Нити времени. Глава 11


             Мое настроение улучшилось. Казалось, все проблемы позади. Методика Александра Петровича дала хороший результат. Живи, да радуйся. Но неожиданно возник новый страх – одиночество. Этот страх стал расти с каждым днем. Я ничего не понимала, занимаюсь творчеством, которое приносит еще и деньги для вполне обеспеченной жизни, путешествия наполняют впечатлениями, новые знакомые заполнили пустоту общения. В свободное время мы ходим в театры, музеи. Жизнь принесла удовольствия, о которых раньше могла только мечтать. В этой жизни не было места дорогим нарядам, украшениям, новые знакомые были из другого круга, но меня это не смущало. Шубы и драгоценности, по-прежнему, заполняли шкафы, гардероб же пополнился джинсами, куртками, бейсболками. Мне казалось, я помолодела, озорные искорки мелькали в глазах. И вдруг, новый страх перечеркнул многое из того, чего достигла большим трудом. Вечерами я погружалась в себя, пытаясь в глубине своего сознания отыскать причины этого страха, но уныние все больше захватывало мой ум, вызывая панику. Мысли крутились в одном направлении: «Почему мне не везет с мужчинами? Что во мне не так? Я какая-то особенная или меня кто-то сглазил? Почему я стала бояться останавливаться на улице, если мужчина спрашивал нужную улицу? Это же фобия какая-то!» Постепенно поняла, из глубины вышел страх прожить в одиночестве всю жизнь, не родить детей, не понянчить внуков. Оказалось, этот страх ничуть не меньше страха бедности, с которым я боролась столько времени. Видно, пришла пора налаживать и эту сторону жизни.
Маришка не забывала меня. Часто звонила, иногда забегала. Вот и сегодня она пообещала заглянуть на чашечку чая с пирожными. Маринка так и не перестала любить сладкое.
Я смотрела, как она уплетает пирожное, безумолку болтая о разных пустяках, вдруг вспомнила, что так и не спросила про ее сны.
- Марина, почему ты никогда не расскажешь про свои сны? Ты же была у Александра Петровича два раза.
- Это малоинтересно – скороговоркой ответила Марина.
- Но все же – теперь была моя очередь проявить настойчивость.
- В первом сне я была кавалеристкой в гражданскую войну. Что-то вроде Анки-пулеметчицы. Ненавидела богатых, поджигала их усадьбы.
- Ничего себе. Так мы с тобой были классовыми врагами, а сейчас самые близкие подружки.
- Так бывает – сказала Марина, почему-то не глядя в мои глаза.
- А вторая жизнь?
- Вторая жизнь предшествовала первой. Была крестьянкой, родилась в бедной семье. Барыня издевалась надо мной, как хотела.
- Как ты изменила эти жизни? – моему удивлению не было предела.
- Пока не получается. Сколько не пыталась, не нахожу решения. Буду учиться на твоем опыте.
- Ты по-прежнему записываешь мои сны?
- Записываю, пытаюсь найти цепочку, связывающую их воедино, но пока не нашла.
- Знаешь, я тоже не смогла разгадать смысл фамильного серебра – поделилась с Мариной мыслями, которые оставила на время без решения. - Александр Петрович сказал, мне самой нужно найти ответы, но я не могу.
- Здесь-то все понятно, фамильное серебро – это признак богатства. Как сейчас марка автомобиля – признак принадлежности к классу богатых, чем дороже мобильный у ребенка, тем обеспеченнее его родители. Вот и стараются люди соответствовать.
- Зачем им это надо? – Оказывается, Марина лучше меня разбирается во многих вопросах.
- Наверное, как в пионерском лагере, у каждого отряда своя нашивка, чтобы определить свой или чужой. Так и у богатых, автомобиль – это нашивка, значок принадлежности к классу богатых.
- Получается, драгоценности, шубы – тоже значок?
- Конечно. Они так не греют, как шубы из овчины. Они говорят о женщине, она – наша, из нашего круга.
- Маришка – ты гений! Благодаря тебе, я поняла, почему во сне мои родители скрывали серебро в чулане. Они надеялись, что дорастут до того уровня, когда смогут выставить знак богатства на виду, знак принадлежности к богатому роду. Это была их мечта, заветная цель. Получается, я тоже мечтаю дорасти до такого уровня, только не признаюсь себе в этом.
- Получается, так. Я тебе говорила, не случайно ты столько лет корпела над отчетами, рисковала головой, скрывая проделки своих хозяев. Все ради богатства, иначе давно бросила бы эту работу. Вот я, сижу тихонько за своим столом, свожу цифры в карточках, никакие отчеты не делаю, подписи не ставлю, ни за что не отвечаю. С меня взятки гладки.
- Ты совсем не хочешь жить лучше? – Я старалась проникнуть в Маришкины мысли.
- Хочу, но не ценой собственной жизни.
- Тогда, поделись, как?
Маринка рассмеялась.
- Вот напишу детектив, стану знаменитой писательницей, буду получать большие гонорары, брошу бухгалтерию.
Я не знала, верить или нет Маришкиным словам. Она так серьезно относилась к своим литературным способностям, я не решилась даже улыбнуться, чтобы не обидеть подругу. Она помогла мне поверить в свое творчество, я должна ее поддерживать.
- Надеюсь, у тебя все получится. Если нужна моя помощь, ты только скажи.
- Спасибо, Люба. Я, ведь, забежала, чтобы поговорить с тобой не о богатстве. Ты помнишь свой первый сон про «кожаного»?
- Забудешь такое. Хорошо, хоть с помощью доктора сумела изменить его, а то бы до сих пор мучилась в кошмарах. Зачем ты его напомнила?
- У «кожаного» явно к тебе была неприязнь.
- Александр Петрович сказал тогда, «кожаный» – это ангел смерти.
- Возможно, но даже ангелы смерти имеют привязанности. Он то хотел тебя отдать на поругание солдатам, то сам хотел изнасиловать. Это не просто так.
- Не знаю. Мне не понятно, почему он так взъелся на меня?
- В этом основной вопрос. Может быть, будучи богатой, ты обидела чем-то «кожаного», вот он и пришел за тобой? В следующий раз вырази желание побывать в той жизни, где была богатой и знала «кожаного». Хорошо?
- Да, хорошо. Так и сделаю.
Мы расстались. Удивительно, разговор с Мариной подвел меня к пониманию страха одиночества. Может быть, из-за «кожаного» я обречена на одиночество, что-то не так в моем прошлом, чем-то я мужчин обидела? Вдруг есть что-то общее между моими страхами? Почему я не расстанусь с фамильным серебром? Надеюсь вернуться к богатой жизни? А сейчас живу в ожидании этого события? Разве это правильно? Как говорил Александр Петрович, жизнью управляет закон равновесия. Богатые воплощения обязательно сменяются бедными, иначе никак. Но, ведь, в каждом воплощении есть что-то хорошее, полезное для человека. Если я страдаю по богатству, то не замечаю хорошее в сегодняшней жизни, не ценю ее. Давно не видела Александра Петровича. Больше года прошло с последней нашей встречи. Видимо, невыполненное задание не позволяло набрать номер его телефона. Теперь можно.

                  Александр Петрович сидел за столом, обхватив голову. Каждый пациент оставлял в его душе свой отпечаток. Этих следов накопилось много, очень много. Александру Петровичу приходилось применять специальные методики, чтобы очиститься от накопившихся историй, порой грязных, некрасивых, аморальных, способных повредить психику человека. «Мои отношения с пациентами строятся неоднозначно – думал Александр Петрович. - Кто-то доверяет мне с первых минут, кто-то уходит, так и не приняв мою методику. В чем дело? Почему далеко не все люди, некоторые из них очень продвинутые, не могут уяснить связь времен? Что в ней такого секретного? Для меня, кажется, все понятно. Не могут энергии прожитых лет раствориться бесследно. Они витают в пространстве, подыскивая подходящий аэродром для приземления. Жил себе человек, не тужил, и вот, на тебе – болезнь. Ведь именно такие сложные случаи приходится мне рассматривать. Когда болезнь не поддается лекарствам, когда не помогает классическая психология, приходится прибегать к гипнозу. Но ведь долгие годы человек обходился без этого? Строил планы на жизнь, заводил семью или не заводил. Вот, почему я один живу уже столько лет? – перескочил он в мыслях на свою персону. – Почему не пытаюсь даже познакомиться с женщиной? Есть же этому объяснения? Как я могу консультировать одиноких людей, если не решил свою проблему? Мое подсознание тоже хранит тайну, которая включила программу одиночества? Интересно, почему я раньше об этом не задумывался? Виной Любовь Яковлевна, к которой меня так сильно влечет? Она тоже хранит в своем подсознании отголоски собственных неблаговидных поступков и своих предков. С этими тайнами ей предстоит разобраться, иначе они камнем лягут на ее сердце и могут утянуть в трясину». Он этого не хотел. Он всем сердцем желал ей счастья, радостных и веселых дней. В один из таких дней Александр Петрович намеревался появиться перед Любой с букетом цветов, с обручальным кольцом в кармане. Его сердце хотело соединиться с ее сердцем, хотело биться в унисон. Но для этого она должна выздороветь окончательно, чтобы не видеть в нем доктора. Пациентка должна уйти, освободив место для любимой женщины. Но подсознание Любовь Яковлевны сопротивлялось, словно оно что-то знало и делало другой выбор. Снова и снова Любовь Яковлевна оказывалась в кресле, нуждаясь в исцелении. «Значит, - подумал Александр Петрович, - Есть что-то в этой истории и для меня. Без этого будущее не откроется, подсознание не сдастся». Открытие повергло в шок. Он не думал, что сам является пациентом для своей методики. Столько лет вводил людей в гипноз, помогая увидеть проблему, а свою просто не замечал. Желание разобраться в себе было настолько сильным, что он еле дождался окончания приема. Закрыв дверь за последним пациентом, устало присел в кресло. Нужно было восстановить силы перед сеансом. Проведя дыхательные упражнения, Александр Петрович погрузился в тишину. Остановив мысли усилием воли, медленно раскачиваясь, вошел в свое подсознание. «Найди причину моего одиночества» – мысленно приказал он себе.
Через несколько секунд перед его глазами развернулся белый экран.
«Девушка несла кувшин с водой. Стройная, красивая горянка грациозно, словно драгоценность, несла большой кувшин. Она поднималась в гору, когда показался всадник. Пришпорив коня, всадник остановился около девушки. Она потупила взгляд, стараясь не глядеть в глаза мужчине. По законам гор этого делать нельзя.
- Я за тобой приехал – сказал всадник. – Сватать буду. Пойдешь за меня?
Девушка молчала. Она готова была провалиться сквозь землю. Всадник перегородил тропинку, обойти его она не могла.
- Что молчишь? Или все еще страдаешь по своему джигиту? Его уже нет в живых, лежит, поди, в каком-нибудь ущелье, воронам на потеху.
- Он приедет. – Тихо сказала девушка. – Он обязательно приедет.
- Не хочешь по согласию, возьму по уговору с родителями. Они заставят тебя выйти за меня, спрашивать не будут.
Девушка промолчала, из глаз тихо покатились слезы. Она знала о своей участи. Родители сказали, если в течение месяца она не найдет себе подходящего жениха, то выйдет за того, кого выберут они. Девушка всеми силами желала возвращения любимого, но дни шли, а его все не было. До назначенного срока осталось совсем немного, она с содроганием думала, что должна будет подчиниться воле родителей. Последние дни прошли в печали. Она, молча, наблюдала, как сговариваются родители о калыме, как мать перетрясает приданое, раскладывая его на солнце, больше для посторонних глаз, чтобы видели, дочку отдают с добром, а не выпроваживают из родительского дома. Таков был обычай, все его строго соблюдали, считая, в нем сила народа. Иначе нельзя, иначе род сгинет в путине времени. Душа девушки еще теплилась надеждой, что Бог смилостивится, вернет любимого, сердце оттает, солнце проникнет внутрь и запоют птички. Счет шел на часы, а чуда не происходило, никто не принес весть о возвращении джигита. В последнюю утреннюю зарю перед свадьбой, надев самое красивое платье, украсив волосы лентой, девушка пошла к обрыву. Горная река несла свои воды, с упорством преодолевая каменные преграды. Поток был мощный, как и положено в верховьях. Взглянув на солнце, улыбнувшись ему, девушка решительно шагнула в пропасть. Словно птица, она летела в последнем полете, свободная от обещаний, от обычаев и долга перед родными».
Экран погас. Александр Петрович сидел, как замороженный. Он не мог даже подумать, что внутри него живет такая история, история несчастной любви девушки-горянки. Дорого она заплатила за свою любовь. Получается, в глубине себя он боится любви, боится попасть в такую же ловушку судьбы. Что же с этим делать? Ответ не заставил себя ждать, все-таки годы работы сформировали понимание причин происходящих событий. Зависимость от одного источника энергии делает жизнь небезопасной. Не приехал джигит, который стал ключом от источника любви девушки-горянки и все, катастрофа. Другого смысла жизни она не видела. Но, ведь, это не так. У человека всегда есть множество разных источников. Разве не было в селении мужчин, у которых умерла жена, оставив детей без матери? Разве эти дети не нуждаются в материнской любви и заботе? Да мало ли трудных жизненных судеб, способных наполнить смыслом жизнь одинокого человека. Нужно уметь видеть это, видеть сердцем, душой, видеть страдание и сопереживать людям. Тогда откроется новый источник энергии, прекрасный источник божественной любви. Он напитает энергией не только одну судьбу, он напитает всю семью, все поколения предков и потомков.
Александр Петрович восстановил в памяти образ девушки-горянки в момент разговора с всадником. Усилием воли переместил ее сознание в сердце, позволив энергии проникнуть во все уголки души.
«Девушка улыбнулась, наконец-то печаль покинула ее душу. «Хорошо» - сказала она, - «Я не буду возражать, если ты в качестве калыма построишь школу в селении. Я буду в ней учить детишек. Построишь, выйду за тебя замуж. Если нет, выйду за того, кого выберу сама». Всадник опустил голову, видно, не такого разговора ожидал он. Он хотел упиваться беспомощностью девушки, ее отчаянным положением, но, получив должный отпор, молча, уступил дорогу. Такая женщина не каждому джигиту по плечу. Нутро всадника побоялось надорваться, вот и отступило».
«Что ж – подумал Александр Петрович, - Понятно, почему подсознание Любы сопротивляется. Ей тоже надлежит совершить этот переход, переместить сознание в сердце. Иначе нельзя, болезнь не отступит, пока не появится новый источник жизни. Я подожду, любовь терпелива».





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 15.04.2019 Ольга Фишер
Свидетельство о публикации: izba-2019-2538790

Рубрика произведения: Проза -> Повесть










1