Т.Г Шевченко Маряна монашка (Маряна черныця)


Ветер лес все нагибает,
Гуляет на воле,
Дуб ломает, катит полем,
Перекати - поле.
Так и доля, того ломит,
Того нагибает,
Меня катит, остановит,
Где сама не знает.
В каком же краю, меня похоронят,
К кому прикоснусь я, навеки усну,
Когда нет в тебя счастья, так нет и таланта,
Кого я оставлю, быть может, жену.
Не скажут и в шутку, пускай отдыхает,
Такая уж доля, что рано уснул,
А правда Оксана? Моя черноброва,
Ты даже не вспомнишь, меня сироту.
Что в серой сермяге, когда то, счастливый,
Как диво увидел – твою красоту,
Тогда ты безмолвно, меня научила,
Глазами и сердцем, влюбится в мечту.
Кому улыбалась, рыдала, грустила,
Кому же любила ты петь Петруся,
Ты даже не вспомнишь, Оксана, Оксана,
А я только плачу, горит вся душа.
Обмываю слезою, тебя я Марьяна,
Смотрю на тебя, за тебя я молюсь,
Так вспомни Оксана, чужая, красива,
Сестренку Марьяну, рястом укрывай,
О Петрусе вспомни, улыбнись ты счастливо,
Хотя бы о прошлом, шутя, вспоминай.
1
В воскресенье на выгоне,
Девушки гуляли,
Все шутили там с парнями,
Пели, танцевали.
Говорят о посиделках
И как мать ругала
Чтоб с казаком очень долго,
В саду не стояла.
То свое все распевали,
Что любая знает,
Слепой кобзарь с поводырем,
В село поспешает.
Сапоги в руках несет он,
Сума за спиною,
Проводник рядышком малый,
Всё он взял с собою.
А проводник ободранный,
Плетется усталый,
Сын влюбленной Катерины,
Достоверный малый.
Кобзарь идет, кобзарь идет,
Веселье бросают,
Все бросили, подбежали,
Слепого встречают.
Ох дедушка, голубочек,
Сыграй нам веселей
Я дам денег, а я вишен,
Давай поскорей.
Всего дадим, ты отдохнешь,
Начнем танцевать,
На выгоне все мы будем,
Веселье продолжать.
Спасибо вам, цветы мои,
За доброе слово,
Сыграл бы вам, да видите
И это не ново,
Вчера был я на базаре,
Кобза поломалась,
«Разбилась вдруг вся», «А струны есть»,
Тройка струн осталась.
Хоть на трех сыграй нам что то,
«На троих девчата,»
«На одной играл неплохо,
Песни я когда то».
Обождите вы милые,
Отдохну немножко,
Что ж присядем, присмотримся,
Развязал котомку.
Достал кобзу и два раза,
Ударил, по рваных,
«Что сыграть вам, обождите,
Монашку Марьяну.
Вы слыхали» - «нет дедуся,»
«Слушайте девчата,
И покайтесь. Давно было,
Жила себе мама,
Был отец, да и не стало,
Осталась вдовою,
Хоть не молодою,
С повозками и волами,
С дочкою малою.
Подросла и дочь Марьяна
И выросла словно панна,
Кареглазая, высока,
Хоть за самого гетмана.
Тогда стала ее мать,
Чтобы старому отдать,
А Марьяна не до пана,
Выходила все гулять,
Не до пана пожилого,
Толстого пузатого,
А с Петром в лесу саду,
До вечера богатого.
Говорила и шутила,
Обнимала, млела,
А иногда улыбалась,
Плакала, немела.
Зачем плачешь моё сердце,
Петро ее спросит,
Она грустно улыбнется,
Тоску в сердце носит.
Может, думаешь, что брошу,
Не думай, не кину,
Буду ходить, буду любить,
Пока не погибну.
Было ли такое в мире,
С теми, что влюблялись,
Чтоб разошлись и не сошлись,
Живыми остались.
Нет, не было мой голубчик,
То так распевают,
Ведь кобзари придумают
Слепые не знают,
Брови черные бывают,
Есть карие очи
И высокий стан казачий
И тонкий девичий.
Что есть косы те длинные,
Есть и чуб казачий,
Разговор Петра о смерти,
Такой не удачный.
Улыбнись мой голубочек,
Птица сизокрыла,
Люблю тебя в этом мире,
Так как в том любила.
Вот так будем обниматься,
Ведь не ровно дышу,
Вместе пускай закопают,
Умру, не услышу.
Не услышу и обнялись
Обнимаясь, млели
И вот так они любились,
В этот мир хотели.
Обнимались, целовались,
Да не так все стало,
Каждый вечер всё сходились
И мама не знала.
Где Марьяна до полночи,
С кем она гуляет,
Молода , еще ребенок,
Ничего не знает.
Угадала, стара мама,
Видать что забыла,
Ведь когда то , она в девках,
Знай сама ходила.
И мать угадала, Марьяна ребенок,
Не знает как нужно, на свете ей жить,
Не знала что люди, ее из пеленок,
С Петром не разлучат, умела любить.
А думала только, кобзари не все знают,
Слепые не видят, казаков лихих,
Лишь только пугают девчат молодых.
Пугают девчата, ведь правдой пугают
И вас я пугаю, все горе то знаю,
Чтобы его в мире, не знать никому.
А это что знаю, прошло все девчата,
Сердцем не уснул я , я вас не забыл,
Любить до сих пор вас, как мама ребенка
И петь я вам буду, пока не усну.
Тогда дорогие, меня как не станет,
Меня вспоминайте и Марьяну мою
А я с того мира, тогда вам подпою.
Улыбнулся и заплакал,
Смотрели девчата,
Не спросили, чего плачешь,
Ведь слава богата,
Все проходит. Помогало,
Но не каждый раз,
Слово добра, извините
И слезу, он вытер с глаз.
Извините дорогие,
Зачем сокрушались,
Ведь с Петром то та Марьяна,
Всё время встречались.
Каждый вечер говорили,
А мама не знала,
Куда же она на досуге,
Всегда пропадала.
Или сглаз то? Как шить сядет,
Так вовсе и не шьёт,
Вместо Грыця замечтавшись
Другую запоёт.
Во сне ведет разговоры,
Подушку целует,
Мама раньше все смеялась,
Думала что шутит.
Потом видит, что не шутит,
Говорит Марьяна,
Старост ждать нам надо будет,
Быть может от пана.
Ты уж выросла большая
И в девках, ходила,
А я думаю, все видишь,
Мама говорила.
«Уже замуж пора тебе,»
«А за кого мама,»
«Приглядишься, тому отдам,»
Запела Марьяна.

Отдай меня моя мама,
Не за пожилого,
Отдай меня мое сердце,
Лишь за молодого.
Пускай старик ездит степью,
За деньгами рыщет,
Молодой меня полюбит,
Он доли не ищет.
Он не ищет, не блуждает,
Чужими степями,
На повозках, своих волах,
А между парнями,
Как тот мак среди цветочков,
Цветет - расцветает,
Есть земля, есть и свобода,
Доля пропадает.
Его счастье, его доля,
Лишь черные брови
И ресницы, мои глаза,
При ласковом слове.
Отдай меня моя мама,
Не за пожилого,
Отдай меня мое сердце,
Лишь за молодого.

«Дочь, любимая Марьяна,
Отдам тебя я за пана,
За старого богатого,
За сотника Ивана».
«Умру сердце моя мама,
Я за сотником Иваном»
«Не умрешь, а будешь пановать,
Нужно деток воспитать.»
«Пойду в наем, пойду в люди,
А за сотником не буду»,
«Будешь дочь моя Марьяна,
Ты за сотником Иваном».
Заплакала, зарыдала,
Сердешна Марьяна,
«За старого богатого,
Сотника Ивана».
Сама с собой говорила,
А потом сказала,
«Еще мама не выросла,
Еще не гуляла».
Ведь ты меня не пускала,
Воду брать с колодца,
Чтоб увидеть вечерами,
Тот кусочек солнца.
Где девчата там с парнями,
Шутят, распевают
И про меня все подружки,
Даже вспоминают.
«Что дочь отца богатого,
Шляхетского рода,
Тяжело мне очень мама,
Зачем красоту мне дала,
Зачем брови срисовала
И карие очи,
Ты все дала, только счастья,
Его дать не хочешь.
Зачем ты меня скормила,
Всем не обделила,
Пока горя я не знала,
Лучше б схоронила,
Не слушала, стара мама,
Ушла отдыхать,
А Марьяна со слезами,
Еле смогла встать.

2
Ой гоп не пила
Я на свадьбе была,
А домой я не попала,
А к соседу зашла.
У соседа,
До обеда,
В погреб спать ушла,
А с погреба мы ох,
Зашли прямо мы в горох
И на улице в чулане,
С холостым мы ох,
Пошалили,
Пошутили,
Потоптали весь горох.
Ой гоп не сама,
Напоила кума,
Привели меня до дома,
Не увидел даже Фома,
Фома в хате,
Ляжем спать мы,
А Фомы нет дома.
Тряси тебя лихорадка Фома,
Ведь не лягу спать я дома,
А до кума,
До Наума,
Пойду в ригу на солому.
И тогда же я напилась
Правда наша пригодилась,
Раскраснелся мой чертенок,
Рода честного ребенок.

Вот так ордой гости шагали,
Пьяные пели, а Марьяна,
Там за забором смотрит это,
Недосмотрела и упала.
И тяжело вдруг зарыдала,
Вот это горе и за то,
Что верно любит. Трудно дети,
Чтоб одному век свой прожить,
Еще труднее на планете,
Весь век любимого любить.
На меня посмотрите, я выплакал очи,
Быть может напрасно, но мне их не жаль,
Зачем же смотреть, глаза те девичьи,
Были что когда то, мне мечта и печаль.
Ничего я больше, не имел, не имею,
С деньгами такими, тяжело в мире жить,
Усну под забором, я с долей своею,
Стыдятся ведь люди, чтоб в хату впустить,
Поприветствовать словом, старых калек,
Сократи боже, мне праведный век
Кто не имеет, таланта любить.
Лучше б мне дорогие, укрыться землей,
Чем видеть как этот, богач пожилой,
Целует за деньги, венчается с нею,
О боже мой боже, волею своею,
Разбей мою душу, а тело зарой.
Зарыдал кобзарь, заплакал,
Слепыми глазами,
Удивлялись все девчата,
Что смерть за плечами,
А он слепой седоусый,
Все о прошлом плачет.
И не очень удивляйтесь,
Что же это значит,
Что льет слезы. То не роса,
Утром у дороги,
А лишь слезы и не ваши,
Старые убоги,
Наплакался. И рваные,
Три перебирает,
А Марьяна до вечера,
В лесу ожидает,
Поплакала, пришел Петро,
Она рассказала,
Что слышала от матери
И что сама знала.
Не стерпела, рассказала,
Как пьяные гости,
Шли по улице и пели,
Марьяна! Марьяна!
Зачем не бедна ты, а я не богатый,
Зачем лошадей, вороных в меня нет
И мама не спросит, где будешь гулять ты,
Вершила б сама ты наверно обет.
А сердцу наверно, дала бы свободу,
Любить, кого знает, а тебя бы увез,
Далеко, далеко, там, где запахи роз,
Никто не увидел, тебе все в угоду.
Моя доля, моё счастье,
Ты моя Марьяна
Почему ты не в сермяге,
А я не в жупане.
А Марьяна как ребенок,
Без матери плачет,
Петро стоит возле неё,
А сердце казачье.
Видит слезы у Марьяны,
Те слезы девичьи,
Они средь дня горе сеют,
А что среди ночи.
Не плачь сердце, я имею,
И силу, и волю,
Люби меня моё сердце,
Найду свою долю.
Не в сермяге, а сотником,
Знай к тебе, вернусь я,
Не в бурьяне возле церкви
Обнимешь Петруся.
Обниму и поцелую
Удивляйтесь люди,
А ты стоишь и краснеешь,
Ведь когда то будет.
Скоро, скоро, моя рыбка,
Только молись богу,
Иди домой и спать ложись,
Я пойду в дорогу.
Среди степи помолюсь я
Звёздам ясноглазым,
Чтобы за тобой смотрели,
Всегда, каждым разом.
Среди степи отдохну я,
Той ночью покину,
«Хоть сейчас же» «Ведь шучу я,
Сейчас Украину,
Ни москали, ни татары,
Никто не воюет»,
«Говорят, что ляхи идут»,
То они блефуют.
Разойдемся моё сердце,
Пока не светает,
Зачем снова заплакала
И сама не знает.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 15.04.2019 Роман Солтис
Свидетельство о публикации: izba-2019-2539123

Метки: Шевченко, переводы, Маряна монашка,
Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические переводы










1