краткие, но сильные эмоции поразили. Вопрос "почему" не возник, его нутро тянулось всё глубже в эти чувства так далёкие от обсуждаемой темы. И это неожиданное отступление ему нравилось, хотелось им полностью отдаться, уйти с головой в рождающуюся где-то глубоко в душе нежность и жгучую благодарность сидящей напротив женщине.

          Они устроились в дальнем углу большого почти пустого ресторана и под тихую музыку уж не первый час пытались найти решение интереснейшей философской проблемы. Будучи представителями различных научных областей знания совместными усилиями стремились хотя бы вчерне построить системный подход к разрешению одной из сложнейших космологических гипотез. Речь шла о понятии "времени", как ни покажется странным подобная тема. Они давно не виделись.

         После ужасающих путинских реформ РАН их отдел объединили с двумя, совершенно по тематике исследований далёкими и никакие коллективные письма в правительство и руководству Российской Академии не помогли удержать двоих работающих с ним практически гениев от вынужденной эмиграции. Одного приглашали не первый год в Силиконовую и туда он отправился. Другой решился уйти в Швейцарскую секретную лабораторию, не понятно какими проблема озадаченную. Их могучая кучка рассыпалась. Страна явно избавлялась от лучших своих умов.

        Олег Александрович прилетел в Москву на международный симпозиум с докладом. Он плохо понимал какую ценность будет иметь его доклад по столь специфической и ставшей вовсе не популярной тематике, но приглашение принял. Отчаявшись найти общий язык с коллегами на секции, вспомнил о давних дискуссиях на волновавшую тему с Наташей и решил отвести душу в её компании в последний вечер командировки. Понятно, что приглашение остановиться у неё категорически не принял. Теперь они уютно устроились вдали от любопытных глаз и он с наслаждением отдался общению с умной и красивой женщиной, которая умела в самые трудные минуты жизни отвлечь от тяжких мыслей.

         Она вновь рассказывала сейчас о своём давнем прозрении так удивившем в своё время Олега. Он верил в провидческие видения избранных и возможность их контакта с Вселенским разумом. К ним он стал с тех пор относить и свою удивительную подругу. Тогда он отвлёкся, ушёл в свои насущные дела и оставил задуманное исследование. Теперь же изо всех сил старался внимательно слушать.

        Но эти фокусы сознания! Они сейчас так некстати. Зачем он рассматривает новые морщинки у тщательно отмакияженных её глаз? К чему обратил внимание на прорезавшиеся складки в уголках морковного цвета губ? И по какой причине она обмотала шею ярким платочком? Скрыть хочет засос? Глупость. В её то возрасте... Что за херомуть лезет ему в голову?!

        - А если скорость течения Времени в противоположных направлениях ОДИНАКОВА?! Тогда Его Величество Время... НЕДВИЖИМО. Вот оно! Время перестаёт быть. Полная НИРВАНА И АБСОЛЮТНЫЙ ПОКОЙ. Божественный покой. Так вот, мой дорогой, такая чётная и ясная картина встала перед глазами, такая красочная и живая, что принять за галлюцинацию увиденное я никак не могла. Да ты слушаешь ли меня?

      - Внимательно слушаю. Продолжай! Эти твои стрелы времени помню прекрасно. Только не припомню какого цвета они были? - поспешил вернуться к ускользающей теме Олег.

      - Стрела времени, текущего по привычной для человека траектории от прошлого к будущему была ярко красной и такой мощной, физически ощутимой, прямо-таки материальной!

    - Так...

    - А вот стрела обратного направления прозрачной, зыбкой, вроде желеобразной и в то же время похожей на молнию. Трудно подобрать слова. Но мне она представилась явно не трёхмерной... - вся во власти прошлого видения говорила Наташа и лицо её преображалось на глазах.

             Олега эти явные изменения в выражении глаз, в цвете порозовевших щёк и поблекшей проседи на висках и принудили повнимательней разглядеть женщину. Явные изменения во внешности увлечённо говорившей и увели вдаль от её повествования. Картинки прошлого проступали всё отчётливей. Пред ним сидела та Наташа, которую он увидел впервые. Он буквально заставил себя вернуться:

     - Помню ты говорила о виртуальной спирали ДНК как ассоциации... И что там с твоими выводами?

    - Ах, да! Гравитация...
ГРАВИТАЦИЯ ЕСТЬ СОСТОЯНИЕ НАПРЯЖЕНИЯ ВРЕМЕНИ! Вот именно это и засело надолго в мою голову. Мне думается, именно эту идею мне и подкинули сверху потому как с одним высоколобым физиком тогда взялась спорить по поводу природы гравитации.

    - Наташа, попробуй ещё раз воспроизвести то, что ты тогда мне сказала. Помню обещал подумать над твоим видением. Но...

   - Напряжение Времени - результат течения в противоположных направлениях с РАЗНОЙ скоростью. Так же как и в противоположные стороны ( типа "по" и "против" часовой стрелки) закрутились две спирали ДНК. Надеюсь, что у тебя нет возражений по поводу бытия скорости времени? Хотя внезапная остановка допускается вами математиками. Вы вообще хитрые ребята...А ГРАВИТАЦИЯ ЕСТЬ ЖЁСТКИЙ ДИСК, НА КОТОРОМ ЗАПИСАН ДВОИЧНЫЙ КОД ( ДУАЛЬНОСТЬ ) ПРОЯВЛЕННОЙ ВСЕЛЕННОЙ !

   - Знаешь, моя дорогая, мой самолёт почти в двенадцать, а мы с тобой так до сих пор и не прикончили бутылку. Давай выпьем за то, чтобы наши встречи впредь не были столь редкими. За нас?

        Итальянское Тосканское своей этикеткой с картиной травли кабана собаками показалось Олегу намёком на собственную участь. Этот знак судьбы не слишком воодушевлял на подвиги и он решил, что не будет напрашиваться к Наташе на "чашечку кофе". Сама мысль о возможной близости его элементарно пугала. Он жутко стеснялся своего тела и уже воображал конфуз представляя перед собой изящную нагую женщину.

     - Думаю тебя смутил мой выбор "LE DIFESE" 2007 года - улыбнулась Наташа и протянула руку как бы желая подбодрить растерявшегося вмиг мужика - в том году мы с тобой впервые встретились.

    - Мне не хочется с тобой расставаться... Тем более что ты ещё ничего не рассказала о себе - не нашёл более весомых аргументов лучший друг, чтобы уйти от щекотливого момента.

     - Да что сказать тебе? Третий месяц тянется ремонт в сочинской квартире, вещи ещё в Крыму, я пока здесь, а что будет дальше одному Богу известно.

    - Как на личном фронте? - с огромным трудом он выдавил тревоживший вопрос.

    - Хоть мы с тобой и похожи в плане необдуманных действий во взаимоотношениях с противоположным полом, но у меня всё по-прежнему, то есть ни-ко-го...

        Олег Александрович явно смутился и отвёл глаза. Он ждал вопросов о своей личной жизни и не мог решиться заявить кратко и весомо "хреново!"

       Но подруга и без того прекрасно понимала каков будет ответ, если она спросит о новой семье. Выпили по последнему бокалу и надолго оба замолчали, отдавшись своим мыслям. Вот только мысли и того, и другого были об одном и том же. Она думала как наконец совратить любимого человека и заставить его сделать первый шаг из омута неудавшихся отношений с молодой женой. Он думал о том, что весь вечер разглядывал красивую женщину, явно к нему неравнодушную, прекрасно понимая, если их отношения выйдут за рамки дружеских, то это может привести к катастрофическим последствиям. Он не мог одновременно решать две задачи: прикидывать план безболезненного ухода от Оксаны и выстраивать стратегию выяснения чувств к нему этой непредсказуемой женщины. Сие покруче обоснования новой научной гипотезы.

          * * *

        И даже когда вошёл в номер скромной ведомственной гостиницы, терзания по поводу отнюдь не подобающего сухого поведения с дорогой его сердцу женщиной не оставили в покое. Хуже банного листа к заднице прицепились к сердцу угрызения совести. Никак не получалось от этого избавиться. Ведь они так редко теперь стали видеться, и он, сухарь почти безразлично последний год отвечал на прекрасные душевные Наташины послания, невольно накапливая их раз за разом, чтобы потом как бы в спешке ответить, в очередной раз сославшись на великую занятость. А на самом деле чаще всего элементарно хотелось побыть одному, поработать без помех над монографией, заняться расчётами, перечитать написанные не так давно первые главы романа о поисках смысла жизни. Он и сам не понял когда и почему его потянуло к написанию философского произведения. Где математика и где философия?

         Олегу хотелось разобраться не столько в собственных чувствах и мыслях о жизни, сколько хотя бы на шаг приблизиться к пониманию устройства человеческой психики, толкающей порою и на глупейшие, абсолютно необъяснимые с обывательских позиций поступки, и на великие подвиги. Вот какова на самом деле причина его ухода из бизнеса? Вроде дело наладили, компаньоны проверенные временем и тема перспективная. Дачу начал перестраивать, прикупил земли. А в один прекрасный день стало невыносимо тошно и он физически не смог утром подняться с постели и отравиться на совещание в дирекцию кампании, сотрудничать с которой так жаждал. Будто что-то надломилось внутри и показалась вся эта суета настолько бессмысленной и пустой, что хоть прыгай с пятнадцатого этажа новой квартиры.

       Инфаркт нагрянул только через неделю после натурального запоя на разнесённой строителями даче. Он выгнал рабочих, рассчитал по совести и залёг на дно. Позвонил в институт и сослался на грипп. Друзья даже и представить не могли куда он спрятался. Отсиделся. Протрезвел и задумался о тщете существования. Там и появились первые сумбурные страницы будущего романа. Показал после одному, другому и понял, что его мысли зацепили верных товарищей. Понемногу после работы продолжил писанину, благо избавился от хлопот с фирмой. И тут инфаркт! С чего бы? Может только для того, чтобы испытать его Оксаной? В те дни он редко отвечал на Наташины звонки. Прилетала на три дня дочка с внучкой. Кое-как убедил, что нет необходимости ухаживать за отцом, что не такая уж тяжёлая ситуация. Потом... Рыжая бестия заняла все мысли...

       Что же сейчас то с ним? Окончательно превратился старый пень в занудного хмыря? Наташенька последнее время так согревала душу своими откровенными признаниями и без оглядки доверяла наболевшее, что читая её письма хотелось бросить всё ко всем чертям, сесть в Сапсан, примчаться, обнять и прошептать на ухо:"Как же ты тут без меня, родная..." Что с ним происходит? Ведь ещё несколько лет назад он точно был влюблён, не мыслил и дня прожить без воспоминаний о встречах, не находил себе места, если они не говорили более трёх дней. Что же теперь то? Отболело совсем?.. Оксана внезапно полностью завладела им? Но, право слово, как же трудно было удержаться, чтобы не глазеть на аппетитную попку , туго обтянутую слишком узкими брючками. Она позволяла ему капризничать, стонать от болезненных уколов и ненароком касаться склонённой к его лицу груди, эффектно смотревшийся из глубокого выреза. Зеленоглазая, рыжеволосая бестия десять дней приходила по вечерам и оставалась посидеть с болящим профессором. Она так внимательно слушала, широко распахивая восхитительные очи и качала головой, как-бы не веря в рассказанные им истории.

         Однажды он попросил остаться после позднего визита. Погода не пойми какая, за окном ветер разогнал поздних прохожих. Стоит ли рисковать? Тем более, что воскресенье накануне. Она прилегла рядом... Восхитительная девочка вернула ему молодость, восторг обладания юным аппетитным телом и главное...она вернула почти старику давно забытое ощущение быть любимым. Он купался в нежных ласках и, казалось, не было больше на свете никаких забот, проблем, болячек и препятствий на жизненном пути.

       Эйфория довольно быстро прошла, но предложение руки, сердца, квартиры и машины уже было сделано...

      Страшно захотелось жахнуть стакан водки и забыться усталым сном, но не в тот отель он забрался, чтобы это сделать сию минуту. Тащиться куда-то в ночной магазин не прельщало в этом районе. Олег нехотя разделся и прилёг на узкую кровать, еле вместившую его грузную тушку. Не в состоянии найти удобное положение, дабы провалиться в забытьё, всё ворочался, вздыхал и продолжал себя изводить всё по тому же затасканному поводу. Он понимал, что надо что-то менять в этой житейской нынешней трясине, но как... Как приличным образом, не изранив близких и зависящих от него людей вернуться в старую привычную колею существования? И главное - что на этот раз он скажет дочери?!

       Оксане можно, конечно, найти подходящую партию среди довольно успешных отпрысков его коллег и знакомых. Но брат? Её младший брат только-только вылез из ада наркотиков, начал учиться... Сколько сил и средств было потрачено... Сколько собственной души вложено в этого, в общем-то хорошего парня... Никак нельзя оставить его на полпути. На его родителей не приходится надеяться - беспомощные провинциалы, плохо понимающие происходящее. На Оксану ни в коем случае в таком деле нельзя полагаться. Она вовсе не интересуется судьбой младшего брата, хотя тот души в ней не чает.

       Вот уже почти утро, а он так и не смог уснуть. Спал всегда не более пяти часов, ещё армейская привычка подниматься в половине шестого и бежать десятку так и не исчезла окончательно. Но после первого сердечного приступа врачи запретили физические нагрузки такого уровня и он начал неумолимо набирать вес. Постепенно вошло в обиход заедать стрессы, а их наваливалось всё больше и больше. Ситуация в институте из ряда вон, зарплаты не хватает, - приходится на стороне искать что-то. Но особенно тяжело давались решения чужих проблем. Родственники Оксаны вытряхнули все карманы, но как-то надо сосуществовать в мире. Вроде б среди коллег и знакомых слыл несгибаемым мужиком; брать сходу на абордаж любые трудности получалось всегда и он не знал что значит спасовать, отступить, поднять лапки кверху. Однако пришло время непосильных испытаний и здоровье стало подводить. В основном доставало новое руководство - абсолютные профаны и наглые ворюги. Достучаться до их сознания порою просто невозможно. Закрывают темы, над которыми работали ребята десятки лет. С такими результатами и "у нас другие задачи" - это форменное вредительство. Лучшие умы уходят в мир иной, не выдерживают беспредела чиновничьего. Наука в таком болоте, что и надеяться на прорывы, которые обещает президент, вовсе бессмысленно. А это вчерашнее итоговое заседание? Полный паралич всей научной деятельности в космической отрасли. Позор...

      С мыслью о том, что поговорить по душам в институте теперь и не с кем, Олег медленно провалился в сон.

           * * *,

      Время в аэропорту в этот раз тянулось особенно нудно. Было стойкое ощущение недосказанности и конфуза перед Наташей, словно он изменял ей как верной жене. Думать о ссоре с Оксаной не хотелось. Вообще о ней давно не хотелось думать. Ну, спит она с кем-то, развлекается, не обременённая особо домашним хозяйством. Какое ему дело? Не приставала бы со своими дурацкими просьбами и больше ничего и не надо. Особо этот идиотский конкурс красоты в питерских медучреждениях предельно вывел из себя.Месяц почти только этой ерундой и занималась, отвлекая от дел мужа, заставляя принимать участие в выборе макияжа, нарядов и причёсок. Разве он может быть в таких делах консультантом? Что за дурь, скажите на милость? В то время, когда людям отказывают в элементарной медицинской помощи, когда в больницы ложатся со своими медикаментами, а санитарок поувольняли подчистую, ремонт в некоторых поликлиниках не делают десятилетиями из-за якобы нехватки бюджетных средств, устраивать подобное шоу не является ли откровенным кощунством? Беда пришла в страну. Беда...

         - Интересно о чём сейчас думает Наташа? Не обиделась ли? Привыкла, наверное, бедняжка, за этот год к моей чёрствости и отсутствию джентльменских манер... - запоздало ощутил раскаяние Олег и пошёл в направлении пятой стойки регистрации. Тут же объявили посадку.

                                 * * *

        Предельно вымотанный , злой и страшно голодный Олег вошёл в квартиру почти в одиннадцать вечера. День выдался неимоверно насыщенный заботами о сохранении своего и так кастрированного отдела. Руководство института выкатило решение объединить их с двумя подразделениями, настолько далёкими от тематики его исследований, что приходило невольно в голову конспирологическое намерение главы отрасли окончательно угробить институт как первый шаг к пышным похоронам всей Российской космонавтики. Интриги за спиной ведущих специалистов и руководителей оставшихся в живых отделов НИИ плелись не первый год, но ещё оставалась надежда вразумить кремлёвских деятелей и заручиться поддержкой американских коллег, вынашивающих перспективные решения совместных научных работ в открытом космосе. Но вражина пошла в атаку в самый неподходящий момент и воспользовалась болезнью академика и командировкой Олега Александровича, дабы обнародовать решение, ставящее крест на деятельности всего исследовательского центра. Ситуация катастрофическая.

         - Киса! Ты дома? - воззвал профессор, устало погрузивший своё тело в кресло, стоящее в прихожей. Снять обувь не хватало сил. Он отдышался немного и направился на кухню прямо в ботинках, - голод не тётка и урчание в больном желудке стало нестерпимым.

             Дверь в "будуар" Оксаны была плотно закрыта, что насторожило и заставило повременить с исследованием холодильника. Пред глазами же моментально предстала интимная сцена в постели жены с любовником, как он ни раз позволял себе воображать. Но оказалось всё вовсе скучно. Жена сидела за компом, полностью поглощённая какими-то манипуляциями. Она даже не повернула головы, едва бросив "заявился?"

          Он тяжело вздохнул и продолжил движение в сторону кухни, устало выговорив:

        - Что-нибудь поесть найдётся?

            Особо не рассчитывая на приготовленный ужин, он открыл дверцу холодильника, краем глаза уловив безукоризненную чистоту плиты. Картина вырисовалась пред его носом неутешительно скупая: пара недоеденных его "кисой" пирожных на большом блюде и жалкий кусочек сыра, завалявшийся в дверце между двумя бутылками позавчерашнего кефира. Удар под дых ставшей привычной семейной обыденности заставил вспомнить о пачке сосисок, привезённых им с дачи. В морозильнике одиноко взывали к употреблению две штуки, видневшиеся из раскорёженной цветастой упаковки.

     - Дорогой! Подойди! Ты мне очень нужен!

       Он с остервенением захлопнул дверцу холодильника и, набычившись тяжело зашагал на зов. Эти несколько шагов до её комнаты определились гневным разносом непутёвой хозяйки и намерением положить конец супружеской жизни.

     - Оксана! - начал он суровым тоном и осёкся...

           Ему нежно улыбалось зеленоглазое существо невообразимой красоты. Только теперь он заметил, что изменился цвет волос женщины и стал неописуемого тёмно-вишнёвого оттенка, что делало из знакомой рыжули настоящую Клеопатру. Пред ней любой мужчина должен рухнуть на колени и молить о пощаде. Она нашла такой удивительный стиль макияжа, что лицо хорошенькой простушки волшебным образом преобразилось в царственный лик, самой природой расцвеченный в нежнейшие оттенки фарфоровой кожи и девственных губ. В голове Олега что-то щёлкнуло и он подумал:" Неужели МОЯ жена?" Он тихо молвил:

       - Кисуля, ты звала меня?...

      - Мне очень ты нужен, дорогой! Я тебе звонила, звонила, а ты всё сбрасывал... Не видел эсэмэску тебе кинула в отчаянии?! Я прошла во второй тур!!! Понимаешь?! Нас готовили сегодня профессиональные гримёры. Они работают только со звёздами! Понимаешь?! Всего десять девушек вышли в финал. Мне обещают спонсоры первое место! Ты слышишь? На этом этапе задавали вопросы по профессии. Я на всё ответила. Просто блеск! Но через десять дней... Только десять, Олежек! Через десять будут вопросы по кругозору. Понимаешь? На любую тему! Ужас. Но я сегодня была самая красивая! Самая-самая. Это все говорили. Ты что смотришь как истукан?

     - Ты в самом деле самая красивая, моя киса! - успел вставить своё слово счастливый муж.

    - Я знаю. Гордись! Но ты же мне поможешь получить корону? Следующий этап - городской конкурс красоты. Понимаешь?! А там не за горами и Всероссийский! Ты понимаешь? Что ты всё киваешь? Я тебе говорю - у тебя ответственная задача сделать из меня... Как это? Энциклопедистку... Или как там у вас называется? Короче, я должна ответить на любые дурацкие вопросы про космос, про страну, про политику даже. Но про политику я не беспокоюсь. Там всё понятно. Мы победили фашистов, мы создали самое страшное оружие, мы скоро будем заселять Луну, наш президент самый хитрожопый..., ой, мудрый, конечно. Люблю безумно Россию и горжусь, что россиянка...

    - Ты же украинка, киса... - удивился озадаченный супруг, стараясь повернуться на стуле так, чтобы не слишком сильно урчало в животе.

    - Я жительница Северной столицы и потому россиянка! В чём дело, Олеженька? - насторожилась "киса", почуяв какой-то подвох со стороны упёртого мужа. Но для себя решила, что сейчас противоречить нельзя, поскольку её "кабан" ей на этом жизненном этапе очень нужен.

    - Хорошо, хорошо - поспешил успокоить свою царицу профессор и начал грузно подниматься со стула.

    - Ты куда? Подожди, дорогой...

    - Мне бы что-нибудь перекусить, кисуля...

    - Я тебе оставила сосиски! Пять минут и готов ужин! Ты мне не ответил на главный вопрос! - повысила голос Оксана.

    - Ты задала вопрос?

    - Какой же ты невнимательный. Хотя, как всегда тебя интересует только твоя работа - голос женщины отливал металлом строгой учительницы, выговаривающей второгоднику.

   - Но не будем... Я прошу тебя мне помочь с конкурсом - смягчилась" училка".

   - Как же я могу тебе помочь в ЭТОМ?!

   - Ты самый умный мужчина, которого я только встречала! А я многих встречала... Но не в этом дело! Ты справишься с задачей! И не делай удивлённую физию! Ты должен мне дать несколько книжек не очень заумных про природу и всё такое. Я почитаю, потом мы подискутируем, ты расскажешь о самых последних научных открытиях и устроишь мне маленький экзамен. Увидим с тобой недочёты и ты отредактируешь мои знания. Видишь, как отлично я всё придумала?! Молодец же, правда? Ой, кстати вчера Петька, ну, кто-то там из наших кураторов сказал, что учёные недавно доказали - Земля то плоская! Слышал эту теорию?

   - Оксаночка, зачем слушать придурков?

   - Он никакой не придурок! Придурки не бывают такими успешными бизнесменами...

   - А как же Гагарин облетел ВОКРУГ Земли? И это совершенно точно установленный научный факт. И ведь до сих пор на орбите международная космическая станция...

   - Ну, ладно, ладно, верю тебе! Я и говорю, что ты очень умный и не за деньги получил доктора наук. Потому только ты и сможешь мне помочь, правда же, дорогой?

            Оксана вскочила с кресла, нежно обняла мужа и без тени брезгливости впилась поцелуем в его губы.

Обмякший и почти готовый на любой подвиг новоиспечённый наставник поднялся с примирительным ворчанием:

     - Хорошо, пойду сварю себе сосиски...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 16.05.2019 Надежда Седокова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2558828

Рубрика произведения: Проза -> Роман










1