Заградотряд


Сквозь равномерный стук колёс плацкартного вагона, мне послышался голос –
Фойдаты, Ёдина и пайтия напьявиви ваф фюда, на фьёнт, дья того, фтобы ни один тьюф, ни один дефейтий, не ифбефал фуёвого накафания. Говодные тьюфы и дефейтийы в мокьих, пофье непьевывных офенних дофдей, гимнафтёйках дофны в окопах вфей коймить, а не от вьяга бегать ф одной винтовкой на двоих.
Тьюфы и дефейтийы только и думают, как бы удьять ф пеедовой. Как бы вейнутьфя в фвои деевни. Они не догадываютфя, что, в тьёх кивометьях фа ними, находимфя мы, добвефтные войфка НКВД, фоковы пайтии Венина и Фтавина.
Не фдите, пока тьюфы и дефейтийы побегут от вьяга. Бейте тьюфов и дефейтийов в фатывок. Не фавейте патьёнов, фовдаты. Тьюфов и дефейтийов, этих баянов, ефё пвифьют. Им, видите ви, медави дают «Фа отвагу». А это нафа фафвуга. Это мы, фагьядотъядовцы, вавтавьяем тъюфов и дефейтийов Ёдину ф фьенами пайтии и пьявитевьфтва, ф их фадами и домофадцами, зафифять. Фтобы фьены и их фемьи могви нафвафдатьфя фифнью.
Фто, ефё двоих фадевфави? Пофему не яфтвевяви на мефте?
Вывефти тьюфов пеед фтьёем.
Отделение, фьюфай мою команду. Пьиготовитфя. Огонь!

Раздался…скрип тормозных колодок, и я… проснулся. Всё, что запомнилось из фуканья, записал и перевёл на русский.
И вот, что получилось.
Солдаты, Родина и партия направили вас сюда, на фронт, для того, чтобы ни один трус, ни один дезертир, не избежал сурового наказания.
Голодные трусы и дезертиры в, мокрых от осенних дождей, гимнастёрках, должны в окопах вшей кормить, а не от врага продрогшего, бегать с одной винтовкой на двоих.
Трусы и дезертиры только и думают, как бы удрать с передовой, как бы вернуться в свои родные русские сёла и деревни. Они не догадываются, что в трёх километрах за ними, находимся мы, доблестные войска НКВД, соколы партии Ленина и Сталина.
Не ждите, пока трусы и дезертиры побегут от немецких рабочих и крестьян, тоже отправленных на бойню. Бейте трусов и дезертиров в затылок. Чем больше, тем лучше. Не жалейте патронов, солдаты. Трусов и дезертиров, этих баранов, ещё пришлют. Им, видите ли, медали дают «За отвагу». А это наша заслуга. Это мы, заградотрядовцы, заставляем трусов и дезертиров уничтожать немецких рабочих и крестьян, Родину с членами партии и правительства, с их чадами и домочадцами, защищать. Чтобы члены и их семьи могли наслаждаться жизнью.
Что, ещё двоих задержали? Почему не расстреляли на месте?
Вывести трусов перед строем.
Отделение, слушай мою команду. Приготовиться. Огонь!

Неужели такое бессмысленное убийство возможно? Нет, нет, такого зверства не могло быть. Конечно, не могло. Хорошо, что мне это только приснилось.
А, может, это генетическая память?
А, может, последняя стопка была лишняя?

Окоп – дьявольское изобретение, долговременное место жительства рабочих и крестьян, на время, организованных правителями, военных, игрищ по уничтожению мужского населения России, протяжённостью в тысячи километров от Волги до Берлина и от Белого и Балтийского морей до Чёрного, если верить пропагандонам Агитпропа.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 15.04.2019 Дамир Садыков
Свидетельство о публикации: izba-2019-2538899

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра










1