Записки деда. Ленинград - Кронштадт 1954 - 1959


Записки деда.     Ленинград - Кронштадт  1954 - 1959
[SIZEВладимир Гаранин

Записки деда

Ленинград
Кронштадт
1954 - 1959


-

Итак, 8 ноября 1954 года я выехал из Мурманска в Ленинград.
С 18 июня 1952 года, когда я приехал на Север, прошло 2 года 4 месяца и 20 дней.
За эти годы, месяцы и дни я был штурманом эскадренных миноносцев "Разумный" и "Осмотрительный", сдавал англичанам шипы "Доблестный " и "Дружный", плавал прикомандированным штурманом и связистом морского буксира МБ-73, выходил в море в качестве штурмана на эскадренных миноносцах "Гремящий" и "Отрывистый".
Три раза ездил в отпуск: в декабре 1952 и 1953 и в апреле 1954 года.
В первом же отпуске женился.
Перед вторым отпуском родилась дочь Наташа.
В ноябре 1953 года я стал старшим лейтенантом.
Таковы основные вехи службы на Северном флоте.

Ленинградский Военно-Морской Район
ноябрь 1954 - июль 1959

10 ноября 1954 года. Ленинград. Московский вокзал. На перроне меня встречает Надя.
Андреевы поехали на Васильевский остров, где живёт мама Риммы, а мы с Надей сели на трамвай № 16 и поехали на Малую Охту. Там Классы и дом, где Надя сняла угол.
Красивый шестиэтажный дом № 86 по Малоохтинскому проспекту. Мы снимаем угол, то есть живём в одной комнате с хозяйкой - Соколовой Марией Михайловной. Комната с балконом. Параллельно проспекту течёт Нева. На том берегу - Александро-Невская Лавра.
До Классов, где я буду учиться, один квартал.




Высшие ордена Ленина специальные офицерские классы ВМФ
(ноябрь 1954 - сентябрь 1955)


Штурманский факультет состоит из четырёх классов, от Ш-1 до Ш-4. Я в Ш-4.
В классе 17 слушателей.
Обязанности Начальника факультета исполняет капитан 2 ранга Быковцев Анатолий Григорьевич.
Мы все хорошо знаем, что из изучаемых предметов важно в деятельности штурмана.
А дисциплины нам преподают такие:
- Навигация - основной предмет. Читают капитан 1 ранга Соломатин и капитан 2 ранга Попеко Георгий Платонович;
- Мореходная астрономия - второй по значимости предмет. Преподаватель капитан 3 ранга Борис Яцук;
- Тактическое и боевое маневрирование. Преподаватель капитан 3 ранга Новосёлов;
- Электронавигационные приборы. Преподаватель капитан 3 ранга Фогельгезанг;
- Гидрометеорология;
- Английский язык;
- Политэкономия социализма.
В день 6 часов лекций и 2 часа самоподготовки по 45 минут. Потом - домой, до дома 5 минут пешком. Воскресенье - выходной.
Из однокашников - выпускников Каспийского ВВМУ 1952 года - только Витя Кощеев по прозвищу "Фифка". Он в Ш-3, штурман Черноморского эсминца, приехал из Севастополя.
Это ведь я вместо него поехал после Училища на Север.
- Не сердишься ли на меня, Витя, что попал на Черноморье? - спросил я его.
- Нет, - ответил Витя.
Он в Севастополе женился на местной, с домом и хозяйством.

Наступил Новый 1955 год. Мы встречаем его в компании дочери тёти Мани Шуры и её мужа Олега Шумилова в доме мамы Олега на канале Грибоедова за Сенной площадью.

Магазины Ленинграда полны продуктов, самых изысканных: икра чёрная и красная, в банках и развесная, рыба всех видов, и том числе сёмга, стерлядь, осетрина, колбасы десятков сортов. Мясо стоит 14 рублей за килограмм.
Питаемся хорошо, на большее денег не хватает. Я получаю на Классах 1500 рублей в месяц. За жильё платим 300 рублей в месяц, из них 210-217 рублей компенсируют. Маме моей посылаем 100 рублей в месяц.
Купили китайский термос, да платье Наде в магазине "Смерть мужьям" на Невском.

На Классах, как в Училище, есть корабельная практика. В марте 1955 года весь штурманский факультет погрузился в вагоны скорого поезда № 7 Ленинград - Севастополь и приехал в город - герой.
В Севастополь из Балаклавы пришла плавбаза подводных лодок "Нева". Она точно такая, как «Волга».
Я и Павел Малевич разместились в одной просторной каюте.
Помылись, позавтракали и "Нева" вышла в море. Идём в Батуми. Я не был в Батуми с лета 1951 года. Дождь за это время прекратился, не сезон, но тепло и пасмурно, вечная зелень. Загрузили и смонтировали 60 прокладочных столиков для слушателей. Вернулись в Севастополь.
Ещё неделю "Нева" готовилась к переходу на Северный флот. Мы эту неделю бродили по Севастополю. 9 мая исполнится 11 лет со дня освобождения. Город не только полностью восстановлен, но и расширился новыми районами из белого Инкерманского камня, вокруг бухт и балок почти до Стрелецкой, где расположено Черноморское Училище.

23 марта, во вторник, "Нева" вышла из Севастополя и легла курсом на Босфор. Погода ясная, свежий ветерок. Идём ходом около 9 узлов, до пролива сутки и 6 часов. В полдень 24 марта подняли на ноке фок-рея Государственный флаг Турции.
Прошли траверз маяка Румели-Бурну и вошли в этот узкий и красивый пролив.
Движение сложное, то право- то левостороннее. Корабль наш тихоходный, громоздкий, маломаневренный. Вдоль и поперёк курса снуют катера, фелюги, шлюпки.
Справа, на Европейском берегу, крепость Гарипче. Впереди очень узко. Слева, на Азиатском берегу, мыс и селение Анадолу-Кавагы. Мыс проходим в расстоянии 2.5 кабельтова. Справа проплывает город Бююкдере. У самого уреза воды – фешенебельные дома. Справа крепость Румели. Крутой изгиб пролива. Красиво, но опасно. Слева мыс Кандилли, азиатский берег. Амфитеатр зданий и мечетей. Рядом идём. Справа - мыс и селение Арнавуткей. Слева, на азиатском берегу, два длинных двухэтажных здания Военного Училища Кулели и рядом с ними - мечеть.
Наконец, расположенный на обоих берегах пролива Стамбул. Справа - забитая кораблями бухта Золотой Рог. Леандрова башня - огонь Кыз-Кулеси. Окружённая минаретами Айя-София.
Справа - маяк Ахыркапы, слева - казармы Селимия.
Кончается Босфор, выходим в Мраморной море. Курс на пролив Дарданеллы.
Но вот незадача - вышла из строя левая машина. С трудом удерживаясь на курсе, идём под одной правой. Ход меньше 6 узлов. За один световой день нам оба пролива не пройти. Ночь с 24 на 25 марта пролавировали в районе острова Мармара и на рассвете 25 марта вошли в Дарданеллы.
Дарданеллы длиннее и шире Босфора, берега менее обжиты и менее живописны.
Проходим траверз мыса Эски-Фенер-Бурну, мыса, маяка и города Гелиболу, по-нашему Галлиполи. Берега дальше и положе. Вот возвышенный участок европейского берега, длинная пологая гора Таш-Оджак с максимальной высотой 213 метров. А на азиатском берегу проплывает мимо корабля мыс, огонь и крепость Награ Калеси. Далее, за поворотом, слева - обширная акватория порта Чанаккале, а справа - крепость Килид-Бахр.
Проходим траверз маяка Ильяс-Баба, что на европейском берегу, и мыса Кум-Кале, что на азиатском берегу. Спускаем Турецкий флаг.
Эгейское море. Множество островов. Отличная погода. Лазурный цвет воды.
Благодаря малости хода 250 миль по Эгейскому морю проходим почти за двое суток.
Проходим мыс Малеа, остров Китира и одноимённым проливом выходим в собственно Средиземное море. Погода отличная, ход очень малый. Не дай бог шторм, тогда мы не сможем удерживаться на курсе.
Ход такой малый, что видно, как акулы, перевернувшись, заглатывают сброшенные с борта пустые консервные банки.
Матапан. Здесь нас облетал "Нептун" - двухмоторный патрульный самолёт 6-го флота США. Теперь они будут облетать нас ежедневно.
До выхода к Северному берегу Африки у Туниса - трое суток. Мыс Бон. Остров Зембра. Ввели в действие левую машину, ход увеличился до 9 узлов. Погода по-прежнему отличная, Солнце и лёгкий ветерок 2 балла.
Ещё трое суток идём вдоль Африканского берега. Мыс Бугарони.
А на Севере в 17 милях просматриваются вершины гор Испанской Гренады. Западный ветер посвежел, но видимость отличная.
Открылась Гибралтарская скала. Мыс Европа. Встречает английский патрульный самолёт "Шеклтон". В Гибралтарской бухте виден силуэт авианосца.
Взгляд по левому борту, на Африканский берег. Там бухта и город Сеута, а западнее - гора Сиди-Муса.
А на Северном берегу Гибралтарского пролива, в 3-х милях от нас, проплывают Испанские остров, маяк и город Тарифа. Всё это я фотографирую.
Атлантический океан! Курс - на Португальский мыс Сан-Висенти. Четвёртые сутки при ясной, но свежей погоде огибаем Пиренейский полуостров.
Бискайский залив! Как в учебниках и морской литературе он встретил нас штормом. Хорошо, что успели ввести вторую машину. Короткая, крутая, высокая, беспорядочная волна. Крен на качке близок к критическому. Иногда кажется, что "Нева" уже не встанет на ровный киль. Что плохо закреплено - побилось и улетело за борт. В нашей каюте свалился и прекратил существование ящик минеральной воды. Уходя в небытие, он разрушил ещё множество предметов.

С нами на "Неве" идёт сын моего любимого писателя Аркадия Петровича Гайдара (Голикова) военный журналист капитан-лейтенант Тимур Гайдар, корреспондент газеты "Советский Флот". У Аркадия Гайдара, погибшего в 1941 году на Украине и похороненного под городком Канев, есть автобиографическая повесть "Школа". Я читал её ещё в годы войны, она произвела на меня большое впечатление. "Тимур и его команда" - это уже о сыне. Перед самой войной вышел одноимённый фильм. Этим фильмом о хорошем мальчике Тимуре и плохом мальчишке Мишке Квакине ребята моего возраста засматривались. Все хотели быть похожими на Тимура, хотя в большинстве, как и я, были Квакиными.
Тимур в возрасте слушателей классов, немного старше меня. Он окончил Училище им.Фрунзе в 1949 году, немного побыл корабельным офицером, перешёл в политработники, стал журналистом. Он пока ничего не написал, кроме статей в "Красном Флоте". Тимур ни с кем из нас не общается, он всё время сидит в каюте, в кают-компанию приходит всегда в обществе замполита и сидит с ним за одним столиком.
Комсорг факультета Сергей Птохов через замполита попросил Тимура побеседовать с нами, рассказать об отце, о себе.
Замполит сообщил Птохову, что Тимур Аркадьевич для беседы с нами не имеет времени, очень занят работой.

Когда в Мраморном море вышла из строя левая машина, и долгое время её не могли ввести в строй, было принято решение следовать в Балтийск.

После Биская "Нева" вошла в Ла-Манш. Ветер стих, погода прекрасная. Идём под Английским берегом.
Пролив Па-де-Кале, меловые берега Дувра. Нам повезло, Альбион не был в тумане.
Северное море встретило штормом и снежными зарядами, похолодало, видимости никакой. Не видно ни неба, ни земли, да и море только до гребня первой волны.

Из руководства Классов с нами Зам.Начальника факультета капитан 2 ранга Быковцев, старший преподаватель кафедры навигации капитан 2 ранга Попеко и преподаватель кафедры астрономии капитан 3 ранга Яцук.
Быковцев сообщил, что принято решение следовать в Мурманск. Мы уже шли курсом Ост к Скагену. Поворачиваем влево, к берегам Норвегии.
Норвежское море. Середина апреля. Шторм. Снежные заряды. Опять ни неба, ни земли, ни моря.
Траверз островов Рёст. Всего восемь месяцев назад я осуществлял здесь маневрирование, удерживая "Отрывистый" на заданной относительно "Железнякова" позиции.
Район Лофотенских островов. Шторм утихомирился, видимость увеличилась до полной. Фотографирую побережье и записываю в ЗКШ (Записную книжку штурмана) что сфотографировано.

Кольский залив. Роста. СРЗ-35. Здесь ошвартовалась "Нева". Времени съездить в Североморск не дали, сразу в Мурманск. Здесь уже новый вокзал.
Скорый поезд Мурманск- Ленинград.
Московский вокзал предпраздничного Ленинграда. Месяц назад уехали на Юг, вернулись с Севера.

Праздник 1 мая встречали в компании Шуры и Олега Шумиловых в доме на канале Грибоедова.

9 мая 1955 года исполнилось 10 лет Победы. На всех встречах поют песни про войну и Победу. В моде песенка про маленькую Наташу, родившуюся накануне Победы.
11 мая Надя уехала в Красноводск и 22 мая привезла Наташу.

После окончания Училища я потерял связь с Олегом Кара-Калпаком. Он уже должен был, как и все мои одноклассники, закончить Академию. Но в апреле 1954 года, проезжая Москву, я в ожидании поезда в сторону Бузулука бродил по городу и совершенно неожиданно в метро встретил Виктора Воронкина. Виктор в 1953 году закончил лесотехнический факультет Лесохозяйственной Академии и теперь работает инженером в организации под названием "Рособозсоюз". Он идёт с обеденного перерыва, и я пошёл вместе с ним, чтобы хоть немного побеседовать. Вышли на станции Красные Ворота. Совсем недалеко от станции, в Центре Москвы, в дворе-колодце каким-то чудом сохранился одноэтажный деревянный домик с облезшей вывеской "Рособозсоюз". В комнатке несколько столов, за одним из них место Виктора. Папки с бумагами, накладные, копирки. В Академии Виктор женился на москвичке. Живёт в пригороде, на работу ездит электричкой. Лида Аверкиева закончила лесохозяйственный факультет в 1952 году и распределилась в Сибирь. А вот Алька Кара-Калпак, проучившись в Академии 4 года вместе с Виктором, разочаровался в будущей профессии и перешёл на третий курс Политехнического института. Виктор тоже потерял с ним связь.

Теперь, не веря в успех, я написал Альке письмо по старому адресу: Ленинград, 18, до востребования.
И Алька приехал! Он почти не изменился. Учится на последнем курсе Политехнического института, на гидротехническом факультете. И эта профессия ему не нравится. Он немного грустный и не скрывает этого. Его ждёт работа на строительстве малых межколхозных гидроэлектростанций. Алька часто бывает у нас, каждое воскресенье. Ходим вчетвером по городу, ездим в Невский лесопарк. Здесь Алька окончательно стал Альбертом Степановичем Миняшкиным. Старые имя, отчество и фамилия ушли вместе со школьными годами.

Учёба на Классах подходит к завершению. Ещё выполняется Сталинская программа Большого флота. На судостроительных верфях строятся самые совершенные корабли - крейсера проекта 68-ЗИФ и эскадренные миноносцы проекта 56.

На Классы приехал флагманский штурман 22 дивизии строящихся кораблей капитан 2 ранга Моисеенко. Он отобрал несколько выпускников, в том числе и меня, на строящиеся в заводе им. А.А.Жданова эсминцы 56 проекта.

Сентябрь 1955 года. Я закончил с отличием Классы, и мы всей семьёй поехали в отпуск в Бузулук.

Через месяц мы вернулись в Ленинград. Я съездил в Отдел Кадров Ленинградского Военно-Морского Района и получил назначение на должность.

Пока мы были в отпуске, Олег Кара-Калпак, он же Миняшкин Альберт, окончил институт и уехал в неизвестном направлении.

Эскадренный миноносец "Справедливый"
октябрь 1955 - октябрь 1958

Итак, мы вернулись из Бузулука и живём там же, у тёти Мани.

Меня назначили командиром БЧ-1 ЭМ "Справедливый". Корабль строится на судостроительном заводе им. А.А.Жданова. Экипаж комплектуется во 2-й казарме, недалеко от железнодорожной платформы Броневая. Организационно корабль входит в состав 38 бригады строящихся эсминцев, которая, в свою очередь, входит в состав 22 дивизии строящихся и ремонтирующихся кораблей. Штаб 22 ДиСРК и экипажи некоторых других кораблей размещаются в 5-й казарме, в конце Большого проспекта Васильевского острова, где до революции была женская тюрьма.

Хожу, ищу квартиру поближе к месту службы.
Переехали от тёти Мани с Малой Охты на Нарвский проспект, дом 12, где сняли комнату 7 квадратных метров за 300 рублей в месяц.

Открылось движение на первой линии Ленинградского метро. На службу недалеко: от станции метро Нарвская до станции метро Кировский завод, а далее 5 - 7 минут пешком.

В казарме экипаж только ночует, днём все отправляются на корабль. Степень готовности корабля высокая, все механизмы и оружие установлены. Идёт подготовка к швартовным испытаниям.
Укомплектованность личным составом полная. Высокая степень автоматизации позволила сократить личный состав по сравнению с "бисами" на 10%, хотя эсминец 56 проекта по водоизмещению вдвое больше эсминца проекта 30-бис. Офицеров по штату и в наличии 24 человека.
Командир корабля капитан 2 ранга Погорелов Константин Семёнович - старый, опытный командир. Раньше командовал лидером "Ленинград".
Старпом капитан 3 ранга Гусев Владимир Алексеевич. Он моложе командира, но старше остальных офицеров, кроме замполита. Въедлив и придирчив, как все старпомы.
Замполит капитан-лейтенант Пугачёв Михаил Петрович по возрасту старше всех, ему 40 лет. Он из матросов, имеет 4 класса общего образования и краткосрочные курсы политработников во время войны. Матросов называет сынками и пользуется уважением.
Помощник командира старший лейтенант Арутюнов Александр Багратович - весёлый балагур, армянин, не знающий родного языка.
У меня есть командир электронавигационной группы лейтенант Мягков Валерий, выпускник 1954 года.
Командир артиллерийской боевой части старший лейтенант Голегузов Алексей Иванович. Раньше он служил на Севере на 120 бригаде, вместе со мной учился на Классах на артиллерийском факультете. У него четыре командира артиллерийских групп, молодые лейтенанты Кутузов, Лебедев, Маслянинов и Гапченко.
Командир БЧ-3 старший лейтенант Коршунов Юрий тоже выпускник Классов. У него есть командир группы лейтенант Юрченко.
Боевой частью 4 командует старший лейтенант Крейдун Сергей Зиновьевич, выпускник ВРОК - Высших радиотехнических офицерских Классов.
Пятую боевую часть возглавляет старший инженер-лейтенант Малинин Гурий Николаевич. У него три командира группы - инженер-лейтенанты Спиридонов, Тюрин и Блинов. Во главе радиотехнической службы стоит старший лейтенант Малышкин Юрий. У него есть инженер службы инженер-лейтенант Егоров Валерий.
Начальник интендантской службы - лейтенант интендантской службы Полянский.
Начальник медицинской службы - старший лейтенант медицинской службы Самбуров Юрий Сергеевич.
Секретарь партийной организации старший лейтенант Нестеров.
Секретарь комсомольской организации лейтенант Гусев Анатолий.

"Справедливый" - самый современный корабль. Он крупнее и мощнее прежних эсминцев. Водоизмещение 3 тысячи тонн. Длина 126, ширина 12,7, осадка 4,2 метра. Мощность двух ГТЗА 72 тысячи лошадиных сил. Скорость хода 39 узлов. Четыре 130 миллиметровых универсальных пушки в двух двухорудийных стабилизированных установках СМ-2-1. Дальность стрельбы по морской и береговой цели 153 кабельтова, по воздушным целям потолок 10 километров. Зенитная батарея - 16 стволов 45 миллиметров в четырёх четырёхствольных установках СМ-20-ЗИФ. Два пятитрубных торпедных аппарата 533 мм. Очень богатое радиолокационное вооружение. Для стрельбы Главным калибром РЛС "Якорь-2М". Торпедные стрельбы обеспечивает РЛС "Заря". Стрельбы зенитных автоматов обеспечивают два комплекта РЛС "Фут-Б". Автономную стрельбу башен Главного калибра обеспечивают две РЛС "Штаг-Б". Для обеспечения поиска и атаки подводных лодок служит ГАС "Пегас". Наблюдение за надводной и воздушной обстановкой осуществляется с помощью РЛС "Фут-Н", сопряжённой с электронным планшетом Боевого Информационного поста (БИП). Аппаратура опознавания "Факел". Навигацию обеспечивает навигационная РЛС "Нептун". У меня в боевой части новое - гирокомпас "Курс-4" с ускоренным приведением в меридиан, автопрокладчик "Путь-1", радиопеленгатор АРП-50 и НРЛС "Нептун" с блоком совмещения радиолокационного изображения с картой "Пальма".

Мягков получал в Ломоносове в Гидроотделе приборы. Старший лейтенант, оформлявший документы, увидел мою подпись под требованием в приходорасходной книжке. Это - Миша Хасанджанов. Так мы встретились. Миша пришёл к нам в гости на Нарвский проспект. Коротко подстрижен, холост. Живёт в Ломоносове на частной квартире. С лодки списан по зрению.

Наташа заболела полиомиелитом. Это страшная болезнь с тяжелейшими последствиями. Наташу положили в клинику Педиатрического Института на Петроградской стороне. Болеет тяжело. Парализованы ноги и рука, потеряна речь. Трудно вспоминать то время. Мы видели несчастных детей, выживших после этой болезни и оставшихся инвалидами. Их возили, реже водили несчастные родители. Надя почти непрерывно у Наташи. Я прихожу со службы и готовлю пищу, чтобы Наде было что поесть. До этого времени я приготовлением пищи никогда не занимался. Первый мой суп состоял из пачки пельменей, картошки, луковицы и банки мясной тушёнки.

Наташа пролежала в клинике всю вторую половину ноября и декабрь 1955 года. Постепенно она выздоравливала.
Не знаем, кого благодарить, мы ведь были безбожниками. Но совершенно точно - теперь это было бы просто невозможно. Теперь такое лечение доступно только Абрамовичам, Чубайсам, Ельциным и прочим .

Наташу выписали перед Новым 1956 годом. Она выздоровела без последствий, свойственных полиомиелиту. Остались шумы в сердце, которые постепенно через два-три года прекратились.

Перед Новым 1956 годом экипаж "Справедливого" переселился на корабль. Здесь у меня общая каюта с командиром БЧ-4 Сергеем Крейдуном. Ещё что отличает корабль от прежних эсминцев, так это бортсеть переменного тока 24 вольта и калориферное отопление кают и кубриков.
В марте 1956 года меня отправили в отпуск, и мы втроём через Баку улетели в Ашхабад, где теперь живут Шура и Виктор. Здесь же и Надина мама Пелагея Павловна. Она болеет, у неё определили абсцесс лёгкого. Вскоре её положили в больницу. В Ашхабаде в марте-апреле уже совсем лето, есть овощи и фрукты. Когда подошло к концу отведенное для отпуска время, решили, что Наде и Наташе нужно пока побыть ещё здесь. А я поездом уехал в Красноводск. На пароход, идущий в Баку, я не успел и заночевал на Набережной, 8 у деда Тимоши. Утром на автобусной остановке встретил Юру Позднякова. Он офицер военной комендатуры порта Красноводск, лейтенант. Я приехал в аэропорт, долетел самолётом до Баку, оттуда поездом приехал в Ленинград.

В апреле 1956 года "Справедливый" вышел на ходовые испытания. В первый же день мерная линия, девиация, отстрел орудий и торпедных аппаратов, проверка и выверка средств связи и радиолокации. Всё это на Красногорской мерной линии, Большом Корабельном фарватере и Восточном Гогландском плёсе. Сразу максимальные хода 300 оборотов в минуту, 39.3 узла.
Вечером стали на якорь на Большом Кронштадтском рейде. Это про него песня "Вечер на рейде".
Сразу после постановки - разбор. Весь офицерский состав в кают-компании. Командир начал разбор с артиллерийской боевой части. Он разнёс в пух и прах всех, начиная с Голегузова и кончая начальником химслужбы. У всех масса замечаний.
- Приятное исключение, - сказал командир Погорелов, - штурманская боевая часть и её командир старший лейтенант Гаранин.
20 мая 1956 года в воскресенье был торжественный подъём Военно-Морского Флага. Эскадренный миноносец "Справедливый" принят в состав Военно-Морского Флота Союза ССР. Этот день стал корабельным праздником эсминца.

Пелагея Павловна, Надина мама, умерла от рака лёгкого в июне 1956 года, на 52 году жизни.
Надя и Наташа приехали в Ленинград.
Мы опять переехали жить на Малую Охту, к тёте Мане Соколовой.

После испытаний "Справедливый" стал на ревизию механизмов в завод им.Жданова. Мягков остался на корабле, а меня отправили командовать отрядом катеров, которые в День ВМФ должны участвовать в параде на Неве. Это бывшие катерные тральщики, их после расформирования раздали различным военно-морским организациям в качестве "Зоек". Теперь их в количестве девяти снова свели в отряд. На катерах нет никаких средств радиосвязи. Только шары, конусы, флаги, флажки, прожектора и клотики. Командуют катерами опытные сверхсрочники в звании от старшины 1 статьи до мичмана. Я единственный офицер. Начали мы тренировки в Невской губе и едва в ней помещались. По мере отработки всех видов перестроений переместились в Неву, и дальнейшие тренировки проводили в реке от устья до Ивановских порогов.
На катерах я был только днём, я же ещё оставался и старшим штурманом эскадренного миноносца.

В ночь на 26 июля "Справедливый" вошёл в Неву, прошёл разводные пролёты мостов лейтенанта Шмидта и Дворцового и стал на две бочки между Зимним Дворцом и Петропавловской крепостью.
В воскресенье 29 июля 1956 года я стал двойным участником Морского парада кораблей: как штурман "Справедливого" и командир отряда катеров, которые сомкнутым строем прошли вниз по Неве и продемонстрировали сложное маневрирование и различные перестроения.

Мы простояли в Неве несколько суток. На набережной у места стоянки "Справедливого" всегда многолюдно. Корабль отличает от стоящих в других точках кораблей прежних проектов мощная архитектура мачт и надстроек с многочисленными рефлекторами и решётками радиолокационных станций, мощная артиллерия в стабилизированных установках, внушительные размеры и в то же время изящность форм и очертаний.
- Скажите, где построен этот корабль, в какой стране его купили? - обращаются к сходящим с корабля на катере офицерам и матросам люди на стенке.
- У нас, в Советском Союзе!

Прямо с парада корабль перешёл в Кронштадт, к месту своего постоянного базирования.
Началась моя служба в 190 бригаде эскадренных миноносцев - плавающем соединении Краснознамённой Кронштадтской Военно-Морской Крепости.

Штатное место стоянки бригады - Средняя гавань. Корабли заходят в неё через Лесные ворота и швартуются кормой к Восточной стенке Усть-Рогатки. "Справедливый" занимает третье место от южного конца стенки после крейсеров "Киров" и "Адмирал Макаров", тоже входящих в состав бригады. Место его получается как раз напротив расположенного на Западной стенке Усть-Рогатки заднего створного знака Большого Кронштадтского рейда.
Но у стенки "Справедливый" стоит редко. Из него пытаются выжать и узнать всё, на что он способен. Стреляем Главным калибром по морским, береговым и воздушным целям, по стоящему на банке Нюгрунд близ Таллина немецкому линкору "Шлезвиг-Гольштейн" боевыми снарядами на предельной дальности 153 - 150 кабельтов. Стреляем боевой торпедой по скале Халли в Выборгском заливе.
Нужно выполнить стрельбу всеми калибрами по летящей на корабль ракете. Ракету будет имитировать 305-миллиметровый снаряд батареи форта Красная Горка. Стрельба ведётся ночью. Многопудовый снаряд Красной Горки, летящий прямо на корабль, хорошо виден на экранах радиолокаторов. В свете боевых прожекторов он виден визуально! Горка стреляет с выносом по целику в корму на 300 метров. В последний момент стрельбу Главным калибром отменяют, опасаются, что снаряд может быть сбит с траектории. Заработали зенитные автоматы. Двенадцать стволов (четыре закрыты надстройкой), управляемые системами "Фут-Б", бьют по приближающемуся снаряду. Есть попадания! Попавшие в цель трассирующие снаряды, как мячики, уходят в сторону.
Я читал в книгах, что воют только пролетевшие и удаляющиеся снаряды. Это не всегда так. Скорость снаряда Красной Горки на конечном участке меньше скорости звука. В свете прожекторов видно, что снаряд начал смещаться влево, за корму и вниз. Уже в это время приходит звук, от которого по коже бегут мурашки. Словами выразить этот звук трудно, скорее - невозможно. Это вздох гигантского существа, вызывающий ужас низкочастотный звук. Снаряд уже не виден, и создаётся впечатление, что он летит прямо в тебя. Всплеск по корме сначала беззвучен. Потом приходит звук, и он тоже ужасен. Все его слышат и характеризуют по разному, но он всем одинаково леденит душу. Когда мне приходилось на Севере буксировать щиты, обеспечивая стрельбы, я видел и слышал всплески 130, 152 и 180 миллиметровых практических снарядов. Ничего подобного не было. Двенадцатидюймовые "чемоданы" Красной Горки - это страшно! Может по этой причине фашистские корабли не пытались приближаться к Кронштадту.

Из 24 офицеров и полусотни сверхсрочников в Кронштадте имеют квартиры только командир, замполит и старшина батареи Главного калибра мичман Коршунов. Они имели их до прихода на "Справедливый". Только что получил комнату в коммунальной квартире старпом Гусев. Семьи остальных живут, где придётся по частным квартирам. От Кронштадта до Охты далеко, я редко бываю дома.

А Миша Хасанджанов женился.
Со своей будущей женой Майей Миша познакомился в Ломоносовском госпитале, где лечился, а Майя работала медсестрой. Майя тоже татарка, родилась и выросла в Оренбурге. После списания с лодки Миша служит в Гидроотделе Ломоносова и там же квартирует в частном доме. Мы иногда встречаемся в свободное от службы время.

Нашёл комнату поближе, в Мартышкино, в деревянном финском домике.

В октябре 1956 года мне присвоили самое красивое флотское звание капитан-лейтенант.

Теперь Миша Хасанджанов служит в Кронштадтском Гидроотделе и живёт в офицерском общежитии, где одна общая большая кухня и 11 комнат, одна из которых Мишина. Миша пригласил нас встретить Новый 1957 год у них, мы согласились, хотя Наташа была не совсем здорова. Мы её хорошо закутали и приехали к Мише. Начали встречать Новый год по комнатам, но потом все жильцы, а это молодые офицеры с семьями, собрались в общей кухне и встречали этот год до утра. А Наташу на буксире из Ломоносова в Кронштадт вытошнило, и она повеселела. Видимо была не простуда, а что-то с желудком.

Финский домик в Мартышкино оказался очень холодным. В прихожей ночью в вёдрах замерзает вода.
Опять переехали на Малую Охту, на Таллинскую улицу, где сняли комнату у рабочего одного из Ленинградских заводов. Условия неплохие, но ездить далеко.
.
Кронштадтские корабли с декабря по апрель вмерзают в лёд. Теперь Кронштадт - глубоко тыловая база. 190 бригада состоит из старых и трофейных кораблей. Это крейсер 28 проекта "Киров", трофейный крейсер "Нюрнберг", называющийся у нас "Адмирал Макаров", лидер "Ленинград" и несколько трофейных эсминцев типа Z.

Самому современному эсминцу вмёрзнуть в лёд не позволили. В начале января 1957 года военные ледоколы "Пересвет" и "Волынец" вывели нас из Кронштадта на чистую воду, и мы ушли до весны в Таллин.
В Таллине занимаемся боевой подготовкой, отрабатываем курсовые задачи одиночного корабля.
Как правило, выходим утром во вторник. Отрабатывая задачи, бегаем между Пакри и Гогландом до вечера пятницы, изредка становясь на якорь на внешнем рейде Таллина к северу от кирки Олевисте и юго-западнее треугольника Пириты. Вечером в пятницу заходим в Купеческую гавань. Утром в субботу - большая приборка. Вторая половина субботы и воскресенье - увольнение личного состава на берег. Увольнения проходят спокойно. Офицеры ходят в Дом офицеров флота, в рестораны "Интурист", "Выру", "Палас". С утра в понедельник - политзанятия. Я тоже провожу политзанятия с личным составом БЧ-1 и боцманской команды. Место проведения политзанятий - кубрик № 1. Это в самом носу корабля. Люк в кубрик за первой башней, за волнорезом, за носовой установкой РБУ. Туда даже в Кронштадте не добирался ни один проверяющий политотдела. Вместо набивших оскомину тем я спокойно читаю матросам "Капитальный ремонт" и рассказы Кирдяги из "Морской души" Леонида Соболева. Матросам это нравится, и они с нетерпением ждут очередные занятия.

В конце апреля "Справедливый" вернулся в Кронштадт. Ночью 29 апреля корабль вышел из Кронштадта, по створу Ленинградского морского канала вошёл в его ограждённую часть, мимо родного Барочного бассейна проследовал в Неву, через разводные пролёты мостов Лейтенанта Шмидта и Дворцового вышел на траверз Зимнего дворца, где встал на бочки для участия в Первомайском параде.
После прохождения парада ко мне на корабль пришли Надя и Наташа. Днём я показывал им корабль, а вечером вместе уехали домой.

Лето 1957 года проходит в стрельбах и торпедных атаках на Восточном Гогландском плёсе. Здесь нет того простора, что на Севере. Торпедная атака здесь больше похожа на отработку ТАС и расчётов торпедных аппаратов. Скорость при атаке развивается максимальная - 300 оборотов в минуту, что соответствует 39 узлам, но командиру и штурману нужно только выйти к буям финской границы и лечь на давно известный боевой курс. Что же касается атакуемой цели, то и она идёт всегда из одного места и одним возможным курсом. Главная задача - чтобы в нужное время вышли торпеды, прошли под целью и всплыли в конце своего хода, а торпедисты и боцмана благополучно извлекли их из мелкой воды Финского залива.

Береговые стрельбы проводятся по полигону на острове Малый (Пенисаари), а вспомогательной точкой наводки служит маяк Сескар.

В Финском заливе, особенно в его Восточной части, много опасных от мин районов. Мины в них и наши, и немецкие. Плавать приходится по узким протраленным фарватерам. Особенно много мин в весенний период, когда залив очищается ото льда. Мины мы уничтожаем. Как правило, весной расстреливаем из СМ-20ЗИФ, а летом подрываем. Даже я ходил на шлюпке с подрывниками и подрывал сорванную с якоря немецкую мину.

Корабль вызывает интерес у всех. Он современный, напичканный техникой. Много знатных гостей, и я приобрёл специальность корабельного гида. Вот пришли на корабль слушатели иностранного факультета Военно-Морской Академии, будущие командующие флотами стран Народной демократии. И я вожу их по кораблю, по всем командным пунктам и основным боевым постам, всё показываю и рассказываю, как было приказано, со всеми тактико-техническими характеристиками.

20 мая 1957 года отмечали первую годовщину корабля. Дело было в Кронштадте, у стенки. Пригласили, кроме высокого начальства, и семьи. Были и Надя с Наташей.

А Наташа сломала руку. Она стояла на табуретке и смотрела телевизор. Засмотрелась и упала. Сильно закричала. Надя с хозяином квартиры Василием Дмитриевичем отнесли Наташу в ближайшую больницу. Там руку положили в гипс, с которым Наташа проходила больше месяца. Она научилась всё делать с загипсованной рукой, в том числе и лепить куличики из песка. Однажды засунула в одну штанину пижамы обе ноги, упала, и снова повредила руку. Снова снимали гипс, правили руку, гипсовали. Это очень больно.

Началась постепенная, как сейчас говорят, ротация личного состава.
Ушёл учиться в Академию Юра Коршунов. Командиром БЧ-3 пришёл старший лейтенант Михаил Краснокутский.
Ушёл в политотдел комсорг Гусев. Его сменил лейтенант Леонид Овчинников.

А на День Флота мы опять пришли в Неву.

В августе приехали в отпуск Виктор и Шура. Ходили и ездили по Ленинграду и пригородам, чаще без меня, потому что я бывал дома даже не каждый выходной.

Среди частых и многочисленных гостей однажды оказался министр национальной обороны КНДР генерал-лейтенант Ким Гван Хеп со свитой.
Была телефонограмма от Начштаба ЛенВМР с предписанием продемонстрировать гостям бой эсминца с торпедными катерами. Пока шли в Выборгский залив к месту боя, пришло предписание после боя, на возвращении в базу, устроить дружеский чай. В процессе боя пришло новое указание: разрешаются спиртные напитки. А спиртных напитков на корабле нет, не выдали базовые интенданты. У командира БЧ-5 Гурия Малинина нашёлся технический спирт в банке из-под смазки УТС, которая служит для консервации механизмов, причём часть смазки, оставшаяся в банке, растворилась в спирте.
Бой закончен, идём в Кронштадт.
Министр и свита приглашены в кают-компанию, где накрыты столы. Командир, штурман и вахтенный офицер Голегузов в товарищеском ужине не участвуют, они ведут корабль. Руководит ужином старпом Гусев.
Министр усажен в кресло командира корабля, к нему приставлен со стаканом холодной воды новый командир БЧ-3 Краснокутский.
Старпом произносит тост за нерушимую Советско-Корейскую дружбу, переводчик переводит.
Ким Гван Хеп чокается стаканом об стакан Краснокутского. Миша, правильно поняв ситуацию, вместе с окружающими торжественно, не моргнув глазом, осушает свой стакан.
Из глаз министра обороны потекли слёзы. Он вынул платок, вытер глаза и произнёс длинную фразу. Переводчик сказал, что товарищ министр считает, что с такими офицерами,- он показал пальцем на Краснокутского,- Советский флот непобедим!
- Служу Советскому Союзу, - ответил скромно Миша.

Группа инженеров завода штурманских приборов устанавливает в гиропосту опытный образец нового гидравлического лага МГЛ-50. Считается, что Красногорская мерная линия мелководна для испытаний, и мы уходим в Таллин. В Таллине мы испытываем лаг на мерной линии Вимси и в специально оборудованном полигоне к западу от Таллина, между островом Нарген и полуостровом Пакри. По результатам испытаний новый лаг был принят на вооружение.
После возвращения в Кронштадт на корабле был устроен по этому случаю банкет. Главный Конструктор Саравайский сидел за столом рядом с замполитом, теперь уже капитаном 3 ранга Михаилом Петровичем Пугачёвым, который должен был как бы курировать Главного. И между ними состоялся такой диалог:
- Михаил Петрович, не кладите мне в тарелку мясо, я его не ем.
- Почему?
- Да потому, что я - вегетарианец.
- Скажите, пожалуйста, а ведь я думал, что вы еврей!
Лично я полез под стол и не мог не выплюнуть там всю пищу изо рта, так хохотал. Да и другие не удержались. Но Михаил Петрович не обиделся. Это был настоящий замполит, убеждённый большевик. Деревенский парень с четырёхклассным общим образованием, прошедший всю войну матросом и старшиной-боцманом, он после войны окончил краткосрочные курсы политработников (как и замполит "Разумного" Егоров). Он был старшим по возрасту на корабле, личный состав его уважал и слушался. Он никогда ни на кого не кричал. Он был искренне убеждён, как и большинство из нас в то время, что общественное - прежде всего, а личное - потом. Его каюта соседствует с нашей с Крейдуном. Частенько по субботним вечерам, когда мы не сходили на берег, он после бани заходил к нам, выпивал с нами чарку-другую разведенного или нет спирта, и мы пели революционные и военные песни.

Сталин - наша слава боевая,
Сталин - нашей юности полёт,
С песнями, борясь и побеждая,
Наш народ за Сталиным идёт.

В Кронштадт мы вернулись уже поздней осенью. Сходили в Ленинград на ноябрьский парад и, не дожидаясь замерзания залива, в начале декабря ушли в Таллин.
С приходом в Таллин меня отправили в очередной отпуск. Я приехал в Ленинград, и мы стали собираться в отпуск в Бузулук.
Перед отъездом я зашёл на Классы и обнаружил там Володю Кишанкова. Он с женой Катей квартирует недалеко от нас. Был командиром катера БО на Сахалине. Теперь учится в классе командиров противолодочных кораблей. Вместе с Володей командиром катера БО на Сахалине служит и Виктор Меркулов.

Январь 1958 года мы втроём провели в Бузулуке, в деревенском домике моих родителей на улице Льва Толстого.
В феврале мы поездом уехали в Москву. Из Москвы я проводил Надю и Наташу самолётом в Ашхабад к Шуре и Виктору, а сам уехал на корабль в Таллин.

Корабль занимается тем же, чем и прошлую зиму. Только теперь зима более суровая, Финский залив покрылся льдом полностью, и мы по вторникам уходим в бассейн Балтийского моря, занимаемся боевой подготовкой в полигонах Балтийской ВМБ, а к вечеру пятницы возвращаемся в Купеческую гавань Таллина.
Надо отметить, что в ту эпоху жизни страны не существовало понятия экономии топлива и боезапаса на боевую подготовку. Поскольку мы были в одиночном плавании и никому даже в оперативное подчинение не передавались, пополнение корабельных запасов воды и топлива было заботой вахтенного офицера, который по мере необходимости сообщал ОД Таллинской ВМБ когда, куда и сколько доставить нам воды котельной, мытьевой и питьевой, мазута марки "Ф", дизельного топлива, продовольствия. Всё это выполнялось неукоснительно.

В апреле 1958 года мы вернулись в Кронштадт.

Ушёл в штаб Крепости командир корабля капитан 2 ранга Погорелов. Это был лихой командир, замечательный человек. "Справедливый" под его командованием заслужил славу лучшего корабля Крепости. Нас выпускали из базы и пускали в неё в любых погодных условиях, при полном отсутствии видимости. А швартовку "Справедливого" к стенке выходили смотреть все на обеих стенках Усть-Рогатки.
Командовать кораблём пришёл капитан 3 ранга Головаш Павел. Все ожидали, что командиром будет старпом Гусев, но его назначили командиром строящегося эсминца на завод им.Жданова.

Приехали Надя и Наташа. Перед их приездом я с помощью Миши Хасанджанова снял комнату в доме Вирена у Фёдора Игнатьевича и Татьяны Митрофановны Солёных. Это рядом, через Петровский парк до Усть-Рогатки.

После ухода Погорелова и Гусева исполнять обязанности старпома оставили меня. Это меня совсем не радовало. У старпома слишком много обязанностей, и он не может часто оставлять корабль, это предписано Корабельным Уставом. Но в каюту старпома я перебрался, не оставив и свою, совместную с Крейдуном.

Возвращаясь с майского парада, сели на мель в Ленинградском морском канале.
Как обычно, возвращались ночью. Мили через две после выхода из ограждённой части канала дорогу нам преградила землечерпалка, которая не успела сойти с фарватера к назначенному сроку. Да и мы поторопились, превысив разрешённые 10 узлов. Головаш подошёл близко, пришлось застопорить ход. Северный ветер моментально снёс высокий нос корабля на южную бровку. Вот незадача! Посадки на мель бывают командирские и штурманские, здесь явно командирская, но в приказах о посадке на мель в констатирующей части обычно снимают с должности и командира, и штурмана.

Я уже сидел на мели на МБ-73. Тогда у командира старшего лейтенанта Орлова сорвало с головы фуражку. Это было на возвращении из Кеми в Соловецкую гавань в районе островков Песья Луда. Второй фуражки у командира не было. Единственная лежала на льдине у самого островка. Матросы с кормы пытались достать её отпорными крюками, а Орлов маневрировал, стараясь подбить корму к льдине.
- Командир, сядем на мель, - кричал я.
- Мне фуражка дороже.
Корма начала подниматься, винт застучал по камням. В этот момент боцман Титов посадил фуражку командира на рог отпорного крюка. Машину застопорили, дали передний ход, сползли с крутого откоса Луды и пошли в гавань Благополучия. Оленев спустился к винту и не нашёл существенных повреждений. В Судовой Журнал посадку не записали.

Теперь сел на южную бровку Ленморканала эсминец "Справедливый". Землечерпалка, в конце концов, перетянулась за бровку и освободила проход, но "Справедливый" левой скулой уже влез в тину южной бровки. Когда же Головаш дал самый малый вперёд, корабль залез ещё глубже. Какое-то мгновение длилась немая сцена: Головаш и комбриг капитан 1 ранга Титов стоят у машинного телеграфа с открытыми ртами. Я видел по Встречному створу, что нос и мостик южнее створа, но корма на фарватере, и, не теряя времени на доклад, подбежал к телеграфу и поставил обе ручки на "Средний назад". Командир и комбриг не обратили внимания на дерзость штурмана. Корабль задрожал и медленно пополз назад. А дальше, как при Погорелове, работая рулём и машинами, 15 минут шли назад по створу, вошли вновь в ограждённую часть канала и только в Барочном бассейне застопорили машины.
- Хватит, - сказал комбриг, давай, штурман, вперёд, теперь она сошла с канала.
Но вместо малого вперёд раздаётся свисток из ПЭЖ"а
- Больше 15 минут шли задним ходом. Турбины остыли, надо 10 - 15 минут на прогрев.
Пришлось отдать якорь и прогревать турбины переднего хода.
А рассветная погода мрачная, идёт дождь.
- Товарищ комбриг! Посадку в Навигационный журнал записывать?
- Зачем, штурман, ведь всё кончилось благополучно.

Нам первым на флоте выдали кремовые рубашки. В них можно ходить только на корабле. При сходе на берег поверх рубашки необходимо надевать тужурку. Выдали рубашки накануне приезда в Ленинград Никиты Сергеевича Хрущёва и нового Президента Чехословакии Антонина Новотного. "Справедливому" выпала честь привезти руководителей государств из Ленинграда в Кронштадт.
Накануне приезда гостей мы уже в новых рубашках, похожие на суточных цыплят, вошли в Неву и ошвартовались левым бортом к дебаркадеру у Училища им.Фрунзе.
Утро дня приезда. Гости ожидаются к 10 часам. Поскольку по распорядку дня работ и занятий нет, офицеры и часть сверхсрочнослужащих старшин в новых рубашках и без тужурок сошли пить пиво к ларьку около моста лейтенанта Шмидта. Около образовавшейся жёлтой очереди остановился чёрный ЗИМ, из которого вышел командир Ленинградского ВМР адмирал Иван Иванович Байков и прогнал всех по-отечески на корабль. Он почти всех нас знает, потому что довольно часто бывает на корабле.
10 часов. Корабль стоит в готовности отдать швартовы. На дебаркадере у сходни - караул наших матросов с карабинами СКС. Это матросы дежурного подразделения, которые с успехом чистят картошку и встречают руководителей государств.
Хрущёв и Новотный приехали с большой свитой, но без Нины Петровны, которая последнее время стала вмешиваться в жизнь страны. В свите - первый секретарь Ленинградского обкома партии Спиридонов, командующий войсками Ленинградского военного округа Маршал Советского Союза Крылов, адмирал Байков, ещё человек 20 мужчин, женщин и корреспондентов. Последние, как обезьяны, лазали по мачтам, сидели на топовых огнях, пока всех их не выгнал с мостика адмирал Байков.
Расчёт мостика на переходе - обычный в таких случаях: командир Головаш, я, вахтенный офицер с громовым голосом Голегузов и два сигнальщика.
Команду гостей на мостик привёл Головаш.
Хрущёв и Новотный поздоровались с нами рукопожатием.
Следом за ними через дверь рубки левого борта поднялись остальные. Адмирал Байков спросил у Хрущёва разрешение следовать в Кронштадт и приказал
- Командир, отходите!
Рейд чист. Отдали носовые, подобрали кормовые.
Нос течением начало относить от дебаркадера. И в это время через один из пролётов моста лейтенанта Шмидта, ближе к левому берегу, вылез маленький чумазый буксир без мачт, с одной большой относительно самого буксира трубой. Следом за буксиром показался большой плот из брёвен.
Катера ОХР"а бросились к буксирчику.
Нос "Справедливого" уже не вернуть обратно.
Головаш вопросительно смотрит на Байкова.
Байков делает вид, что ничего особенного нет.
- Отдать кормовые!
Катера ОХР"а уже заставили буксир повернуть на обратный курс в судоходный пролёт. От невозможного изгиба плот сорвался, рассыпался и плывёт дальше самостоятельно, без буксира, прямо на середину реки.
- Обе малый вперёд!
Корабль идёт навстречу брёвнам.
- Левая средний вперёд, правая стоп! Право на борт!
Нос корабля, находясь ближе к середине реки, где течение быстрее, бодро идёт вправо.
- Правая малый назад!
Так, работая машинами враздрай, корабль вышел на середину реки, и лёг курсом на выход. Во время этого поворота брёвна плота, попадая под винты, вертикально, как учёные дельфины, выбрасывались вверх, сначала целые, затем половинки, потом четвертинки, затем в разных сочетаниях со щепой. Но гости смотрят только вперёд! Развернувшись на курс выхода, быстро оторвались от плывших по течению брёвен.
Большую Неву проходим ходом 100 оборотов, что соответствует 14 узлам. Пройдя ограждённую часть Ленморканала, увеличили обороты до 126 в минуту, что уже соответствует 18 узлам.
Слева и справа за пределами ФВК идут торпедные катера, по корме тоже.
Командир сидит в своём кресле по левому борту и по УКВ разговаривает с торпедными катерами.
Я стою на банкетке ночного визира 1НМ у трубы к рулевому Морозкину.
Голегузов стоит у машинного телеграфа.
Хрущёв, Новотный и Спиридонов беседуют у меня за спиной. Байков и Крылов находятся около вождей.
Свита пристаёт к нам с расспросами.
- Не мешайте экипажу работать, - строго и довольно громко сказал Хрущёв.
Нас оставили в покое.
Ещё когда проходили вдоль достроечной стенки Балтийского завода, где стоят в 95% готовности крейсера проекта 68-ЗИФ, один из которых называется "Варяг", Никита Сергеевич сказал отлично говорящему по-русски Новотному
- Мы их достраивать не будем. Это мишени для ракет. Будем строить только подводные лодки.
Вожди наговорились. Хрущёв в стоптанных ботинках читает своё вчерашнее выступление, напечатанное в газете "Правда". (Это правда, лично видел.)
Адмирал и Маршал забрались на крышу рулевой рубки, к антенне носового поста РЛС "Фут-Б".
Я удерживаю корабль на оси створа, сначала Встречного, для чего периодически выхожу на крылья мостика, так как створные знаки по корме. Открылись знаки Ленморканала, и я уже не отхожу от трубы к рулевому. Байков и Крылов куда-то исчезли.
- Товарищ капитан-лейтенант, вас просит к телефону командир БЧ-4, - это говорит мне шифровальщик старшина 1 статьи Кикавец, стоящий по авралам на телефонном коммутаторе.
- Спроси у командира, как связь с катерами, - говорит Сергей Крейдун, хотя прекрасно знает, что всё в порядке, и сразу по делу:
- Володя, интенданты выдали три бутылки КВВК. Вестовые говорят, что одну взяли Байков с Крыловым, сидят в каюте командира, распивают. Одну украли корреспонденты. Осталась одна, так я отнесу её в каюту в сейф. Как ошвартуемся - дуй скорее в каюту! Это Сергей сообщил уже как заведующий офицерской кают-компанией и начальник над всеми вестовыми.
Прошли Олежью банку. Командир поменялся со мной местами. Я стал управлять катерами.
- Двадцать второй, двадцать третий, двадцать четвёртый! Я Чайка-40. Твёрдо раздел 14 исполняю. Приём. Это я сообщил катерам, что я, Чайка-40, то есть эсминец с бортовым номером 40, даю ход 14 узлов.
Подходим к Кронштадтским рейдам. Я возвращаюсь на своё место. Голегузов громовым голосом командует, сигнальщики бойко работают флагами и шарами.
Подходим к Лесным воротам.
- Люди долой! Покой до места! Шар на малый!
Это вахтенный офицер скомандовал сигнальщикам после того, как поставил ручки машинного телеграфа на "Малый вперёд!", а я в трубу скомандовал рулевому Морозкину "Право руля!" Перед этим шёл левый поворот на створ Средней гавани.
- Какой невежливый, сказала одна из дам свиты, и свита через ту же открытую дверь рулевой рубки потянулась вниз с мостика.
- Это не вам, это команда такая морская, - закричал вернувшийся на мостик адмирал Байков.
Лихо ошвартовались кормой к своему штатному месту.
Вожди с улыбками пожали нам руки, и ушли вниз.

На фотографирование экипажа с вождями на юте я и Крейдун опоздали, расправлялись с бутылкой КВВК.

Оба винта пришлось менять. Когда мы через пару дней после встречи с плотом вышли на боевую подготовку, и пытались поднять обороты выше 126, то корабль задрожал и отказался увеличивать скорость хода. Месяц стояли в линкоровском доке Кронштадта. Новые винты сняли со строящегося эсминца заводской № 711. Каждый винт весит 10.7 тонны.

Я уже писал, что "Справедливый" выходит в море в любую погоду, при любых условиях видимости, в полном тумане. А туманы над Кронштадтом часты. Ширина Кронштадтских фарватеров 40 метров. Чудесное новшество - навигационная РЛС "Нептун" и приставка к ней "Пальма". Ещё при Погорелове корабль получил в области навигации полное доверие у командования и флагманских штурманов Района, Крепости и бригады. Все они периодически выходят с нами в море, посмотреть и показать. Частые гости на корабле Комендант Крепости контр-адмирал Субботин и начальник политотдела Крепости контр-адмирал Кулаков. Поэтому часто вместо привычного "Прошу добро войти в базу" мы пишем на пост Толбухин "Буду входить в базу".

Служба у меня идёт хорошо. Вскоре после присвоения мне звания капитан-лейтенант меня вызвал начальник политотдела бригады капитан 1 ранга Лебедев и предложил мне вступить в КПСС.
- Погорелов предлагает Вас в старпомы, а на эту должность мы, как правило, рекомендуем коммунистов.
В апреле 1957 года меня приняли кандидатом в члены КПСС. В апреле 1958 года я стал членом КПСС.
Но, ещё раз повторяю, что в старпомы я не хочу. В Корабельном Уставе чётко и конкретно сказано, что частое оставление старпомом корабля несовместимо с исполнением им служебных обязанностей.

Я впервые получил своё жильё. Мне отдали комнату старпома Гусева в трёхкомнатной коммунальной квартире № 13 по улице Коммунистической дом 6. Это в пяти минутах пешего хода от места стоянки корабля.

В сентябре 1958 года мы вышли из Кронштадта в Таллин на штормовые испытания матчасти. Мне пришлось взять с собой Наташу, которой не исполнилось ещё 5 лет.
Надю положили досрочно в роддом. Ожидается второй ребёнок, но через месяц. Мне надо бы остаться, но я, во-первых, штурман и старпом в одном лице, а, во-вторых, слабого здоровьем командира Головаша положили на лечение в госпиталь. Комбриг Титов доложил ситуацию адмиралу Субботину, и тот разрешил взять Наташу на корабль. Приказал Титову меня, как штурмана Трука, на должность Врио командира корабля не назначать, а пойти со мной самому.

Работаем в полигоне в районе Нарген - Палдиски. Я - штурман, старпом и командир в одном лице. Комбриг мне доверяет и редко поднимается на мостик, даже при швартовке. Мы обеспечиваем научно-исследовательскую работу НИГШИ под названием "Седанка" - исследование точностных характеристик лагов при резкопеременном маневрировании и в штормовую погоду.
Наташе исполнилось 5 лет. Она находится или в каюте старпома, или в штурманской рубке, или на мостике, у меня на плечах.
Корабль, развив ход 300 оборотов, что соответствует 39 узлам, влетает в невидимые на воде границы планшета масштаба 1 : 5000, со стороной чуть больше одного километра, перекладывает руль на 35 градусов - на предельный угол, на правый или левый борт и начинает, сильно накренившись, стремительную циркуляцию. Циркуляция продолжается до трёх полных оборотов, при этом скорость падает до 24 узлов. Через каждые 15 секунд определённая точка корабля (днём фок-мачта, ночью сигнальный прожектор) засекается теодолитными постами на Пакри и Наргене. Одновременно место засекается радионавигационной системой "Рым". Нельзя выскочить за пределы границ района. Если это произойдёт - надо начинать всё сначала. Оба планшета - теодолитный и радионавигационный - в одном сантиметре заключают 50 метров на местности. Корабль по длине занимает 2.5 сантиметра. Ветер и волна в процессе циркуляции сносят корабль. Я удерживаю корабль в пределах планшета. У меня на карте масштаба 1 : 50 000, в 10 раз мельче, нарисованы границы планшета. Карта лежит под прозрачным зеркалом "Пальмы". Справа Нарген, слева Пакри. Светящееся перекрестие показывает место корабля. Наклон карты показывает поправку вышедшего из меридиана от резкопеременного маневрирования гирокомпаса. Рядом, в БИП"е работает на планшете лейтенант Заря, командир радиодальномерной гидрографической партии РДГП, виртуоз своего дела. Оба видим, что северо-западный ветер сносит корабль к южной границе планшета. Вот-вот кривая циркуляции уйдёт за пределы планшета, а ещё полтора оборота. Надо увеличить диаметр циркуляции в северном направлении. Это допускается, лишь бы было правильно зафиксировано в группах записи.
Циклон ушёл из Таллина. Погода явно не штормовая. На корабле есть успокоители качки, которые могут работать на раскачку, но учёных это не удовлетворяет.
Идём в Балтийск. Там шторм. По сообщению ОД Балтийской ВМБ корабли не могут войти в базу. Волны перехлёстывают через мол. У стоящих на внешнем рейде кораблей рвутся якорные цепи. Это то, что нам надо. Работаем в районе мыса Таран (Брюстерорт). К нашему приходу здесь развернули теодолитные посты и береговые станции РНС "Рым". Границы планшета получены по радио. Сам планшет тральщик привёз на четвёртый день испытаний.

Бедная Наташа трудно, но мужественно переносит качку. Её провожают в каюту, укладывают спать. Она встаёт и, держась за раковину, травит в неё. Звонит мне по телефону. Привыкла, что на корабле на всё спрашивают разрешение.
- Папа, можно я повесию трубку?

23 октября 1958 года в 2 часа ночи прошли Лесные ворота Средней гавани Кронштадта. В 2 часа 30 минут ошвартовались кормой с отдачей якоря к Восточной стенке Усть-Рогатки. Комбриг сошёл с корабля. Наташа спит. Стояночная вахта и дежурство выставлены. Дежурит по кораблю лейтенант Гапченко. Я побежал домой. Вернулся через четверть часа. Надя домой не приходила.
- Товарищ капитан-лейтенант, ОД бригады приказал включить РЛС "Фут-Н".
- Для какой цели?
- Он не сказал.
- Позвоните, узнайте.
ОД находится на крейсере "Киров" в боевой рубке. Рассыльный ответил, что ОД на месте нет, а дежурит ФлагРТС.
Экипаж устал.
- Наверно, как обычно, для ночных тренировок, - предположил Гапченко.
- Передайте ОД, что РЛС "Фут-Н" неисправна.
- Есть!

После подъёма флага мы с Наташей зашли к Татьяне Митрофановне в дом Вирена.
- У вас уже третьи сутки новый сын и брат! - сказала она нам.

Я забыл предупредить старшину РЛС "Фут-Н" главного старшину Полуянцевича и начальника РТС капитан-лейтенанта Малышкина, что РЛС эта у них неисправна. После смены с дежурства в двенадцатом часу дня рыжий ФлагРТС пришёл на корабль.
- Что вы, товарищ капитан-лейтенант, моя станция всегда в строю! - с гордостью сказал Полуянцевич.

После обеда с КОЛМЗ"а привезли из ремонта большой электромотор. Матросы БЧ-5, перетягивая его на корабль по сходне, не удержали и уронили в воду.
Подъёмом руководит лично механик Гурий Малинин. К корме подошла шлюпка со всем оборудованием. Спущен водолаз. В качестве второго сидит сам механик в водолазном костюме, но со снятым шлемом. Проходят мимо флагманский механик бригады инженер-капитан 3 ранга Бурый и его помощник по живучести. Увидев шлюпку, они стали пререкаться с Малининым, перечисляя пункты Инструкции, которые нарушены при выполнении подобного рода работ. Водолаз запел песни, и пока его достали, он получил отравление. К счастью, с водолазом ничего не случилось, а мотор подняли и водворили на место.

Вскоре мы с Наташей получили маму и братика из роддома. Братика назвали Серёжей. Это случилось 2 ноября. В качестве выкупа была коробка шоколадных конфет.

За невключение РЛС "Фут-Н" я получил трое суток ареста от коменданта ККВМК контр-адмирала Субботина. Формулировка - за обман командования и занижение боевой готовности Крепости. Комбриг сказал, что я легко отделался. Если бы неопознанный самолёт с запада оказался не нашим контрольным, а настоящим нарушителем, мне бы не избежать военного трибунала.
Гурия Малинина тоже арестовали на трое суток приказом командира бригады. Флагманские, с которыми Гурий все время конфликтовал, нажаловались.

Но нас не посадили. На "Справедливый" старпомом пришёл штурман соседнего миноносца капитан-лейтенант Старов, который записал нам эти взыскания в карточки взысканий и поощрений. У меня вообще это взыскание было единственным, но оно много испортило нервов позже, правда, не мне, а моим командирам. Когда подошло время его снимать - никак не могли, не знали, к какому рангу начальства относится комендант, да ещё крепости. Снял мне его в 1960 году Командующий ТОФ адмирал Фокин, когда присваивал очередное звание.

А меня Приказом Главкома ВМФ адмирала Флота С.Г.Горшкова назначили командиром штурманской боевой части крейсера "Адмирал Макаров".
Дела командира БЧ-1 ЭМ "Справедливый" я очень быстро сдал старшему лейтенанту Сологубу, штурману лидера "Ленинград".

Крейсер "Адмирал Макаров"
ноябрь 1958 - апрель 1959


Крейсер построен в Германии в 1935 году. В немецком ВМФ назывался "Нюрнберг". Водоизмещение 8380 тонн. Во время второй мировой войны занимался рейдерством в Атлантическом океане. Автономность и дальность плавания обеспечиваются Главной дизельной установкой, работающей на средний винт. Скорость под дизелем 18 узлов. Два ГТЗА, работающих на крайние винты, используются в тех случаях, когда нужен ход до 32 узлов. Главный калибр - три трёхорудийные башни 149 мм. В носу одна башня, в корме - две. Телескопические мачты и складывающаяся труба позволяют кормовым башням стрелять в нос. Навигационное вооружение как на "Справедливом", но много старой немецкой техники, причём вся она в строю.
Командует крейсером капитан 1 ранга Шарашкин. На корабль он приходит редко. Приходит за час до выхода в море, уходит сразу после швартовки. Старший помощник командира капитан 3 ранга Матвеев Андрей Иванович всё время сидит на корабле. По фамилии командира все на Усть-Рогатке называют нас "Шарашкина контора". Говорят, что Комендант Крепости тоже.

Впервые служу на вмерзшем в лёд Средней гавани корабле. "Справедливый" ушёл на зиму в незамерзающие порты Балтики. Я на крейсере из "Справедливовцев" не один. Сюда же на повышение пришли командиром БЧ-4 Сергей Крейдун и начальником РТС Юра Малышкин. Здесь у меня личного состава значительно больше. Здесь группы, команды и отделения, два командира группы - рулевой и электронавигационной, молодые лейтенанты, и несколько мичманов - сверхсрочников.
Увольняюсь регулярно один раз в трое суток. Остальные вечера все мы коротаем в кают-компании и биллиардной. Раза два в неделю старпом Андрей Иванович водит всех сидящих офицеров на последний сеанс в клуб Морского Собора. В дневное время изучаем театр, готовимся к весеннему межфлотскому переходу Кронштадт - Мурманск -Кронштадт с курсантами Военно-Морских Училищ.

Ясный морозный день в конце февраля 1959 года.
На корабль внезапно прибыл командир Шарашкин. Командиры боевых частей получили приказание к исходу дня представить план мероприятий по месячному разоружению корабля. Крейсер приказано разоружить, демонтировать технику и оружие и сдать на склады и в довольствующие органы.
Политбюро ЦК КПСС во главе с Никитой Сергеевичем Хрущёвым приняло решение сократить Вооружённые силы на 800 тысяч человек.

9 марта 1959 года, понедельник. Офицеры крейсера собраны в Отделе Кадров Ленинградского Военно-Морского Района. С мая штаты крейсера закрываются. Крейсер "Адмирал Макаров" исключается из состава ВМФ СССР. Начальник Отдела кадров капитан 1 ранга Варакин вызывает по одному человеку.
- Товарищ Гаранин, мы предлагаем Вам равноценную должность командира БЧ-1 экспедиционного океанографического судна "Сучан". Категория - капитан 3 ранга, оклад 1500 рублей. Судно достраивается на Балтийском заводе, через пару месяцев уйдёт на Тихоокеанский флот, на Камчатку. Срок службы там ограничен двумя годами, после чего мы вновь заберём Вас к себе. Подумайте неделю.
- Я согласен.
- Отлично! Включаю Вас в проект Приказа Главкома. Вам и семье необходимо пройти медицинскую комиссию.
- Есть!

Проходим с Надей медицинскую комиссию при Кронштадтском Военно-Морском госпитале.
Здоровы. Я годен к службе в отдалённых базах Северного флота и Северных базах ТОФ, а семья - к проживанию в этих районах.

В начале апреля я представил Шарашкину документы, из которых следует, что за штурманской боевой частью крейсера "Адмирал Макаров" никаких приборов, инструментов, карт, книг, пособий для плавания и другого имущества не числится.
Расписался под выпиской из приказа Главкома ВМФ о назначении меня командиром штурманской боевой части Экспедиционного океанографического судна "Сучан" 4-й Тихоокеанской океанографической экспедиции.
Получил предписание к новому месту службы и сошёл с корабля.










=3]





Рейтинг работы: 12
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 2186
© 09.12.2010 Владимир Гаранин
Свидетельство о публикации: izba-2010-254009

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары


Дмитрий Кашанин       11.08.2012   18:46:43
Отзыв:   положительный
Уважаемый Владимир, спасибо за ваши мемуары. Мне особенно интересно о Справедливом. Пытаюсь найти информацию о пр.56 до модернизаций. А Вы как раз застали это короткое время из жизни 56-х. Если не трудно, то напишите мне USSRNAVY@yandex.ru
Владимир Гаранин       12.08.2012   10:19:21

Уважаемый Дмитрий. Спасибо за положительный отзыв. Давно это было, более полувека назад. Но этот период моей службы помнится хорошо. Ну что я могу ещё написать? Всё в Записках. Вообще я был типовым корабельным офицером того времени. А они, как правило, отличались хорошим знанием корабля. Мой адрес Peleng9@mail.ru . Напишите, что Вас интересует, постараюсь ответить
Дмитрий Кашанин       12.08.2012   13:04:47

А отзыв на Ваши мемуары не может быть не положительным. Откуда мы всё это узнаем, как не от Вас, ветеранов флота. Я больше техникой интересуюсь, но о корабельной службе читаю с удовольствием.








1