Почеркушки


ЛУНА.
… Художник только что нарисовал Луну… У него теперь было такое чувство, что он только что нечто украл, и его в этой краже уличили… «Разве я теперь сделал что-то не то?.. Что-то постыдное?.. — думал он… — Может, вообще мне бросить рисовать?.. Ведь добиться абсолютного сходства с предметом просто не возможно!.. Так, зачем?..» Впрочем, Художник курил марихуану, и теперь был под кайфом… Марихуану он курил давно, и иногда она давала ему чувство личной свободы…
…..
А по сути был он довольно беспечный, веселый человек, не загадывающий никогда на завтра, легкий как птица, на подъем… Любящий шумные улицы и любитель застолий… И писал в охотку картины, которые никто, впрочем, не покупал…
ЦИНИК…
… Полпот — циник… Все в группе это знают… (А Полпот учится в медицинском институте на третьем курсе...) Полпот входит в набитую аудиторию, пошатываясь из стороны в сторону… «Что с тобой, Полпот?» — спрашивают его… «Оголодал я!..» — отвечает Полпот… Все смеются… У Полпота здоровый вид, и румянец на щеках… «Разве нынче война?.. Полпот?.. Разве голод?.. Ты в своем репертуаре!..» «Ослаб я, ребята!.. Ой как ослаб!..» — Полпоту простят и это… Полпот будущий врач… «Скажите девушки подруге вашей!..» — выпевает Полпот… «Полпот, ты влюбился, наверное?..» — «Как все!..» (Наверное...) (Или я всех хуже?..) «Влюблен, собака!..» (Как черт, влюблен!..)
ОГОВОРКА…
… Еврейского политика зовут «Смотрич»… Русские эмигранты называют его «Смотришь»… « Смотришь ли?..»
ПЬЯНЫЙ И ДЕТИ…
… Осветитель из Театра Кукол, совсем еще молодой человек, напился как свинья, с получки… Во дворе дома копошатся в песочнице дети… Пьяный стоит возле… «Так, что здесь, по типу, происходит?.. Я сегодня, по типу, выпил!..» — объясняет он детишкам… Те не проявляют к нему никакого внимания, продолжают свою игру… «А, вы, по типу, еще дети!..Вы, по типу, еще ничего не понимаете!.. Еще, по типу, маленькие...» — произносит он, и махнув рукой, шатаясь, уходит со двора куда-то прочь… Время для него течет теперь медленно — так с ним всегда бывает, когда он крепко пьян…
ЭФИР…
… Пробился в прямой эфир только для того, чтобы выматерить всех подряд… Долго готовился к этому, все звонил на радио, все ждал своей минуты славы!.. Тоже человек…
ДРУГ ПОЭТА…
… Поэт был чудак и пьяница… Его друг, садовник, очень смеялся над ним в душе… Его смешила сама способность человека рифмовать… По его мнению, это была одна из человеческих слабостей… «Рифмач!..» — смеялся он над другом в душе, и все подпаивал того с получки… Выпив, поэт становился и вовсе странен… Смотреть за ним в это время было интересно, и собственно только поэтому садовник с ним и дружил… «Существо с другой планеты!.. — говорил он про себя… — Зверек забавный!.. Посещает Землю, когда очень хочет выпить… У него- то на планете, поди, и водку запретили давным-давно!..» Поэт же думал о садовнике: «Какой добрый человек! Такие щедрые люди редко рождаются!.. На свет… Дай бог ему здоровья и веселья!..»
ПОЭТ…
… Все корячился… Завидовал классику, хотел оставить после себя нечто бессмертное… Пил, и как-то по Осени спьяна замерз в Степи… (Странную прозу я в последнее время пишу… Даже полустранную...)
ПОЭТ…
… Казах по крови… По молодости был в Оптиной Пустыни, выколол себе на руке наколку: «ХЛ»… ( То есть: «Христос Любит!..») Кололся… Пил и курил… Пил чифирь немеренно… Впрочем, о покойниках или хорошо, или ничего…
ПОЭТ…
… Выпивал стакан вина и начинал импровизировать… Рифмовать… Час… Два… И ничего при том не записывал… Он так просто тряс мозгами… Работал сторожем в строящемся только Музее, после устроился в Театр Кукол, актером — Главрежу варягу было лестно то, что у него в труппе теперь есть поэт -импровизатор… Скоро Поэт ушел из Театра на вольные актерские хлеба… Психанул с чего-то… («А пошел бы я к черту!..»)
ОСТОРОЖНЫЙ ФАЛЛОС…
… В прочем мире война, а люди на яхте посреди океана пьют вино, любят, и сладко едят… Они заплатили за свой отдых… (Компания обязана теперь выполнить свои обязательства по отношению к ним, и довести их путешествие до конца… Ссадить в конце-концов на берег, и дальше — хоть трава не расти… Живите и выживайте!..)

А пока на Яхте любят осторожно, собираются в каютах попарно… Любят как умеют… Влюбляются на полном ходу… И никто не молится… Штиль… Небо синее как Озеро, как Море… Женщины цветут… Мужчины играют мускулами… Море не пусто, встречаются по пути и другие корабли… Капитан вечно пьян, как свинья… И люди гонят от себя тревогу… (Да здравствует капитан!..) Любовь и Море!.. Пир!..
СОН…
Торжественно и странно, и страшно: Звезды изменили свой вечный путь по небу, выстроились по-новому… Апокалипсис, и чей-то очень глубокий Голос, все объясняющий сразу… Мы сидим за столом, я, Кукольник, приятель, и его жена, художник — играем в карты на то, что у тебя при себе на данный момент есть… У меня с собой только пирожок с печенкой… Больше -ничего… Ночное Небо сине как само Море… Звезды грозны… Апокалипсис… Конец Света… Он же Начало… Впрочем… Странный Сон…

В Палестинах война… Ракеты летят мне на голову… Я принял на Ночь снотворное… Сплю с перерывами… Рваный Сон… В Палестинах война… (Сон видно в руку...)

Звезды выстроились по-новому в синем ночном Небе… Некий глубокий как Океан Голос все объясняет… Конец Света… Голос над целым Миром… Звучащий… Гремящий… Что Музыка...Сон в руку…
ЧЕЛОВЕК…
Важней ли самого человека то, что он скажет?.. Важней ли Человека то что он видит (во сне)… И то, кого и что он любит?.. Рука Лунатика не дрожит… В приступе Лунатизма он ходит в спальню к родной сестре… Страхи ночные… Спирт против Страха… В приступе он пьет тот спирт… Осень в самом разгаре… Ветер ночной слеп… Спирт против Мрака… Ветер парень-рубаха… Ветер… Гуляка… РубаКа… Рыбак… В ударе… Пьян собака… А позавидуешь… И любовь (тоже) слепа порой как тот Ночной Ветер… Слепа как древняя старуха… Или Дерево… Или Озеро… Или Горе...Или Гора… (Бояться ли ее...)…
ГРАЦИИ…
… Бог дает народам Грации… Русским -одну, неграм другую… Англичанам и французам -свою… Танцы и хоровая музыка… Картины… Скульптуры… И немецкая губная гармошка… Все это Сверху, и все Загадка… Как-всегда-птичий полет… Птицы миллионы лет летят из края в край на зимовку… Привыкшие к Чуду… Лань тихо дрожит всем телом во время Любви… Что-то поет (в душе) при Этом… Тоже Грация… Жираф идет красуясь по нежной траве… Жук вдохновенно точит березу… Луна как-то поет по Ночи… Ангелы выводят хором «Вечерний Звон» -только для тебя!..Только для тебя… Растоман под марихуаной, разглядевший самое Дно Красоты… И робкие Тени по углам в доме, где живет теперь Поэт… И затишье после Бури… Долгожданное…

Нежный верблюд… Лев в Саванне… Белый Кит в Океане… Как плавны иногда их движения!.. И Старик, вышедший по весне на улицу погреть кости, промерзшие за зиму… Посылающий благословение всему Живому… Даже нищему с прекрасным бледным лицом, прочно сидящему на игле… Даже гею с томным взглядом, что любит порочно… Даже проститутке с улыбкой Джоконды вечно стоящей на углу оживленной улицы, в Ночи Большого Города… Мир-то чуден!.. И есть (еще) Гармония!.. И веселый вор, все гуляющий на чужие, не унывающий и в тюрьме… Ветер с воли дует в зарешеченное окно камеры, несет арестантам запахи Степи и свежескошенного сена… И хорошо… Хорошо… Солнце еще высоко… День велик… До самых ангелов ночных… До самой Ночи… Что опять придёт…

7 мая 2019 года, Ашкелон.






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 07.05.2019 Александр Щерба
Свидетельство о публикации: izba-2019-2553508

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия


vladisvet gorilkin       10.05.2019   02:15:31
Отзыв:   положительный
"… Казах по крови… Кололся… Пил и курил… Глотал чифирь немерено…
Впрочем, о покойниках или хорошо, или ничего…"

Саша, я рад, что ты попытался описать Закира Дакенова с другого, неофициального и непопулярного, ракурса. "Хорошо, или ничего" тут ни при чем. Это просто правда. Список "заслуг", конечно, не полный.
Последние наши встречи с ним оставили довольно неприятный осадок. Он был практически невменяем. Написать, или сказать хоть что-то вразумительное уже не мог. Клянчил какие-то рифмы и метафоры и убеждал, что если я ему их "отдам", то он сделает из этого "настоящий шедевр". Убеждал нас в том, что один из Светиных стишков написал он. Похоже, по обкурке решил, что он сам и есть настоящий автор. Мог зайти "в гости", спиздить все таблетки из аптечки, спрятаться в сортире и там их заглотить. Мог предложить замужней женщине выйти замуж за него любимого. (Насколько я понимаю, он предлагал это всем знакомым женского пола, и некоторые из них по сей день верят, что это было всерьёз.) Мог подарить чужой жене нижнее бельё на 8 Марта. Ну, в общем, много чего такого делал, за что в приличной компании можно и по морде получить, но в данной ситуации мордобитие было бы абсолютно бессмысленным, т.к. по причине перманентного наркотическо-алкогольного опьянения он уже ничего не соображал и просто не понял бы, "за что". В лучшем случае, подумал бы, что из "зависти".
В общем, печальная история. Я думаю, что совдеповская традиция посмертного убеления с последующим почитанием себя изжила. Люди нуждаются в правдивом, объективном описании.
Поэтому я считаю, что твои строки своевременны и актуальны. Хорошо бы использовать их в качестве эпиграфа к биографии:
"… Казах по крови… Кололся… Пил и курил… Глотал чифирь немерено…"
Можно добавить: "Кушал колёса горстями... Был крупным специалистом по сбору и употреблению астраханской анаши."
Ну, а всё остальное - это уже мелкие, незначительные детали.








1