ВК и др... Глава 8


ВК и др...   Глава 8
ЛИДИЯ
Призадумался Ераст – в этом царстве как балласт, ни царевич, ни слуга – прошибает аж слеза, только радует Маргошка – рыжий свет в его окошке, но обличию не рад – с огорода как бы снят, что б пугать собою птиц – кувырнулся паря ниц, и судьбу свою клянёт – и челом к востоку бьёт. Хочет он преобразиться – но нужна Ерасту птица, с опереньем золотым – и к людишкам кочевым, надо ехать иль скакать – штобы в Африку попасть, где родИлась ево мать – там возможность есть поймать. Нос распух от тех рыданий – опасается пираний, мать рассказывала страсти – при каурке и Ерасте, што сожрут хоть бугаЯ – как податься в те края? Страсть как хочется стать прЫнцем – колупал в носу мизинцем, выл он в голос, да страдал – красотой сверкать алкал. Колоброд проржал дружку – тяпнем ща по посошку, покопытим чрез долины – где несутся те павлины, хвост у птицы обдерём – и по-царски заживём, Маргаритку соблазним – вот и вдарисся в интим. Подобрал соплю Ераст – на каурку мигом шасть, он готов к тем африканам – полетать по ихним странам, вдарил сивку под бока – строил замок из песка, губошлёп, да ростом с таксу – и начищен будто ваксой, о Марго зело мечтал – ща за счастием скакал, в высь подался Колоброд – на восход пёр и заход, тока визг Ераста слышен – и не раз сорвало днище, проклинал уже затею – и кальсонами потея, с поднебесья лупил глаз – так напуган был Ераст. Долго ль сказка говорится – где найдёт арап ту птицу, ведь не курка с курошеста – африканская жа бестья, а внизу народ в припадке – уложились на лопатки, чудеса…крылатый конь – из ноздрей высек огонь, сверху вроде чебурашка – то ли гном, то ль старикашка, с издалЯ так муравей – не царевич Елисей, лишь похрапывает сивка – кто ж прилип к его загривку, из рогатки в цель стреляли – лишь треух слегка помяли, да фингал у переносья – потихоньку всё срослося, предсказал людЯм шаман – это зрению обман, притомились в огородах – не признали Колоброда, ну а те трубою хвост – мимо месяца и звёзд.

АЛЛА
Колоброд летит, как птица - меж горбов Ераст матится - высота пугает, страсть - каб с каурки не упасть! - уж сопрели панталоны - небесам он клал поклоны - штоб добраться до павлина - сам чернее гуталина - ночью вовсе не видать - нецензурно бранил мать - и в кальсоны "жемчуг" клал - освещал им путь фингал! - Не привык арап к кульбитам - ну а Сивка бьёт копытом - набирает высоту - за верстой кладёт версту - за собою метит трассу - чтоб достать перо Ерасту - облегчает свой карниз - штось летит со свистом вниз - прям на джунгли и селенья - паникует населенье - чё за чудо, тот Пегас - позади инертный газ - у ково там лопнул клапан - у каурки иль арапа - уж помят ево треух - сам засиженный от мух! - А под ними речка Нил - Сивка выбился из сил - не хватает керосину - стал снижаться под осину - оказался кипарис - первый в Африке сюрприз! - с приземленья, негра в крик - к пилотажу не привык - и побёг к реке для стирки - не работал хотя в цирке - но увидев крокодила - заорал "Етицка сила!" - и взлетел на кипарис - по прыжкам Ерасту приз! - Крокодил разинул пасть - ток собрался яйца класть - и закапывать в песок - тут арапа марш-бросок - сполоснуть решил гамаши - фингалами разукрашен! - клацнул зубом аллигатор - ойкнул, негры навигатор - аж дымилися балетки - и висит арап на ветке! - Сивка - в бреющий полёт - авиация, не флот - да и Нил, пардон, не Кама - в крокодила мечут камни - во, встречает континент - иноземный контингент! - Чуть - остались б с них объедки - а ведь тут евойны предки - племя чёрных эфиоп - все размерами, как клоп - и чернее чугунка - но препятствие, река! - там живёт, как уголь бабка - африканская арапка - правда дед из бабуинов - знают, где гнездо павлинов - как добаться до родни? - постирушка для мотни - это прямо жизни риски - будут первыми в том списке - в аллигаторском меню - не извёл бы на корню...

ЛИДИЯ
На другом на бреге Нила – племя чёрное чудило, то Ерастова родня – два аршина от комля, просто чудо головешки – продвигались только пЕшки, да почти что голяком – прям Гоморра и Содом! Ели мясо крокодила – в рот текла им не текила, а настойка с кизяка – в пляс кидалися с глотка, и рецепт не очень сложный – взять термитов осторожно, подоить над котелком – и навоза бросить ком, с носорога часть копыта – бросить яйца паразита, с малярийного клеща – и охвостье от леща, горсть гороха, песка ложку – а потом взять кочерёжку, всё смешать с речной водицей – обвязать казан тряпицей, и поставить набухать - в это время всем чихать, что б заборист был напиток – после двух иль трёх попыток, приложиться к казану – выгибалися в струну, в трансе прямо тки чумели – чёрным телом коченели, солнцепёк им не почём – жизнь у племя бьёт ключом. Называлися пигмеи – таракана чуть крупнее, затерялись в густых джунглях – не слыхали о Колумбе, Архимед неинтересен – знатоками были леса, змей ловили, шили боты – упражнялись и охотой, крокодил, что яйца нёс – уж не лил ручьями слёз, а на гриле он вращался – на кострище запекался, так с яйцами и повис – а Ераста хотел грызть. И с жилищем было просто – без крылечка и помоста, шалаши кругом с бамбука – без гвоздя и даже стука, проплетали травой стенки – с кизяка лупили зенки, спать валились вперемешку – с головешкой головешка, ни подушки, ни перины – ни садочка, ни скотины, лишь на ветках какаду – чикотали как в бреду. И одёжей не страдали – а в натуре щеголяли, низ прихвачен листом с фиги – но плелись меж них интриги, по любовной даже части – африканские прям страсти, а молились истуканам – да качались на лианах, размножались и плодились – ща с Ерастом породнились, скоро в гости к ним припрётся – с кипариса навернётся.

АЛЛА
ДОлго ль дело, иль корОтко - над кострищем сковородка - в нём филе от крокодила - и шаман вращал кадило - дух бойцовский дать пигмеям - сам обвит трёхкратно змеем - толь питон, а толь удав - в кушаке вязанки трав - для гипноза и для транса - нет у нечисти тут шанса - с бубном трясься в лихорадке - над костром мелькали пятки - засадил черпак кизяшки - пот катился с чёрной ряшки - колдовал над грилем в пляске - сам в надбедренной повязке - племя вовсе голяком - отжигали гопаком! - Нализались мутной жижи - сами суслика пониже - и черней, чем антрацит - и с цивильным дефицит! - нету в хижине матраса - все с пугающим расскрасом - бусы с пробки, и брелки - и вращаются белкИ! - Дурака валяют днями - кизяки кидают в пламя - ведь не сеют и не пашут - под шаманский бубен пляшут! - размножаются, как зайцы - с птичьих гнёзд воруют яйцы - фруктов разных обожрись - прям лафа такая жизть! - день и ночь, сплошной курорт - поохотиться, как спорт - аллигатора приметят - улюлюкают, как дети - чёрной задницей сверкнут - кол бамбуковый воткнут - вот жаркое на неделю! - спят вповалку без постели - глаз продрали - с пляской в круг! - вождь усохший, как урюк - и на мумию похож - белозуб и чернокож! - Тут и бабка арапчонка - посадила уж печёнку - тянет бражку чрез соломку - без неё у бабки ломка - кандидатка для психушки - шамкнув дёснами из кружки - плющит старую с глотка - грудь отвисла до пупка - вся облепленная гнусом - равнодушная к укусам - дочь отправила к урусам - наслаждаясь зелья вкусом! - А внучок её Ераст - отложил в кальсоны пласт - но не смыть ему личинку - небо кажется с овчинку - крокодил добычу ждёт - прям с подгузником сожрёт! - Вдруг затрясся кипарис - губошлёп зачал стриптиз - показал портков изнанку - а зубами бил морзянку - но смывал позор с седла - тёмный, как ночная мгла! - А крылатый конь устал - сел на ветку, метрах в ста - высоко лететь не мог - озирался горбунок - штось найтить какой-то выход - пока негра чистит выхлоп! - Вдруг присвистнул Колоброд - перейти ба речку вброд - уж до пляжа долетит - спортив твари аппетит...

ЛИДИЯ
Горбунок в тени сварился – с кипариса негр свалился, обнялись, слезу пустили - в казане каб не сварили, чёрный дым валил с под Нила – и дружбАнов вмиг стошнило, што там бабка кашеварит – с ног слона тот запах свалит, белозубый знать шаман – как последний могикан, брошен племенем в костёр – а с кадилом был шустёр, бил по бубну кулачищем – ща пятак его начищен, отлучили от обрядов – без питона и нарядов, брошен бабкою в огонь – от него неслася вонь, кверху ножки тараканьи – взвыли с запаха пираньи, да покинули удел – но служИтель уцелел, не горела кожа «дуба» - уцелела горстка чуба, сам урюк ведь не горел – в грязной шкурке тока прел, хорошо, что год не мылся – тоб вкрутую он сварился, а сейчас лишь в транс он впал - пяточком в земле копал. Дух пустил он не хороший – пришлых гарью огорошив, был живее он живых – без запасов жировых. Снова пляски до упаду – с погореликом нет сладу, весь затрёсся, взвыл шакалом – и безумным водил жалом, предсказал приход анчутки – и схватился с бабкой в грудки, не далА она оплошку – засветила кочерёжкой, кривым пальцем ткнула в пуп – тот вошёл в «тройной тулуп», лишь белки сверкали в вихре – пигмиёсы сразу стихли, потом «ласточкой» летел – на кострище опять сел. Там как будто озарило – и догадку породило, што прибудет бабкин внук – нанесла старушка хук, снова вроде озаренье – ищет парень оперенье, то ль с павлина, то ль с жар птицы – зачерпнули ковш кашицы, штоб вещал наверняка – не валял бы дурака. Предсказал и сивку бурку – и привет ей от дочурки, в панталонах внук ей нёс – ща пустился под откос, в брод с конём идёт в разведку – за собой кладут отметку, помнят маменькин рассказ – и пираний ищет глаз, упылили те от смрада – проходимцам как награда, скоро явят русский лик – через тину и тростник.

© Copyright: Алла Дмитриевна Соколова, 2019
Свидетельство о публикации №119041503093





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 15.04.2019 Алла Соколова
Свидетельство о публикации: izba-2019-2538952

Рубрика произведения: Поэзия -> Юмористические стихи










1