Я видел снег - засыпавший дома, посёлки заваливший выше крыши


Я видел снег - засыпавший дома, посёлки заваливший выше крыши
                                                Зимой 1986 года, после аварии на Чернобыльской АЭС,
                                          снег на Крестовом перевале, между Грузией и Северной Осетией
                                          лёг толщиной в 7-8 метров. 
                                                Это то, что я видел своими глазами. Позже мне говорили,
                                          что выше в горах он доходил, местами, до 14 метров.

Я видел снег - засыпавший дома,
посёлки заваливший выше крыши;
следы медведя, что сойдя с ума
на поиски еды в деревню вышел,
которой не осталось и следа,
лишь выросли огромные сугробы.

Тянулись между ними провода,
и над дорогой появлялись, чтобы
напомнить всем, что кто-то здесь живёт
невидимый, заваленный, забытый...

Был очень узок ждавший нас проход.
Ползла машина с кузовом открытым.

Лавины здесь сметали каждый раз
всё, что могли - ущелью в пасть, с дороги.
Был непривычно холоден Кавказ,
мир побелевший плыл без края в ноги.

И было нужно нам - на перевал,
где дизель, чуть дыша наполовину
из сил последних напряженье гнал -
турбинам, газ качавшим вниз, в долину
а ГСМ осталось - дня на два.*

Но мы прийти успели, на подмогу!
И посветлели лица, а слова
отбросили недавнюю тревогу.

Здесь пили водку и презрев мороз
ныряли бодро в ледяные норы
разбитых окон. Сверху - в полный рост
был только снег тот, что сойдёт нескоро.

Уже страшил не слишком серпантин -
и путь домой, раз сделана работа.
Вновь, провода под инеем седин
в сугробы шли, вонзаясь с поворотов...

Командировке подошёл конец.
Пожал директор, похвалив нас, руки.
Спокоен стал и ровен стук сердец,
мир тишины опять сменили звуки,
а города спокойное тепло
встречало нас, пришедших с перевала.

Как много лет, с тех пор уже - прошло.
Как часто - той страны, не доставало.

----
* горюче-смазочных материалов, без которых дизель аварийно вырабатывавший необходимую электроэнергию - работать не мог, что привело-бы к полной остановке газокомпрессорной станции Квешети, на Крестовом перевале.
Учитывая, что из-за небывалых снегопадов в горах, к тому времени уже около полутора месяцев были оборваны линии всех высоковольтных ЛЭП (линии электропередач), положение в Грузии было близким к катострофическому.
Именно тогда нам, водителю и двум главным специалистам по механике и автоматике, поручили отвезти спецтехникой бочки с соляркой из Тбилиси на компрессорную станцию и оказать необходимую помощь её персоналу в эксплуатации компрессорных агрегатов.
На узкой, расчищенной в одну полосу дороге нам постоянно попадались медвежьи и волчьи следы. А одна из лавин сошла ровно через пару минут, после нашего проезда, завалив всё вокруг. Работники газокомпрессорной станции, видевшие это -были уверены, что она нас накрыла.
Тем не менее задание руководства было выполнено в срок.

В тот раз, когда мы уже спустились в посёлок Млета с перевала, меня даже, на весь Советский Союз, мельком, показало центральное телевидение - стоящего рядом с первым секретарём ЦК Коммунистической партии Грузии Джумбером Ильичём Патиашвили.)

2019





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 9
© 13.04.2019 Владимир Литвишко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2537863

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


ЭлЭн*       24.04.2019   15:16:52
Отзыв:   положительный
Ничего себе выпало снежку!.. Слава Богу, что все закончилось хорошо.
С интересом прочла...
Спасибо, Володя! Понравился стих! Да и тебя на всю страну показали - здорово!))
Владимир Литвишко       24.04.2019   18:24:10

Спасибо, Люда!
В тех местах, на горных дорогах, основная проблема в том, что одна из их сторон - практически всегда, это - высокий обрыв над рекой.
Поэтому, лавина, сель, или камнепад - очень опасны. Однако, проездил я по ним, четырнадцать лет, в любое время года, и - обошлось, Слава Богу!)
Только через Крестовый перевал переезжал целиком, более сотни раз, в том числе глубокой зимой - раз тридцать.
А уж число подъёмов и спусков по зимнему серпантину - трудно сосчитать. Компрессорная станция, в ста километрах от Тбилиси, куда мне в основном приходилось ездить, расположена в двенадцати километрах от горного посёлка, где приходилась ночевать и в шести километрах от начала подъёма на серпантин. Чуть ли не ежемесячно получалась одна или две командировки туда, от двух трёх дней, до двух трёх недель каждая...
Видел в тех местах деревню, прямо через дома которой ночью прошёл сель. Их откопали лишь через год, примерно. Сами дома даже разрушиться не успели, настолько стремительным был его ход. Вот только внутри всех комнат осел сплошной слой камня, до самого потолка...
Видел издалека - зимой, в снегопад, две "Нивы", которые ночью спускались по серпантину метрах в двухстах или трёхстах перед нами. Мы тронулись следом за ними, и на одном из поворотов дороги увидели, свежие отпечатки протекторов, этих машин, свалившихся в километровую пропасть.
Много было подобного, страшного к сожалению.








1