Пером и шашкой. К 5-летию Крымской Весны. "После Графской". Часть 5. Чудесное вызволение из темницы



У Ленинского районного суда города Севастополя. Июль 2008 г.


…Через три дня железная дверь открывается: «Марета, с вещами на выход!» Выхожу. «Куда теперь» – спрашиваю. «А куда хотел бы?» «Куда-куда, домой, естественно, пора и честь знать, погостил немного – и будя!» «Ну вот домой и поедешь!» Как-то и не поверил сразу. Попрощался с братвой. В спец. помещении – обыскали. Вернули вещи и деньги. Прощаюсь и с охраной, благодарю за тёплый радушный приём.

Перемещаемся к зданию суда. Там, оказывается, меня в моё отсутствие уже «женили» – судья принял решение освободить меня из-под стражи под денежный залог, по сумме, якобы соответствующий стоимости утопленной таблички – что-то около трёх с половиной тысяч «А.У.Е.» (американских условных единиц) – для Украины на тот момент сумма весьма немалая.


Родной уже воронок...


На короткий срок деньги нашёл тогда Андрей Анатольевич Меркулов – депутат Севастопольского Горсовета и участник освобождения Графской. А затем их привёз старейшина самой боевой по тем временам казачьей общины «Соболь» Виталий Петрович Храмов, с которым я был на тот момент знаком всего месяца полтора.


Речь держит депутат Андрей Меркулов. По постановлению Городского Совета без согласования никто нигде не имел права устанавливать никаких мемориальных знаков!


Виталий Храмов даёт интервью на одном из судебных заседаний. В нашей деятельности их было много


Возле суда – народу… Люди приветствуют, благодарят; корреспонденты, камеры, (теперь уже не тюремные – фото и видео.) С корабля – на бал! Подходит атаман крымского Полка Войска Запорожского Сергей Николаевич Юрченко и вешает мне на грудь первую в моей жизни медаль – «За верность Долгу и Отечеству». «Служу Отечеству, казачеству и Вере Православной!» – рапортую. Народ честной благодарю… Незабываемые минуты. Это надо пережить!


Севастопольцы собираются у здания Ленинского суда


Кругом, как всегда - милиция


Подтягиваются знаменосцы. Наши


Когда все расходятся, забираю из РОВД свою машину и еду домой – отстирываться и отмачиваться.

Так что же такое произошло после моего ареста? На тот день арестованных нас было трое. Для севастопольцев это оказалось уже слишком! У городской милиции начал собираться народ. Много народу. За меня уже начали «суетиться» близкие – и родственники, и браты-казаки, и кум-адвокат. Атаман Сергей Юрченко оповестил о случившемся казачество: и Крымское, и казачество Украины, и Российское.


Гневную речь держит Михаил Фурашов, активист Русского движения в Крыму и Севастополе. На переднем плане - Сергей Вакарчук, тоже наш боец


Выступает Евгений Георгиевич Дубовик. При первом российском губернаторе он станет вице-губернатором


Геннадий Анатольевич Басов. Герой Русской Весны. При российской власти займёт крупную хозяйственную должность, будет подставлен конкурентами и сядет в тюрьму. (Уже на свободе, борется за реабилитацию)


Татьяна Александровна Ермакова. Председатель Русской Общины Севастополя. Она воевала за Россию все 23 года


Леонид Васильевич Ходос. В прошлом - морской офицер, ныне - член Общественной Палаты города Севастополя


Надо сказать, что «Войско Запорожское» – организация всеукраинская, и куреня его имелись во многих городах, даже во Львове. Казаки начали всеми доступными методами выражать мне поддержку и требовать моего освобождения.

Здесь хочу вернуться к событиям месячной на тот момент давности. Дело в том, что в это время в Севастополь и Крым приехали российские казаки – всего несколько тысяч человек. Власти, особенно СБУ стояли на ушах. Таскали и запугивали всех, кого не лень: даже работников туристических фирм, которые занимались размещением такого огромного количества казаков.

Наше подразделение, «Черноморская Сотня», также занималось встречей, размещением, сопровождением гостей, как по городу, так и по Крыму. Со многими познакомились, в том числе и с атаманом Союза Казачьих Войск России и Зарубежья, депутатом Государственной Думы РФ Виктором Петровичем Водолацким…

И вот тут делается официальное заявление, что из каждого казачьего региона России на поддержку севастопольского атамана выдвигается по сотне казаков. Всё это стало освещаться в СМИ, найти эту информацию можно и сейчас.

Набралось бы народу тысяч пять, не меньше. С этого момента украинская власть начала искать повод, чтобы меня выпустить. Нашли – денежный залог. Оформили. Выпустили. Отпустили одного – вынуждены были освободить и всех остальных.


Это я с атаманом Сергеем Юрченко на казачьем пиру. Севастополь, декабрь 2009 г.


После нас троих арестовали ещё Сергея Толмачёва и Александра Данилова. Дела же возбудили против семерых – ещё в отношении Вячеслава Бебнева и Татьяны Меньшиковой. Татьяну сажать не стали, отпустили за залог аж в 800 гривен. А Славу Бебнева милициянты тогда просто «нэ знайшлы».

Полагаю, что укровласти просчитали: удовольствие держать нас под стражей не стоит того, чтобы в Севастополе на неопределённый срок появилось целое Российское казачье войско. В общем, сработал эффект «политической целесообразности».

Это тогда мы все так считали. А теперь, в свете последних за пять лет событий, появилась мысль, что Ющенко и иже с ним опасались, что Крым, найдя такой повод и «под шумок» могли бы отбить уже тогда…


Нас реально боялись: чуть где мы чего - их тут же видимо-невидимо! Симферополь, лето 2011 г.


На митингах за нами на сцену лезли, в затылок дышали! (Выступает Владимир Тюнин, Симферополь, лето 2011 г.)


В уши дудели, что говорить можно, а чего - не можно. (Выступает Татьяна Ермакова)


Отпустили бы нас до окончательного приговора, не будь этой поддержки? Сомневаюсь. Иначе не стали бы арестовывать. Опять же – делалось это по приказу Президента! Немаловажно – всё это являлось образцово-показательным мероприятием, чтобы другим на Украине, а главное – в Крыму неповадно было.

Да и если вдуматься, хоть и справедливо, но довольно дерзко мы поступили: не просто чего-то там сорвали, а испортили им государственный праздник, имеющий важное пропагандистское значение, да и ещё и во время приезда целого Премьер-министра, второго человека в государстве! Нет, такого бы нам не простили!

Не исключено также, что под давлением министра Внутренних Дел Украины Луценко и возмущённых украинских националистов дело действительно могли бы переквалифицировать в «Организацию массовых беспорядков» со всеми вытекающими для нас последствиями…

Потом пошли вызовы, допросы, ознакомления… «Важняки» относились к нам уважительно, при встрече пожимали руки, и, хоть и строчили полный бред в своём «деле», типа «организованная группа лиц», «предварительный сговор» и т.п., но какой-то подлянки мы от них не видели и не чувствовали. Ребята просто оформляли документально то, что им заранее приказали.

А уже зимой Председатель Русской Общины Севастополя Татьяна Александровна Ермакова при помощи Константина Затулина организовала награждение участников тех событий медалями «Отстоявшему Графскую Пристань». Я лично отказывался – ведь мне одну медаль за эти события уже вручили.

Но Андрей Меркулов меня переубедил, сказав, что это не только моё личное дело, а дело общественно-политическое. За что я ему очень благодарен – если честно, хотя наград у меня достаточно, но эту медаль я как-то особо… люблю, что ли…

А потом дело, наконец, было передано в суд, где оно растянулось на долгих пять лет… Но это будет уже немножко другая история, которую я, даст Бог сил и времени, надеюсь ещё изложить. Ведь там было много всего интересного и даже смешного…

Благодарю Вас, друзья, мои дорогие читатели, что Вы побывали вместе со мной в те нелёгкие для меня дни… Кому было интересно – ждите продолжения о судебном процессе!


Укроморовская фуражка - у ног женской статуи на Графской. Символично как-то...


28 марта 2019 г.                                                                             Атаман Казачьей Черноморской Сотни Анатолий Марета





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 13.04.2019 Анатолий Анатольевич Марета
Свидетельство о публикации: izba-2019-2537864

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика










1