Школа №23


Школа №23
С 6 класса и до 8 включительно, я учился в Новой Согре в 23 школе. Из педагогов в памяти отложились, конечно, наш директор Мухамет Шаяхметович Шаяхметов, большого авторитета человек, умный и справедливый. Наша школа, впоследствии, была переименована в его честь. Например, учитель химии Надежда Андреевна, ветеран войны, сухая, очень строгая, я бы сказал, жёсткая учительница. Она не уважала учеников, обращалась с нами по хамски и постоянно больно била по голове и рукам текстолитовой указкой всех, кто по её мнению, не хотел знать химию. Более близко знающие её люди, говорят, что это был добрейший души человек, только с расшатанными нервами. Возможно это и так, но мы, помню, из-за её ТАКОГО отношения к нам, ученикам, химию ненавидели. То же с физикой. Преподавал её здоровенный мужлан, с манерами уличного гопника. В первый же урок физики, когда он знакомился с классом, заявил: "Я делаю замечание ученику, один раз, второй бью указкой, а третий выкидываю в окно, которое открыто и внизу асфальт!" и стоял, презрительно улыбаясь и поигрывая немаленькими бицепсами. Часто, по хамски, сморкался без платка в классе, обхватывая свой жирный нос пальцами и весь класс видел, как его противная, зелёная сопля повисала на толстых пальцах и с размаха шмякалась в тонкую жестяную раковину. Мы его боялись и ненавидели, а вместе с ним и его предмет. Позже, из-за жалоб учеников на избиения, он был переведён в 18 школу Старой Согры, но и там избил после уроков мальчишку и добавил, вступившейся за пацана уборщице, за что, наконец, был изгнан из школы и исключён из партии.
Не повезло нам и с классным руководителем Юрием Кирилловичем, по совместительству – учителем английского, усилиями которого мы за три года научились двум словам- зе пенсил и зе тейбл. Был он, как бы это помягче сказать, неадекватная личность. На своих уроках, вместо изучения предмета, он постоянно морализировал, учил нас жизни, но это преподносилось в такой истерической и хамской форме, что кроме отвращения, ничего не вызывало. К примеру, играя в футбол на перемене, мы случайно разбили школьное окно. Весь класс был срочно построен перед зданием школы и, не только мы, но и вся школа, слышали такую лекцию: "Вы сволочи, да, да, низкие и подлые сволочи. И относиться это, не только к тем подонкам, которые разбили окно, но ко всем ученикам вашего класса. Вы хоть знаете, как тяжело работать на стекольных заводах? Там героические рабочие, в грязи и в пыли, надрываясь, делают, такие хрупкие, но такие безумно нужные людям стёкла. Затем их везут за тысячи километров, чтобы вы, сволочи, сидели здесь в тепле и уюте. Вам, проходя мимо окон, надо снимать шляпу и низко кланяться каждому стеклу, а вы их варварски бьёте, - и он картинно кланялся до пола, показывая, как это надо делать, - Я не зря назвал вас несколько раз сволочами, - продолжал он, - Сволочами на Руси издревле называли людей, неспособных к созидательному труду и отправляемых властью на заготовку леса. Там они волочили спиленные брёвна к реке, за что их и стали называть – сволочи, от слова волочь!" И вот такой бред мы регулярно слышали от него на протяжении трёх лет, вместо настоящего воспитания и учёбы. После очередной такой лекции, уже в 8 классе, двое наших обиженных ребят устроили ему вечером тёмную, в подъезде дома, где он жил и это в то время, когда поднять руку на учителя, считалось святотатством.
В нашем посёлке была масса семей с фамилией Троеглазов. С чем это связано, не пойму, до сих пор. Ну, были раньше села, к примеру Иваново, где жили сплошь Ивановы, а у нас посёлок был новострой и жили там приезжие со всей страны. И вот чего туда Троеглазовы наехали, не знаю. Только в нашем классе Троеглазовых было четверо и все они не были родственниками, более того разительно отличались друг от друга умом, внешностью и темпераментом. Когда в класс приходил новый учитель, не знал об этом и вызывая к доске Троеглазова, то весь класс дружно спрашивал – какого?
Из одноклассников в памяти остались ребята, которые были личностями. Это такие девчонки как Катя Троеглазова – умная, общительная и спортивная девочка. Ольга Поварницына – тоже умная, артистичная и весёлая девчонка. Галя Грязина и Вера Пименова – просто отличницы и примерные ученицы. Лиля Пшеничная первая красавица класса. Дина Чалабаева – гордая и независимая казашка. Все они есть на общем фото.(Фото-3) Из ребят выделил бы Женю Самсонова – супер умного мальчика, с которым мы сидели за одной партой и вечно конкурировали на математике, кто быстрей решит ту или иную задачу. Я всегда был вторым в классе – он первым. Была у Жени плохая черта характера поиздеваться над теми, кто меньше его по габаритам. Парень он был здоровый и на переменке всегда заворачивал мне до страшной боли руки и пальцы и требовал просить прощения. Я, по хорошему, просил прекратить его делать это, но он продолжал издеваться. Тогда я попросил помощи у своего друга Виталика Шестакова, не уступающего ни в чём Жене. После уроков Виталик подошел к Жене и спросил: "Руки ломал моему другу? – Женя, было видно, сильно испугался и просто утвердительно кивнул. – Ну, тогда Юрец, - сказал Виталя, сделай с ним то же самое, при мне. Я завернул Женину руку за спину и потянул вверх, чтобы стало больно. – А теперь, продолжил Виталя, - проси прощения. - Женя, немедленно, попросил. – И если я ещё узнаю, что ты моего друга мучаешь, закончил Виталик, - уже будешь иметь дело со мной. Ты всё понял?" Женя всё понял и уже с этого дня, относился ко мне с должным уважением.
Второй громкий инцидент, который я запомнил на всю жизнь, был конфликт с Диной Чалабаевой, красивой казашкой, у которой отец был каким-то большим начальником на ТМК. Как-то в 7 классе на уроке труда, ребята меня предупредили, что Дина объявила всему классу о том, что после уроков, она будет бить Мотина. Я был сильно удивлён. Мы с Диной были в ровных отношениях. Не дружили, но и не враждовали. Я её не трогал, не обзывал и не унижал. За что меня бить? Ответ на этот вопрос я не знаю до сих пор, так как она никому не объяснила это. Может она так хотела самоутвердиться, побив мальчика, могу только догадываться. Дина была намного крупнее и выше меня, я всегда был самый мелкий и низкий в классе, возможно, поэтому и был выбран жертвой. Но, какой-никакой, но я был пацан, резвый, подвижный и ловкий, Дина это не учла. Выйдя из школы, я увидел всех наших девчонок, которые стояли, за забором школы. Была весна и за двором школы, на дороге, стояли большие грязные лужи. Впереди всех, в модном, светлом, ярко салатном пальто, была Дина. Такое пальто в школе, которому завидовали все девчонки, было только у неё. Видно отец где-то купил по блату. В магазинах и близко, в то время тотального дефицита, такого не было. Я пошёл к ней навстречу и, пройдя большую лужу на дороге, остановился в трёх метрах от неё. Дина отдала свой портфель подругам и без объяснений и разговоров кинулась на меня. Нет, я не собирался драться с девчонкой. Я только чуть отклонился, подставил ногу и дёрнул её за рукав, всё. Со всего маху Дина растянулась в луже, за моей спиной. Девочки ахнули, мальчики громко заржали. Она медленно поднялась из лужи. С нового, красивого пальто стекали грязные ручейки воды и само оно уже было всё чёрных разводах спереди. Дина горько заплакала и пошла в сторону девчонок, а я спокойно пошёл домой. На следующий день моих родителей вызвали в школу к директору. В школу, разбираться, пошёл мой отец. В кабинете директора, где были наши отцы, наш классный Юрий Кириллович и мы с Диной, разгневанный отец Дины, требовал строго наказать меня, за избиение его дочери и компенсировать стоимость испорченного пальто. Наш классный, ещё не разобравшись, всё громко причитал: "Как можно бить девочек? Какой позор! Исключить его из пионеров!" Но наш директор, строго посмотрев на нас с Диной, сказал: "Пусть сами расскажут, как было дело и если кто соврёт, я сам спрошу у всего класса. Драку видели все и истину не скроешь." Я рассказал всё в подробностях, как было дело, сделав упор на том, что инициатором драки была Дина и, если бы не она, то и драки бы не было. Так же, пояснил, что я её пальцем не тронул и, если она сказала, что бил – то врёт, весь класс видел и подтвердит это. Мухаммед Шаяхметович, перевёл проницательный взгляд на Дину и спросил: "Так было дело или ты расскажешь нам другую версию?" Потупившись, Дина только утвердительно кивнула головой и снова расплакалась. – Значит, - продолжил директор, всё ясно и на этом инцидент исчерпан. Чалабаева сама, в первую очередь, виновата во всём, что произошло и пусть её отец проведёт с ней воспитательную работу. А Мотин может идти". Я ушёл, а отец ещё побыл в кабинете некоторое время и, выйдя, сказал: "Я конечно понимаю, что ты не виноват, но надо было как-то избежать драки. Отец Дины – мой начальник на работе и мне ещё икнётся ваш конфликт. " Я промолчал, но подумал, избежать конфликта можно было только одним способом, трусливо убежать, а потом всю жизнь терпеть насмешки одноклассников. Нет, не прав ты папа!






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 17.04.2019 Юрий Мотин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2540738

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары










1