Тайна сердца (огненный опал) Часть 13.


***

— Летать? — удивился Рикардо, откинувшись на спинку кресла.

Фо улыбнулся и несчастный Рикки снова понял, что тонет в его нереальных голубых глазах. Чистые небеса, Матерь божья! Хотя какие очи могут быть у королевского дракона, а?

— Скажи еще, что ты — чисто земной человек и тебя пугают радости полета, — съехидничал ящер.

Тянуло его к Рикардо совершенно непонятным образом, затмевая всегдашнюю скуку колким предвкушением хрупкой новизны, так что Фо и не пытался сопротивляться этой внезапно возникшей страсти к человеку. Знал и о супружестве с Хсарумо, естественно. Хотя, если уже быть честным до конца, весь мир тоже был в курсе. Сам Рикки, в последний год, не менее пяти раз делал соответствующие признания в прессе.

Но основная вилка была в том, что официального подтверждения брак так и не получил — они, Рикардо и Хсарумо, финальным укусом не обменялись до сих пор. Фо Вень считал, что руки у него развязаны и если человек захочет, то и дракон задний ход уже не даст.

Пофиг на нагов! Змеи какие-то, не способные оторвать хвоста от земли. Если уже собственная пара готов от такого убежать, чего ему, повелителю небес, стесняться?

Рикардо молчал, переживая шок от откровенного предложения дракона. Фо поймал его взгляд, сложил губы бантиком и такой жест рукой изобразил, будто ладонь сложные пируэты выделывает в воздушном океане — сама по себе. Видишь, мол, как именно мы будем летать? Смотри внимательно!

Встречались они уже четвёртый раз, если первым номером считать перекус во время открытия фестиваля. Господин Фо Вень был лёгким в общении, много работал и любил оторваться на всю катушку, решив таки отдохнуть.

— И ты не раз бывал в небе, сам признался мне! — тоном капризного ребёнка уличил парня дракон. — Парил на крыльях мечты, прыгая с горы, так?

Хотя, по мнению Фо, горы эти — чистая показуха. А вот лететь стрелой на высоте пары километров над морем, резко пикируя к воде и одним взмахом крыльев возвращаясь к облакам — самое то. Обязательно нужно человеку показать «радости жизни» рядом с крылатым её повелителем! Необходимо просто да и желание есть.

— Допустим — да! — Рикки был осторожен и все ещё помнил о том, что в Мексике, дома, его ждёт возлюбленный и супруг. Насколько прилично ему с драконом разделить небеса? — Но ты огромный в естественном виде, так? За что я там буду держаться и что, в итоге, увижу?

— За меня! — воскликнул довольны Фо. — Всегда держись за меня!

Фраза прозвучала столь двусмысленно, что смутились оба. Отвели глаза синхронно, а затем каждый из них дерзко посмотрел в лицо другому — с вызовом и совершенно открыто.

— Буду держаться, если ты сам так говоришь! — чётко ответил Рикардо, решившись. Полёт так полёт, когда ещё выпадет такая возможность? Потом дракон — это огромная скотина, броня, чешуя и рога. Никакой интимностью прикосновений и не пахнет вовсе. Это вам, граждане, не сверхчувствительный змеиный хвост. Который только потрогай у кончика и все — Хсарумо завелся словно на парах!

От воспоминаний о хвосте и любовных прикосновениях нага резко потянуло внизу живота. За последние годы Рикки привык к…
Ну, к откровенности в гнезде привык! И наслаждению, что даёт неимоверная чувственная открытость змея в любви. Обнажённое тело, о которое трется золотой хвост, медленно сжимая в самых возбудительных местах, хотело ласки все больше, мучаясь разлукой. Прикосновения длинного языка к соскам, лёгкие покусывания в паху отдавались в крови человека лёгкими иголочками льда — вплоть до кончиков пальцев на руках и ногах, даже крылья носа обретали запредельную чувствительность.

Секс с нагом приносил невероятное удовольствие его телу, а душу зажигал томлением по большому — полному единству через укус. Рикардо жаждал всего сразу! И боялся этого тоже — перестать быть самим собой.

Дракон, естественно, учуял запах возбуждения и плотоядно усмехнулся Рикки в спину. Он выглядел как самый настоящий человек, если не смотреть уж очень пристально. Но внутри иллюзорного облика это был хищный первобытный ящер, который чётко знал, как и где нужно надавить, проявляя власть над сердцем и душой иного существа.

Рикардо позволил себе слабость рядом с ним. Скажем так: дракон был голоден в определённом смысле, а утоление голода ставил выше любых моральных принципов людей.

Ангел, не пойми почему, прервался и сам задал вопрос, выжидательно глядя на Николя:

— Ты куришь?

Это было неожиданно! Подлый негодяй так резко изменил тему разговора, что я задохнулась, вылетев из мира китайских драконов в реальность Питерского кафе.

— Ну? — сдержанно отреагировал друг.

— Я хотел бы закурить, — интеллигентно продолжил посланец Менкара.

«Ангелы курят уже, офигеть! — я глупо вытаращила на него глаза, увидев мистическое существо в новом свете. — Как это понимать прикажите?»

— Ты — явно тупой, — пригвоздил его к месту Николя. — Я же под дождем бегал! Откуда сигареты?

— И тебе, дорогой, тоже не помешало бы расслабиться, — обошел крылатый оскорбление стороной. — Сейчас к нам ворвется сфинкс с претензией. Ой, девочки и мальчики, что будет!

А, конечно! Кеша решит, что мы с Николя злодейски разрушили его жизнь, опозорив перед Сехмет и вельможной родней, дабы поднять примерного Романа в глазах Ра. Грядет вызов на дуэль и Николя, словно мрачный злодей из трагедии Елизаветинской эпохи, примет вызов разъяренного льва, не пошевелив даже бровью.

Ужасающее и прекрасное событие, кульминация отношений супружеского трио, как по мне. Но рассказ о злой судьбе Хсарумо, потерявшего природную пару, не давал расслабиться, в ожидании визита Иннокентия Павловича, ни на секунду.

— Пока его нет, расскажи еще немного, прошу! — не выдержала паузы я. — И зачем дракону вместе с человеком летать, в чем у ящера интерес?

Ангел задумчиво пожевал губами, не получив вожделенной сигареты, поставил локти на стол и устроил подбородок на сложенных руках. Тянул с ответом, показушник чертов!

— Интерес у всех один, Оленька, — таки разродился он. — Эффект новизны! Что у нагов, что у драконов, иначе кому вы, люди, нужны?

Это точно был завуалированный намек на семейную структуру под рукою Луны и Скорпиона.Посланец ехидно улыбался, оглядывая нас по очереди — практически смеялся в глаза. Николя напрягся и, по моему, стал прикидывать, куда ангелу лучше врезать — в око али сразу в зубы.Чтобы быстро, доходчиво и со вкусом дело пошло.

— Новизна в мире звезд, серьезно? — нужно что-то делать, иначе Кеша застанет потасовку на месте эпического вызова на дуэль и вообще передумает сражаться. Он такой — эстет и крайне брезгливый лев. Если Николя уже с кем-то занят, то зачем его вызывать дополнительно? Он за внимание жены не боролся в последние годы, а тут собственный ученик успел ввязаться в бой, не дождавшись более «выгодного» предложения. Фуууу, короче.

— Новизна впечатлений, понимаешь? — ангел решил, что мелкая месть не столь важна в данных обстоятельствах и отступил. Да и возможный гнев Менкара со счетов сбрасывать не стоит. Даром, что свой — звезда Рока на руку тяжел чрезвычайно.

Я представила, как драконы Менкара завелись в бою с воинством скорпионов Антареса, в бездне кипит сражение и все потому, что…

Ангел тоже не совершенный идиот, ушел от возможных последствий, плавно вернувшись к рассказу о несчастном Рикардо и обворожительном королевском драконе.

— Это — как запах духов, — продолжил крылатый, ничуть угрозой, промелькнувшей во взгляде Николя, не смутившись. — ОНИ прекрасны по сути, они твои, они дороги и недоступны более никому! НО, один момент, увы. ОНИ уже приелись тебе! А тут появляется некая свежая личность и начинает расхваливать божественный аромат во весь голос, представь. И ты сразу вспоминаешь свое первое впечатление от них, внезапную влюбленность и восторг экстаза от самого факта обладания!

Он хлопнул ладонью по столешнице, подтверждая весомость приведенного аргумента.

— У дракона были ДУХИ?! — завелся Николя. — Разве?! И при чем тут Рикардо?!

— Знаешь, мужик, я понимаю Антареса все больше и больше, — эхом откликнулся ангел. — Таких впечатлений острых еще искать и искать!

— ОН хотел сказать, образно выражаясь, что прелести парения в небесах приелись дракону. Ящер привык, глаз замылился, сердце отошло далеко от восторгов первых лет жизни, — снова подала голос я. — И Фо нашел подходящий экземпляр человека, что сможет обновить его чувство к миру, поделившись восхищением, неуверенностью, болью и любовным пылом юности с повелителем небес.

— Тем более, что драконы проникают прямо в душу, становясь с возлюбленным одним целым на краткий миг или же большое количество лет, — согласился ангел. — Пока не выпивают эту самую душу до дна.

Соблазняя Рикардо на совместный полет, Фо Вень планировал упиться его страхом и вдохновением так, как умелый наркоман наслаждается возбуждающей мозг таблеткой. По типу Экстази, наверное. Сама я не в курсе, но предполагать эффект могу.

— Фо такой корыстный тип? Я в шоке, уважаемый посланник Судьбы!

Лично зная Менкара, не могу сказать о драконах ничего плохого. Вроде нормальные ребята, ласковые и приятные в общении.

— Не будь наивной, — приземлил меня друг. — Каждый берет от жизни то, что считает нужным для себя. Сорвал яблоко, съел.При этом человек испытывает вполне искреннее чувство восхищения и любви к сочному фрукту.Так и дракон присмотрел себе Рикки — словно приятный десерт к обеду, наверное. Молодой, страстный, не испорченный излишествами человек.

Единственный реальный грех Рикки был в том, что он не потрудился справки о драконах навести. Как они пары образуют, испытывают ли чувства к людям, возможны ли союзы с человеком в принципе для того, кто живет в небесах. Наги приняли его как родного, отсутствием хвоста никогда не попрекали и Рикардо уверился в собственной значительности среди обитателей мира мистических существ.

Зря, наверное…

Ослепленный внешней харизмой Фо Веня, Рикки и не подумал, что конкретный повод к полетам может быть у дракона чем-то большим, а не только показной дружбой или тягой к сексуальному экстазу вместе с привлекательным парнем.

Бескрайний океан атмосферы, в котором царит исключительно крылатый господин, облака, что со страшной скоростью несутся тебе навстречу, свист ветра в ушах и полная защищенность от самой мысли о падении — под контролем Фо, естественно, превратила Рикардо в иного человека буквально с первого же совместного полета.

Он смотрел глазами дракона, ощущал течение ветра под его крылом! На полной скорости касался когтями соленой, словно кровь, воды и снова взмывал к облакам! Пил воздух ноздрями и сам был ветрами, которые Фо Вень превращал не только в помощников, но и в слуг того, кто не считается с волей небес.

Они приземлились вместе на утесах Желтых гор — в одном из красивейших парков Китая, но Рикардо никак не мог перестать дрожать, прижавшись к спине ящера. Он плакал не скрываясь от того, что остался один так внезапно, а ведь только что они покоряли в единстве сердец воздушный океан. В небесах, да. А на земле дракон отпустил душу человека, дабы с первого раза не ввергнуть того во тьму опустошения навсегда.

— Видишь МОИ владения? — поинтересовался Фо Вень, тоже приняв облик людской. — Нет страны на планете Земля прекраснее Поднебесной!

В состоянии аффекта Рикки не обратил внимания на слово «мои», а ведь дракон специально подчеркнул его интонацией, с тревогой рассматривая бледную физиономию парня. Впрочем, сам Фо получил достаточно впечатлений от полета и пребывал в благостном расположении духа. Человек заслужил отдельную благодарность, без всяческих вопросов, ибо «голод» свой повелитель небес утолил сполна. Жизнь снова распахнула для него врата, впечатления лились рекой и каждый звук: птичий щебет, треск веток в лесу, дыхание ветра за спиной или тихая капель воды в скалах отдавались в сердце бурей восторга, словно он только что разбил скорлупу яйца изнутри и мир обрушился прямо на голову во всем буйстве драгоценных красок жизни.

В слиянии души Рикардо был идеальным партнером для господина Фо. На ограниченный срок, конечно же. Но и проводить вечность рядом с человеком, если уже быть честным до самого конца, дракон не планировал никогда.Приедается нам и самый вкусный изысканный торт, в конце концов, правда?

— Так…

— Так нельзя, — со стоном выдавил из горла Рикардо. — Показать и отнять! Дать подержаться за самый край мечты, о боги…

— Ты, Рикки, не дракон, — спокойно ответил ему Фо. — Мечта о небе всегда останется только мечтой, иллюзией для тебя. Но даже сейчас ты — человек, получил в тысячи раз больше этой самой мечты, чем некоторые дерзают помыслить тайком, в укромном углу.

— Что? Что я получил прямо сейчас больше того покоя и уверенности в земле, которые потерял? — заорал Рикардо, находясь на пределе душевных сил.

— Ша, — Фо Вень погладил его по голове, словно строптивого ребенка. — Ты получил дракона на целых два часа — безраздельно…

Через два месяца и состоялся тот разговор с Хсарумо, спровоцированный газетной публикацией, что, словно кислотой, выпалил внутренности нага подчистую.Ни на ком, кроме дракона, Рикки сосредоточиться уже не мог.Хотя, если говорить по чести, любовниками на тот момент они еще не стали с Фо Венем. Рикардо бредил небесами и мистическим единением на уровне души.

А дракон вообще никуда не спешил.

Фо не собирался терять человека, что столь удачно подвернулся ему под крыло. Но и последствия тоже отлично осознавал — долгоиграющий конфликт с нагами, скандал на всю планету, осуждающие взгляды родни. Вот и оставил первый шаг за Рикки, предоставив ему право выбора. Брак с Хсарумо подтвердить или же…

Ангел снова глубоко вздохнул, закатил глаза к потолку и возвестил нам загробным голосом:

— Готовы, чада? Три! Два! Один! Ноль!

Прозрачная дверь на входе хлопнула, едва не вырванная с мясом, и осыпалась дождём хрустальных брызг в звоне и треске разбившегося стекла.

— ГАД! — не своим голосом выдохнул мне в лицо Иннокентий Павлович и вся компания поморщилась, уловив явственный запах перегара.

От сфинкса, прошу заметить! Это вообще невозможно, ведь напоить этого потустороннего льва невероятно сложно. Да и чем, скажите на милость? Настойкой валерианы, что ли?!

— Ты, змей поганый, ответишь мне жизнью своей! — не унимался Кеша, пожирая взглядом Николя.

— Замечание в тему, — как ни в чем не бывало, выдал друг. — Мы только что о нагах…

— Наги! — во все горло взревел сфинкс. — Ты мою жизнь уничтожил сегодня! И ещё смеешь перебивать!

— Да вы нажрались, уважаемый, — вмешался посланник Бездны, — а теперь всех собак на человека повесить пытаетесь! Какая жизнь, ежели он тут, с нами был, а не боги знает где? Идите лучше спать к себе на реку — целее будите!

Ну…

Коварный ангел точно знал, какие слова Кешу доведут не только до белого каления, но и до состояния расплавленного металла. Мозг у сфинкса точно закипел и окончательно расплавился. Глаза реально стали белыми, в лице явственно проступили очертания львиной морды, а клыки угадывать вообще не пришлось — они уже торчали из пасти двумя блестящими зловещими лезвиями.

«Боги! Так он же саблезубый у нас! — пришла совершенно ужасающая мысль мне. — Только не тигр, а лев! Щас голову откусит Николя вместо дуэли ещё!»

— Ти оппозорииил мене пред шееной!» — высказал Кеша претензию, шепелявя. Клыки мешали говорить нормально ему. Но мне, совершенно некстати, стало смешно и я не удержалась от глупого хихиканья.

Сфинкс, не глядя мне в глаза, размахнулся когтистой лапой и наверняка снял бы скальп несчастной женщине, кабы не служитель судьбы. В один миг, не вставая, ангел заслонил крылом мою никчемную тушку и когти, со страшным скрежетом, прошлись по металлу оперения, оставив длинные глубокие следы.

— Осторожнее, уважаемый! А то ещё в немилость у королевы попадете — такими темпами! — строгим тоном выдал ангел, критически оглядывая крыло. — Производственная травма, ничего себе!

Естественно, что травма! Да ещё и от «руки» представителя родственной организации! Менкар предъявит претензии Ра. Ра — Ияриин, конечно, ведь Иннокентий Павлович её премьер. А я — член её семьи, вот и все пироги. Кешику, в итоге, конец по всем статьям! Заговорщик и гнусная личность алкоголическая наш сфинкс…

В работе посланец Менкара был хорош, стоило это признать. Сосредоточен, быстр на ответ, да и правильные слова подбирал не раздумывая. Молодец, короче. Я поблагодарила крылатого наклоном головы, признавая заслуги. Он прижал руку к сердцу и с достоинством поклонился в ответ.

А конфликт меж Кешею и Николя, меж тем, набирал обороты. Мне было больно на это смотреть, а ведь ещё и играть холодную расчетливую стерву приходится — по ходу дела. Иначе никак, вероятности не сойдутся и весь мир наш рухнет в бездну к чертовой бабушке.

— Хм, — начал свою партию приятель, — снова сбежал от судьбы, так? Приятно всю жизнь несчастным быть и обиженным?! Неоценный гений, блин, виноватого нашёл!

Даже в состоянии перепоя Иннокентий Павлович не утратил некоторой интеллигентности. Он завис, вытаращив огромные глазищи на Николя, потрясенный человеческой бесчувственностью и хамством.

— Ты — недостойная личность, Николя! — манерно выдавил сфинкс, икая. — Вмешался в интриги Романа, не думая о последствиях. Метишь на место в Ладье Ра, так? Не дождешься, дорогой!

Лев едва стоял на ногах, покачиваясь из стороны в сторону, и размышлял (я, зная Кешу много лет, была полностью уверена) над тем, как наказать строптивого человечка прямо на месте. А потом свалить к себе в берлогу — наслаждаться отчаянием и одиночеством.

Но Судьба ничего не бросает на самотёк, товарищи. И ангел Рока выступил в своём репертуаре по полной программе. Он подстраховался, не давая Кеше возможности дать задний ход, избегнув вызова на дуэль.

Из-за спины Иннокентия раздалось вежливое покашливание и перед очи «благородного собрания» выступил новый — совершенно неожиданный персонаж. Вернее — целых три! Только двое жались к стене, делая вид, что любуются птичками через панорамное окно.

Благородный Син, китайский лев, с женой и сыном, был привлечён, оказывается, к делу службою Менкара — для гарантии и констатации факта Кешиного позора.

— Уважаемый Иннокентий! — плавно начал Син, отвешивая официальный поклон. — Какой восхитительный день сегодня! Приветствую вас, господа!

Нам китайский вельможа тоже отдал поклон — каждому свой, в соответствии с табелем о рангах (что там у Сина в голове, какие титулы он нам присвоил, знают только боги Поднебесной).

— Шеф Роман (китаец использовал именно оригинальный древнеегипетский титул вместо приевшегося нам «принц» или «повелитель») разыскивает вас по всему городу, знаете ли. Такой приятный во всех отношениях, благовоспитанный генерал!

Кеша потрясенно молчал. Представитель великой восточной страны сделал еще один шаг в нашу сторону, поморщился и втянул воздух ноздрями так, что получилось мультяшное нюх-нюх у него.

— Вас, Иннокентий Павлович, жена и брат разыскивают, сбились с ног! — строго сказал он. — А ВЫ ТУТ ДЕНАТУРАТ ПЬЕТЕ?! Как можно? Хоть бы уже ВЫ, Николя, порядок навели, раз маг высшей категории! Алкоголики в доме Ра — это нонсенс!

Анастасия, русская жена китайца, что-то неразборчиво пискнула, пытаясь, видимо, праведный пыл мужа охладить. Но Сина уже понесло:

— Великий Ра, уважаемый Иннокентий, оказал вам с братом честь, приняв в семью! Как можно пьянствовать, выставляя позор прямо на глаза ужасающего господина Менкара?

Китайский лев скорбно покачал головой из стороны в сторону и даже глаза рукою прикрыл, отказываясь быть свидетелем непотребства.

Кеша сжал зубы так, что мы все услышали хруст. Представитель мистических сил Китая свидетелем был надежным и о том, что зять Солнца Справедливости зашибает в сомнительной компании, молчать бы не стал. Меня снова пробило на нервный смешок. Денатурат, серьёзно?! Вот чем сфинксы промышляют!

— Если вы, Николя, намеренно опустили меня в глазах жены, то в глазах Ра я упал сам, признаю, — наконец заговорил Иннокентий Павлович, нарушив тягостное молчание. — Так что иного выхода нет!

Он расстегнул ворот рубашки и, резким движением, сдернул с себя тяжёлый золотой кулон, украшенный ляпис-лазурью. Очень древняя, прекрасная по виду вещь. Золото, с изрядной долей меди, отливало зеленью.

Сфинкс поцеловал камень, глубоко втянул воздух ноздрями и бросил этот знак принадлежности к семье Ра прямо в лицо магу. Тот, естественно, с лёгкостью перехватил увесистый кулон на лету. Иначе бы зуба или глаза лишился точно.

— Я вызываю тебя, человек! Бой до смерти! Завтра, с первыми лучами заката, прямо там, на набережной Храма наук! — пафосно провозгласил Кеша. — Вы — свидетель, господин Син Юйлун, того, что позор будет смыт кровью! Его или же — моей!

— Ээээ? — вопросительно протянул ангел.

— Университетская набережная, — перевёл Николя, вставая.

— А человек причем?! — внезапно раздался высокий женский голос и госпожа Анастасия протолкалась вперед, наплевав с высоты русской души на сложные китайские церемонии. Как и любая женщина, она не терпела несправедливости вообще. А уже в частном приложении, когда ее, злобную гадину, возможно удавить собственными руками — и подавно.

— Настя, — с укором протянул Син.

— Кеша нахамил жене своей, убежал, — продолжила Настя, демонстративно игнорируя замечание супруга, — напился до зелёных чертей, опять же. И подрался с братом, вдобавок. А убивать собрался ЧЕЛОВЕКА! Вечно люди у вас, гадов потусторонних, виноваты во всем! Это НЕСПРАВЕДЛИВО!

— Я не намерен обсуждать очевидные вещи, любезная госпожа, — ответил ей Кеша, старательно подавляя икоту. — Сколько у вас мужей, скажите на милость?

Настя смущённо замолчала, а Син отвел глаза, заслышав ужасающий его чувствительную душу вопрос. Да, он был мужем в единственном экземпляре, совершенно странный для современной семьи подход. И очень сильно боялся, что жена в скорости заскучает с ним одним.

В тайне от Анастасии, китаец поглядывал по сторонам, думая о напарнике. Вдруг случиться приличный парень или мужчина подходящей наружности ненароком? Вот он бы Настеньке его сам и представил! Жили бы втроём, чего там.

Не пойми почему, Син страдал именно о внешности возможного супруга — не то, чтобы высоченного богатыря (куда им обоим такого), 180 см., не более, но, обязательно, голубоглазого и с волосами цвета спелой пшеницы, что лежат роскошной волной на косой пробор.

Естественно, что мужчины искомой наружности попадались не часто, а именно дважды всего за последние десять лет. Один из них был водопроводчиком, а китайский лев вожделел дипломата, второй имел профессию близкую к идеалу — владелец заведения быстрого питания (хотя куда в таком деле спешить?), но, подлюка, оказался крашенным блондином. Это же чистый позор в львиной стае, ну правда!

Так что его слабое место Иннокентий Павлович вычислил нюхом, не иначе.

Не успела Анастасия сообразить достойный ответ, как Син брякнул, старательно отводя глаза от лица жены:

— Мы уже над этим работаем всей семьёй!

Малолетний львеныш, подросток лет 12 на вид, обалдел, заслышав ответ отца.

— Мама?! — трагическим шепотом выдал он. — Давай возьмём Василия Петровича, препода физры! Он, знаешь, какой классный?! Сто раз отжимается от пола на одном дыхании и не женат!

— Теперь, Настенька, вы в курсе всех моих проблем! — ехидно подытожил сфинкс, все же не удержавшись от икоты. Коварная это вещь, денатурат. Самых лощенных интеллигентов на место ставит, все верно!

— Но у него короткая стрижка! — Син не придумал ничего умнее в столь ответственный момент, как разговор о дизайне прически возможного сожителя.

— Па, не бзди! Он отрастит волосы, если мы все попросим! — уверил родителя довольный сынок. Как же, у других детей в школе по два-три отца, а он — словно белая ворона в классе. Жизнь — дерьмо и все такое. А учитель физкультуры уже давно был его тайным идеалом.

Не удивляйтесь! Переключать оппонента на его собственные проблемы было одним из выдающихся талантов Иннокентия Павловича ещё со времён существования Атлантиды. А талант, как известно, не пропьешь!

Перед очами Анастасии Никитичны вдруг предстало видение раннего утра, когда она открывает глаза в супружеской постели рядом с любимым мужем — Сином и вот тут, за его плечом, маячит еще и куцая макушка учителя физкультуры Василия Петровича, что подмигивает ей, намекая на утренний секс и похабные фигуры бровями выделывает дополнительно. Мол, не стесняйся, дорогуша, китайчик наш на все согласный!

— Да вы тут все полностью охренели, уроды тупые! — заорала львица не своим голосом, влепив мужу звонкую затрещину. — Издеваться вздумал, мандарин китайский, над моей честью и достоинством?!

— Вот оно, прекрасная Анастасия! — снова подхватил Иннокентий Павлович, благостно погладив ее по плечу. — А чем же я хуже вас? Тем, что мужского пола? И мне нравится, значит, жену с братом делить да еще и жить, постоянно выдерживая глумливое презрение от самых родных в мире существ? Согласен, это НЕ СПРАВЕДЛИВО совершенно и совсем.

Единственное, что из заумной беседы меж матерью и высокомудрым сфинксом понял львенок, так это то, что вожделенного Василия Петровича в качестве второго папы ему не видать, как собственных ушей. Расстроился, конечно, бедняга…

Я и говорю: ужас ужасающий, совершенно непотребный и жутко оглушающий нервную систему. Мою — так совершенно точно, уверяю вас.

Сфинкс гордо задрал морду к потолку, икнул напоследок и вышел из кафе, покачиваясь на ходу.

— Ты не хочешь второго мужа, золотце? — заискивающе протянул китайский лев, опасливо отступая от жены на шаг. — А если золотоволосого блондина найдём?

Львёнок закручинился ещё больше, ибо физкультурник родился брюнетом. Папины предпочтения были совершенно за пределами его понимания. Ну какой блондин, если пропадает зазря выдающийся спортсмен?

— Син, — терпеливо начала Настя, буквально что по слогам, жалея дурноватого мужа, — ты разве блондин?

— Нет, увы, — печально ответил ей китаец, констатируя факт.

— А что ЭТО значит? — не унималась женщина.

— Среди азиатов редко встречаются блондины, очень редко, — сделал вывод китайский лев.

— Это значит, что я люблю брюнетов! — перешла Настя на рык. — Зачем мне тогда блондин, хоть азиат, хоть европеец?

— А что Кеша натворил? — встрял Николя в супружескую перепалку, раздраженный тем, что Син и Анастасия зашли уже на второй круг.

Ангел вообще разлегся на столе и только подвывал от смеха, ничуть нас не стесняясь. Ну никаких манер у посланца Менкара, только железные крылья и железные нервы, и все!

Син скроил горестное лицо, поцеловал жену в щеку и начал свой рассказ о злоключениях сфинкса на воле. Лирические отступление: никогда, ни при каких обстоятельствах, нельзя мужчину оставлять без женского внимания, на самого себя. Бед не оберешься!

Выйдя из кафе (с бутылкой коньяка в одной руке и пачкой влажных салфеток — в другой) Иннокентий Павлович пребывал в самом скверном расположении духа, какой только может быть у условно женатого льва. Встреча с Сехмет наверняка расставит финальные точки над Ё в их непростых семейных буднях, но…

Не мог Кеша достаточно четко сформулировать себе, чего же он все-таки ждет от судьбы. Полного разрыва отношений? Признания факта тройственного союза? Или же он желает загрызть брата, вызволенного из тысячелетнего заключения с неимоверным трудом, тем же Николя, кстати, собственными зубами — со всей возможной жестокостью! Дабы под лапами не мешался.

«Эх, нет ничего страшнее желаний собственной души, — с тоской думал сфинкс, — едва перебирая ногами. — Ужасающая это вещь — жизнь!»

Пару раз он даже поскользнулся на мостовой и половина бутылки была пролита на щегольской костюм от Версаче с такой легкостью, словно это мятая телогрейка малоизвестного, но весьма и
весьма распространенного бренда «Широка страна моя родная — от Сибири до Урала». На правой штанине ко всему прочему, четко виднелось грязное пятно с рваным краем.

«Стоит переодеться, — решил Иннокентий Павлович, — и принять душ. Это пошлое амбре…»

С таким настроением он и пришел домой. Да, у него был пентхаус на Крестовском, а вы как думали? Только лежка у реки? У зятя самого Ра, серьезно?! А там его уже ждала Сехмет, в роскошной квартире, у огромного стеклянного окна с видом на залив.

Все, что унюхала дочь Солнца Справедливости, моментально отразилось на ее холодном прекрасном лице. Вонь спиртного, что щедро пролилось сфинксу на грудь и ниже, запах пота, ибо Кешенька хорошо прошелся пешком от центра, а только потом поймал такси, изрядная доля раздражения, которое львица приписала на свой счет! Да мало ли что они унюхать способны, эти хищники?

Статная женщина в строгом вечернем платье цвета свежепролитой крови, с изумительной укладкой густых длинных волос, и забитый жизнью мужчина в порванных брюках, с грязью, налипшей на изуродованные дождём туфли. Ну и подводка глаз у него тоже потекла, учтите, пятная щеки черными дорожками слез. Клоунский вид, короче, по всем статьям! Ну не катастрофа ли? Бутылку, в середине которой плескалось около трети содержимого, Иннокентий так из рук и не выпустил.

Что, любители русской словесности и культуры, уверены что настоящая «немая сцена» описана в древней пьесе «Ревизор» никому не известного ныне автора с длинным носом (ничего другого о нем я вспомнить просто не могу, пардон)?

«Немая сцена» — вот она! Стены роскошного жилища, погруженного во тьму, двое существ — жена и муж, в хрустальном свете итальянских бра, лужа из спиртного у его ног (бутылка выскользнула из руки и бахнула с высоты Кешиного роста прямо на мраморный пол), ужасающе резкий запах посредственного коньяка.

Ну и дыра на штанине, конечно, тоже бросается в глаза. Вместе с бриллиантами и рубинами в идеальной прическе Сехмет.

— Кеша? — вопросительная интонация в голосе жены, даже искреннее беспокойство проникновенного мурлыканья, показалась растерявшемуся сфинксу волной презрительного негодования к тому, в каком виде предстал он — неизменно строгий любитель творений мужской одежды наимоднейших дизайнеров планеты Земля. Помятый, одинокий и растерянный гад.

— А чо?! — выдал наш выдающийся деятель лунного королевства, отшвырнув остатки бутылки ногою к стене. — Я, вроде, у СЕБЯ дома, нет?

Что, как вы думаете, услышала женщина в словах мужа, напрочь выбитого её присутствием из колеи? Правильно, самое то:

— Чего ты приперлась, когда никто не звал, спрашивается?

Иннокентий всегда поражал ее своей надменной отстраненностью и показной холодностью в самое сердце. Но то, как он боролся за возвращение Романа к жизни, добивался отмены приговора в Высоком суде Ра, сосредоточенно искал подходящих людей и ждал результата, мрачно расхаживая из угла в угол…

Сердце любой женщины вовсе не камень.Тем более — страстной и горячей львицы, дочери Солнца. Разве могла она забыть то, как Кеша садился рядом с нею и молча гладил по спине, стараясь хоть так, не умеючи, передать всю глубину супружеского чувства. А потом…

Потом он снова сбежал в Питер, не сказав ей ни слова на прощание. Без объяснений и, даже, вопреки воле самого Ра. Все попытки Романа наладить отношения с братом разбились о его надменное совершенство — словно волна о камни заградительных волноломов в форме бетонного ежа.

И тут Николя появился с предложением о встрече — дозвонился в Александрию прямо с утра. Душа Сехмет дрогнула и она стрелой полетела в мрачный северный город, стараясь всем своим видом выразить радость от соединения с дорогим супругом. Звезды небесные, как же он несчастен один, в холоде и забвении души! Даже пьет, бедняга, прямо на улице…

Не, вы серьёзно думали, что только в России женщины любят несчастных забитых алкоголиков? Хотя — да, мне правильно подсказали из партера! Кеша и Сехмет в Питере нашли друг друга снова. Такое атмосферное соединение вышло у них, господи прости…

Выдался прекрасный дождливый день, который Син, досконально знакомый с Питерским прогнозом погоды, давно запланировал посвятить семье. Целиком и полностью, между прочим, не отвлекаясь на работу.

Но, как говорят, лев предполагает, а судьба располагает, увы. И к ним домой, аккурат на блины с маслом, прибыл посланник Менкара. Ангел был тощенький, тщедушный и какой-то весь облезло-серый! Анастасия, естественно, пустила слезу и тут же усадила гнусную тварь за стол — откармливать ТЕМИ блинчиками, на которые сам китаец только что положил глаз.

Ангел запихивался блинами, тоже пускал слезу каждый раз, как откусывал немалый кусок (чертов крокодил), и трогал хозяйку за руки в порыве искренней благодарности.

— Эх, не кормят в Бездне совсем, — горестно вздыхала Настя, окидывая взглядом заморыша, — скряга этот ваш Менкар.

Немного оправившись от шока (снова чертова работа, пропал выходной), китайский лев заподозрил неладное. Для начала — у Менкара во дворце каждый день праздник! Танцы, фуршет и всякого рода питательные мероприятия. Если еды хватает на гостей, то почему не кормить и своих?

Потом, пардон! Он, ангел этот, его жену родную, Анастасию, трогает каждые пять секунд! Соблазняет, сволочь, никакая это не благодарность!

Син решительно встал, оттер женщину от стола и миску с блинами тоже мстительно сдвинул в угол.

— Гм, — собравшись с духом, высказал китаец ангелу, — чем обязан мой дом столь невероятной и удивительной чести — визиту Посланника звезды Рока?

«Крокодил» сообразил, что еды больше не дадут, быстро проглотил последний кусок, приосанился и начал следующую речь:

— Великий Менкар, повелитель Бездны, просит вас, любезный господин Син Юйлун, о содействии в весьма ужасающим по своим последствиям для всего мира и щекотливом, по личным обстоятельствам, деле!

Син закатил глаза, подвигал челюстью, проворачивая дурную фразу в голове ещё раз, и понял только одно — то, что ни хрена он понять не в состоянии!

— А можно ещё раз изложить послание Великого повелителя Бездны? — пришла Настя на выручку мужу. А то я совсем запамятовала китайский язык в России, извините.

Ангел окинул кухню в доме Насти и Сина несчастным взглядом, вспомнил о том, что съеденные «на дурняк» блины все же требуют некоторой отдачи и благодарности, напустил на морду мрачный вид и выдал зловещим шепотом, от которого у льва моментально зачесался отсутствующий в человеческой ипостаси хвост:

— Мир погружается во тьму…

Настя впечатлилась и выглянула в окно с 15 этажа. Дождь прекратился на малое время, но тучи, сами понимаете, никуда не ушли. Тьма наличествовала в яви на все сто процентов, прав этот крылатый, что и говорить.

— И на чьей же стороне уважаемый господин Менкар? — решил пролить толику определенности на проблему Син. — Света или же, спасите боги, тьмы?!

— Но рок бдит на страже равновесия! — вывернулся тощий посланец, все же цапнув последний блин с тарелки.

Анастасия Никитична протерла глаза рукой и офигела. Только что на тарелке лежало блинов не менее пяти штук! И вот, нате вам, последний уже гостюшка доел.

— И как же мы, великолепный представитель Бездны, можем послужить равновесию? — продолжил нетерпеливый Син, мечтая избавиться от посланца как можно скорее.

— Иннокентий Павлович, граф де Вильбрат, и его сиятельная супруга…

— Все, можете не продолжать! — остановил излияния о личной жизни сфинксов Син. Право, это же неудобно, в семейную жизнь вмешиваться! — Где и когда нам надобно быть?

Вот так льва китайского с семейством и подрядили на службу рока.

Он медленно брел в сторону кафе, словно на привязи, неразборчиво ругался на древнем языке и сожалел о том, что многолетней дружбе с Кешей пришёл конец. Не простит ему сфинкс позора и унижения, загрызет — как пить дать!

Интересно, было бы счастье всему миру, если бы Кеша застеснялся, сказал жене: пардон и быстренько скрылся в душе, внешность в порядок приводить? А там, глядишь, водичка плохое настроение и смыла!

Но нет! Сфинкс, словно твердокаменный монумент, решил стоять на своём до конца! Благо бы — месте, но отнюдь. На своих заблуждениях настаивать решил «мудрец» Атлантиды!

В этом самом месте Син отчётливо понял, что остров погиб не из-за природной катастрофы или кометы заблудшей какой. Нет! Его сгубили заблуждения души и желание власть имущих во что бы то ни стало стоять на своём!

«Слава звёздам за то, что я — не божество! — с сердцем поблагодарил Вечность лев. — Огромнейшее спасибо, великие предки!»

Ноша, отягощающая плечи божеств, виделась ему совершенно неподъёмной. Возьмите хоть того же Менкара! Рок, судьба, равновесие и справедливость в одном флаконе. Как тут с ума не сойти?

Син прибавил шагу, словно любыми путями стремился избежать встречи с Менкаром. А кто из вас не испытает реальный шок, ужас, попадая в прицел холодных глаз повелителя Рока?

Как он там сказал о себе на последнем приёме (слухи они такие — сразу ползут, не считаясь с расстоянием)? Вроде нечто о том, что и смерть — не преграда для путей судьбы!

Брррр…

Даже умереть тебе спокойно не дадут, пока все зубы не пересчитают, троглодиты!

Размышляя вслух, Син упорно поедал глазами травмированного при исполнении долга представителя сил Судьбы, пока тот все сказанное не принял на свой счёт.

— Да, именно так он и говорил, уважаемый господин Юйлун, — отозвался ангел. — И, при этом, жареные семечки лузгал!

Кстати, это не шутка, увы, насчёт еды. Лючия, жена Менкара, обожает семечки! Они встречаются на каждом приёме там в огромных количествах, как и креветки в кляре, впрочем. Попробуйте ими насытиться!

Семечки, ужаснулся Син в глубине души. Понятно теперь, почему тот «аллигатор» так на блины Настины набросился! Их там столетиями на семечках держали! А может ещё и на чипсах?!

Примечания:
https://www.chinahighlights.ru/travelguide/top-10-hills/

Самые Красивые Горы в Китае.

https://anashina.com/vidy-drakonov/

Виды китайских драконов.

http://www.astrokot.kiev.ua/slovar/m/menkab.htm

Менкар - звезда Бездны.

http://www.newacropol.ru/alexandria/symbols/angel/

А́нгел - др.-греч. ἄγγελος, ангелос — «вестник, посланец».
А́нгелы (ἄγγελος — греч. «вестник») — бесплотные духи, обладающие разумом и свободной волей.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 14.05.2019 Ольга Михайленко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2557861

Метки: Сказка, драконы, любовь, фантазия, фантастика, фэнтези,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези










1