О демографическом обдуване подраспухшем на 450 тыров


Гонивус Бардакориус Вмёрзлазьевский
Собиратель истин, лектор, в редких случаях – просветитель.
(Наречённый недоучкой, вольнодумцем, белебеней, обдувалой и пр. толпой неблагодарных зевак со скуднамя извилинами под коробом черепа).


Из цикла трудов затхлых под общим наименованием «Краткия разжувания сутей кособоких инициатив выдавливаемых из самой выдающейси части государственнага организьму протяжной земли Вмёрзлазии».


О демографическом обдуване подраспухшем на 450 тыров


В честь демографических торжеств, свершившихся зачахшими всходами в государстьве нашей, решено було организовать сбор средств для особо пострадавших от них. Родильный обдуван настигший нончес отчизну нами населяемую, требуеть отчаянных усилий по преодолению оного. Видимо так. А как жешь ешшо прикажете объяснянькать выдавленную в очередной раз госюдарственну инициативку? С ея торопливостью выступили вчерась шпикер госдурья Володинус и Валентинус - подстаканус - Матвиенкус (голова Совета Фёдора при канализации). Идея их в следуюшшем качане гнилушном: те семьи, шо настругають в ночах пылушных третьего и воспоследуюшших гомункулусов, при их фактическом вылуплении из яйцовых клеток (с соответствуюшшим подтвердительным предъявлением свидетельства о возрождении из ЗАГАСи) получать от государстьвы расщедрившейси аж… 450 тыров! Но! – строго для погашению ипотечных кредитств! И не окромя того! Ох и забота отеческа! Сразу жа виднеетси неприкрытая, беззаветная услужливость пред населением сократившимси. Ай да Володинус! Ай да сукин Сад маркиз де Полн Придур! 450 тыров! Ай да откеда ж таковска растрата для казны?! С барского ху… вернее – плеча! Ежели мы не ошибаемси, то ровно означенная суммачка – есть месячный «заработок» рядового депутотишки из той самой госдури. Неть? Не так ужо? Неужто прибавили покудава мы таблом щёлкали? Тем не менее. В переводе с тыров на деньги, енто будя приблизительно – 8 тонн баков. Скудненько, надова заметить, ежели брать в расчёть потребности семьи состояшшей из, как минимум, пяти человеко-ртов. И сие – лишь при нонешних ценах. А оне ведь – верблюжье отродье – всё растуть да растуть. И тыры постоянно обваливаютьси. И совсем не в панировке. А в панике. И баки (настояшшия зелёныя денюжки) имеють свойство изменять цифирь на табло в обменниках. Так, шо сегодняшние 8 тонн +/- с копейксами (450 тыров) назавтра, образно говорясь, вполне способны превратитьси в… одну. Али в две. Ну, в лучшем случае – в три - четыре. В лучшем. Однако ж спрашиватьси: отчего столь заботливая инициативка выдавлена наваристой жижой мыслительной Подстаканки и Володянуса в госдуру? Складываетьси жуть, будто их разобрала страшила о забвении нашинском, при столь скудном размножении как прямо ща! «Исчезнуть народы вмёрзлазьевы, без следа, без пыли… - вскакивая по ночам с широченных коек, ухлопанных парчовым бельём, восклицаеть Володянус. – О, горе нам! О треволненья! Иныя народности, захватють земли нашински по всему заполярному полуокругу! Нахлынуть аки монголые-тарантуло нашествия, и нетути нас более! Остатки некогды величайшега народу – вмёрзлазьевого – доживають лихия годины в печали демографическай, унынии и растрёпанности! Как жа изжить нашу кручину – матерь Нотер Срам до дымящей Пари! Ох, и тяжко мене без избавлению… всех в кутузову бабу… ох и горкло!..» Сходныя думы терзають и Подстаканку литровую. «Ипотека… - размышляеть оне, раздвигая морщины на морде ручищами, - как жа выправить прибытки банкирским домам? Я ж, как-никак, в доле! И доля моя, ежели ни черта не испробовать поменять, могёт стать горькой. В смысле – меньшой, нежели я рассчитывала. Горькая доля – долюшка, да на шо ты мне, неволюшка…» Опосля чаво, с крайней досады, Подстаканник пускаетси в пляс распевая частушки и изрыгая планы спасению обветшавшего окончанию кредитного цикла. «Важонно, - буровит ужо по утрянке Володянус, на людя воззря, - мол, закон, будя иметь обратную тягу. И начнёть действовать с первага январства 2019 году. Таким макаром, компенсацию-де, получат семьи, хде в ентой године зародилси третий и воспоследуюшшия недоросли». Добже! Мы - токмо за! Особливо осознавая главнючий фактор: вашинска превосходная компенсация – сизый нос в бересте – не приходя к семьям на руки, перекочуеть в карманы аффилированных с вами жа банкиров. Шо за благость! Во шо за надлежащий перст! Указуюшший на АО «ДОМ. Вмёрзмразь». Гибнуть поди, гибнуть нашински банки от непосильных массовых неуплот! Плодятьси и плодятьси дефолты, как частных рыл, так и мелких предпринимаюшших деляг. Токмо ипотечныя раздачи ешшо, аки исполины, держат на плечах трясущихси всю прогнившую банковую систему ненаглядной земли житий наших. И дабы оне держаласи и впредь, ну хоть скокмо-то! – и организована очередная раздача бюджетных средстьв на поддержку… не, не семей, разумеетьси, а – правильно – аффилированных с государстьвой банкирских домов. Эдак, ежели б Володянус вытаскивал из сваво карману лично выделяемыя месячные 450 тыров, тогды глядишь и чаво-нибудь прервалось. Ну, тамава, растрата какая «неконтролируемая», воровство, али дажо связь поколений. Ведь в бездуховности грязнут обычно народствы, живущия без связи поколений. Скажем, кредитнулси дед лет сорок назадь, прикупив усадебку без брёвен из шести соток на краю болота, так должок за него выплочиваеть и сынс, и внукс. А ешшо лучше, шобы и праправнуки присовокупились. Ибо то – есть связь поколенствий. На долгую славу прикормленных банкиров и правящих с ими в подтяжках чекашных хануров. То жа и в отношении квартирс. Нужонна связь духовная. Высшего, так сказать, порядку. А шо делаеть семьи крепше, чем непогашенный вовремя кредить? Пожалуй - ничё. Тутава все свары прикращаютьси, по причине осознания ведущей скрепы: урчание животов надлежить прекратить; допуск к горячей воде и санузлу – в приоритете. Так шо – пёс с ими, с банками, с АО «ДОМ. Вмёрзмразью», с аффилированными структурами – суета енто усё. Наш госдуркин шпикер о сохранности семейств думкаеть. И токмо. Неустанно шевелит волосья головныя с целью обмышлевания дальнейшега ограбл… ограничения излишних потребностей семей. Решил (допустим греха ради) хто-нибудь из семейственных отойтить налево по острой писюшной нужде, а тутава – на тебе. Напоминание на телэфон пришкандобило. Так мол, и сяк, а покудава ты в сию минуту прилохмачиваешь один писюн к другому (такому жа прилохмаченному), правителство заботливоя одарило тебя 450 тырами! И могёшь на рабостях… на радостях точнее, прилохмачивать и далее – не сдерживайси, ведь все воспоследуюшшие отроки, зачатыя тобою теперьча, обогатятьси аж на 450 тыров. Отданных, впоследствии, в соответствуюшший к тому самим своим предназначением – банк. Оттого и вскакиваеть ночами Володянус Добросцеживатель Шкипидарный с парчовых перин, с криками «не допущу пришествия кузины-матери! Отомщу… разом… возверну взад средстьвы!.. Ща издам закон!» И далее размышляеть: рождение третьего отрока в семье… м-м-м… поможеть ли оно государстьвенной фентифлюшке? Оградит ли от посягательств злых монголых тарантулов? Удержить ли на плаву отстёгиваюшший мене банк? На обратной ли тяге, али каковской прочей, дивно замутнённой? Без разницы… горшочек вари! Тожа и Подстаканка. Понимаеть, стерлядка литровая: без компенсаций-то ща никуды. Третий гомункулус на подходе – енто вам не кассовый разрыв в возлюбимом банке. Тутава – помогать нужонно семьям! Помогать. И не корпеть над каждым тыром. Себе жа дороже. Не кому-нибудь.


Лето 2019 (7 апрельса) от времян Первых Строек на Прекрасных Сугробах









Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 07.05.2019 Гонивус Бардакориус
Свидетельство о публикации: izba-2019-2553438

Рубрика произведения: Проза -> Сказка










1