Кукловод. Крымский фронт. часть 11


Кукловод. Крымский фронт. часть 11
Адьютант мой молодец, шустрый такой – с утра слетал на “Эмке” на полевой аэродром к прилетевшему ночью “Ли-2”, привёз письмо и передачу от Насти. Письмо было от Риты и Насти. Настя написала прямо как рапорт – два схрона они уже вскрыли, деньги сдали в Центробанк, а нам вот маленькая передача. Тут пять ППШ, цинки с патронами 7,62 на 25, да десяток сухих пайков. Как говорится – курочка по зёрнышку клюёт! Рита пишет что у неё всё хорошо, беременность протекает нормально, благодаря Марине они питаются просто отлично. Дров закупили и в доме тепло. Ну и отлично! Настроение у меня сразу сильно улучшилось!

Ну адьютант! Ловкий парень! Как я и предлагал, он съездил в политотдел и сделал обмен. Мою “Эмку” начальнику, а взамен мне “ГАЗ-61”. Ну и прекрасно! Машина совсем не блестящая, а именно военная – повышенной проходимости. Я был доволен!

117 дивизия была сформирована в Крыму, так что я сразу подкрепил её двумя полками из дивизии Трубачёва. Один батальон НКВД я отправил в Ивановку – там на пляж вскоре будет высажен немецкий десант. Пока всё – ждём вояк Манштейна. Хотя гренадёрская дивизия Вермахта – крепкий орешек!

Я посмотрел на комдива. Трубачёв приник к стереотрубе, некоторое время разглядывал поле боя, раскинувшееся перед ним. Я тоже приник к амбразуре. Хорошо, что у Козлова зрение было хорошим – я без бинокля видел всё до самого моста и даже за ним – а это четыре-пять километров будет. Окопы, где я воевал утром, были подчистую распаханы воронками, изрядно перелопатил враг и следующую нашу линию обороны и всё также продолжал долбить тяжёлыми снарядами. Попытался сквозь пыль и дым посчитать подбитые танки. Недаром я со скандалом забрал ещё три зенитки 85 мм – их снаряды с километра гвоздили немецкие танки. А теперь – смена позиций! Комдив выдал указание по телефону: Всем команда “Карусель”!

У немцев была сильная инструментальная разведка в артиллерии, но на хитрую жопу… Ракета! Все опять отошли и поменяли позиции. Снаряды немецкой крупнокалиберной артиллерии только готовили нам новые воронки, куда вскоре устремились пулемётчики. И вновь шквал огня уложил рядами смело идущих в атаку эсэманов. После звонок на второе КП – наша артиллерия ударила по разведанным точкам. А затем после моего звонка в штаб ВВС фронта вскоре примчались несколько И-15 и стремительные СУ-2, пройдя огненным шквалом по тылам. Урон немцев был сильный!

Так что дивизия СС на левом фланге теперь смело может называться “Мёртвая голова”, а дивизия гренадёров – дивизия в госпитале. Я похвалил командиров на КП, а Трубачёв вернул мне комплимент, мол, всё по Вашим хитрым и коварным планам, товарищ генерал. Все облегчённо засмеялись, а выдал известные стихи про героический шестой легион Римской империи, мол, мы такие же герои:

Пусть я погиб у Ахерона
И кровь моя досталась псам –
Орёл шестого легиона,
Орёл шестого легиона,
Все так же рвется к небесам.

Все так же храбр он и беспечен
И, как всегда, неустрашим.
Пусть век солдата быстротечен,
Пусть век солдата быстротечен,
Но — вечен Рим! Священный Рим!

Все сразу сказали, что это такие жёсткие стихи, аж мурашки по спине. Но очень к месту! Больше атак не было, видимо наелась досыта немчура наших очень горячих свинцовых “приветов”. Вечером врачиха Оля сделал мне массаж, я с трудом отходил от перепетий жуткого боя. Затем рюмочка коньяку и тут … Вошла моя новая медсестра! Полуголая! Ну Наталья! Я даже немного обалдел! И мой "старый друг" тоже "прибалдел"!

Элегантно-хищная грация пантеры, томный взгляд кошки, ясно говорящий о том, что она не оставит ни малейшего шанса никому, и притягивающий взоры почти всех мужчин, как магнит. Ее поза, движения, манера держаться – все говорит о том, что она видит всех насквозь, ловко заставляет трепетать от самых неприличных и потаенных чувств, сразу рождающихся в постоянно одурманенных алкоголем и гормональными взрывами мужских головах, да и не только там… Да, красивая, холеная, изящная… самка, от которой за версту прёт яркой сексапильностью.

В такой красивой голове – только холодный, но очень чёткий аналитический расчет, никаких эмоций. Типа, как мы говорили в нашем довольно прагматичном веке – это бизнес, ничего личного. Этакий биоробот, ловко работающий по однажды чётко заложенному алгоритму… Ну что ж, попробуем поменять это её коварное программное обеспечение. Я резко взял её на руки, она только тихо ахнула и быстро отнёс в спальню. А она ловко вывернулась и не менее ловко опустилась на колени.

Отлично ощущать, как головку моего “солдата” сжимают и массируют горловые мышцы. Черт, как хорошо, как приятно. Как она ловко ласкает язычком моего “генерала”! А вот она уже лежит на спине, весьма гостеприимно раздвинув свои длинные ножки в чёрных чулках – вскоре я был на вершине страсти. Я ещё дёргался в удовольствии оргазма, как вдруг вспомнил о моей красавице Маргарите. Только подумал об моей жене, как сразу чего-то захотелось.

Ну ясно чего, но вернее, кого. Вот что я за человек? Рядом прекраснейшая из женщин, а я думаю о том, как бы разложить другую. Правда, официальную жену! И это при том, что недавно ночью переспал с третьей. Надо будет опять с моими врачихами посоветоваться. Может, они мне объяснит, что со мной происходит. Так, с этим решил, а теперь вернемся к пушкам… Я понял, что засыпаю! Сон для меня очень важен. Ведь только я знаю все перипетии боёв! А утром… Утром затейница Оля разбудила меня чудесным минетом, и, устроившись между ножек красотки-врача, я бурно кончил. И был утром полон сил! Вот что значит отличный секс! Явно у меня в крови с утра было море тестостерона! И это просто чудесно!

Утром я вновь был на НП 201 дивизии. Потери у них были, но небольшие. Но теперь я приказал все пулемёты, и наши и трофейные “МG-34” перебросить на правый фланг – там завтра вновь будет наступать грозная 12 гренадёрская дивизия вермахта. Спросил, как тут Мехлис – сильно потом бесился? Да нет, как артобстрел, весь политотдел сразу залёг в окопы,а потом шустро побежали в машины и удрали – кабинетные герои тыла! А я вдруг под настроение прочёл стихи:

На ступеньках старинного храма,
В лабиринте прошедших эпох
Мы стояли, Нас было так мало,
Мы стояли и ждали врагов.
Нам бежать бы, забывши о чести,
вроде ж нечего больше терять,
Но сказал кто-то: Мы еще вместе!
Им нас никому не взять.
Спина к спине, Плечом к плечу,
Жизнь коротка, держись ребята
Своею кровью заплачу,
За то, чтоб вы смогли остаться,
Пускай сегодня день не мой,
Пока друзья мои со мною,
Мы справимся с любой бедой,
С чертями, смертью и судьбою.

На КП все были даже немного взбудоражены этими стихами, да и моим поведением – ведь попробуй увидеть, что командующий фронтом, грозный “чёрный генерал”, точно не боящийся ни фашистов, ни опасного, очень подлого полуидиота Мехлиса, вдруг стал таким сентиментальным и читал им стихи. У некоторых даже глаза повлажнели! Политрук дивизии записал мои стихи - в "Боевой листок"! И речь толкнул - мы все погибнем, но врага не пропустим! Но я им и выдал, что погибнуть нам – это очень просто! И нам погибать совсем не нужно!

А нам нужно сделать, чтобы погибали немецкие оккупанты! За своего фюрера! Оккупантам только смерть! И ещё! В мастерских по моей просьбе сделали “Чеснок”. Что такое Чеснок? «Чеснок» – четыре железных шипа, соединенные в основании пирамидкой так, что вставали всегда одним шипом вверх. Вот будет немецим “орлам” сюрприз! Все на КП даже посмеялись - его применял даже лихой Денис Давыдов против грозной кавалерии Наполеона. Попробуем и мы! Против "жеребцов-гренадёров"! Пусть они своими "копытами" попробуют наш "чеснок"! Хохоту было!

Когда я уже вышел из НП, то стоя наверху и просматривая в бинокль позиции, вдруг услышал чей-то голос:

– Лихой у нас “чёрный генерал”! И этим СС дал “прикурить”, и знает где будет новое наступление. А я вот уверен – пока тут немчура будет раны зализывать, а генерал наш и на правом фланге снова даст фрицам “перца”! По полной мере!

Эти слова многое мне сказали, но главное – войска мне верят! И это главное!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 31
© 16.04.2019 Евгений Хохлов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2539728

Рубрика произведения: Проза -> Эпос










1