Паста Балоньеза


Паста Балоньеза
Парк Гуэль примечателен своими мозаичными узорами, мостами, скульптурами. Он буквально напичкан идеями Гауди, его образом мысли, видением мира. Дорожки разбегаются в разные стороны, переплетаясь причудливыми узорами, сливаясь и расходясь, поднимаясь и опускаясь. Гулять там одно удовольствие, сверху вниз и снизу вверх, обходя многочисленные ответвления, проходя по загадочным мостам и не подозревая, что это мост, пока не спустишься под его колонны.
Мы успели нагуляться и проголодаться в тот день, когда покидали это бессмертное творение гения. Парк облепили сувенирные лавки, кафешки и ресторанчики, ютившиеся на первых этажах домишек, в которых живут сами хозяева. Не став мудрствовать лукаво, мы заглянули в одно из первых попавшихся нам заведений. Скромная карта меню, заламинированная очень давно, с вылезшими краешками страниц, мохрящимися частями изображенных блюд, была нам подана приветливо улыбающимся мужчиной средних лет дружелюбно и быстро в трех экземплярах. Дима, в погоне за малышом, не мешкал и заказал привычный бифштекс с картошкой, а мы с мамой задумались, подробно изучая меню и смакуя новые названия неизвестных или недостаточно изученных блюд. Надо сказать, что по аналогии с востоком, одни и те же блюда здесь в соседних заведениях могут быть совсем не похожи друг на друга и совпадать только названием. Поэтому ожидания тут скорее неуместны и не принесут ничего, кроме разочарования. Мы с Димой, путешествуя по разным странам с разными же уровнями жизни приобрели некую толерантность к подобным неожиданностям и каждый раз готовились попробовать нечто новое, не привязываясь к опыту и прежним впечатлениям. Это спасает от переживаний и недовольства, и в конечном счете здорово бережет нервную систему.
Да, мы привыкли к подобному, а мама нет... Ее привлекли пасты. Им был посвящен целый разворот страницы. С морепродуктами и мясом, всевозможными сырами и овощами. Тщательно изучив предлагаемые вкусняшки, она остановила свой выбор на пасте Балоньеза. Я за это время выбрала миксовый салатик и любимую паэлью, так как редко ее можно заказать на одного, и я решила не отказываться от возможности попробовать любимое блюдо. Маме я лишь сказала, что Испания - не макаронная страна и пасты лучше пробовать в Италии.
Время ожидания прошло в приятной беседе об увиденном, хотя мама была уставшей после утреннего подъема в гору и по-видимому раздражена не закончившейся еще адаптацией. Поэтому ее настрой был немного нервозным и колючим. Но вот принесли мой салат. Огромное блюдо, на нем вызывающая гора зелени и овощей. И все это увенчано четырьмя видами мяса и полито несколькими соусами. Я пожалела паэлью... она в меня уже не влезет, ведь салат здесь принято кушать как закуску, предблюдо, а до самого блюда еще придется подождать... впрочем эта традиция похожа на нашу. Мамин взгляд смягчился, видя, что порции в выбранном заведении неожиданно велики и питательны и в сладостном предвкушении стала ждать свое блюдо.
Оно не замедлило явиться. Сначала я увидела мамины глаза... они увеличились, но не от радости, а от удивления, быстро сменившегося на негодование. Когда я увидела ее блюдо, я чуть не подавилась салатом, но взяв себя в руки, постаралась не засмеяться. Я понимала, что может случится буря и сдела ла над собой усилие, чтобы придать лицу спокойное выражение, а голосу бесстрастный оттенок. Паста Балоньеза возлежала на таком же огромном блюде, что и мой салат. Но что она собой представляла? Скромный шлепочек макарон диаметром около 12 см и толщиной в две макаронины. Полита она была чем-то вроде кетчупа со следами фарша. На возмущенный восклик мамы: "Что это?!!", никто не отреагировал должным образом, так как официант не понял слов, а я нашлась сказать только лишь то, что и говорила раньше... не макаронная это страна...
Видимо мое спокойствие сделало свое дело, и мама, продышавшись, притихла и взала вилку. Проба не вдохновила ее от слова "совсем", так как макароны оказались сырыми. Приготовленные не знакомыми с пастами руками, вязнущие во рту, прилипающие к зубам, поразившие своими микрогабаритами, но имеющие такую же цену, как и выбранные нами блюда... мама пыталась их распробовать, было видно, как она старается казаться спокойной и не взорваться. Я поддерживала это стремление рассуждением о твердых сортах пшеницы, которые на вкус отличаются от нам привычных, об их пользе для организма и прочее, прочее, прочее... когда я поперхнулась ещё раз, перекрестившись внутренне, чтобы увиденное мною несли не на наш стол.
Официант нес его гордо. Это было уже знакомое нам всем огромное блюдо. На нем возвышалась просто неприличная гора еды. Оковалки мяса на кости, дымящееся, со сшибающим с ног ароматом. Оно было окружено жаренной картошкой, салатом и полито соусом со специями.
Секунды... молитвы мои не были услышаны, и блюдо стоит у нас на столе... в этот момент аппетит покинул меня, я видела только мамино лицо. Расширенные и продолжающие расширяться зрачки, глаза, выкатывающиеся из орбит, приоткрывшийся в сдавленном вскрике рот. Она словно одновременно хотела что-то сказать и задыхалась от чувств. Взгляд блуждал с одного блюда на другое и возникший когнитивный диссонанс выразился в вырвавшемся "Что это?"...
Звон маминой вилки, брошенной на тарелку с "пастой Болоньеза" привлек не успевшего еще уйти камареро. Она стремительно схватила сумку, и на ходу доставая сигареты, выбежала из-за стола, а затем и из ресторанчика, гневно бросив на ходу:"Я это есть не буду!"
Непонимающему взору официанта мне пришлось перевести на испанский все, что было понятно за счет мимики, жестов и интонации. Он смущенно унес отверженное блюдо, непонимающе кивая головой и шепча: "Но это же паста Балоньеза..." . Больше она ничего не заказывала и отведать что-то из нашего отказалась.
Вскоре вернулся Дима с малышом, уставшим и сонным, которого тут же уложили спать. Так как они пропустили все основные части нашего марлезонского балета, то Дима преспокойно уплетал и нахваливал свое блюдо. Мама вернулась с улицы и сидела угрюмая и молчаливая пока мы не закончили и не вышли. Уже позже, во время дальнейшей прогулки, оттаяв и успокоившись, мама вместе с нами посмеялась над случившимся. Название этого блюда, видимо, станет в нашей семье именем нарицательным и будет иметь не самую лучшую репутацию.
12 апреля 2019





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 17.04.2019 Юлия Титова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2540630

Метки: Испания, Барселона, парк Гуэль, Гауди, Путешествие, приключения,
Рубрика произведения: Проза -> История










1