Горишь бубновый!


Горишь бубновый!
Сначала Сен-Сюльпис, теперь Нотр Дам де Пари. Все как и предсказывал епископ катаров, мой далекий пращур, Бертран граф де Марти, сожженный папскими палачами, у стен непокорного Монсегюра вместе с последними защитниками крепости моего рода. Староверы катарского согласия, богумилы Волги, пришедшие в эти края альбигойцы, дали начало великим родам Франции, в том числе и королям Мировингам, первым из которых стал русский князь Меровей. Князь народа мерь, про которого Александр Блок сказал «Чудь начудила, да меря намеряла гатей, дорог да столбов верстовых…». Недоумевают ученые, куда мерь пропала с Волги, а она вон, под крылом Вея или Ворона пошла на завоевание Европы. И звали мерь по имени князя воронами или вранцами, вранками или франками. От их имени и пошло название французы и сама Франция.
Считалось, что мерь «наполовину славяне». Это правда. Потому, как славяне не народ, а царские христиане. И ушли они в поход на Запад еще богумилами, а когда в 1185 году состоялось распятие Исуса Христа, то приняли они у себя в Лангедоке, бежавшую из Византии (Ёросалема) Марию Магдалену, апостола, жену и мать детей Исуса. Она то и стала первым епископом катаров-христиан. А «наполовину христиане» мерь потому, что христианство они получили не из рук родственников Исуса Христа (князя Андрея Боголюбского/ императора Византии Андроника Комнина) по его матушке Марии Богородице (родовое христианство), а из рук жены Спасителя. Так появились семейские староверы и катарская церковь Любви земной женщины к мужу-гению. Родовое и семейское христианство именуются царским христианством, поскольку Исус Христос в нем реальный земной царь и Царь Славы, то есть Царь Небесных Ангелов.
Дети Спасителя и Марии Магдалены (настоящее имя Вера) вошли в королевский род Мировингов и дали династию Ленивых королей (миниатюра «Ленивые Короли).
Так что, стоят по сей день столбы верстовые, гати и дороги, что мои предки прошли да поставили на западных рубежах Великой Тартарии, до самых Катарских островов, что ныне Канарскими зовут. И это притом, что коренных жителей островов называют «гуанчи», то есть хуанчи или иванчи, а проще Иваны.
Вот эта мерь и была главным врагом папы римского, задумавшего отделиться от империи и начавшего войну против катаров. Тяжелая та война была. Метрополия ничем не могла помочь своим гарнизонам, брошенным на произвол судьбы. И они дрались, дрались до последнего. Девять месяцев держался в осаде мой Монсегюр, титул которого видам я ношу по сей день. В последнюю ночь перед штурмом наставник Бертран вызвал к себе своего сына видама Владислава и велел ему пробиваться на Русь с Четырьмя Посвященными и святынями катарской церкви. Имя Владислава сохранила одна из глав Ветхого Завета, которая рассказывает про альбигойские войны в средневековой Франции (миниатюра «Камни Монсегюра»). Владислав пришел на Русь где вручил русскому царю святыни катаров и Четырех Посвященных – потомков Исуса – Святой Грааль. Среди святынь был Убрус или Спас Нерукотворный, который хранился в Московском кремле, пока его не выкрали в Великую Смуту поляки с хохлами. Сейчас Убрус на Западе. Это знаменитая Туринская Плащаница.
С приходом Владислава на Русь, там снова появился древний княжеско-боярский род, которому русские цари сохранили европейский титул видам, равный думному дьяку. Род Серебряного Лебедя – символа Монсегюра. Мой род.
Монсегюр пал ценой предательства. У его подножья папские войска Симона де Монфора разложили костры и предложили защитникам крепости принять католицизм. Тогда им сохранят жизнь. Среди гарнизона и жителей замка предателей не нашлось – все, во главе с отцом Бертраном взошли на очистительный огонь Монсегюра.
Незадолго до падения крепости старый епископ написал пророчество, которое в той или иной форме, сильно искаженное мелькает время от времени в литературе и СМИ. Я знаю настоящее пророчество и сообщал о нем во многих своих работах. Я потомок епископа Бертрана и видама Владислава и в архиве семьи оно существует.
Готов ли я опубликовать его? Оно опубликовано, правда, без нескольких последних сведений. Опубликовано так, что оно у всех на виду, но мало кто понимает, что это за слова и откуда они появились в этом мире. Кроме того, по определенным соображениям окончание его появится в нужный момент.
Я понимаю, что сказанное сейчас звучит туманно, но читатель знакомый с моими работами может подтвердить, что напускать туман не в моих правилах, а если я так поступаю в этом единичном случае, то исключительно из опасения навредить, или не желая помешать тому, что случится неминуемо. Прошу меня понять правильно, я глубоко верующий человек, беспоповец, христианин катарского согласия, альбигойского толка, а значит должен поберечь свои и веру, и душу, согласуясь со своей совестью.
А пока я вам расскажу то, что уже можно рассказать.
Собор Парижской Богоматери изначально был посвящен не ей и вся история его строительства – ложь. На самом деле Нотр Дам де Пари это собор исключительно катарский, о чем выразительно говорят многочисленные катарские кресты (крест в круге или колесо) на росписях, лепке, ковке и камнях собора. Посвящен он Марии Магдалене или Вере. Нотр Дам это Столп Веры Госпожи или Марии Магдалены (перевод госпожа башни веры).
Построен он еще в те времена, когда город Париж именовался Лютецией, что означает грязь. Знаменитая поговорка «из грязи в князи» говорит о том, что незаконнорожденный ребенок правителя, отдавался на воспитание в особый монастырь (на Руси в деревню Грязь). И если у князя не было прямых наследников, то он брал из Грязи своего ребенка и давал ему свое наследство и титул. Нотр Дам был построен именно в этих целях и был не столько храмом, сколько воспитательным детским домом, куда сдавались незаконнорожденные отпрыски знатных родов. При этом город вокруг собора разрастался, поскольку туда свозили детей со всей Европы, сначала незаконнорожденных, а затем и таких, которые могли помешать передачи власти.
В Османии Атамании во избежании войн за престол, «лишних» наследников просто содержали в тюрьме. В Европе (по старому Ливонии) их учили и пристраивали к делу. Знаменитая Сорбонна возникла как раз из Грязи.
Когда же в Авиньоне обосновались в 1263 году латинские патриархи, бежавшие от Крестовых походов Руси на Византию, имевших цель отмщения за убийство Исуса Христа в 1185 г, во Франции постепенно начинается складываться католичество. Конечно, еще никакого католического Ватикана не существует, а есть западная ставка в городе Тибург царя Ивана Халифа (Калиты), в которой сидит самый обычный заштатный епископ, но основы католицизма уже заложены, именно во Франции.
Латинские патриархи мечтают вернуться в Византию (Иерусалим), но взятие османами в 1453 году Константинополя, приводит в Европу новую волну бежавшей знати и попов. Вот тогда, они и решают создать новый Иерусалим, в другом месте, в Лютеции. А поскольку османы назвали Константинополь Ис-Стамбулом, то есть столицей Исуса, они решили создать копию этого города Исуса, но во Франции. И назвали его Par - Is — подобный городу Исуса, то есть Византию/Ёросалему. Вот почему Париж считается городом любви (Ёрос-Эрос).
В связи с этим вспоминается старинная бретонская легенда о тех временах, когда Париж (Paris) еще звался Лютецией. А столицей Бретани был яко бы красивейший город на земле — Ис. Он возвышался на берегу Атлантического океана, от которого его отделял бассейн, спасавший город во время приливов.
Ключ от плотины король Градлон носил на шее. Но его единственная дочь Дахут украла ключ у отца, пока он спал. Каноническая версия гласит о том, что ее разум помутил злой дух, но в некоторых вариантах она просто хотела впустить в город своего возлюбленного. Как бы там ни было, она открыла дверь в плотине и город Ис был затоплен. Спаслись только король и его дочь, однако в наказание Градлон сбросил ее в море. А сам основал новую столицу Бретани, Кемпер.
С тех бретонцы уверяют, что колокола Иса звонят перед штормами. Бретонцы верят, что когда Париж исчезнет — в некоторых вариантах будет затоплен — то Ис возродится вновь.
Конечно, читатель понимает, что в легенде речь идет не о никогда не существовавшем во Франции городе Исе. Речь идет о Византии. Король Градлон это Босфор, который запирался на цепь. Османы просто поставили свои корабли на колеса и по суши перекатили их минуя цепь под стены крепости (миниатюра «Ночь грохота»).
15.04.2019 в апрельские дни, в точности с предсказанием отца Бертрана в Париже сгорели ДВА собора: узурпированный папистами катарский храм Нотр Дам и Сен-Сюльпис – главный иезуитский собор Франции.
«Nоtre-Dame представляет собой целую историю «готики» за три столетия её развития, St. Sulpice — один из самых внушительных примеров того стиля, который можно назвать «классическим барокко». И опять-таки в St. Sulpice — целая история этого стиля. Начатый в его нынешнем виде в XVII в. храм получил свое изумительное завершение в грандиозной двухэтажной колоннаде только в середине XVIII в. Также и башни его представляют в двух вариантах одну и ту же тему, — более древний тот, что успел соорудить (но не закончить отделкой) Сервандони всё ещё в прежнем вкусе барокко, тогда как тот, что закончил Шальгрен, — образец стиля Людовика XVI. Но не удивительно ли, что всё это вместе взятое сочетается в одно прекрасное целое!» - так описывает иезуитский храм Александр Бенуа.
Нотр-Дам принял искупительную жертву огнем и очистился от скверны, Сен-Сюльпис указал на падение института папства и погиб. Теперь очередь папы римского и Ватикана.

От римских курий зло идет.
Капитолийская волчица
Предаст обманутый народ.
Понтифик новый воцарится.
Уже проплачен «Римский Петр».
Он носит важный сан и чин.
Поп старый, принят под присмотр
Опекой Пьетро Паролин.
Франциска хилого наследник
Для черных дел наморщил лоб,
Служитель похоти и денег,
Последний ватиканский поп.
***
Над Монсегюром свет взойдет
Грааль, потомками Марии,
Как Феникс в пепле оживет,
Во славу веры Византии.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 120
© 16.04.2019 комиссар Катар
Свидетельство о публикации: izba-2019-2539678

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра










1