ЛЮБОВЬ НА РЕЛЬСАХ


ЛЮБОВЬ НА РЕЛЬСАХ
/вспоминая московский трамвай/
Нескончаемые полчаса мёрз я на остановке, когда из-за поворота высветился трамвай №5 и, сойдя с рельсов, приблизился ко мне.
– Ждём, не дождёмся? – ехидно поинтересовался он.

– Ж-жду,– смущённо ответил я.

- Троечку?

– Её.

– Гляди у меня!– Пятый зловеще моргнул огромным, вросшим в живот, глазом.– Троечка моя
и ничья больше! Только по делу. Вольностей не потерплю.
– Вы хотите сказать…
– Всё, что хотел, сказал. И не говори, что тебя не предупреждали.
Пятый снова встал на рельсы, впустил возмущённых задержкой пассажиров и, грозно прозвенев, укатил по маршруту.
Вскоре объявилась и Троечка. Кокетливая. Сияющая свежей краской и позолотой рекламных призывов. Мне явно обрадовалась. Распахнулась. Впустила вовнутрь. И на моё приветствие откликнулась весёлым мелодичным звоночком. И, как бы между прочим, поинтересовалась:
– Пятый проходил?
– Проходил. Привет передавал.
– Мне его приветы до задней площадки, – нахмурилась Троечка.
Несмотря на понятную антипатию, я всё же предпринял честную попытку оправдать соперника:
– Торопился. График у него.
– У вас, мужчин, в голове одни графики, – скривилась Троечка.– А ведь жизнь куда разнообразнее.
Неожиданно я почувствовал себя задетым лично:
– Видимо, у нас сильно развито чувство долга.
– Ха-ха-ха! – раззвенелась Троечка. – Какие мы, скажите на милость, серьёзные. Долг хорош, когда должны тебе. И что мы зациклились на этом Пятом? Таких «пятых» у меня каждый второй. А нужен один-единственный.
И поглядела на меня со значением. Озадаченный, поспешил предупредить:
– Осторожно, двери закрываются. Пятый ревнив, как Отелло.
– Мои двери открыты для всех, пока молода и хороша собой. Меня даже на финальный тур мисс Трамвайное депо выдвинули. Пришлось кое с кем полюбезничать, но тут уже не до чистоплюйства. Наш трамвайный век короток. Особенно у женщин. А Пятый, как собака на сене. И сам не пользуется и других не подпускает. А вы не такой, правда? Приходите ещё. Буду ждать.
И Троечка не подвела. Радостно, словно объятия, распахивались двери. Мы мчались сквозь снежную глушь, опьяненные ликующей россыпью искр и молодой безнаказанностью. Навстречу, отчаянно звеня, двигался Пятый. Его животный глаз угрожающе мигал. Но Троечка, любезничая со мной, не обращала на него внимания.
Я искренне пожалел Пятого. Влюблён по-настоящему, а в кого? В легкомысленную бабёнку, падкую на рекламные безделушки, которыми увешала себя от дуги до колёс. И как знать, кому бы из нас она отдала предпочтение, будь он, а не я, рекламным агентом.
Борис Иоселевич








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 16.04.2019 БОРИС Иоселевич
Свидетельство о публикации: izba-2019-2539566

Рубрика произведения: Проза -> Юмор










1