Вспять


Ищенко Г. В. 2019 г
anarhoret@mail.ru

                                                                   Вспять

                                                                    Рассказ


      Николай Азаров работал в компании Зеленского без малого пять лет и успел дорасти до должности заведующего отделением научно-технического центра его клиники. Для молодого биохимика это был быстрый карьерный рост. В компании, кроме этого всемирно известного лечебного учреждения, были ещё большое фармацевтическое предприятие и фабрика спортивного питания. При собеседовании его собирались отправить на одно из этих производств, но кто-то из кадровиков передумал, и молодому специалисту пришлось заняться медициной.
      Клиника состояла из нескольких больничных корпусов, научного центра и двух жилых домов для врачей, младшего медицинского персонала и охраны. Николай тоже попытался получить комнату, но ему объяснили, что селят только тех, чьи услуги могут срочно понадобиться.
      Попасть в НТЦ можно было через въездные ворота или крытый переход в административный корпус клиники. Надёжная изгородь имела приборный контроль, а места пропуска тщательно охранялись. Двое вооружённых охранников хорошо знали Николая, тем не менее ему пришлось пройти процедуру опознавания. Сканер проверил его радужку и подтвердил личность, после чего открылась перекрывавшая переход дверь. Показав парням свою карточку, он побежал дальше. Поводом для такой спешки был вызов самого шефа. Зеленский лично беседовал со всеми руководящими работниками фирмы перед их назначением, такой чести в свое время удостоился и Николай. После этого он видел Александра Владимировича только однажды, когда три месяца назад в НТЦ привезли Самойлова. Эта встреча стала третьей.
      – Где вы ходите? – недовольно спросила секретарша. – Он о вас уже спрашивал!
      Пробежав приёмную, Николай вошёл в кабинет. В большом помещении не было другой мебели, кроме стоявшего в отдалении начальственного стола и расположенных вдоль одной из стен стульев. Одно из двух больших окон почти полностью закрывали растущие в кадках кусты, но для хорошего освещения хватало второго.
      – Берите стул и садитесь рядом! – не здороваясь, приказал Зеленский. – У нас крупные неприятности, а вас приходится ждать!
      Вообще-то, Николай сразу же бросил все дела и помчался на вызов после звонка секретарши, но с начальством спорят только кретины, поэтому он молча выполнил приказ.
      – Вы исполняете обязанности Кравцова, поэтому слушайте, что нужно сделать, – продолжил шеф. – Скоро в центр приедут из администрации президента. Охране дана команда пропустить, а вам нужно оказать всяческое содействие, поделиться результатами наших исследований и отдать Самойлова!
      – Как это отдать?.. – растерялся Николай. – Мы же так и не...
      – У нас утечка, – оборвал подчинённого Зеленский. – Меня предупредили, что, если мы не выполним все требования, придётся отвечать за похищение человека и насильственные опыты. И отвечать будете вы вместе с Кравцовым, потому что я ни о чём не знал. Всё поняли? Скопируйте результаты исследований, потом передадите лично мне в руки. Если будет возможность, продолжите работы без объекта. Идите!
      «Вот сволочи! – зло думал Азаров о начальстве, возвращаясь в свой НТЦ. – Не знал он! В этой клинике нельзя пёрднуть, чтобы ему об этом не доложили! А Кравцов, скотина, наверняка всё знал! Не уехал бы он отдыхать в октябре в промозглую Германию, да ещё так спешно! Одна надежда на то, что никому не выгодно раздувать эту историю, а то меня точно сделали бы крайним!»
      Дальше события развивались стремительно. Едва Николай вошёл в здание центра, как подбежал охранник и доложил, что его ждут у подъезда. Ждал высокий мужчина лет пятидесяти, с неприметным лицом и почти лысой головой, одетый в утеплённый плащ. Неподалеку курили крепкие парни в камуфляже, обвешанные каким-то убойным железом. За ними на дороге стояли два бронированных электромобиля: шикарный мерседес и отечественный восьмиместный «Тигр». Наверное, это была силовая поддержка ФСО.
      – Здравствуйте, – поздоровался лысый. – Я один из врачей президента Алексей Михайлович Соболев. Где мы можем поговорить?
      – Пройдёмте в мой кабинет, – представившись, пригласил Азаров. – Ваши бойцы пусть ждут здесь. Самойлова приведут наши охранники.
      Кабинет располагался на втором этаже и использовался исключительно для отдыха. Соответствующим был и интерьер.
      – Садитесь на диван, – сказал Николай, заняв кресло. – Что вас интересует? Я временно заменяю начальника нашего центра и постараюсь ответить на все ваши вопросы.
      – Расскажите об этой истории с начала и до конца, – попросил Соболев. – Мне говорили о вашем «пациенте», но очень коротко. Он действительно молодеет?
      Слово «пациент» было произнесено с нескрываемой иронией.
      – Я тоже расскажу коротко. Все подробности будут в его личном деле. По базам МВД и личным документам Сергею Самойлову через месяц должно исполниться семьдесят три года. Месяцев пять назад он начал молодеть. Сначала это было не очень заметно, потом стали обращать внимание соседи. Это очень нелюдимый и замкнутый человек, у которого нет семьи и близких друзей. Родственники есть, но не в Москве. Сначала он старался реже выходить из квартиры и делал это в вечернее время, потом занялся гримом.
      – Это не так просто, – заметил Соболев. – Он кто по специальности?
      – Слесарь из какой-то коммунальной конторы и к тому времени уже несколько лет не работал. С гримом всё просто. Для морщин достаточно жидкого латекса, пудры и красящего карандаша, а сделать седину ещё проще. Если не присматриваться... На этом он продержался с месяц, за который помолодел ещё лет на пятнадцать. Грима оказалось недостаточно, и Самойлов решил обменять квартиру. Мы вышли на него случайно. Один из наших охранников жил в соседнем подъезде. Он рассказал об этом уникуме...
      – И вы поверили?
      – У нас никто не поверил, но кто-то из начальства охраны решил проверить, и после этой проверки Самойлов оказался в центре.
      – Кто дал приказ провести акцию и как на ваши действия реагировал Самойлов? – спросил Соболев.
      – С первым вопросом обращайтесь к руководству клиники, – ушёл от ответа Николай. – А реакция... У нас очень хорошие профессионалы, которые применили какую-то химию. Сергея доставили в бессознательном состоянии. Когда пришёл в себя, попробовал сбежать, но быстро понял, что это нереально. В то время я дал бы ему не больше сорока пяти.
      – А сейчас?
      – Сейчас это тринадцатилетний мальчишка. Не верите? Знаете, Алексей Михайлович, для меня нет никакого смысла во вранье. Я не в восторге от вашего появления и требования отдать пациента. У нас только наметились успехи, а теперь придётся свернуть исследования.
      – Работали три месяца и так мало накопали? – не поверил гость. – Рассказывайте, что нашли.
      – Попробуйте работать результативней, – пожал плечами Азаров. – Хотя с нашим заделом, может, и получится. Прежде всего мы проверили состояние организма и были удивлены. Сейчас даже в молодом возрасте трудно найти человека без какой-то патологии, а наш пациент мог служить образцом абсолютно здорового человека! Он продолжал молодеть, и вскоре в этом убедились самые заядлые скептики.
      – Нашли причину? – уже с интересом спросил Соболев.
      – Нашли следствие. В его крови образуются очень сложные органические молекулы, которые обладают некоторыми свойствами живых организмов. Они долго существуют в насыщенном кислородом питательном растворе и быстро распадаются при неблагоприятных условиях. Эти молекулы могут перемещаться и как-то менять свойства крови. Когда её вливали в старых пациентов клиники, они не только заметно молодели, но и выздоравливали за несколько дней.
      – Омоложение было неполным?
      – Для полного нужно каждый день качать из Сергея кровь, – объяснил Николай, – Это путь для одного-двух пациентов, да и то у них должна быть кровь с нужными параметрами.
      – И какие они у него?
      – Группа А, резус положительный.
      – Это не подойдет. Пробовали выделить молекулы?
      – Можно выделить для исследований, но не миллионы для чьей-то крови, – ответил Азаров. – Чего мы только ни перепробовали! Попытались определить структуру и химический состав молекулы, но не хватило возможностей оборудования. Там всё так сложно, что можно забыть о синтезе. И по-прежнему непонятно, что является причиной их появления в крови Сергея.
      – Вы подготовили для нас копию результатов своих работ?
      – Я только что получил такое распоряжение Зеленского. Нужно часа два, за меньшее время не успею.
      – Тогда я заберу Сергея, а за результатами пришлют кого-нибудь другого. Пойдёмте к вашему мальчишке.
      – Пойдёмте. – Николай встал с кресла и вместе с гостем вышел из кабинета. Они подошли к лестнице и поднялись на третий этаж. В конце коридора стоял вооружённый охранник.
      – Не мало одного? – спросил о нём Соболев.
      – Здесь на всех окнах решётки, – ответил Азаров. – Охрана заточена на сам центр, а в комнатах Самойлова установлены камеры.
      Они подошли к охраняемым дверям и Николай отпер их своим ключом. Первым вошёл охранник и тут же упал, сбитый подсечкой. Сваливший его мальчишка добавил удар ногой, заставив упавшего скрючиться от боли, а потом ударил в горло замершего в изумлении учёного. Когда упал Николай, Сергей быстро завладел парализатором охранника. Кроме потерявших сознание, был ещё какой-то незнакомец в плаще, который попытался сбежать. Пришлось стрелять. Бросив оружие, «объект» пробежался по коридору и взметнулся по лестнице к выходу на крышу. Здесь не было запоров, потому что в хорошую погоду крышу использовали курильщики центра и охраны. Туда даже отнесли несколько пластиковых стульев. Внизу завыла сирена и послышался топот многих ног. Когда через несколько минут на крышу выбежали охранники и бойцы ФСО, на ней никого не было.
      – Ушел в вентиляционную шахту, – сказал один из них, показав рукой на погнутый зонт. – У нас нет вентиляторов, поэтому он доберётся до технического этажа. Шустрый! Быстро спускаемся, а то внизу один Валентин.
      Они не успели самую малость. Когда мужчины выбежали из здания, увидели лежавшего охранника и мчащийся к воротам «Тигр».

      На решение бежать повлиял не приезд команды президента, о котором Самойлов не знал. Когда его доставили в центр, молодого и крепкого мужчину охраняли без дураков, не делая скидки на его коммунальное прошлое. Слесарь не спецназовец, но мало ли что у него было в жизни! До каждого охранника довели, что в случае побега виновные не отделаются потерей работы. Но время шло, и тело продолжало молодеть. Юнца охраняли уже без прежних строгостей, а когда он начал превращаться в мальчишку, все откровенно расслабились. Этим нужно было воспользоваться. Стоит сбросить ещё год-два, и уже не помогут приемы и неожиданность. У него просто не хватит сил справиться с крепким мужчиной. К тому же изматывали постоянные заборы крови. Взрослое тело проще переносило издевательства медиков, а телу подростка мало помогали те полезные деликатесы, которыми его кормили. Они все уходили на очередную порцию крови.
      В последние два дня его почему-то не трогали, и это оказалось решающим. Когда кому-нибудь нужно было войти, первым это делал охранник. Сегодня им оказался Стас. Сбив его с ног, Сергей добавил удар ногой в пах, а потом врезал кулаком в горло вытаращившемуся на него Азарову. За упавшим Николаем был кто-то ещё, почему-то в плаще, но нужно было использовать выигранные секунды и забрать у охранника парализатор. Стас очень неудачно упал и свободной оказалась только кобура с пистолетом, поэтому его пришлось перевернуть. «Игла» создавала в воздухе ионизированный канал, по которому проходил очень короткий, но сильный импульс тока. Не трогая лежавших, Самойлов бросился в коридор вслед за убегавшим типом и выстрелил ему в спину, а потом побежал к выходу на крышу. Предстоял спуск в вентиляционную шахту, а для него нужны свободные руки, поэтому «Иглу» пришлось бросить. Резинка пижамных штанов не удержала бы оружие, а времени снимать с кого-нибудь пояс не было: счёт шёл на секунды. Оператор в дежурке не всё время смотрит в монитор, но лучше рассчитывать на худшее.
      Чтобы забраться в шахту, пришлось отогнуть защищавший её от дождя зонт. Кирпичная кладка была очень ровной, и все силы уходили на то, чтобы не сорваться. Сломав два ногтя и ободрав локоть, он спустился до уровня второго этажа и спрыгнул на битые кирпичи, едва не повредив ногу. В технический этаж пришлось выбираться ползком, после чего Сергей, пригибаясь из-за низкого потолка, побежал к выходу. У него был план, как добраться до ворот, но судьба подбросила лучший выход. На дороге, в пяти шагах от подъезда, стояли две машины. На его ловлю убежали все охранники, кроме дежуривших возле ворот и одного, оставленного возле входа. В дежурстве у дверей Сергея побывали все, кто охранял территорию центра, поэтому он знал каждого.
      – Валентин, помоги! – застонал Самойлов, схватившись за ногу. – Больно-то как! Кажется, я её сломал! Прыгнул в шахту...
      – Вот дурак! – выругал его охранник. – Сейчас помогу.
      Он подбежал к мальчику и упал, потеряв сознание от удара в висок. Дверцы мерседеса оказались закрытыми и заблокированными автоводителем, вот в «Тигре» их не закрыли. Видимо, те, кто на нём приехал, не собирались задерживаться, потому что они даже не убрали доступ к управлению. Сергей уже слышал топот бегущих охранников, поэтому быстро захлопнул дверцу водителя и рванул машину к воротам. Пятитонный «Тигр» успел разогнаться до восьмидесяти километров и без труда снёс одну из лёгких створок.

      Майор Колюжный вошёл в кабинет к вызвавшему его начальнику Следственного управления ФСБ генерал-лейтенанту Озерову и был удивлён, застав у него самого директора.
      – Садитесь, Олег Алексеевич! – выслушав приветствие майора, сказал хозяин кабинета. – Для вас очень деликатное задание. Выполнять будете сами. Можно привлекать оперативный состав, но только в крайнем случае и без каких-либо подробностей!
      – Я слушаю, Павел Константинович, – отозвался Колюжный.
      – Частники захватили одного из наших стариков. Это Самойлов, уволенный из Управления Специальных операций больше двадцати лет назад. Он проходит по пятому списку, поэтому во все базы, кроме нашей, внесена легенда. Захват провела служба охраны Зеленского. Это хозяин клиники «Салюс» и ещё чего-то, связанного с медициной. Похитили из-за того, что Самойлов стал молодеть. В это трудно поверить, но сейчас ему не больше тринадцати. Он понял, что либо угробят при исследованиях, либо где-нибудь запрут и будут качать кровь, которая, как нам сообщили, обладает способностью исцелят болезни и возвращать молодость, и бросился в бега. Так получилось, что о нашем уникуме стало известно президенту. Зеленского поставили на место, а за Самойловым отправили группу ФСО. Вот на их машине он и сбежал. После этого вышли на нас и узнали подноготную сбежавшего «слесаря». Президент озадачил его поисками Александра Владимировича, а я поручаю это вам! Нашего бывшего майора нужно найти во что бы то ни стало! Говорить о том, что его жизнь дороже вашей?
      – Это понятно, – ответил Колюжный. – Я не понял, почему его уволили в таком звании.
      – Он проштрафился в одной из операций, о которой вам лучше не знать, – сказал директор. – Всё, что может понадобиться, находится в этой папке. Ничего другого не будет. Если нет вопросов, приступайте к выполнению!

      Павел Быстров уже засыпал, когда прозвучал сигнал домофона. Пришлось одеть халат и выйти в прихожую. На экране был виден мальчишка лет тринадцати.
      – Меня послал Сергей Николаевич Самойлов, – сказал он и добавил: – Вы вместе служили до его увольнения в двадцать первом году.
      – Ты не мог прийти ещё позже? – проворчал бывший полковник. – Заходи, только быстрей перебирай ногами!
      Он разблокировал входную дверь и подождал, пока мальчик бегом добрался до его третьего этажа. За дверью больше никого не было, поэтому Павел её открыл.
      – Что случилось у Сергея, если он, вместо того чтобы позвонить, посылает таких шкетов, как ты, да ещё ночью? – спросил он, пропустил пацана и закрыл за ним дверь. – И что это за наряд для конца октября? Ты в своём уме – бегать в этом по улицам?
      На мальчишке были только лёгкая пижама и домашние тапочки.
      – Мне нужна твоя помощь, – сбросив обувь, сказал он удивленному такой наглостью хозяину. – Пойдём поговорим. – И первый ушёл в гостиную.
      Когда в ней появился Павел его гость уже сидел в кресле.
      – Не надо на меня орать или выводить за ухо, – устало предупредил он готового взорваться мужчину. – Меня никто не присылал, я и есть Сергей Самойлов. Помнишь, как мы обхаживали Акку на седьмой базе? Похоже, что моя молодость – это её подарок.
      – Акка – это государственный секрет, который ты не должен знать, – сказал Павел. – Ладно, допустим, что не врёшь, тогда должен помнить, что я говорил, когда с тебя хотели сорвать погоны.
      – Обещал оторвать член, – ответил Сергей, – а потом минуты две шли одни матюги. Я уже не помню, что там за чем следовало.
      – Неужели это действительно ты? Как это возможно?
      – А я знаю? С полгода назад начала исчезать седина, а потом ушли морщины. Несколько месяцев гримировался, чтобы не обратили внимания, а потом решил сменить квартиру. Наверное, можно добавить тридцать лет гримом, но не с моими возможностями. Когда вышел за продуктами, брызнули в лицо какой-то гадостью, а очнулся уже в медицинском центре. Поначалу так охраняли, что хрен сбежишь, но когда стал пацаном, перестали стеречься. Спасибо родному управлению за рабочую биографию. Какие могут быть неприятности от бывшего слесаря, да ещё мальчишки?
      – И ты сбежал?
      – А ты не сбежал бы? Знаешь, сколько выкачали из меня крови? Это частная фирма, из которой я уже не вышел бы. Есть и ещё одна опасность. Я продолжаю молодеть и не знаю, когда это закончится. Что, если в грудном возрасте? Это ведь та же смерть!
      – И чем я могу помочь? – спросил Павел.
      – Мне нужно попасть в Быстрый, а потом на то место.
      – Рехнулся? – постучал по подлокотнику Быстров. – Там уже нет базы, ничего нет – одна тундра! Пока доберёмся, будет середина ноября, а для Чукотки это зима. И что это тебе даст? Прошло больше двадцати лет! И потом не то у меня сейчас здоровье, чтобы ехать с тобой через всю Россию.
      – Поедешь не ты, – ответил Сергей. – Тебе нужно отвезти меня к брату во Владимир. Мальчишку могут задержать, да и опасно мне сейчас соваться на вокзалы. Я и к тебе пришёл так поздно из-за камер. Когда я сбежал, в этот центр примчалась команда ФСО. Я их машину и реквизировал. Не верю я в такие совпадения. А если мной заинтересовались на самом верху... В первую очередь нужно сходить в банк «Чина-кредит» и забрать мои карточки. Я дам номер отделения, ячейки и код. Потом купишь мне что-нибудь вместо этой пижамы и тапок, я в них чуть не сдох от холода. Ну и перед поездкой немного поработаешь с внешностью.
      – С ума сойти! – покачал головой Павел. – Смотрю на тебя и не верю! Не скажешь, как и мне помолодеть? Не так, как ты, а хотя бы лет на десять?
      – Если получится, я у неё спрошу, – пообещал Самойлов. – Слушай, будь другом, сваргань горячий чай, а то я действительно задубел. Неплохо бы заодно перекусить.

      На одном из военных объектов, недалеко от посёлка Быстрый, случилось ЧП. Второй год в войска поставляли долгожданные СУ-57, получил две машины и расположенный здесь лётный отряд. Когда в Москву сообщили о неудачной попытке угнать одну из них в США, для «разбора полётов» отправили майора Следственного управления центрального аппарата ФСБ Сергея Самойлова. Разумней было поручить это дело следственному отделу Магаданского управления, чем посылать его на Крайний Север, да ещё зимой, но, как известно, начальству виднее, поэтому Сергей отправился получать деньги, а потом занялся экипировкой. Он ещё застал время, когда таким командировочным выдавали унты и полушубки, теперь утепляться нужно было за свой счёт.
      Несмотря на использование авиации, дорога заняла больше трёх дней. Повезло с погодой, иначе можно было надолго застрять в аэропорту. Вертолёт доставил столичного майора на базу уже ночью, поэтому к работе приступил утром, после знакомства с командовавшим здесь полковником Ханиным. Арестованный не запирался, и Сергей уложился с расследованием в один день. Проще было отправить пилота в Москву, чем гонять его в эту командировку.
      А потом случилось второе ЧП, по сравнению с которым приведшее его на край света не стоило выеденного яйца. Над поселком Валькумей заметили быстро снижавшийся дискообразный аппарат, похожий на летающие тарелки пришельцев. Об этом чуде сообщили военным, но те и сами уже вели его своими средствами. Не успели поднять самолеты, как нарушитель то ли упал, то ли приземлился в полусотне километров от базы. Сергей должен был завтра улететь, а сейчас отдыхал в офицерском клубе, когда его вызвали в штаб.
      – Полетишь со мной, – сказал ему Ханин. – Рядом с нами упало что-то непонятное, а тебе один чёрт нечего делать, поэтому поможешь. Если мне не наврали с этим объектом, от вас обязательно кого-нибудь пришлют, а зачем гонять людей, если здесь ты?
      Летели на единственном вертолёте авиаотряда – Ми-8. Температура была около десяти градусов при почти полном отсутствии ветра.
      – Здесь не очень холодно из-за близости океана, – просвещал новичка полковник. – Вот ветра такие, что вертушки не летают большую часть зимы.
      – Как вы только живёте без солнца, – отозвался Сергей. – Какой у вас световой день? Часа четыре?
      – Больше. Не о том думаешь. Что, по-твоему, нужно делать, если там пришельцы?
      – Смотря кто прилетел, – засмеялся Самойлов. – Мужиков повяжем, а если это баба... Не верю я в пришельцев. Если кто и прилетит, мы их не увидим, пока сами не покажутся. Если научились летать между звёздами, мы их не собьём, а чтобы падали сами... Это ещё большая фантастика, чем твои пришельцы.
      – Подлетаем, – сказал им второй пилот. – Смотрите!
      Далеко внизу, на белой равнине, чернел круг, возле которого было еще что-то. Когда спустились ниже, разобрали, что это диск с шаром посередине и стоявший рядом человек. Сели неподалеку, после чего вертолёт первыми покинули десантники. Следом за ними вышли офицеры.
      – Баба! – удивился Ханин, во все глаза разглядывая очень низкую девушку, одетую во что-то вроде комбинезона и простоволосую.
      Её можно было бы принять за девчонку, если бы не хорошо развитые груди и красивые взрослые черты лица. Ростом это чудо природы едва доставало Сергею до груди. В двух десятках шагов от неё, наклонившись на бок, лежала «тарелка» диаметром всего метра четыре.
      – Ну и что с ней делать, умник? – растерянно спросил полковник. – Сейчас обо всём доложу командованию, но если она простынет, с меня сорвут погоны.
      Самойлов молча подошёл к девушке, снял свой полушубок и помог ей одеться. Посмотрев на обувь, взял её на руки и понес в вертолёт. Стоявшие возле него лётчики поделились с раздетым майором шерстяным одеялом. В десантном отсеке было градусов пять, поэтому их подарок пришёлся кстати. Сергей опустил девушку на сиденье, сел рядом и укрыл обоих одеялом. За все время она не сказала ни слова, сохраняя отрешенный вид, только уже в вертолёте посмотрела с благодарностью.
      – Вы кто? – спросил он, не рассчитывая получить ответ. – Меня зовут Сергей.
      – Акка, – сказала девушка и отвернулась, не желая продолжать общение.
      – Пробовал вступить в контакт? – спросил появившийся в отсеке Ханин.
      – Назвала имя, – отозвался Сергей. – По-моему, ей сейчас не до контактов. Слушай, её «тарелку» наверняка уберут. Если нам прикажут ждать здесь, попроси, чтобы привезли для неё теплую обувь самого маленького размера и что-нибудь из одежды для меня.
      Полковник ушёл в кабину пилотов и отсутствовал минут пять.
      – У вас в конторе все такие догадливые? – спросил он, когда вернулся. – Приказали ждать прибытия Ми-26. До их базы больше пятисот км, поэтому не прилетят раньше чем через три часа. Об одежде и обуви я предупредил, так что что-нибудь привезут. Парни осмотрели её тарелку и не нашли даже намёка на люк – совершенно гладкая поверхность. Какое у неё имя?
      – Акка, – ответил Сергей и обратился к девушке: – Скоро прилетит большой вертолёт, и отсюда заберут ваш аппарат. Тогда улетим и мы, а пока придётся ждать.
      – Не реагирует, – сказал полковник. – Ладно, контакты не наше дело, поэтому тоже помолчим.
      Сидеть без полушубка было холодно, несмотря на одеяло, но прилетели на час раньше, поэтому Сергей не успел сильно замёрзнуть. В отдалении послышался гул, который быстро приближался. Огромный вертолёт сел рядом с тарелкой, сдув ещё не слежавшийся снег. В нём был только экипаж и два офицера, один в генеральском звании.
      – Есть приказ из Москвы, – сказал он после знакомства. – Я заберу объект, а вы увозите девушку. До вечера её должны забрать. Кормить ничем нельзя, можете дать кипяченую воду. Мы взлетим первыми, а потом пусть ваши бойцы осмотрят место посадки. Возможно, что-нибудь и найдут.
      Когда Самойлов, уже в новом полушубке, забрался в вертолёт, он увидел, что Акка с тревогой наблюдает за тем, как опутывают тросами её тарелку. Она увидела майора и стала что-то говорить, волнуясь и показывая рукой в иллюминатор.
      – Так надо, – сказал Сергей. – Сядьте, обуем унты.
      Девушка поняла по жестам, что он хочет делать, переобулась, а потом попыталась выйти из вертолёта.
      – Вы не помешаете, – уговаривал её Самойлов, удерживая возле входного трапа. – У генерала приказ, а ваших слов никто не поймёт. Кораблю не повредят, только перевезут в другое место.
      – Что она лопочет? – спросил подошедший полковник.
      – Я не переводчик! – огрызнулся Сергей, который почему-то почувствовал сильный страх. – Акка беспокоится о корабле и не хочет, чтобы его увозили.
      – Забирай свою Алку в салон, – приказал Ханин, переиначив её имя. – Есть приказ, который нужно исполнять. Сейчас взлетят, а потом парни пошарят на месте посадки «тарелки» и тоже полетим домой.
      Летчики Ми-26 разогнали винт и очень медленно подняли свою громадину. Натянулись тросы и «тарелка» оторвалась от заснеженной тундры. Видимо, её вес был небольшим, потому что вертолёт быстро набрал высоту и скорость и исчез из вида. Когда стих гул винтов, в небе вспыхнул такой яркий свет, что все ненадолго потеряли зрение. Налетевшая взрывная волна повалила десантников и едва не перевернула вертолёт.

      – Вот твои карточки, а это шмотки, – сказал Павел. – Всё покупал с запасом, так что должно подойти.
      – Возьми себе, – вернул одну карту Сергей. – Это мой счет на два миллиона. – Если не заблокируют, заберёшь, когда отвезёшь меня во Владимир. Мне опасно им пользоваться, а тебе ничего не сделают. Вторая оформлена на женщину, которую никто не свяжет со мной. Уже десять утра, если сейчас выедем, до обеда будем на месте.
      Он быстро переоделся и проверил тёплые ботинки.
      – Всё нормально. Волосы ты остриг и покрасил, а с этой одеждой совсем другой вид.
      – Ладно, не будем терять время, – поторопил Павел. – Если начнут проверять твои связи и выйдут на меня... В прихожей куртка с капюшоном. Я не стал брать с электрообогревом, взял обычную.
      Они одели верхнюю одежду, заперли квартиру и вышли во двор. Быстров пошёл к гаражам за машиной, а Самойлов встал так, чтобы не оказаться в объективах двух дворовых камер. Вряд ли запустят поиск по таким записям, но он не хотел рисковать. Вчера пришлось позировать, чтобы впустили, но домофоны обычно проверяли, когда интересовались конкретным домом. Не будут же, в самом-то деле, проверять всю Москву!
Двести пятьдесят километров проехали с ветерком за полтора часа и ещё с полчаса добирались до дома, в котором жил брат. Двор был огорожен решёткой и пришлось воспользоваться домофоном.
      – Николай Васильевич? – спросил набравший код Павел. – Я друг вашего брата Быстров. Нам нужно поговорить.
      – У вас машина? – донёсся голос из динамика. – Сейчас открою ворота.
      Через пять минут они вошли в квартиру.
      – До чего же этот мальчик похож на Сергея, – удивился Николай. – Прямо один в один!
      – Обопрись на стенку, чтобы не упасть, – посоветовал Сергей. – Я и есть твой брат, помолодевший в результате эксперимента. Ладно, Павел, дальше мы сами разберёмся по-семейному. Спасибо за помощь. Заскочи в какой-нибудь мотель и пережди до завтра. Если на тебя выйдут сегодня, я не успею уехать.
      Друг хлопнул его по плечу, кивнул ошеломленному Николаю и ушёл.
      – Мне нужна помощь, брат! – сказал мальчишка. – Если не поможешь, мне кранты.
      – И голос похож! – пришел в себя Николай. – Но как же так?
      – Потом всё расскажу, а пока просто поверь, что это я. Если хочешь, можешь спросить о чём-нибудь, что знаем только мы.
      – И чем нужно помочь?
      – Может, ты пригласишь меня войти? Всё ещё не веришь? Напомнить о том, что у тебя было с Ленкой Скворцовой?
      – Точно Сергей! – поверил брат. – Проходи в гостиную. Внуки в школе, а дети забегают только по праздникам, поэтому в квартире никого нет.
      Они вошли в большую гостиную, сели на диван и Сергей рассказал немного изменённую историю своей молодости.
      – Я продолжаю молодеть и боюсь, что этому не будет конца. Понятно, что не превращусь в зародыш, но и в грудничке потеряю личность. Мне сказали, что в случае каких-либо сложностей надо вернуться.
      – И что тебе нужно? – повторно спросил Николай. – Деньги?
      – Что ты тупишь! – рассердился брат. – Как я один попаду на Крайний Север? На этой карте пять лимонов, когда меня отвезёшь, оставишь себе. И улететь нужно сегодня. Не та меня ищет контора, чтобы жевать сопли. Промедлим – и дождёмся целой делегации! В первую очередь будут проверять родственников, а ты, можно сказать, рядом!

      Позади были два дня утомительного пути. Сначала вертолётом доставили в Анадырь, оттуда военным бортом долетели до Магадана, а дальше, уже с дополнительной охраной, спецрейсом до Москвы. Сергей думал, что на этом его путешествие с Аккой закончится, но их обоих опять посадили в самолёт, и часа три летели до одной из секретных баз, на которую ко времени их прилёта уже доставили медиков и много их оборудования. Всё это время девушка вынужденно голодала, лишь несколько раз пила воду. Она была в подавленном состоянии и буквально не отпускала его от себя. Несколько раз сходили порознь в туалет, но это было, когда появилась охрана. Как только прилетели, за Акку взялись медики. Через пару часов Сергей услышал разговор двух из них.
      – Фигня! – возбуждённо говорил полный и уже пожилой мужчина в традиционном белом халате. – Я ещё до результатов генетического анализа знал, что это человек! Не может у чужих быть такого совпадения в анатомии! А когда позвонили из Москвы... Пусть они не успели прогнать все тесты, всё равно! Я скорее поверю в путешествия во времени или в вернувшихся атлантов, чем в чужой разум с человеческим геномом!
      – Для меня важно, что эту Акку можно кормить нашей пищей, – флегматично отозвался его собеседник. – Конечно, сделаем поправку на голодовку и возможные аллергические реакции...
      «Значит, в Москве как-то взяли материал для анализа, – понял Сергей. – Интересно, откуда она взялась. «Тарелку» отслеживали ракетчики, но и для них она появилась внезапно. Взорвалась не хуже атомной бомбы, но радиация осталась в пределах нормы, только испарился вертолет и в радиусе двух километров исчез снег».
      Следующие два дня Самойлов болтался без дела, гадая, зачем здесь нужен. Акку продолжали исследовать и уже нормально кормили, но он с ней не встречался. Вечером прилетела какая-то шишка из Москвы, а через час его вызвали к начальству.
      – Сядьте! – не назвавшись, приказал майору тип в цивильной одежде, с полным брезгливым лицом.
      Определенно Сергей где-то его видел, но не смог вспомнить, несмотря на очень хорошую память. Мысленно плюнув, он тоже не стал представляться и молча сел на стул.
      – Корабль потерян, – продолжил мордастый. – Осталась ваша пигалица, которая ни с кем не хочет идти на контакт. Её пытались учить языку, но безрезультатно. По свидетельству тех, кто вас охранял, у неё симпатия только к одному человеку – к вам! Вот мы вас к ней и поселим!
      – Сошли с ума? – спросил Самойлов, мысленно простившись с погонами. – За кого вы меня принимаете?
      – Не забывайтесь, майор! – процедил тип, сверля Сергея неприязненным взглядом. – Вас туда селят не для секса с этой девчонкой. Допустите лишнее и лишитесь сначала члена, а потом погон! Обе её комнаты на контроле – имейте это в виду. Вы должны сломать её равнодушие и склонить к сотрудничеству! Ни в каком другом качестве она нам не нужна! Не даст знаний – исчезнет! Постарайтесь, чтобы она это поняла.
      Он вышел от начальства злой как чёрт и столкнулся с майором Быстровым из столичной Научно-технической службы ФСБ.
      – Привет! – поздоровался Павел. – Прислали тебе в помощь.
      – Привет, – угрюмо отозвался Самойлов. – Не скажешь, с кем прилетел? Он не соизволил представиться.
      – Это Сомов. Он не из нашей системы, а из правительства, один из замов самого Максимова. Можешь уделить с полчаса?
      – Не сейчас, – отказал Сергей. – Сначала выполню приказ.
      Каждая из комнат Акки, была в два раза больше его комнатушки, к тому же в них сволокли всё самое лучшее со всей базы. Она не просто обрадовалась майору, бросилась на шею и так прижалась, что он помимо воли возбудился. Хоть и карманная, но молодая и чертовски красивая девушка, которых у него не было больше полугода.
      – Саботируем? – отстранившись, с улыбкой спросил Сергей. – Солнышко, тебе нужно научиться языку и ответить на наши вопросы. Я не знаю, откуда ты взялась, но теперь придётся жить здесь! Если не заговоришь, будет плохо!
      Не переставая улыбаться, Акка взяла его за руку и потянула на диван, а когда сел, устроилась на коленях и положила голову на грудь. Ни дать ни взять папа с дочкой, только папу проняло так, что едва не лопнули штаны. А потом случилось что-то непонятное. Сергей потерял способность управлять телом, которое начало быстро освобождаться от одежды.
      «Точно выгонят, – успел он подумать. – Наверное, ни один фантаст не додумался до такого контакта! Почему не вмешаются дежурные? Они же всё видят. Вот сволочи!»
      Он зря ругал операторов, которые тоже впали в оцепенение. Более того камеры перестали работать, поэтому дежурные офицеры сидели перед черными экранами. Когда допрашивали, Сергей заявил, что ничего не помнит. Оказывается, дежурные должны были отчитываться каждые полчаса. Когда не поступили отчёты, поднялась тревога. В комнату заглянули, увидели прыгавшую на майоре Акку и опять закрыли дверь, дав ей закончить. От суда спас паралич дежурных, который подтвердил его слова. В сказанном была небольшая ложь. Когда девушка оделась, а к Сергею начала возвращаться чувствительность, она наклонилась и сказала на чистом русском языке:
      – За мной подарок. Не сейчас, а тогда, когда сможешь оценить. Если что-нибудь пойдёт не так, вернёшься!
      Начальственный тип уже улетел, и допрос вёл начальник базы со своим особистом в присутствии кого-то из учёных.
      – Скверно, что вы ничего не помните, – с досадой сказал он. – Идите в свою комнату и ждите! Попробуем использовать её симпатию к вам, а если не получится, отправитесь в Москву. Пусть с вами разбираются там.
      С симпатией ничего не вышло. Ночью паралич охватил всех обитателей базы. Когда он прошёл, Акка исчезла, а в стене её комнаты осталась вырезанная в бетоне дыра диаметром метра два.

      Когда Быстров вернулся домой, его уже ждали. Он успел переодеться и заварить чай, когда в дверь позвонили.
      – Вам кого? – спросил Павел, увидев на экране незнакомого, уже немолодого мужчину.
      – Вас, Павел Сергеевич, – ответил тот. – Откройте, я майор Колюжный из той конторы, в которой вы когда-то работали.
      Он отпер дверь и посторонился, пропуская гостя в прихожую.
      – У меня жарко, так что лучше разденьтесь, – предупредил Павел. – Как вас по имени-отчеству?
      – Олег Алексеевич. Ждали? – ответил Колюжный, снимая пальто.
      – Ждал, – не стал скрывать Быстров. – Интересуетесь Самойловым?
      – Да, мы в первую очередь проверили его сослуживцев из тех, кто живёт в Москве. Таких не очень много, поэтому было нетрудно проверить записи домофонов. Куда вы его отвезли?
      – К брату во Владимир.
      – Брата собирались сегодня проверить. Сергей что-нибудь говорил о дальнейших планах?
      – Он боится потерять личность. Если омоложение дойдет до младенческого возраста...
      – Разумно, – согласился майор. – Зачем же он бросился в бега?
      – Можно подумать, что вы ему поможете! – с сарказмом сказал Павел. – Вы же умный человек и сами должны понимать, что медицина здесь бессильна. А планы... Он хотел, чтобы брат отвёз к кому-то из дальних родственников. Больше я ничего не знаю, если хотите, могу вернуть его пижаму.

      Они не могли использовать государственную авиакомпанию или одну из частных, которые летали на Дальний Восток или Крайний Север. Нужно было так улететь, чтобы не оставить следов. Хорошо, что у брата было много полезных знакомых.
      – Я знаю только один способ, – ответил один из них. – Есть небольшая компания, которая занимается доставкой срочных грузов. Они не возят пассажиров, но если хорошо заплатить... Учти, что нужно утепляться, потому что багажное отделение почти не обогревается. Следят, чтобы температура не опускалась ниже ноля, а лететь не меньше пяти часов. Но никаких данных о вас не останется. Сам понимаешь, что это не в их интересах. Сбросить номер?
      К сожалению, сговорчивые перевозчики смогли доставить только в Хабаровск.
      – Отсюда не улетим, – мрачно сказал вернувшийся из аэропорта Николай. – Здесь только две большие компании. Остаётся купить машину и ехать четыре тысячи км по трассе. Доберёмся до Магадана, а там будем думать.
      – Ну и покупай, – согласился Сергей. – Только не бери электромобиль. Возьми что-нибудь вроде фургона, и загрузимся горючим и едой. Это север, и если испортится погода... А шоферить будем попеременно, поэтому можно обойтись без ночёвок.
      До Магадана добрались за трое суток, уставшие и намёрзшиеся, и остановились в одном из мотелей на городской окраине.
      – Все дела на завтра! – заявил брат. – Сегодня будем отдыхать.
      Они очень хорошо поели и отогрелись в горячей ванне.
      – Хочется спать, но не буду, – зевнул Николай. – Хочешь посмотреть телевизор? Ну раз нет, тогда давай поговорим о твоих пришельцах. Мне твой рассказ показался глупым.
      – И что именно? – уточнил Сергей.
      – Твоя Акка знала язык, но не предупредила о взрыве своей тарелки.
      – Может, и знала, но я думаю, что выучила его за время поездки в Москву. Тогда она что-то говорила на своём и рвалась помешать эвакуации.
      – А для чего её прислали? Не за твоей же спермой! Имея возможность так управлять людьми, она могла выдоить всю вашу базу.
      – Я думаю, что Акка оказалась у нас случайно, – поделился мыслями Сергей. – Видимо, её сородичи не смогли сразу оказать помощь.
      – И откуда она, по-твоему, взялась? Из космоса? Я не верю в путешествия во времени!
      – Я в них тоже не верю. Кто-то из учёных сказал, что на Земле могут жить представители предшествующей нам человеческой цивилизации. Вроде бы они как-то изолировались во время катастроф от враждебного мира, а потом не захотели вступать с нами в контакт. Её геном похож на наш, но есть и отличия.
      – Так у неё не будет от тебя ребенка?
      – Может, закончим этот разговор? – предложил Сергей. – Мы ничего не знаем, поэтому реальность может сильно отличаться от этих выдумок. А дети... Я где-то читал, что у неандертальцев было общее потомство с кроманьонцами, а у них тоже были разные гены.
      – А что будем делать, если приедем в тундру и никого не найдём?
      – Лично я сдохну, а ты вернёшься один. Я помолодел?
      – Есть немножко, – признал Николай. – Я не дал бы больше двенадцати.
      – Одежда стала свободней, – мрачно сказал Сергей. – Завтра, кровь из носу, нужно улететь в Анадырь. Там у многих должны быть вертолёты для связи с оленеводами, так что, если позволит погода, доберёмся быстро.

      – Не понял! – сердито сказал президент. – Неужели вам важнее сохранить тайну двадцатилетней давности, чем найти того, кто поможет вернуть мне молодость? Я говорю о масштабах вашей работы.
      – В первые два дня не было необходимости привлекать большие силы, – стал оправдываться директор ФСБ. – Для отслеживания знакомых Самойлова достаточно тех, кто этим занимался. Ему повезло нас опередить, поэтому сейчас проверяют всех родственников и ищут его брата. Эту работу выполняют работники территориальных управлений, но и наши не сидят без дела. Думаю, что через несколько дней мы его найдём.

      Улететь опять не получилось.
      – Придётся ехать машиной, – огорчил Сергея вернувшийся из города брат. – Не расстраивайся, здесь всего полторы тысячи километров, доедем за один день. Нужно только докупить горючки.
      Половину пути проехали за десять часов, а потом задул сильный встречный ветер и повалил снег. К счастью, дорогу не завалило, но скорость упала и в Анадырь попали только на следующий день.
      – Давайте ваш чип! – потребовала администратор гостиницы. – Без этого не поселю!
      – Дай, – еле слышно сказал Сергей. – Теперь уже не страшно.
      Когда вселились, Николай ушёл искать вертолёт. Вернулся через два часа.
      – Договорился, – устало сказал он, снимая куртку. – Отвезут нас в твой Быстрый, только завтра с утра. Лететь всего шестьсот км, так что через полтора часа будем на месте. Что дальше?
      – Найдём кого-нибудь со снегоходом и сгоняем. До того места не больше пятидесяти километров. Во сколько летим?
      – В восемь утра. Хозяин хочет успеть со своими делами и вернуться до темноты. Не представляю, как они здесь живут, почти без света.
      – Надо было попросить тебя купить снотворное, – с сожалением сказал Сергей. – Знаешь, я, наверное, не буду ужинать и раньше лягу.
      – Переживаешь? – обнял его брат.
      – Боюсь. Мне ведь осталось не так много жить, когда начал молодеть. Тогда не боялся смерти, а теперь к ней другое отношение, тем более к такой, как моя, – растянутой. Надеюсь, что мне всё-таки помогут.
      Утром собрались в семь часов, когда было ещё темно. Прогноз погоды не обещал сильного ветра, и через час уже летели на небольшом «Ка-515». Пилот попался неразговорчивый, и всю дорогу молчали. Когда приземлились, Сергей отказался от своей идеи со снегоходом, потому что на вертолётной площадке стояли пять машин.
      – Они все должны знать то место, – сказал он, когда шли к вертолётчикам. – Помнишь, что говорить?
      – Что я совсем дурной? – отозвался нервничавший Николай. – Всё я помню!
      Договаривались с молодым чукчей.
      – Имрын, – представился он одним именем. – Куда вам нужно?
      – Николай, – назвал себя брат. – Я уфолог из Москвы. У вас двадцать лет назад был сильный взрыв. Не в городе, а километров пятьдесят южнее.
      – Было такое, – подтвердил пилот. – Там сейчас озеро. Полетите с ребёнком? Платите двадцать тысяч. Нет, карта не подойдёт, здесь нет связи.
      Николай заплатил, после чего сели в прозрачную кабину «Жука» и после десяти минут полёта сели, подняв тучу снега.
      – Прилетели, – сообщил Имрын. – Вас долго ждать? Озеро? Оно где-то здесь, но сейчас все занесло снегом.
      – Пойду! – дрогнувшим голосом сказал Сергей. – Давай на всякий случай простимся.
      Они выбрались из кабины и обнялись, после чего мальчик зашагал в снежную пустыню. Снега было по колено, и он быстро устал. Наверное, оставшийся в кабине пилот покрутил пальцем у виска.
      – Акка! – отчаянно закричал Сергей. – Я здесь! Ты обещала помочь!
      Перед ним возникла чёрная, уходящая в небо линия, как будто кто-то разделил весь мир пополам. А потом она рывком расширилась и открыла проход. За ним были ночь и огромный, залитый огнями город. Плача и не сводя глаз с его башен, он из последних сил побежал к вратам.
      Николай с изумлением смотрел на возникшее чудо, пока оно не поглотило брата и не исчезло. В чувство привёл рёв мотора. «Жук» на предельной скорости уходил куда-то на север. Когда он исчез, Самойлов услышал приближавшийся гул тяжёлых вертолетов.
      – Хрен вам, а не мой брат, – с улыбкой сказал он, глядя на снижавшиеся боевые машины.





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 105
© 27.04.2019 Геннадий Ищенко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2547353

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Юлианна       27.04.2019   20:45:39
Отзыв:   положительный
Геннадий, рассказ -фантастический и фильм бы вышел классный!
Геннадий Ищенко       27.04.2019   20:57:15

Я пошел на хитрость и поместил его не в фантастике, которую здесь слабо пишут и плохо читают, а в "Рассказах". Спасибо за прочтение и отзыв.











1