ЖИЗНЬ МАНСУРА САДЫКОВА , 14. 04. 2019. Юсупов Юрий - 7 . Повесть .


                                                                   ПРОДОЛЖЕНИЕ.
                                                                   ==============

                                                             НОЧЬ,ПРОВЕДЕННАЯ ПО  УФИМСКИМ  УЛИЦАМ.
                                                             ==========================================

     Это было тогда,когда наша старая,  милая  и  уютная  кассирша  -  Марья  Николаевна  Хангильдина  принесла,  как  обычно,в  кассу,чайник  и  заварила  душистый  и  горячий  чай,  пила  его  в  кассе  и  заедала  шоколадной  конфеткой  -  ВЕСНА  и  пела  свою  любимую  песню:  "  ЛУЧШЕ  НЕТУ  ТОГО  СВЕТУ  "  . Я часто с ней  разговаривал.  Вся касса  была  в  зеркалах,  и  я  часто  себя  разглядывал  в  зеркалах  и  причёсывался.
     Одет я был  в  бурые,в  мелкую,тонкую,чёрную  клетку,  брюки,  твидовый,тонко-клеточный  пиджак,  а  на  улице  -  зелёную  болониевую  куртку  и
жёлтую,  меховую,  цигейковую  шапку  -  "  пирожок  ".
Была  уже  зима,  снег,  и  было  очень  холодно,уже.
     Откуда,-то  из  Кавказа,  привезли  виноград  и  башкирин  -  продавец,  -  дядя  Коля  продавал  его,  недалеко  от  нашей  ФОТОГРАФИИ №  14.
Марья Николаевна  Хангильдина  купила  у  него  2  килограмма  чёрного,мелкого,  но  очень  сладкого  и  вкусного  винограда.  Она  помыла  виноград  и  одной  гронкой  винограда,- угостила  меня  тоже.
Я съел  гронку  ароматного,но  изрядно  подмёрзшего  винограда,  с  чёрно-фиолетовыми  виноградинками.
     Через  часа  2-3,  у  меня  забурлило  в  животе  и  я  должен  был  отпроситься  у  нашего  Нохумовича,домой.  Дома,  -  никого  не  было  и  мне  никто  не  открыл.  Пришлось  из-под  коврика,взять  ключ  и  открыть  квартиру.  Но  ключей  от  комнаты  Хадичи  не  было  нигде.
Мне  опять  пришлось  выйти  на  улицу.  На  улице,  возле  трамвайной  линии,разов  7,  я  вынужден  был  сходить  в  общественный  туалет.  Туалет  был  не  изолированный  и  мне  пришлось  на  виду  парней,мальчишек,дядек  и  дедов  -  корчиться  поносом.  Мысленно,  я  очень  себя  ругал,  что я  съел  плохо  вымытый  виноград.  С меня  так  и  "  свистело  " .  Видя,что у меня  нет  бумаги,чтобы  подтереться,-  один  незнакомый  юноша,-  мой  ро-
весник-сверстник  дал  мне  и  бумагу  и  сигаретку -   ТУ- 134.  Он  терпеливо  ждал  своей  очереди  и  когда  я  освобожу  унитаз.  Когда я подтёрся,одел брюки  и  слез  с унитаза,он  сразу-же  сел  на  унитаз,на  котором  только,что  сидел  я  и...очень  громко  испустив  кишечные  газы,стал
курить,кряхтеть,тужиться,сплёвывать  и  испражняться  поносом.  Вероятно  и  он  тоже,-  стал  жертвой  немытого  винограда,  как  и  я.
На улице,  я  почувствовал,  что  хорошо  очистился  и  облегчился.  Выйдя  в  сторону  старого Универмага,  я  долго  бродил  по  улицам  Уфы.
Темнело.  Пошёл  мягкий  и  пушистый  снег,  загорелись  огни  городских  фонарей  и  огни  в  окнах  домов.
На проезжающих  машинах,- горели  фары.
Я  ходил  по  улицам  и  в  моих  ушах,  звенела  фраза  из  известной  песни:

                                                             -  Но  сердцу,  ближе  нам
                                                              Родимый  дом!..

Несколько  раз  я  заглядывал  на  окна  Хадичи,  там  было  темно  и  совсем  не  было  видно  двух  кукол,которые  должны  были  сидеть  рядом,на
подоконнике.  Значит,  она  ещё  не  пришла.
     Люди,  на  улицах  Уфы,  уже  спешили  домой,  машины  уезжали  в  гаражи,а  сестры  Хадичи  и  Нинон  Сарайкиной,-  ещё  не  было.
Улицы  Уфы  опустели.  Горели  магазинные  рекламы  и  уличные  фонари.
Постепенно  гасли  окна  домов.  Шёл  и  тихо  шуршал  белый  и  пушистый  снег,  словно  мягкий,белый  и  пушистый  пух.  Мне  было  слышно  только  шуршание  и  скрипение  снега  под  подошвами  моих  ботинок,  шум  ветра  застрявшего  между  проводами  электрических  столбов,  на  которой  висели  круглые,металлические  "  тарелки  ".
     От ветра,  эти  "  тарелки  "  глухо  стукались  друг  о  друга  и  издавали  глухой  звон,  слышен  был  отдалённый  лай  собак  и  пронзительное,визгливое  мяуканье  кошек...

                                                              -  Но сердцу,  ближе  нам
                                                              Родимый  дом!

-  Господи,  когда-же  Хадича  придёт?  Уж  не  остались  они,с  Нинкой  Сарайкиной,-  ночевать  у  балерины  Зухрушки?  Ноги  мои  закоченели  от  холода.  Я  ходил  по  глухим  ночным  улицам  зимней  Уфы  и  всё  задавал  себе  один  и  тот-же  вопрос:
-  Когда-же,наконец, приедет,или  придёт  Хадича?
Никого.  Только  серая  кошка  сонно  взглянув  на  меня  своими  зелёными  глазами,  быстро  побежала  впереди  меня  и  скрылась  за  углом  старого
Универмага.
     Внезапно,  из-за  поворота  улицы,снег  осветили  жёлтым  огнём,яркие фары  и  раздалось  гудение  мотора.  Показалась  тёмно-голубая  "  ВОЛГА "
-  такси,она припарковалась  у  самой  арки.
Оттуда...неожиданно  для  меня... вылезла  моя  старшая  сестра  Хадича,  поблагодарила  шофёра  такси  захлопнула  дверку  такси.  Такси  уехало.
Хадича  громко  цокая каблуками,  уже  входила  в  подъезд.
-  Хадича!
Она  удивилась: -  А ты  разве  не  дома?
- А ключи ты оставила?
- Ой,забыла!  Это всё из-за Нинки.  Торопила  меня!  Ты замёрз?
-  А ты,как думаешь?
Мы  зашли  домой,  попили  горячий  чай  и  легли  спать.  Нинон  Сарайкина  осталась  ночевать  у  Зухрушки.  Но  мне  было  совершенно  безразлично,где  она  была,я  её  ненавидел  и  презирал.  Я  только  думал  об  одном:-  Хорошо,что  приехала  Хадича,а  то-бы  дальше  я  не  знал-бы,что  мне  делать  дальше.

                                                        ( Продолжение следует).






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 14.04.2019 Юрий Юсупов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2538487

Рубрика произведения: Проза -> Повесть










1