Посвящение



Самый хороший учитель в жизни – опыт. Берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво.


Я не очень люблю Светку, она вечно лезет ко мне и считает своей подругой. Но почему? Я вовсе ей не подруга. Познакомились на экзаменах. Она приехала из Ханты-Мансийска, откуда-то из глуши, а я из Тюмени. Светлана как дикая смотрелась на улице, всего шарахалась и неприлично на всех пялилась, а еще громко смеялась. Не скрою, она красивая. Черные волосы. Невысокий рост, наверное, метр шестьдесят. Я ей поэтому и завидовала: маленькая ножка и тоненькие пальчики, ну прямо Дюймовочка, не то что я. Но так получилось, что после поступления в универ, нас вместе поселили в общаге. Не хотела жить дома, хотелось самостоятельности. Потом я съехала, сняла квартиру и зажила счастливую жизнь, а Светка осталась одна, к ней так никого и не подселили.
Светка – это уникум. Она вела себя как ребенок, могла сказать такое, что я бы побоялась, но ей все время сходило с рук. И у нее была удивительная способность втягивать именно меня в какие-то неприятности. Знала, что она выйдет сухой из ситуации, а выкручиваться придется мне. Однажды мы были на дискотеке. Да, тогда так они и назывались, дискотеки. Мы просто радовались, что смогли оторваться, но почему-то местные дамочки решили, что мы отбиваем их мальчиков. В общем, нам надавали в туалете, я порвала джинсы. Знали бы они, как я их с трудом достала. Еще щеку зеленкой испачкали, а Светке хоть бы что, ни одной царапины.
Нет, я зла не держу на нее. Она такая какая есть. Вот уже как год я старалась избегать ее, не хотелось в очередной раз вляпаться во что-то неприличное. Но именно это неприличное вечно и приставало к нам. Светка как магнит притягивала к себе неприятности. Я уехала в Душанбе, в этом году запланирована моя свадьбы. Хорошо, что Светка не знакома с Игорем, моим будущим мужем. На сессию прилетела в начале декабря. Мороз. Я уже отвыкла от него, в Таджикистане сейчас тепло, как у нас осень. Если снег и выпал, то через пару дней его уже нет.
После сдачи сессии я была свободна. Светка по своему обычаю утащила меня в кафе. Она не могла усидеть на месте, стала строить глазки чужим мальчикам и тыкать меня в бок. Мол, посмотри, как много и все свободные.
- Прекрати. Забыла, как в прошлый раз? - Прошептала я ей на ушко, напоминая про свирепых девиц в туалете.
- Да брось ты. Тебе надо оторваться, а то все Игорь, мой Игорь.
Да, действительно, я что-то постоянно думала о нем, соскучилась. Один день переночевала у Светки в общаге. Спали на одной кровати, и я ночью во сне пристала к ней, как будто это был Игорь, а когда окончательно проснулась, то… Нет, Светка – что надо девчонка, выручит и никогда не бросит.
- Я уже почти замужем, - чтобы никто не слышал, только Светка, тихо сказала ей.
- И что? – Удивилась она.
- Как что? Я не намерена…
- Тебя что, заставляют чем-то неприличным заниматься? – Посмотрела она мне в глаза и подмигнула.
- Ну нет…
- Пойдем потанцуем. Мой вон тот рыжий, - она призадумалась, глазки несколько раз пробежались по залу. – Нет! Вон тот блондинчик, смотри как смотрит.
- Прекрати, - но остановить Светку, если она решилась, уже невозможно.
Она подмигнула кому-то, и вот уже через минуту к нашему столику подсели сразу четверо, что-то многовато их оказалось. Но я зря переживала. Валера, что был тем самым рыжим, был со своей подружкой Верой. Она такая же рыжая и вся в веснушках, носик маленький, губки тоненькие и все время в улыбке. В конце концов они оказались хорошими ребятами. Так же, как и я, прилетели на сессию и через несколько дней уезжают в Сургут. Одного звали Миша, чуть толстенький, пухленькие пальчики с короткими ногтями и вечно пытающийся сбегать покурить. Последнего из тройки звали Николай. Тот самый черненький, на него положила глаз Светка. Ну что же, меня все устраивало. Надеюсь, Михаил не будет ко мне приставать, а останется вечерним ухажёром.
Мы смеялись, как будто знакомы давно. Ребята рассказывали про север. Я часто с сестрой и младшим братом ездила в экспедиции, так что мне многое было знакомо, с удовольствием их слушала. Вера оказалась отличной собеседницей. Она трещала за нас двоих, и это мне больше всего в ней нравилось, что не надо шаркать ножкой и рассказывать о себе. Пролетело несколько часов. Заметила, как стемнело, и стала намекать Светке, что пора бы и ноги делать. Но она даже не хотела меня слушать, а оставить ее одну я не могла. Ни то, что бы боялась, а, наверное, даже и самой не хотелось уходить. Куда? Домой? Там старшая сестра, она ненавидит мужчин и считает, что природа сделала большую ошибку, создав два пола. Она считает меня предательницей, поскольку я решила выйти замуж. В общем, я осталась.
Через час ребята предложили поехать к ним в гостиницу. Это не хорошо. Даже не поехать, а пройтись. Гостиница была у музея искусств, я раньше частенько туда забегала попить кофе, хороший ароматный напиток. Мы согласились.
Я по-свойски шагала по городу, проводя по пути маленькую экскурсию. Центр города знала как свои пять пальцев, могла с закрытыми глазами шагать. И вообще, я была уверена в себе. Светка уже висла на Николае, а он и был рад. Да и вообще, что я за нее беспокоюсь, взрослая девочка, сама отвечает за свои поступки. Домой возвращаться не хотелось, поэтому составила им компанию, да и меня соблазнили Киндзмараули. Впервые я его попробовала, наверное, года два назад. Тогда в городе продавали много подделок, он был то кислый, то жутко сладкий. Игорь достал две бутылочки Киндзмараули. Вино было темным, и так пахло! Тогда я закрывала глаза и просто нюхала, даже не пила, а нюхала. Пахло летом, пчелами, знакомым виноградом и еще чуть вяжущий привкус косточек. И сейчас я уже предвкушала этот аромат и вкус.
Их номер оказался потрясающим: огромная комната и большая кровать.
- Постойте. Вы вдвоем? - Удивленно спросила я, косясь на одну кровать.
- Нет, - засмеялся Михаил, - это мой номер, у него свой.
- Он там, - ткнул пальцем Николай в стенку, - сосед.
Я снова закурила, делаю это крайне редко, и только когда есть настроение. Ресницы сами закрывались, и этот привкус вина. Сигаретный дым никак не мог перебить вкус лета. Светка так разошлась, что выпила несколько бокалов подряд. Я знала, что это обманчивое состояние, когда легкое опьянение, потом может все оборваться. Со мной однажды такое было, и теперь я боялась и пила вино осторожно. Еще летом пришла к Игорю домой, он угостил домашним вином. Мне показалось, что это просто компот. Он не обратил внимание, как я опустошила два стакана, а потом все… как отрезало. Ничего не помню.
Михаил и Николай развеселились. Вера лезла целоваться к Валере, а тот радостно отвечал, как будто нас тут не было. Светка строила глазки Николаю и даже не заметила, как он ее обнял. Ко мне же пытался подстроиться Мишка, так я его уже называла. Его толстенькие пальчики были смешными и немужественными, а косые глазки и заплетающийся голос говорили о его несостоятельности. А мне только этого и надо было. Однако его глупые комплименты радовали мой слух. Он подсел поближе и плел всякую чушь. Насколько бы они не были несуразными, но я внимательно слушала их. Попивала свое любимое вино, позволила ему положить руку себе на колено.
Через час куда-то растворились Валера и Вера, я не заметила их исчезновения. Светка положила голову на плечо Мишки. Ее глаза то закрывались, то тяжело открывались, она что-то еще бормотала, но с каждой минутой слова становились все менее разборчивыми и непонятными по смыслу. У меня начала кружиться голова и так же слипаться глаза. Я ужаснулась, что могу отключиться и постаралась привстать, но это оказалось не так-то легко. Ни ноги, ни руки не слушались, кажется, и голос меня подводил. Я слышала себя со стороны. Мозг работал спокойно, тревога была на душе. Надо было подышать.
Светка совсем распустилась. Она положила руку Николаю на колени и стала подбираться к его молнии. Может она и привыкла это делать, но ни я. Я выхожу замуж. Да, замуж! Эта мысль где-то увязла в мозгу и просто как заезженная пластинка повторялась. Я выхожу замуж.
- Светка, - еле выдавила я из себя, - пора.
- Куда? – Встрепенулся Михаил и посильнее прижал меня к себе.
- Надо! – Как можно более четче произнесла я.
- Постой, - кто-то из парней сказал.
Но я, упираясь о стол и собрав силы, стала вставать. Осознавала четко, как будто ничего не пила, лишь только ноги и руки меня подводили, никак не хотели мне подчиняться. Я ощутила, как Михаил подхватил меня, чтобы я не упала. Его руки быстро от талии скользнули вверх и прижались к груди. Я ничего не испытала, как будто это было не мое тело, и поэтому ничего не сказала, а только замерла, чтобы действительно не упасть.
- Мишенька… - Заплетающимся языком начала я. - Не надо.
Но он не слушал меня или, вернее, делал вид, что не слышит. Как я могла опять втянуть себя в эту глупую авантюру. Но что бы я сейчас ни думала, надо было просто как-то выкрутиться из этого положения.
- Мишенька, мне надо подышать, - стараясь быть как можно более спокойной, промурлыкала я.
Знала, что сейчас кричать или просто брыкаться не надо, даже бесполезно, может быть хуже. Коли я попала в капкан, а иначе и не назовешь эту ситуацию, нужно просто мягко выскользнуть из нее. На мои слова Михаил только чуть сильнее сжал руки на груди. Сейчас почувствовала их, но не более.
- Я сейчас приду, - пошатываясь и перебирая ногами, пошла к выходу.
Михаил, не отпуская меня, шел следом, его руки так и остались лежать на груди.
- Отпусти, - ласково сказала ему, - они никуда не убегут.
- Точно? – С сомнением в голосе спросил он, его голос был тяжелым и усталым.
- Точно, уверяю тебя, - его руки опустились, и я тут же чуть было не упала.
Михаил подхватил меня, но в этот раз за талию.
- Вот так лучше и держи.
Стала искать глазами сигареты. Почему-то всегда думала, что сигареты отрезвляют. Хотя, впрочем, мне было все равно, что сейчас делать, мне надо было действительно подышать и чуть размять ноги. Да и просто подумать, что делать дальше. Светка осталась в комнате с Николаем.
- Не беспокойтесь за нас, - пробурчала Светка и тут же впилась в губы Николаю.
- Развратница, - промямлила я и, надев тапочки, поскольку сапоги я точно не могла бы надень, вышла в коридор.
Сигаретный дым в бильярдной меня немного отрезвил. Чувствовалось, что подступает тошнота, я открыла окно. Холодный воздух обкатил меня, стало легче. Хотелось дышать и дышать. Чувствовала, как мои пальцы коченели. Я жадно втягивала сигаретный дым и тут же выпускала его, боялась захлебнуться им. Михаил куда-то ушел. Какое облегчение, что меня никто не преследует.
Через два года заканчиваю Тюменский университет. Буду историком. Хотя история – относительная наука, но мне она нравится. А больше всего нравятся имена, я люблю перебирать дома карточки с именами, пояснения, что они означают, их историю, легенды. У меня их не одна тысяча. Так могу часами, а если никто не будет мешать, то днями лежать на диване и читать имена.
Вернулся Михаил. Теперь я могла уверенно стоять. Чувствовала ноги и руки. Поняла, что замерзла и стала лихорадочно закрывать окно, Михаил помог мне.
- Спасибо, Миш, - с благодарностью сказала я, - а то бы я точно превратилась в ледышку.
- Полег… чало?... – Спросил он, его голос стал еще путаней.
Я повернулась к нему и посмотрела. Глаза пьяненькие, движения рук неуверенные. На бильярдном столе стояла бутылка Киндзмараули и два пустых бокала.
- Нет, - отрицательно сказала я, смотря на то, как он наливает вино, - с меня хватит.
- И с меня хватит, - сказал он и протянул бокал вина.
Пьяный мужчина. В этом есть что-то. Им можно покомандовать, по крайней мере, пофантазировать, что можно покомандовать. Иногда, когда удается, я командую Игорем, и это возбуждает меня. Я посмотрела на Михаила, взяла у него бокал и, подмигнув ему, чуть отпила. Ох, какой аромат. По венкам сразу потек нектар, в груди потеплело. Стало легко на душе, как будто я парю. Подошла к окну и краем глаза стала наблюдать за Михаилом. Он не заставил себя долго ждать. Опустошив свой бокал, буквально подплыл ко мне сзади и, не говоря ни слова, обнял.
Горячо. Сквозь толстый свитер я ощущала его горячее тело. Ощутила его животик, что уперся мне в поясницу. Почувствовала, как его руки скользнули под свитер, прижались к животу. Мое сердце притаилось. Я дернулась. Но мужские руки, несмотря на то, что он был достаточно пьяным, крепко держали меня. Попыталась еще раз, но безуспешно.
- Миш, - промямлила я.
- Н… да… - Пробормотал он.
Его руки скользнули вверх. У меня второй. У моей мамы, как мне всегда казалось, безразмерный размер груди, боялась, что у меня будет такой же и поэтому тщательно берегла свою грудь. Стоило к ней прикоснуться… и я становилась сама не своя. Во мне все менялось, как будто переключалась программа. Я люблю секс, очень люблю. Он меня не просто возбуждает, порой доводит меня до изнеможения, и мне кажется, что могу им заниматься круглые сутки. Но до этого момента моей груди касался только Игорь.
Сердце как у кролика затарахтело, и я перестала дышать. Мишкина рука умудрилась скользнуть прямо под лифчик, и теперь его ладонь лежала на груди. Мое тело задергалось, не знаю почему. Я ничего не предпринимала, оно просто дергалось. Я чуть не упала, и только благодаря тому, что меня держал Мишка, не растянулась на полу.
- Мишенька, - промурлыкала я.
- Да, Ир…
Как я люблю, когда меня так называют, Ир или Иришка, я таю от этих слов.
- Мишенька, - я собралась и чуть вдохнула грудью, - не так сильно.
Его пальцы разжались.
- Дай я расстегну.
Его ладони так же незаметно выскользнули из-под лифчика. Дышать стало легче. Дура! Промелькнула молниеносно мысль. Но в груди все ныло, хотелось снова ощутить руки на груди, но я не могла. Нет! Не могла. Я не должна позволить и дать себе это сделать.
- Садись в кресло, - повернувшись к нему и как можно спокойнее, сказала я.
Михаил так и сделал, он налил себе еще один бокал вина и сел в кресло. Я понимала неловкость положения, что я здесь одна с чужим мужчиной. Он мне чужой и совершенно безразличен. Через день забуду его имя и то, как он выглядит. Но после того, как он коснулся моей груди, у меня внутри все зазвенело. Мне просто хотелось секса… Но?! Не с чужим человеком, не с ним. Нет! Я не могу.
Я выпрямилась, отошла от бильярдного стола, он следил за мной. Обошла стол. Михаил, не отрываясь, смотрел на меня. Мне стало любопытно, интересно наблюдать за ним, за тем, как он смотрит на меня. А потом я решила.
- Сиди, не вставай, - уверенно сказала я, - хорошо? – И он тяжело кивнул.
В груди все щемило от той мысли, что внезапно проскользнула у меня в голове. Но она мне понравилась, хотела ее претворить в жизнь. Отойдя чуть подальше, я расстегнула джинсы. Не стала делать это медленно, ведь не хотела устраивать стриптиз. Просто расстегнула молнию на джинсах и не спеша сняла их. Свитер опустился, прикрыв трусики. В ногах и в руках заныли мышцы. Я не обращала внимание на сидящего в кресле мужчину, для меня сейчас его не было. На улице была зима и я под джинсы надевала колготки. Через минуту и они были сняты. Пьяный мужской взгляд следил за мной. Собравшись немного духом, я подцепила трусики. Через мгновение они упали поверх лежащих колготок. Мою попку прикрывал свитер, он грел меня. В комнате все еще было прохладно.
Кажется, глазки Михаила чуть протрезвели, он старался сконцентрироваться и внимательно смотрел на меня. В душе было смешно. Повернулась к нему и чуть приподняла свитер. Мне стало жарко. Кроме Игоря, никто из мужчин не видел моего лобка. Я лихорадочно искала предлог, чтобы задрать свитер.
Я женщина. И в какие-то моменты своей жизни поняла, что развратная женщина. Я становилась распущенной и доступной, только когда занималась жарким и ненасытным сексом. Но… Я не стала дальше думать, а просто приподняла свитер повыше. Так, чтобы Михаил увидел мой голый лобок. Не опустила руки. Они замерли. Боялась пошевелиться, но я не боялась смотреть ему в глаза. Внутри все сжималось и где-то там, в глубине тела, начало пульсировать. Удары отдавались во всем теле, пальцы рук чуть задрожали, и я отпустила свитер.
На мгновение стало страшно, что он сейчас соскочит и схватит меня, но я бы никуда не убежала. Возможно, он стал бы меня тискать, и я бы это позволила делать. Возможно, он захотел бы с меня снять остаток одежды, и я разрешила бы это сделать. Может он смог бы… нет, он пьяный! И это мне давало силу и уверенность. Повернувшись к нему спиной, я опять подняла свитер, оголив свою попку.
Наконец Мишка взвыл. Я звонко засмеялась.
Почему моя сестра ненавидит мужчин? Наверное, этому есть серьезная причина. Они порой такие лапочки. Не представляю, как можно жить без секса. Без этого наслаждения, когда в душе все поет, грудь ноет и в паху все сжимается до нестерпимого жжения, а потом… Нет, она не права. Это наслаждение, которое дано только людям. Раньше могла целоваться часами, так что потом болела челюсть. Смешно, но как это здорово, как будто ты передаешь энергию и в то же время сама заряжаешься. Такая глупая эйфория. И было бы из-за чего, из-за прикосновения губ к губам. Нет, моя сестра глубоко заблуждается.
- У тебя крутая задница, - промямлил Мишка.
Фу… как грубо. Ну что же, задница дак задница. Вот о чем думает мужчина, я и не против. Что от этого меняется? Я вильнула ей и, облокотившись на бильярдный стол, приподнялась на цыпочки. Заскрипело кресло. Мишка тяжело поднял свое тело. Что он намерен делать? Ну как что? И так понятно. Он и так еле держится на ногах, и я могла сейчас вытворять все, что мне вздумается. От этой мысли я хихикнула, посмотрела за спину. Мишка неуверенно стоял. Его тело теперь казалось еще более бесформенным, руки тяжело болтались, он потряс головой.
Медленно переступая как медведь, он подошел ко мне сзади. Я замерла и ждала. Рука легла на поясницу, какие прохладные пальцы, от этого я даже вздрогнула. Провел ладонью по спине, пальцы коснулись застежки лифчика. Я не расстегнула его и не сняла, поскольку не думала, что дойдет до этого, и тут пожалела об этом. Мне захотелось, чтобы он погладил по спинке своими пальцами. Чуть вильнув попкой, я снова приподнялась на цыпочках. «Ну…», подумала я, но Мишка ничего не делал, а только вяло гладил мою спину. «Вечно приходится все самой делать», – разочарованно думала я и, выпрямившись, запустила руки под свитер. Быстро расстегнула застежку, а потом так же быстро, отработанными до автоматизма движениями, не снимая с себя свитер, вытащила лифчик. Отошла от Мишки и аккуратно положила его на свои вещи.
Да! Видок у него был еще тот. Мне стало обидно за себя, а может и зря. Ведь я не хотела ничего, более чем просто пощекотать себе нервы. Просто обстоятельства так сложились, что я оказалась здесь и рядом стоял чужой мужчина. Он был намного старше меня. В свои восемнадцать лет мне казалось, что я знаю про секс уже все. Но тогда почему так бьется сердце, предательски дрожат пальцы рук и дышать так трудно, как будто на тебя навалили кучу одеял.
Я снова подошла к бильярдному столу, запрыгнула на него и села лицом к Мишке. Шатаясь, он подошел ко мне, положил руки на колени. Рябь удивления прокатилась по коже, и спина мгновенно вспотела. Если бы он был трезвым, я ни за что бы не решилась. Давно бы уже убежала в тапочках на улицу. Но сейчас мне было интересно чувствовать себя и смотреть на него. Это было со мной впервые, когда вот так прикасался чужой мужчина. Однажды, год назад, на вечеринке с той же Светкой, меня хотел потискать один парень. Я имени его даже не запомнила. Помню, что был грузин, но кроме паники тогда я ничего не испытала. Чуть было не вырвала ему все волосы на голове. Бываю страшной в гневе. Особенно, когда паникую, не контролирую себя. В эти моменты сама себя боюсь.
Мишка водил рукой по бедрам не спеша. Смотрела ему в глаза, они были затуманенными. Интересно, он понимает, что делает, или это его инстинкт мужчины, на автопилоте. Руки скользнули и легли на грудь.
- Ух ты… - Удивилась я сама себе, тому, как он это быстро и незаметно сделал.
Ладони начали мять грудь. У меня соски очень чувствительны, еще со школы они выдавали мои чувства. И теперь предательски сжались, стали грубыми, жесткими, сморщились как старая вишня. Я задрожала, замерла и даже с каким-то испугом посмотрела на пьяного Мишку. Он не обратил на меня внимание. Его пальцы тискали мою грудь. Я перестала ощущать ее, она стала ватной и совершенно нечувствительной, как будто не моя. Мне показалось, что я у врача, и он пальпирует, а я для него всего лишь манекен, на котором можно практиковаться. Понимала, что он ничего не чувствует ко мне, просто как мальчик изучает старую игрушку, проверяет, все ли на месте. Я протянула руки и погладила его волосы.
Какое-то время просто терпела это. Но почему я действительно терплю? Зачем? Не ради него же? Какое мне до него дело? Сейчас я могу уйти, и он останется там, где я его оставлю. Но я не спрыгнула со стола. Мне хотелось понять, каково это – ощущать секс с чужим мужчиной. Нет, не секс, а, пожалуй, ласку. Но ее как раз я не ощущала. Мое тело потеряло всякую способность чувствовать, мне даже стало горько.
- Постой. - Обратилась я к Михаилу. - Не так сильно.
Он массировал груди как резиновый мяч, я даже не ощущала боль, хотя понимала, что делает это достаточно сильно и грубо.
- Не спеши, остановись, - попросила я, и он остановился. - Умничка, - погладила по головке как послушного ребенка. - Нежно, осторожно погладь их, - и он, аккуратно прикасаясь, погладил груди. Я была в восторге от того, что он сделал то, что я попросила.
В животе что-то булькнуло, я вздрогнула.
- Не сжимай соски, они у меня нежные, аккуратно. - Они у меня были большими. Когда я была спокойна, то соски буквально сливались с грудью, их выделяло только розовое пятнышко. Но сейчас они торчали. Нагло торчали. Как будто я что-то ощущала.
Он гладил своими пальцами мои груди. Порой я что-то ощущала, но это было так далеко, так непонятно. Тонкая ниточка, связывающая меня с чувством наслаждения, рвалась от малейшего шороха.
Погладив его волосы, я убрала руки и, взяв свитер, быстро подняла его вверх. Мишка сразу уставился на грудь и замер.
- Поцелуй их! - Почти приказала я и сразу развела ноги по шире, что бы он смог подойти ко мне. Но вместо того, чтобы подойти, Мишка уставился на мой лобок.
Я задрожала как листок, сама не ожидала такого. Он пялился на то, что у меня между ног. По спине побежала капелька пота, и кожа на мгновение покрылась гусиными пупырышками. Боялась даже пошевелиться. Он разжал пальцы. Меня как будто ударило током.
- Ай, - вскрикнула я.
Мишка снова прижал руку к моей груди. Чувствовала, как она сжимается. Пальцы стали горячими. Его прикосновение ко мне отдавалось во всем теле. Мне стало жарко, и сердце защебетало.
- Мур… - По-настоящему промурлыкала я. Мне было так приятно, такое знакомое ощущение неги, истомы, сладости в теле. – Мур… - Опять прошептала я.
Пальчиками провел по соскам.
- Поцелуй их, - он сделал шаг и поцеловал. – Ай! - Вскрикнула я. Его поцелуй был похож на укус. - Не так грубо. Губками, только губками целуй. – Опять приказала я.
Мишка так и поступил. Он только кончиками губ начал целовать соски. Теперь я ощущала все. Весь аспект нежности, каждая клеточка говорила мне о том, что она чувствует. Я мурлыкала. Одной рукой придерживала свитер, а другую запустила пальцами в его волосы и как кошка от удовольствия стала сжимать их. Я говорила как целовать, и он подчинялся мне беспрекословно. Говорила как гладить, и он это делал. Говорила как прижать меня, и он это выполнял. Я хотела иметь такую игрушку себе, но понимала, что это глупая фантазия и что мне надо насладиться мгновением здесь и сейчас, через минуту этого может уже и не быть.
Я растаяла в своих девичьих удовольствиях. Нежность и ласка, сон и реальность, жара и прохлада, секс, игра с мужчиной, со своими желаниями, а они у меня были. Я мурлыкала и подставляла под его руки свое тело. Порой он делал это неловко, грубовато. Но, наверное, это мне и нравилось. Его неточные движения и слишком решительные действия меня возбуждали.
Хлопок двери.
- А! – Крикнула и резко соскочила со стола.
Я испугалась. Меня буквально вырвали из состояния транса. Моргая глазами, я смотрела на мужчину, что вошел. Николай развел руками и удивленно уставился на меня.
- Стучать надо! – Раздражено сказала я.
- Э… - Начал было он, и опять развел руками - Там не закрыто и не написано, что номер занят.
- Для приличия мог бы и постучать, - не унималась я.
Сердце бешено прыгало в груди. Боялась не его, а то, что сейчас войдет Светка. Я всегда демонстрировала ей свою целомудренность в отношении с чужими мужчинами. А теперь я стояла полуголой посреди комнаты.
- А Светка где? – Осторожно спросила его.
- Спит, - с трудом выговорил Николай. Да он так же был под хорошим градусом.
- Спит? – Удивилась я или, наоборот, обрадовалась.
- Ага, как суслик дрыхнет.
Между нами был бильярдный стол. Я осторожно поправила свитер. Может он не заметил, что я сняла джинсы, мне ни к чему еще один мужчина. Стало неловко и даже стыдно за свое поведение. Меня застукали за тем, что я не должна была позволить себе.
На минуту я забыла про Мишку, что был у меня за спиной. Не обращая внимание на наш разговор, он обнял меня, попытался чмокнуть в шею, а потом запустил руки под свитер и по-свойски сразу сжал груди. От наглости я чуть было не вскрикнула, но сдержалась. Не хотела показывать себя дурой. Улыбнулась Николаю, как будто этого я и хотела, в ответ он поднял брови.
Я упустила контроль над Михаилом, над своим ручным мужчиной, и теперь он вытворял все, что ему приходило в его пьяную голову. Немного потискав грудь, он надавил рукой на спину, и я уперлась руками об бильярдный стол. На деле он просто стал массировать своими пальцами мою попку. Если бы в комнате больше никого не было, я бы даже замурлыкала от удовольствия. Мишка делал это грубовато, нагло и бесцеремонно. Его совершенно не интересовало мое мнение и чувство, он делал это только потому, что сам этого хотел. Немного потискав попку, он замер на мгновение, я смотрела на Николая.
- Я присоединюсь, - сказал он.
- Нет! – Вскрикнула я.
- Ну… - Промычал он, его заторможенность в ответе дало мне облегчение - Я тут того, если что-то я… - Начал говорить он всякую чушь.
Мой ручной Михаил не обращал на нас никакого внимания. Он провел пальцами между моих ягодиц. Второй раз он сделал чуть сильней, и также провел ими снизу вверх. Поддаваясь инстинкту, я приподнялась на цыпочки и чуть опустила тело на стол. Почему я так сделала? Даже не подумала, просто сделала и все. В третий раз Михаил на секунду остановил палец у губок. Я задрожала от страха, но не пошевелилась. Испугалась сама себя и того, что он может сделать. Его палец скользнул выше, он был мокрый и скользил легко, а потом коснулся ямочки ануса. Опять замер. Я ожидала, что уберет руку, но вместо этого он надавил пальцем на ямку и мгновенно провалился в меня.
- А! - Не удержавшись, вскрикнула я.
Николай сделал шаг в мою сторону.
- Уходи! – Крикнула ему. - Сейчас же уходи! Убирайся! - Громко повторила я.
Он повернулся и, шатаясь, пошел к двери, а потом вернулся и положил ключ от номера на стол.
- От Светкиного, - сказал он и нехотя покинул зал.
Пока он это делал, казалось, время остановилось. Мишкин палец изгалялся, он то вытаскивал его из меня, то опять всовывал. Это было мучительно. Не больно, но унизительно. Как только дверь закрылась, я резко выпрямилась и отскочила в сторону от него.
- Ты… - Начала было я - Да как ты посмел?! - Я сделала шаг от него и поправила свитер, - Ты… Ты… - Я не знала, что еще ему сказать. Я была в ярости.
Мишка пошатывался и расстегивал штаны. Ему это удалось сделать очень быстро. Удивительно, но через минуту он уже стоял передо мной без штанов и плавок. Но не это было страшно для меня, а то, что его пенис торчал вверх, и он выглядел угрожающе огромным. Может это от страха, но я боялась даже посмотреть на него. Раньше всегда считала, что если мужчина пьяный, то он не способен на секс, его мужской орган становился неработоспособным. Но оказывается, это не совсем так. Я испугалась. По-настоящему испугалась. Что я могла сделать с мужчиной, который сильнее меня и намного тяжелее. Я и пискнуть не успею, пусть даже он и пьяный.
Я не стала долго рассуждать и испытывать дальше судьбу. Быстро отошла в сторону, схватила свои вещи и подбежала к двери. Мишка стоял на месте как вкопанный. Наверно мои движения для него слились воедино, и он не успевал их отследить и уж тем более понять, что произошло. Мне стало его жаль, я остановилась.
- Миш, пойдем, - позвала его и приоткрыла дверь.
Он послушно пошел за мной, его член болтался из стороны в сторону. Мне стало смешно, но я промолчала, а только улыбнулась ему.
- Стой. Надень штаны, - попросила его, но он, кажется, мало что понял из сказанного, медленно завертел головой, что-то ища глазами.
Я нашла на полу его брюки и плавки, взяла и подала их ему, он взял, но что делать с ними, похоже, не мог понять. До чего же странными становятся люди, когда выпьют, как малые дети. Ничего не понимают и только капризничают, неужели и я была такой, быр… Я подошла к Мише вплотную. Теперь я совершенно не боялась его, положила руку на его грудь. Он тяжело дышал. И тут я почувствовала, как мне в бедро уперся его все еще готовый к бою мальчик. Опустила глаза вниз. Посмотрела на него. Теперь он не казался мне таким устрашающим, просто был напряженным и длинным. В душе опять все заныло. Ну что я за женщина? Стоит мне увидеть что-то мужское, как во мне все меняется и трепещет, так и рвется наружу. Проглотив комок в горле, я опустила руку и осторожно взяла его в ладонь. Он дергался как конь, вздрагивал, норовил выскочить. Но я его держала крепко, было приятно чувствовать мужскую силу.
- Пойдем, Миш, - опять сказала я ему и чуть потянула его за мужской хоботок как за поводок, Мишка послушно последовал за мной к дверям.
Надеть брюки он явно был не в состоянии, поэтому я высунула голову в коридор, было тихо и вроде даже никого. До номера, где спала Светка, было не так уж и далеко. Я разжала пальцы и поспешила к дверям. Быстро открыв замок, скользнула во внутрь.
На столе горела лампа. Я прислушалась, тихо. Шагнула в комнату. В постели спала Светка, ее лохматая шевелюра торчала из-под одеяла. Осторожно ступая по ковру, подошла к ней, присела на кровать, поправила ей волосы, она мирно спала.
- Свет, вставай, пойдем, - потрясывая ее за плечо, жалобно сказала я.
Но Светка даже не прореагировала, не пробубнила ни одного слова. Я опять ее потрясла, она как нарочно не отвечала. Меня это возмутило и в какой-то момент даже взбесило. Начала ее трясти, но как бы я сильно это не делала, было совершенно бесполезно, она просто крепко спала, вот и все. Хлопнула дверь. Я посмотрела. Это наконец Мишка добрался до номера. Долго же ему пришлось топать, я и забыла уже про него.
- Вставай, кому говорят, - и я продолжила трясти Светку, но и в этот раз она даже пальцем не пошевелила.
Обидно. Сама меня втянула в эту историю, а теперь спит как ни в чем не бывало. Я-то что тут буду делать? Всю ночь сидеть и караулить ее? Похоже, что я самая трезвая в этой компании, даже обидно стало. Встала, подошла к столику, взяла бутылку вина и, налив полный стакан, тут же его осушила. Чуточку полегчало, но ненадолго. Светка дрыхла без задних ног. Мишка доковылял до меня и умудрился обнять. Уже заученным движением юркнув руками под свитер, попытался дотянуться до груди.
- Сядь! - Приказала я ему, - лучше отдохни.
Но Мишка не унимался, а все шарил руками по животу. Что мне с ним делать. Я как мама усадила его в кресло, достала плед и прикрыла его срам, хотя зря, это зрелище мне очень даже нравилось. Все же я похотливая женщина, раньше не замечала этого за собой.
Присев на кровати около Светки, я стала думать, что делать дальше. До утра уж точно застряла тут. Чуть отбросив одеяло, решила прилечь около нее, но она как морская звезда разбросала по всему матрасу руки и ноги. Посмотрев на нее, встала на коленки и стала снимать с нее брюки. Насколько она оказалась тяжелой, когда тело расслаблено. Далось мне это с большим трудом. Раздевать мне понравилось. Я стянула с нее кофту, Светка даже не прореагировала. Розовый бюстгальтер с голубой каймой и большими цветами. «Красивый», – подумала я. Посмотрев на нее, решила продолжить. Перевернув Светку на бок, расстегнула бюстгальтер и сняла его. У нее были жесткие маленькие груди, зачем она вообще носит его, только разве для видимости. На этом я не остановилась и стянула трусики. Теперь она была просто голой. Я встала и посмотрела на раздетую Светку. Она была красивой. Втянутый животик, на плече татуировка в виде птички колибри, я тоже хотела раньше сделать татуировку, но не решилась. Нагнулась к ней и поцеловала в губы.
Помню, как однажды мы с ней это делали, так случайно получилось, спали на одной кровати в общаге. Целовались долго и гладили друг друга, но это было только один раз. А сейчас я могла ее поцеловать и не встретить укоризненный взгляд. Я поцеловала в губы. Ответа не последовало. Ощущение, что целую подушку. Не испытала никакого удовлетворения, даже сердце не заныло. Поцеловала в животик, потом в грудь, в сосок. Я чувствовала себя, но не ее. А потом поцеловала ее в лобок. Он был гладким, ровным, маленькие волосики пробивались. Она брилась. Сама я боялась это делать, казалось, что если на лобке не будет волос, то я стану незащищенной. Но о какой защищенности идет речь, когда ты занимаешься с любимым человеком сексом. Я даже залюбовалась ее наготой. Провела пальчиками сверху вниз, коснулась губок. Они были пушистыми, пухленькими и раскрытыми, как будто ждали меня. Светка продолжала спать и не реагировала на меня. Я расхрабрилась, села поудобнее и перевернула ее на живот. Светка не издала ни звука. И тут за спиной пошевелился Мишка. Заскрипело кресло, я повернулась и посмотрел на него.
Он встал, плед упал, его член торчал колом кверху. Похоже, он внимательно наблюдал за мной, что я делала. Присмотрелась. Мишка хоть и был полноватым, но все же был сексуальным мужчиной. Сильные руки, мышцы на ногах, да еще этот… Не хотелось таращиться, но его мужское достоинство меня не отпускало. Отвернулась, потом искоса опять посмотрела на него, в животе заурчало и все заныло.
Пьяная Светка спала так крепко, что можно было творить с ней что угодно. Вскользь промелькнувшая мысль сразу зацепилась в мозгу, завертелась с необычной скоростью. У меня в паху что-то щелкнуло, как будто включился рубильник. Опустив руку вниз и проведя ладонью у себя между ног, я замерла… Было желание и огромное желание. Я часто занималась тем, что удовлетворяла себя, гладила и испытывала оргазм. Уже в детстве мне снились сны, где каждый раз видела голую женщину, и это была моя мать. Почему она?
Вытащив ладонь, понюхала ее. По запаху могла многое определить. Сладкий, очень тяжелый запах. Стоило несколько раз вдохнуть, как голова начинала кружиться. Я выпрямилась. Положила руки Светке на ягодицы и чуть развела их в стороны. Не удовлетворившись увиденным, согнула одну из ее ног и отвела в сторону, теперь все было прекрасно видно. Мишка подошел.
Светкины губки напоминали лобок юной девочки. Гладкие, чуть пухлые как щека ребенка. Они не принадлежали женщине. На ее теле они смотрелись неестественными, как карикатура над возрастом. Тонкая розовая узкая бороздка начиналась с лобка и уходила куда-то глубоко между ног.
Я вся была на взводе. Повернулась к нему, погладила его член. Мишка тупо смотрел на Светкину задницу, а потом я просто развела в сторону ее ягодицы, и сказала:
- Ты этого хотел?
Не дождавшись ответа, отсела в сторону. На мое место сел Мишка, он по-свойски сжал Светку за бедра, потянул ее на себя. Она как большая секс-кукла готова была к работе. Его тело качалось и было видно, что ему было тяжело контролировать себя. Мишка встал на колени, постарался выпрямиться. Я с каким-то ужасом смотрела на его пенис, представляя, что будет дальше, но… Его член стал сдуваться. Так, как сдувается шарик. Через несколько секунд он буквально повис в его дрожащей руке как бесформенная тряпочка. Тупые глаза Мишки непонимающе смотрели. Он пытался понять, что произошло. Он потряс свою колбаску, стараясь вернуть ее к жизни, но она безвольно болталась.
Я отползла в сторону. Согнула ноги в коленях, раздвинула их и, положив пальцы на бугорок чуть выше, где соединяются губки, нажала на него.
- Ой… - Прошептала сама себе.
Это удивительное состояние, как слабый разряд тока. Все тело вздрогнуло, мышцы чуть напряглись, и в глазах немного потемнело. Я вздохнула. Старалась не шевелить пальцем. Посмотрела, что делает Мишка. Он просто тряс свою письку.
Я представила, что этого нет, что член Мишки расталкивал чуть опухшие и покрасневшие Светкины губки. Как доносилось легкое почавкивание, будто они облизывали его. Я сжалась. Мне казалось, что это он меня трахает, что его член вгрызается в меня. Внутри все разрывалось и ныло. Быстрыми движениями я стянула с себя свитер. Стало свободно и легче дышать, но облегчения не последовало. Положила руки на лобок и надавила пальцем посередине. Палец легко скользнул.
- Мммм… - Прикусив губу, я промычала.
Сладкое состояние нежности распространилось по всему телу, между ног горело и пульсировало. Надавила пальцем, и он полностью погрузился в меня.
- Оооо - Удивилась я и посмотрела на свою руку.
В голове все плыло, все смазалось. Я с трудом различала силуэт Мишки. Мне казалось, он двигался так медленно, будто время остановилось. Мои пальцы касались сокровенных точек моего тела. Они разрушали сознание. Стирали реальность, переписывая ее на мои скрытые фантазии. Я вздрогнула и в душе запела. Я посмотрела на Мишку. На Николая… Николай… В голове вяло произнесла его имя. Он нагнулся ко мне. Легко подхватил на руки и, прижав к себе, вынес из номера в коридор. Это происходило не со мной. Это просто моя фантазия. Мое воображение. Мое желание. Подумала я и прикрыла глаза. Мне было все равно. Мне было просто хорошо.

Мужчина, чуть пошатываясь, нес обнаженную девушку на руках. Ступая босыми ногами по дорожке, старался держаться как можно увереннее. Где-то сбоку открылась дверь и из номера вышли две женщины, чуть не вскрикнули от увиденного, и дверь тут же захлопнулась. Не обращая на них внимание, мужчина подошел к своему номеру, толкнул ногой, и дверь открылась. Через мгновение он уже скрылся за ней.
Положив женщину на кровать, он быстро сбросил с себя всю одежду и подошел к ней. Женщина так и осталась лежать как ее положили. Одна рука прижимала грудь, а другая лежала между ног.
- Я выхожу замуж, - еле шевеля языком, произнесла она.
- Да, но не сейчас, - сказал мужчина и нагнулся над ней.
- У меня есть жених, - прошептала она.
- Я завидую ему, - сказал мужчина и перевернул женщину на спину, - ему придется немного подождать.
- Я не могу, - как в бреду начала было говорить она.
- А кто тебя спрашивает, - сказал мужчина и, взяв ее руки, убрал в стороны.
Женщина промолчала и подчинилась. Она закрыла глаза и прикусила губку. Мужчина уверенно повис над телом. Посмотрел вниз. Его пенис дернулся и боднул женщину в живот, она тут же вздрогнула и вскрикнула. Он взглянул ей в глаза, но они были закрыты, и поэтому не мог понять, о чем она думает. Его пенис опять дернулся. Женщина опять вскрикнула. Он повторил движение, и она опять вскрикнула, а тело вздрогнуло. Опираясь одной рукой в матрац, другой он провел по ее груди, женщина застонала.
- Я твой жених, - сказал он уверенно и громко.
Женщина промолчала, а только вытянула руки, взяла его подергивающийся пенис и направила вниз. Мужчина чуть опустился пониже, ей этого только и надо было. Держа распухший член, она ткнула им себе между ног.
Она вскрикнула, когда тупая головка растолкала плотно сжатые губки и буквально провалилась в нее как в бездну. Он резко дернулся и тело женщины подбросило вперед.
- Аааа… - Широко раскрыв глаза и стараясь понять, что произошло, прокричала Ирка.
Николай не остановился. Он как заведенный, получив свой приз, не намерен был его терять, и продолжил ритмично и как можно глубже вгонять свой член в Ирку. Та при каждом проникновении в нее вскрикивала. Сжимала пальцы, и как можно сильнее зажмуривала глаза. Игорь делал это, как ему казалось, качественно. С остервенелым усердием. Тело и грудь молодой девушки подпрыгивали. Она застонала.
- Ай, ай, - ее голос доносился откуда-то из глубины.
Она расслабила руки и как можно шире развела ноги в стороны. Теперь его пенис проникал еще глубже, и она взвыла. Прогнулась в пояснице. Подняла руки вверх и обхватила ими мужской торс.
- Да, да, - шептала она, впиваясь пальцами в его спину.

Когда Николай занес меня в комнату… я испугалась. Я была голой, беззащитной. Только в холле поняла, что это было не мое наваждение. Зеленоватый свет ламп отрезвил. Я не хотела показывать своего страха, неуверенности, растерянности. Когда он перевернул меня на спину, убрал руки и посмотрел на мое тело, я что-то почувствовала. Еле заметное присутствие, тонкая струнка, которая напряглась и тихо пела. Почувствовала сперва в груди, потом в животе, а после и в паху, жжение, которое становилось с каждой секундой все нестерпимей и нестерпимей.
- Я твой жених, - сказал он уверенно и громко.
Я почувствовала его член, который нервно дергался у меня на животе. В паху все свело. Стало больно. Ноги вздрогнули в судороге. Схватила его орган и ткнула им чуть ниже лобка. Через секунду губки сдались. Как наконечник копья, головка проткнула меня. Я закричала.
Это было грубо! Отвратительно! Унизительно! Низко! Он трахал меня как бездушную суку. Как купленную шлюху, с которой можно делать все, и она обязана все терпеть, но я… Я почувствовала. Это произошло мгновенно. Меня пронзили. Грудь подпрыгнула. Я ощутила все, каждую клеточку своего тела. И это было неописуемо здорово. Он трахал меня, и я наслаждалась этим. Раздвинула пошире ноги.
- Ай, ай, - шептала я.
А потом все произошло так мгновенно, что я не ожидала, не успела подготовиться. Знала это состояние. Знала, что предвещает, но упустила. Я просто взорвалась. Сжалась и, зажимая рот, закричала. Оргазм! Что это такое? Кто бы знал. Это пик наслаждения? Вершина всего, что может быть с тобой в постели? Секс, химия твоего тела. Она предательски выдает тебя, и ты ничего не можешь в этот момент поделать. Ты на мгновение становишься рабом своей прихоти. Ни тело, ни дух тебе не принадлежит. Ты в потоке чувств мчишься куда-то, не разбирая дороги. Ты ни о чем не думаешь. Тебя в этот момент просто нет.
Очнулась не сразу. Тяжело вынырнула из голубой тьмы и тут же ощутила толчки в паху. Открыла глаза и посмотрела. Николай продолжал усердно меня трахать, он так и не кончил. Несколько секунд я спокойно наблюдала за ним. Грудь продолжала подпрыгивать. Чужой мужчина со мной. Нет. Наоборот, я с чужим мужчиной. Я его не знаю. С трудом вспомнила его имя. Он продолжал трахать.
Что-то в груди гнобило. Ныло. Что я сделала? Что я натворила? Мысли запутались, и я не могла их уловить.
- Ай, - вскрикнула.
В паху где-то опять стрельнуло. Я вытаращила глаза. Толчки проникали все глубже и глубже. Я замерла. Боялась себя, своих чувств и ощущений. Грудь заныла, прижала ее руками, но тут же заныл живот. Стало очень тяжело дышать и появилось огромное желание опять испытать оргазм, а он был где-то очень рядом. Я задрожала от страха, что опять не выдержу, поддамся и как девка завизжу.
- Стой, стой, - набрав грудь, прошептала я. - Остановись, - уже чуть не крикнула.
Он остановился, его лицо было раздраженным. Я быстро выпрямилась, скользкий член выскользнул из меня. Щелчок в паху. И я сжалась. Нет! Только не сейчас, подумала я и встала на колени. Грудь опустилась, немного полегчало. Он смотрел на меня. Медлить было нельзя. Еще секунду, и он сорвется и повалит меня, а именно этого я и не хотела.
Повернулась к нему спиной. Хотелось совершать глупости и как можно больше. Теперь мне хотелось всего и сразу. Какое мне дело до завтрашнего дня. Я здесь и сейчас. Чужой мужчина смотрит на меня, мы одни, это моя тайна. Пусть смотрит. Пусть делает свое дело, а наслаждаться буду я. Пусть он думает по-другому, но Я хочу этого, Я, а не он.
Осталась стоять на коленках. Нагнулась вперед, уперлась плечами в матрац. Секунда затишья. Я наслаждалась оставшимся временем, оно истекало и очень быстро. Еще секунда… И схватив меня за бедра, он воткнул свой пенис. Он осторожно, как бы нерешительно вошел.
Это удивительно. Можно ли это описать, мое состояние. То, что было потом или сейчас, я не знаю. Мужчина задергался в конвульсиях, и его истерическая тряска передалась мне. Я сперва вскрикнула, а потом закричала. Испугалась своего голоса и уже шипя повалилась на кровать. Меня трясло. Мышцы неуправляемо дергались. Пальцы что-то искали, а рот пытался судорожно глотнуть хоть чуточку воздуха. А после я просто провалилась в черноту. Отключилось сознание. Тело. Я была нигде.
Вечер. Странный вечер. Считала себя целомудренной, верила в это. Но я удивительно просто и легко сексуально флиртовала с одним, а другому позволила себя трахнуть и получила от этого удовольствие. Что со мной не так? Я лежала в постели, не открывая глаза, боялась. Сквозь веки ощущала солнце, уже утро. Мужчина. В животе заурчало, на душе стало противно и отвратительно. Я напилась и как шлюха подставила свой передок, но почему? Вся раздраженная, села, открыла глаза. В окно светило яркое солнце. Одеяло спало. Посмотрела на свои груди, они чуть свисали. Как мерзко я поступила. Я сидела и ругала себя как только могла, как будто это могло помочь, а потом резко соскочила и посмотрела на постель. Никого рядом не было. Сердце билось мелко-мелко. Схватив одеяло и закутавшись в него, я подошла к ванной. Заглянула. Никого. В номере была одна. Быстро подбежав к двери, задвинула защелку и только после этого немного успокоилась.
Я была в гневе. Злилась на себя. Распахнула ванную и пошла в душ, хотелось смыть с себя все, буквально все. Наверное, более получаса мылась, все терлась и терлась. Уставшая, вышла и шлепнулась на кровать. Пахло сексом. Отвратительный запах. Я соскочила и села в кресло. И только теперь заметила, что на столике лежали мои вещи. Схватила их и стала быстро надевать. Помнила, что оказалась в номере без ничего, голой, но сейчас вещи были все на месте. Почему-то от этого мне стало приятно и с какой-то даже благодарностью мысленно сказала «Спасибо». Поправив складки одежды, посмотрелась в зеркало. На меня смотрело довольное лицо. Но… я ведь злюсь! Чуть сдвинула брови и сжала губы, отражение стало комичным, я выругалась. Что не так? Внешность и та врет мне. Я опять рухнула в кресло, надо уходить. Боялась этого номера, но и встать также боялась. Что там за дверью и что там со Светкой?
Посмотрела по сторонам. На полу лежали мужские плавки. «Отвратительно», - первая мысль промелькнула. Встала, подошла и подняла их, чувствовался мужской запах. «Насильник», – прорычала я про себя. Но слова ничего не дали мне, я ведь прекрасно помнила эту ночь. Наверное, была самой трезвой и делала все осознано. Бросила их в мусорку. Подошла к зеркалу и задрала свитер, а после быстро сняла его, расстегнула лифчик, бросила его вслед, за его плавками в мусорку. Теперь мы квиты. Пусть что-то и мое останется здесь. Теперь на душе было тепло, я уже не боялась вчерашнего дня и уж тем более, не боялась завтрашнего.
Подходя к выходу, я остановилась. На тумбочке, что стояла у двери, лежали деньги, и много. Я посмотрела на них. Рядом лежала записка с одним словом: «Спасибо».
- Кому спасибо? Мне что ли? – ругаясь начала кричать я. - Он за кого меня принял? За проститутку? Я это делала не из-за денег! Я хотела этого. Ты понимаешь? Хотела! Хотела трахаться, а ты мне деньги.
От этой мысли мне стало не по себе. Сама призналась почему так поступила. Я ведь этого хотела, просто хотела бесконтрольного, неподвластного запрету и осуждению секса. Я знала тогда, что никогда не увижу ни Михаила, ни Николая, и эта ночь будут только моей. Никаких слов. И тайна только моя, моя и точка.
Я посмотрела на деньги, сумма была большой.
- Если я ему понравилась, пусть будет так. Если я ему угодила, хорошо. Если он посчитал меня продажной женщиной, это его дело, но я деньги возьму, они мне нужны – с этими словами взяла их и как можно поглубже запихала в карман джинсов.
Светку я не нашла. Дверь в номер была закрыта. Постучавшись несколько раз и не получив ответа, ушла. Я ей не нянька. На улице было холодно, нос обжигал ветер. Закутавшись потеплее в шубу, я побежала по дорожке.
Чувства – это странное состояние тела. Я шла и думала о вчерашней ночи, уже не злилась, но никак не могла понять себя. Почему? Почему я так поступила? Ведь не хотела, а сделала. И более того, теперь уже не боялась говорить себе то, что я не просто хотела это, что если все вернуть, то я бы поступила так же, а может и… В какие-то моменты мне было приятно вспоминать, но согласиться с собой пока не могла. Вот именно, что пока. С этой нерешенной мыслью я вошла в дом. На пороге меня встретила сестра и сходу начала кричать, что я могла бы и позвонить. Что она знает о мужской руке, которая прижимает тебя, которая ласкает? Что она понимает в мужском взгляде, от которого мурашки по спине? О мужской наглости и улыбке. Что она знает?

Елена Стриж © elena.strizh@mail.ru
Рисунок Шорохова Владимира © shorohov64v.64@mail.ru

Сборник рассказов «Розовый бархат» вошло 20 произведений ISBN: 978-5-5321-0920-9
https://www.litres.ru/elena-strizh/rozovyy-barhat/





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 140
© 14.05.2019 Елена Стриж
Свидетельство о публикации: izba-2019-2557677

Метки: Юность, нежность, переживание, эротика, измена, гостиница, студентка, любовь, случай, сексуальность,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика









1