Старец


В построенной для подвижника избе, каждая вещь знала своё место. Углы были увешаны образами. Из мебели имелся простецкий стол, лавки посетителей. Он убудился на голых досках, провел добрый час в коленопреклонении и, наконец, отворил дверь пришедшим за богом. В келью поспешал выспренный брадатый бугай, купец по наружности.
-Зачем ты взял деньги, положенные не для другого, Демьян? Купец стушевался, тотчас приступил к чтению молитвы. И снова он был осажен старцем.
- На кой ляд ты читаешь без внимания, без чувства? Другой раз, угаданный по имени и делам его, Демьян проникся молитвою, открылся старцу сердцем.
Осень едва вступала в свои права, а заморозки уже тронули позолотевшую околицу Красноуфимска. К кузьне подскакал пригожий, складный старик со сьеденными лысиной к макушке кудрями. Его насупленная густота бровей прятала просвечивавший, разумевший всякое устоялое, взгляд. Дюже видным для бродяги показался казакам приезжий. Уклончиво отвечал он им, покойно принял их пленение.
Фёдором Козьмичем назвался он приставу. Хитрыми уголками глаз он повестил: не памятовал родства своего, помышлял хожения на богомолье к святыням отеческим. Немедля бродяге выписали экзекуцию плетьми, этапировали в самую глубь Сибири. Сама увядающая природа стала естественной зоной для ссыльных. Две тысячи верст по «кандальному тракту» были вписаны в снега легионом шагов и не шли в сравнение со странствованиями Моисея. Без цепей и кандалов был он приставлен к немало потрепанной колонне. Взятыми в акурат с неба истинами своего духовника согревались кандальники под трескучими морозами. Офицеры, нарочные посыльщики, каторжники полюбили старче за его человеческие проявления, нечеловеческую ровность к лишениям.
Ему отводилось отдельное место для ночлега. Разомлевшие от тепла арестанты падали на нары. Кузьмич посмотрелся в серебро зеркал, видя себя князем томским Павлом Александровичем, балагурившим с престарелой графиней. - А вовсе Вы не Павел Александрович, любезнейший. По ту сторону посеребренной глади Вы, никто иной, как Александр Павлович,Всемилостивейший государь Александр I. Чёрная карточная масть вины зачернелась на её лбу. Ах ты, бестия! Выдавил Козьмич, признавая в старухе пушкинскую пиковую даму.
По первым проталинам старик был доставлен в Ачинск, Томскую губернию, где был обращен в казенную работу на винокуренном заводе. Угодившие в Сибирь поселенцы отличались набожностью, прихватив с собой иконы, устои православия. Церковное просвещение не вело к поиску собственной истины, предполагало усмирение колонизированных христиан. Редкий облаченный в рясу служитель по личному разумению мог раздать хлеба страждущим, обучить грамоте, врачевать, сеять крестьянский огород нужными семенами, так чтобы пожинать урожай ко дню основателя Александра Невского. Редкий священник обладал той заразительнойблагостью, не понуждавшей, а пробуждавшей к вере.
Фёдор Козьмич разделил избушку с бедным хлебопашцем, пока сплоченные матушкой Сибирью благожелатели не изладили ему келью из овечьего хлева. Не сторонился праведник крестьянского люда, правда, обходил всечастное почитание.
Другого дня почтил старца архиерей Афанасий Иркутский своим визитом. На диво людское двое воскипевших богопочитателя соскочили на французский.
- Не думаете ли Вы, Ваше преосвященство, моё положение так худо?Я сейчас свободен, волен, покоен. Ни Красноярск, ни Иркутск, ни Петербург не приблизят меня к Богу. Желательно бы изостать в теперешнем положении. А стоит мне только гаркнуть слово в столице, весь Красноярск содрогнется от того, что будет.
Pensez-vous que votre sainteté ma position est si mauvaise? Je suis maintenant libre, calme. Ni Krasnoyarsk, ni Irkoutsk, ni Pétersbourg ne me rapprocheront de Dieu. Je veux rester dans la position actuelle. Et si je viens de dire un mot dans la capitale, tout Krasnoïarsk frémira devant ce qui se passera.
Лицо архиерея окаменело от такой неучтивости к наместнику бога. Он спешно покинул аскетичную обитель. Отказался старик и от предложения преосвященного епископа томского Парфения становиться в молельной комнате рядом с алтарем церкви в часы её посещения. В наброшенной поверх темно-синего халата дохе он покинул приделы Богородице - Алексеевского монастыря, растрогался забавами ребятни, затеявшей царя горы. Томь подрёмывала на плечах кряжистого острова. С горы кубарем скатился местный священник Иоанн Александровский, сосланный сюда из Петербурга. Монах рухнул в ноги Козьмичу, восклицая то и дело: Царь батюшка, Александр Павлович!
- Царь, полководцы, архиереи — такие же люди, как и мы, — усмехнулся паломник, — Господу было угодно одних наделить властью великой, других же предназначить жить под их постоянным покровительством.
Потрепав монаха за шею, старче отправился на ночлег к радушно принявшему его купцу Хромову. Видавший оказию у церквиСимеон Хромов вошел в покои старца, встал перед ним на колени поспрошать, правдива ли о нём молва.
- Чудны дела Твои, Господи. Нет тайны, которая бы не открылась, - обронил ослабший богомолец!
Умаянный потрясениями, он по обыкновению лег рано.
- Восприемник, крестный мой, шептала грезившаяся пышная дама с вечно удивленными глазами. Отчего же Вы меня позабыли? Отчего не прибудете на мою коронацию в Букингемский дворец?
Опосля отравили взор отнюдь не эпохальные картины сражения под Аустерлицем. Императорская гвардия под командованием князя Константина преследовала противника, пока не была атакована с правого фланга. Плацдарм между высотами Аустерлица благоприятствовал прорыву противника в тыл. Французы лишили гвардейцев маневра, обратили в бегство части раздробленной австро-русской армии. Царь лицезрел убиенных сынов, окровёненные лафеты, оброненные пехотные оружья.
- Стойте! Я с вами! Я ваш царь! Федор Кузьмич опомнился. Незатейным, привычным предстало в бедном свете наведавшегося в окно новомесячья окружавшее убранство.
На всё воля Твоя, Господи. Он сложил перста для крестного знамения и вручил Богу свою ясную душу.





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 10
© 14.04.2019 Дмитрий Самойлов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2538326

Рубрика произведения: Проза -> История


Галина Колесникова       19.04.2019   15:32:50
Отзыв:   положительный
Погружение в ту пору сбивается малыми деталями, о которых необходимо знать и знают ныне живущие.
Сама идея хороша... не оставляйте в этом виде перечитывайте вносите изменения.
Спасибо.
Дмитрий Самойлов       19.04.2019   16:57:43

Спасибо огромное!








1