Вторая жизнь


Вторая жизнь
Вступление.

Человек приходит в этот мир в одиночестве и покидает его тоже в одиночестве. Кто-то может возразить на это тем фактом, что с первого дня жизни рядом с нами присутствует как минимум мама, а умирая мы будем находиться не только в кругу внуков и детей, но и под пристальным вниманием врача.

Однако, значит ли это, что мы не одиноки?

Конечно же нет. По предположениям некоторых мистиков, окружающий нас мир является иллюзией, проекцией нашего сознания.

Каждый вечер мы умираем, уходим в небытие сна и утром возвращаемся, как будто бы обновленные. Существуют ли для нас, в тот момент, пока мы спим, все наши враги, друзья, знакомые и близкие люди?

Как будто бы да. Ведь утром мы узнаем из новостей о том, что произошло за ночь в мире или на соседней улице. Но реально ли это?

С точки зрения физики, мы видим ограниченную часть солнечного спектра, способную улавливать нашими органами чувств. Мы слышим только ограниченную вибрацию звуковой волны, и не слышим ультразвук или очень низкие частоты.

Инфракрасный свет, ультрафиолетовое излучение, движение молекул и атомов вокруг нас, все это мы не ощущаем до тех пор, пока материя не примет необходимую, для нашего ограниченного восприятия, форму.

Так где гарантия того, что засыпая - мы не схлопываемся в точку небытия - целую личную вселенную, построенную нами самими, только для нас самих?

Есть много граней бытия недоступных нашему разуму и о них я хотел бы поговорить.


Глава 1

Что такое - Я и как оно взаимодействует с другими личностями? Как мы воспринимаем бытие вокруг нас, почему и для чего живём, откуда приходим и куда возвращаемся после смерти?

Эти вопросы не давали мне покоя долгие 10 лет жизни, с того самого момента, когда мой привычный уклад жизни был полностью разрушен и я попал на лечение в сумасшедший дом, где получил в управление целую вселенную.

К своему удивлению, я обнаружил там достаточно много интересных личностей и первая из них, которая встретилась мне в наблюдательной палате назвала себя Иисусом Христом.

Наблюдательная палата в Психоневрологическом Диспансере (ПНД) города Асбеста - это небольшая комната на третьем этаже здания крыла душевнобольных.

В ней находится большое зарешеченное окно и четыре кровати с панцирными сетками, расположенные по две в ряд вдоль каждой из стен.

Дверь, в эту палату, открывается только с внешней стороны, а ручка с внутренней стороны двери отсутствует, как метод для предупреждения того, что наблюдаемые в ней психи не откроют дверь и не начнут буянить в коридоре.

Отсюда и название - наблюдательная палата.

Попал я в нее при достаточно странных обстоятельствах. Примерно через 2 года после тяжелого развода со своей первой и, пока, единственной женой, я попал в ситуацию, когда физические и психические мои силы оказались полностью на исходе.

Город Асбест находится примерно в 80 километрах езды от центра Свердловской области, от города Екатеринбурга. Являясь, по сути, тупиковым муниципалитетом, этот населенный пункт своим не столь удачным географическим местоположением вынуждал многочисленных своих жителей ездить за длинным рублем на заработки в центр - “в губернию”.

После развода так начал жить и я. И в конце 2008-го года устроился штатным дизайнером в выставочное общество “Уральские выставки”, но, так как снимать целую квартиру в Екатеринбурге мне было слишком дорого, я мотался на работу каждый день из Асбеста и обратно, в результате чего перестал высыпаться и достиг психического состояния, отлично проиллюстрированного в художественном фильме Дэвида Финчера “Бойцовский клуб”, где главный герой полностью утратил связь с реальностью из-за проблем со сном.

Распорядок моего дня, при этом, был примерно такой: утром я просыпался около половины шестого, собирался и пешком шел на другой конец города, на автовокзал, чтобы успеть на один из первых автобусов до Екатеринбурга.

По приезду в столицу Урала, на северный автовокзал, я пешком же добирался до офиса, расположенного на самом верхнем этаже исследовательского института, расположенного рядом с “Храмом на крови”.

Целый день там работал.

Вечером, после шести, возвращался на северный автовокзал, садился на ближайший автобус и возвращался в родной город часам к 9.

По дороге домой, покупал себе алкогольный коктейль из разряда “Яга” или “Джин с тоником”, приходил домой, ужинал, выпивал пару банок этого мерзопакостного пойла и сидел в интернете 3-4 часа, засыпая, как правило, за полночь. А утром, через 4-5 часов, снова вставал на работу. И так каждый день в течении более полугода.

Естественно, что при таком режиме жизни, я очень плохо высыпался, а дрёма в автобусе не могла заменить мне полноценный сон. И сознание мое, день за днём стало необратимо меняться - меня стали преследовать странные мысли о другой структуре бытия, которая неподвластна нашему восприятию.

Помимо такого напряженного образа жизни, постепенному схождению с ума способствовали еще и сильные переживания, связанные с разводом.

До сих пор помню разбирательство в зале суда, по поводу разрешения мне встречаться с ребенком, на котором моя бывшая жена заявила в процессе, что я ненормальный и судья тактично, но уверенно попросил меня рассмотреть возможность принести справку от медицинского специалиста об обратном.

Мне, конечно же, не стоило труда за ней сходить, но при приеме у участкового психиатра на меня наоборот, посмотрели как на сумасшедшего и ответили мне, что подобных справок не дают.

Но я оказался настойчивее и пояснил, что справка мне нужна для суда. Врач задал мне пару-тройку ничего не значащих вопросов, после чего заявил, что справку отправит по месту требования и уверил меня, что я абсолютно нормальный.

А примерно через 2 недели, я лег в эту же больницу с абсолютным помешательством. Ирония судьбы.

И снова я вспоминаю, с какого конкретно эпизода началось мое скатывание в полное безумство.

Это было то время, когда весь мир гудел от новости про БАК - Большой Адронный Коллайдер. Не пропустила она и меня. Я очень сильно интересовался деталями этого эксперимента и не пропускал мимо себя ни какую информацию про это событие.

Помню, даже, анекдот того времени:

“- Папа, а как возникла наша Вселенная?- Раньше, сынок, была другая Вселенная. И на одной из планет ученые запустили Большой Адронный Коллайдер. Произошел Большой Взрыв, в результате которого и возникла наша Вселенная.”

Что удивительно, я воспринял его вполне буквально. Не в той связи, что запуск БАКа может привести к Большому Взрыву, а в том смысле, что данное объяснение того, что предшествовало большому взрыву, вполне себе логично объясняется рукотворным его происхождением при помощи Творца.

Помимо этого, видимо именно в этот момент меня и зацепила идея бесконечно повторяющихся друг за другом вселенных, когда в каждой из них, кто-то генерировал происхождение большого взрыва и тем самым запускал новый цикл бытия.

Все это, легло в основу моей идеи о природе бесконечности которую я формулировал долгие 10 лет жизни периодически попадая в сумасшедший дом. Точнее это был уже не я, а мой потусторонний двойник. Но, об этом немного позднее.

Впоследствии, более подробно изучая этот вопрос, я выяснил что элементарные частицы постоянно сталкиваются на околосветовых скоростях в вакууме и аннигилируют тем самым друг друга, порождая появление новых пучков протонов, электронов и нейтронов, а иногда схлопываются в маленькую черную дыру планковского размера.

И опять же, намного позже я узнал о теории того, что бесконечно уменьшающийся микромир может содержать в себе целые вселенные.

С теорией этой я ознакомился в предисловии к книге о Трансерфинге, Вадима Зеланда и был уже, на тот момент, неоднократно сошедшим с ума.

Помню, как идея о том, что в микроскопической элементарной частице может существовать целая вселенная со своими звездами и галактиками, просто сбила меня с ног, как бешеный несущийся навстречу товарный поезд.

Но в 2008-м году, работая в офисе “Уральских Выставок” я об этом ещё не задумывался и не знал, хотя сама новость про БАК и все что с ним связано меня очень сильно завлекала.

В один из вечеров, оставшись ночевать на работе, я общался с девушкой в комментариях своего блога и, как бы, между делом, затрагивая тему смерти и небытия, она посоветовала мне, в обсуждениях, написать короткий рассказ о том, что с нами может происходить после смерти.

Идея меня увлекла настолько, что я тотчас начал фантазировать и погрузился в сочинительство с головой. Рассказ получился коротким, но очень ярким и я как будто бы каждой частицей своего тела прочувствовал то, что написал, полностью поверив в логичность своих фантазий про Рай и Бога.

В тот же вечер, после вечернего общения в интернете, я улегся на пол офиса чтобы выспаться, благо, для этого дела, руководством фирмы были заблаговременно припасены одеяла.

Однако хронический недосып не давал мне спокойно расслабиться и я чувствовал себя крайне возбужденным, вкупе с полной одержимостью идеей о жизни после смерти, идеей, которую я только что выплеснул на страницы интернета и она зажила своей собственной мыслью..

Кое-как мне удалось задремать и буквально практически сразу я резко проснулся, а в голове моей как будто бы в большом взрыве - родилась целая вселенная. После этого, меня не покидало ощущение того, что наше тело состоит из мельчайших частиц, в каждой из которых заключён целый невероятный вселенский организм.

Ощущение это было очень сильным и именно в тот момент я впервые почувствовал приближение сумасшествия.

Визуально, это в точности соответствовало той картинке, которая представляется нам при столкновении двух элементарных частиц. Образно выражаясь, это очень походило ещё и на возникновение новой вселенной, зародившейся в большом взрыве, когда мельчайшие частицы летят от центра и представляются нам новыми звёздами.

Целый день я не мог отойти от мысли, что постиг какую-то великую тайну и это ощущение крепко-накрепко засело у меня в голове, пустило там корни и стало стремительно разрастаться.

Все это происходило летом, а к осени я окончательно сошел с ума и попал в ПНД, где, на пороге наблюдательной палаты, меня и встретил самоназванный Бог пенсионного возраста, облаченный в полосатую тельняшку, стоптанные тапочки и отзывающийся на имя Фёдор.

Глава 2

  • Чай будешь? - спросил меня утром Фёдор, после того как я проснулся с ним наедине, помещенный в наблюдательную палату санитарами однажды ночью.

Следует отметить, что состояние моего самочувствия в этот момент, в части осознании связи с реальностью оставляло желать лучшего, так как накануне ночью я совершил весьма странное путешествие из Екатеринбурга в Асбест.

Безумие всегда подкрадывалось незаметно, разными странными мыслями о структуре бытия, о сущности Бога, о природе времени и бесконечности.

Задумываясь над этими глобальными вещами, я просто не замечал, как скатывался в бездну сумасшествия, из которой меня приходилось потом вытаскивать сильными психотропными препаратами. Так случилось и в этот раз, перед моей судьбоносной встречей с Фёдором.

Работа в Екатеринбурге отнимала много сил и энергии, так как приходилось каждый день мотаться туда чуть ли не за сто километров. Сон мой становился все менее глубоким, мозг начинал, что странно, работать на более повышенных оборотах и просыпаясь каждое утро, я все более отчетливо чувствовал приближение осознания какой-то глобальной истины.

Впервые это ощущение постигло меня ночью в офисе, когда я начитался новостей про Большой Адронный Коллайдер.

Далее, рассуждая о рассказе написанном мной про рай, я начал пытаться найти логическое объяснение существования Бога и, что самое поразительное, в какие-то моменты у меня это даже получалось.

Однако каждая попытка переложить свои мысли на бумагу заканчивалась сокрушительным фиаско и моя подруга из Екатеринбурга, Лида, которая подарила мне книгу о Трансерфинге, никакой логики в моих бумагомарательных трудах обнаружить не могла.

Но я не сдавался, точнее не сдавалось то безумие, которое ширилось в моей голове и росло, с каждым днём захватывая все больше синапсов головного мозга, рисуя из них хитросплетенный узор неведомого мне знания.

В тот день, когда я попал в ПНД, я расстался со своей подругой утром, когда таксист с автовокзала довёз нас обоих до Екб.

Она ночевала у меня и мы в эту ночь практически не спали. Не только и не столько, как кто-то может предположить, из-за занятий любовью, а именно по причине того, что я пытался всю ночь донести до нее понимание структуры бытия в виде закольцованной спирали, которая привиделась мне в состоянии изменённого сознания.

Я даже представлял себя в этот момент этаким, революционно настроенным Лениным-пророком, которому недоставало только броневичка, с которого он, облаченный в шинель на голое тело с трусами, мог бы вещать на площадях истину о том, как устроена вселенная. Но первым зрителем для своих откровений я выбрал Лиду

Ничего вразумительного, конечно же, я ей рассказать не мог.. Речь моя была весьма сбивчивой и отличалась только внешними признаками логичности, при более близком же анализе вылетающих из моего рта слов, ей становилось совершенно непонятно, о чем, в сущности, идёт речь.

И так продолжалось всю ночь.

На утро, почему-то только на утро, она подарила мне серебряную цепочку с крестиком и попросила ее никогда не снимать, самолично присвоив ему, по всей видимости, все свойства оберега.

Сразу после этого, мы не завтракая, отправились с ней по октябрьским темным улицам на автовокзал города Асбеста, где вместо автобуса сели в автомобиль таксиста, моего тестя, названного его друзьями Оригиналом, который собирал народ для того, чтобы пассажиры вскладчину, по цене билета на автобусе, оплатили бы проезд до Екатеринбурга.

Поехали и мы с Лидой. И всю дорогу, я, сидя у окна, думал, пытаясь поспеть за стремительно летящими в моей голове мыслями, которые довели меня в своих рассуждениях до понимания кровного родства с самыми первыми биологическими организмами, зародившимися на планете Земля, с какими-то протоклетками, которые делясь на себе подобных.порождали новые элементы биологической жизни..

Только представьте себе, у каждого из ныне живущих людей есть далекий, многомиллионнолетний предок не только в каменном веке, но и в период первоначального зарождения биосферы на планете.

Никто из нас не был синтезирован в пробирке, каждый появился на свет неся в своих ДНК закодированную информацию о самом первом своем пращуре, который представлялся мне в виде примитивной самоделящейся клетки.

А что было до него и каким образом биологическая жизнь зародилась на планете?

В этом месте меня встречала пустота, черная дыра, не желающая делиться со мной своей информацией.

Но рассуждая даже о том, до чего мне хватало фантазии додуматься, я настолько сильно и настолько глубоко ассоциировал себя с первыми протоклетками, что из моих глаз ручьем лились слезы.

Лида пыталась меня успокоить, тихо, с осторожностью, стараясь не привлекать внимания водителя и других пассажиров, предлагала мне свой платок, чтобы я мог утереть им свои слезы. Но все было тщетно, они продолжали литься усиливая эффект всепоглощающего знания о бессмертии человека как популяции.

Расстались мы на перекрестке каких-то улиц, где я первым вышел из такси, так как мне ближе всего было добираться оттуда до места работы. А автомобиль поехал по Екатеринбургу дальше. Это был последний раз, когда моя Лида видела меня нормальным.

Весь день, до обеда, я был сам не свой - ничего не делал, из того, что мне полагалось по должностным обязанностям, но в сотый раз пытался переложить в свой интернет-блог все те откровения, которыми вселенная снабдила меня с раннего утра.

Надо ли пояснять, что ничего из этого не получалось реализовать и все мои мысли, транслируемые в интернет, представляли из себя хаос непонятного происхождения? А может быть это и правильно, может именно из хаоса продается логика и порядок?

В обед я получил очередную премию: меня вызвал в свой кабинет заместитель директора и вручил мне в конверте 8 тысяч рублей черным налом за одну завершенную выставку.

Тотчас я позвонил Лиде и начал рассказывать ей о тайном обществе людей этой планеты, которые постигли тайное знание управления реальностью и заявил ей с гордостью, что тоже теперь отношусь к этому числу.

В голове моей крутились названия и тайные символы масонского общества, я был уверен что каждый кто смотрит на меня более одной секунды является агентом-наблюдателем, представленным рядом со мной для того, чтобы оценить степень моего просветления. И начиная примерно с этой минуты я начал ощущать в себе нечто божественное, роднившее меня с Мессией который открыл тайну управления вселенной.

Засунул конверт с доставшимися мне от директора деньгами в задний карман джинсов, я устремился на улицу, совершенно забыв про свои рабочие дела. Ноги мои сами несли меня неведомо куда, а голова находилась на каком то новом, недосягаемом до этого уровне бытия.

Сразу на выходе из института, в котором наша компания купила верхний этаж под офис, между античных колонн, мне попалась на глаза какая-то одинокая девушка, зябко кутавшаяся в свою, не по октябрьски лёгкую одежду.

  • Скажите, а как пройти до вокзала? Я не местная, гуляла в компании с друзьями, потерялась, заблудилась, а сейчас мне надо как-то вернуться домой.

Вместо ответа, я протянул ей конверт с деньгами и указал рукой в направлении железнодорожного вокзала, на одной улице с которым и располагалось моё рабочее здание.

Сказать, что она была удивлена, значит ничего не сказать, но я, не слушая ее сбивчивых благодарностей, устремился к ещё одной ближайшей достопримечательности - Храму на Крови, построенному на месте расстрела царской семьи.

Сознание мое, в этот момент, уже выкидывало непостижимые фортели. Взять, хотя бы, попадающихся навстречу людей - в лице каждого из них я видел знакомые мне черты, как будто бы все они были между собой далекими родственниками и несли на своем челе отпечаток одного и того же набора хромосом.

Автомобили, гудевшие на перекрестке, врывались своими клаксонами в мое сознание и взрывали мне мозг - мне казалось, что я скольжу через измерения и могу управлять этим процессом,создавая себе рукотворную реальность, в точности как это делал принц Корвин из серии книг про “Хроники Амбера” Роджера Желязны.

Все это в совокупности, придавало какое-то непостижимое ощущение реальности, превращая окружающий мир только в декорацию моих собственных мыслей - мое сознание было первично, а все, что меня окружало, формировалось как его проекция, его отражение - я искренне верил в то, что могу управлять бытием как Бог.

Все это продолжалось вплоть до того момента, когда я приблизился к храму и не кланяясь и не крестясь проследовал в пленительные чертоги его полутемных залов.

Ладан. Успокаивающий запах ладана снял, на какое-то время, мою одержимость безумными мыслями, но расслабление это и уход от бытия длились недолго.

Внимание мое привлекла какая-то икона, установленная на стойке в центре зала. Я подошёл к ней, чтобы рассмотреть ее под стеклом более внимательно и задумался о чем то своем. В этот момент раздался отчетливый шорох за спиной, я развернулся и мозг мой снова взорвался от увиденного - старуха, облаченная во все чёрное и скорбное, кланялась мне и молилась будто бы я был сошедшим с небес Иисусом Христом.

Сейчас уже, понимаю, что она совершала свой ритуал в сторону иконостаса, на линии зрения к которому я оказался совершенно случайно, но мной, в тот момент глубокого безумства, все это было воспринято как знак, и я снова ощутил себя Богом которому стали поклоняться даже простые смертные..

Выйдя на улицу, я снова начал звонить своей подруге, рассказывая ей какую-то безумную историю о том, что научился управлять бытием, но в ответ услышал только одно: “возвращайся домой, ты меня пугаешь, я за тебя волнуюсь”.

Сказано, сделано. Не возвращаясь на работу и забыв про должностные обязанности, я отправился, по темнеющий улицам Екатеринбурга прямо на северный автовокзал.

В общей сложности, я провел возле храма не менее 5 часов, которые пролетели для меня за 30 минут. Успел пообщаться с бездомными на паперти, потанцевать под перезвон колоколов, выслушать историю про шахматы от одного из них, который с безумными же, как у меня глазами, пытался мне втолковать простую, как ему казалось, истину о том, что все правители мира это тайные гроссмейстеры, играющие душами людей как шахматами.

И вот, после этого странного времяпрепровождения, я должен был вернуться домой. И куплен билет и я сижу в полутемном автобусе, но меня не покидает чувство страха и каждая кочка на пути его колес, воспринимается мной как пехотная мина.

Страхи. Меня окутали панические страхи и в какой-то момент я четко уверился в том, что автобус не доедет до места своего назначения, а это значит, я должен сойти с него до того, как он попадет в автокатастрофу.

В панике я выбрался со своего места в проход и уговорил водителя высадить меня на ближайшей остановке.

И вот я стою в непроглядной темноте, в какой-то деревне, в октябре месяце и только автомобили со включенными фарами стремительно проносятся мимо меня туда сюда, и ни одна из них не останавливается и никак не реагируя на мою вытянутую руку.

Дороги было две - либо в сторону от федеральной трассы, через деревню, на железнодорожную станцию Режик, откуда я мог на электричке доехать до Асбеста, либо прямо, по дороге до поселка Белоярский, а там уже на автовокзал и на новый автобус до Асбеста.

Я выбрал второй вариант и побежал прямо посередине дороги, по разметочной полосе, чудом уворачиваясь от летящих навстречу и догоняющих сзади грузовых фур и легковых автомобилей.

Сколько я так бежал, я не знаю, но до поселка Белоярский добрался в целости и сохранности, может быть крестик помог, а может быть сам сдюжил, резво уворачиваясь от летящих четырех колесных кусков убийственной смерти. Не знаю.

От Белоярского, не заходя на уже закрытый автовокзал, я повернул налево, на дорогу до Асбеста, по которой до моего родного города оставалось ещё, примерно, километров 30..

Но добраться до него ни пешком, ни доехать на проезжающих мимо попутках мне было не суждено.

Безумие мое, в этот момент, было уже на таком восходящем пике, что когда я увидел реку, которую пересекала дорога и мост - я не нашел для себя ничего более разумного, чем раздеться и залезть в ледяную воду, повторяя подвиг Ивана Бездомного из Булгаковской повести “Мастер и Маргарита” - вода манила меня и я должен был принять самовольное крещение, что я и сделал, трижды окунувшись с головой в чернеющие воды безымянной речушки.

Сердце мое, готово было выскочить из груди, настолько ледяной мне показались октябрьские воды. Выйдя на берег, я полностью позабыл про валяющуюся возле реки одежду, деньги, телефон и через высокие камыши направился к светящимся вдалеке желтым окнам незнакомого мне дома.

По пути, ступая по разбитым бутылкам, осколками я в кровь изрезал себе палец на правой ноге и когда добрался до крылечка, то начал долго и настойчиво стучать в дверь, постепенно заливая красной капиллярной жидкостью чужое крыльцо…

Думал я в этот момент, что за дверями меня ожидает прошлая моя жизнь, с красавицей женой, вкусным ужином, любящим малышом и стоит мне только ступить на порог, как чудо произойдет и я отмотаю свою судьбу на несколько лет назад.

Ноя нет, в доме проживали совершенно другие люди, следившие за кочегаркой топившей местное небольшое поселение. Старик и старуха вышли через ворота справа от крыльца, на котором я стоял совершенно голый и колотился в дверь своих разбитых надежд. В руках у престарелого главы семьи было ружье, однако мой жалкий голый вид и изрезанная нога не показались ему, по всей видимости, несущими какую-то опасность и меня сразу же впустили в дом, чтобы оказать первую медицинскую помощь - благо дело я был робкий как ягненок и только жалостливо повторял имя своей первой жены.

Добросердечные старики накинули на меня какой-то замызганный овчинный тулуп, ноги облачили в резиновые галоши и вызвали по стационарному телефону белоярскую полицию.

А оттуда уже, после установления моей личности, в Асбест меня забрала мама, до домашнего телефона которой сумел дозвониться дежурный полицейский.

Попав в ПНД, куда я был доставлен мамой на такси, я получил первую медицинскую помощь, в части своего разрезанного пальца, подвергся внутримышечному вливанию нейролептиков и был благополучно закрыт в наблюдательной палате вместе с Фёдором, от которого утром узнал новость о том, что мой автобус столкнулся на полном ходу с грузовой фурой, а сам я погиб.

Глава 3

Глаза после ночных уколов открывались с большим трудом, а в голове по прежнему роем вились разнообразные мысли о вчерашнем путешествии. Никакая объективная реальность не вступала в свои права, уверенность в том, что я Бог и моему сознанию подчиняется окружающая действительность по прежнему не покидала моего сознания. А ещё палец на ноге болел.

  • Мужики, просыпаемся, - с такими словами дверь к нам открыл чернявенький, татарского вида санитар, быстро прошёлся по небольшой палате, покопался руками на заваленном каким-то скрабом подоконнике и так же быстро вышел, позвав на прощанье моего бодрствующего, уже, соседа с собой, - Фёдор, пошли за кипятком.

Вернувшись, Фёдор позвал меня присоединиться, - Чая, будешь?

Не имея ничего против утреннего горячего напитка, я присоединился к нему, присев на краешек кровати, однако кружка у нас была одна, да и ту, он мне в руки не отдал, начав совершать над ней какой-то свой ритуал.

Ритуал этот был весьма странным на вид: Фёдор размешивал чай ложкой, поочередно в разные стороны и что-то шептал при этом, поплевывая в чернеющую.жидкость. Пить его подношение после такого не очень то и хотелось, ожнако отказываться было как-то неудобно.

Пересилив свою брезгливость, я все таки сделал один небольшой глоток и эффект от него получился такой, как будто бы меня ударил копытами конь, но не в грудь, а прямо в голову - солнечный свет из зарешеченного окна устремился в обратную сторону, на улицу, а прутья решетки как будто бы стали массивнее и меня притянуло прямо к ним как магнитом.

Я быстро поднялся со своего места, ухватился за решетку и что есть мочи заорал какие-то бессвязные звуки, пытаясь шумом своего голоса разрушить этот слепок реальности который показался мне недостаточно совершенным. Однако мир устоял на своем месте и тогда я начал трясти саму решетку, пытаясь вырвать ее с креплениями из стены. Зачем я это делал, я так до конца не понимал, но жажда разрушения бурлила во мне с непостижимой силой.

На шум сбежались санитары и стали меня успокаивать. В общей суматохе, дело чуть не дошло до вязок, однако сообразив, что такое развитие событий мне неудобно, я пересилил свою внезапную агрессивность и постарался взять себя в руки. Санитары отстали.

Фёдор же, все это время помешивал чай и как-то загадочно, хитро улыбался, а старческое лицо его при этом, как будто бы светилось отблесками озарения.

После того, как санитары убрались восвояси, Фёдор снова протянул мне кружку со своим зельем, но я отказался. Тогда он указал мне на соседнюю койку, заваленную какими-то телевизионными журналами и начал свой психоделический рассказ:

  • Мир этот, сгорит скоро как спичка. Немного осталось. Никто не заслуживает жизни. Смотри. В глаза мне посмотри. Я - Иисус… я дал им много света, каждому, сделал их красивыми, знаменитыми, а что взамен? Никто меня не поблагодарил и я замурован тут уже две тысячи лет. Я должен забрать этот свет обратно.

С этими словами, он протянул мне кипу глянцевых теле-гидов и теле-недель, на обложке каждого из которых красовались поп-идолы, вот только глаза у них были зачерканы шариковой ручкой, а в некоторых случаях проколоты.

Я сразу вспомнил момент о том, как в голливудских фильмах про сумасшедших, подобные странные поступки позволяли себе разного рода маньяки и по спине моей прошёлся неприятный холодок. А Фёдор продолжал:

  • Я ждал тебя. Долгих два тысячелетия. Мне нужен был преемник. Сегодня я покину это постылое прибежище и отправлюсь прямиком в лес, разговаривать с соснами. Они многое могут рассказать. Поведают мне о том, как изменился мир за окном. Рай уже не тот, что был раньше, ад тоже изменился, его я вижу здесь каждый день. Мы подстраивались под ваш мир, строили вместо замков кирпичные бараки, потом небоскребы, возводили мосты и учреждения. И машины. Машины для путешествия во времени и по просторам этого загробного мира. И око для связи с вашим миром. Вон оно, стоит в коридоре, пойдем покажу.

С этими словами, Федор, что есть силы, схватил меня за плечо. Жилистая его рука была достаточно цепкой и я подумал о том, что после такого дружеского рукоприкладства, на моем предплечье наверняка останутся внушительные синяки.

Вместе мы подошли к двери, на уровне лица у которой находилось маленькое зарешеченное окошко. Напротив него, в коридоре, располагался медицинский пост, а чуть правее небольшой холл, в центре которого стоял ламповый японский телевизор.

  • Вооот, - шептал мне Фёдор в ухо своим беззубым ртом, - вот там я тебя увидел, много лет назад. Ты разговаривал с вашим царем, задавал ему какие-то вопросы и я тебя по ним заприметил. Все это время, каждую ночь, я видел тебя во сне, как ты живёшь, как работаешь, как растет твой ребенок. И как ты занимаешься сексом со своей женой.

На этом месте Фёдор меня отпустил и глупо хихикая начал пританцовывать между кроватями, поворачиваясь из стороны в сторону, как ложка при помешивании чая во время недавнего странного ритуала.

Я же, был весьма обескуражен его заявлениями. Надо сказать, что несколько лет назад я действительно общался в прямой линии с президентом и меня на самом деле показывали по телевизору. Если этот сумасшедший прав и он не врёт о том, что находится здесь долгие годы, то Федор вполне мог меня видеть в каком-то старом репортаже. Но как он сумел узнать меня по прошествии стольких лет?

И пока я размышлял над этим вопросом Фёдор уже успокоился. И сел на свое прежнее место. Взял в руки кружку и продолжил размешивать чай, продолжая свой рассказ:

  • Я давал всем вокруг много света, всем, кого видел через стеклянное око. Каждый, кто по нему выступал, по этому те-ле-ви-зо-ру, каждый попадал ко мне на суд, для начала прижизненный, а потом и посмертный. И я отмерял ему согласно его заслугам. Одни становились богаче и знаменитее, другие умирали в безвестности и нищете. Они приходили ко мне по ночам. Во сне. Приходил ко мне и ты. Но я у тебя отнимал. Я все у тебя отнимал. Я должен был сделать твою жизнь невыносимой, чтобы ты захотел смерти. И я дал тебе ее. Ты не выжил. Водитель твоего ав-то-бу-са влетел на всей скорости в грузовой ав-то-мо-биль. Водитель грузовика заснул за рулём и выехал на встречную полосу. Ты мертв. И это твое чистилище. Твой рай и твой ад. Точка в потустороннем мире, созданная мной специально для тебя. Сегодня ты займешь мое место, а я стану свободным.

  • Завтракать. Мужики заааавтракать! - донеслось из коридора и дверь после щелчка отворилась, - Фёдор, Дениска, пойдёмте мужики завтракать.

С этими словами, татарского вида чернявенький санитар позвал нас за собой и я впервые ступил в коридор мужского крыла для душевнобольных, Психоневрологического Диспансера между мирами.

Глава 4.

Самое любопытное, что я не ощущал ровно никакого страха или дискомфорта, находясь в этой текущей ситуации. Сознание мое было абсолютно толерантно к столь странным проявлениям реальности, более того, никаких ощутимых признаков своей смерти я не испытывал и подсознательно, а может осознанно, ставил все услышанное от Федора под сомнение.

“Врачи разберутся, что со мной, - думал я, - скорее всего это какое-то временное помешательство.”

Врачи и разбирались. Сидя где-то там, за белыми стенами своих врачебных кабинетов. Но в данный момент я видел только пару санитаров и медсестру, которые стояли вдоль стен коридора направляя толпу разношерстных психов медленно текущих в блок приема пищи, то есть в столовую.

Помимо моей привычной одежды - джинсов и футболки, под кроватью меня ждали еще и какие-то старые, полуразвалившиеся тапочки, любезно приготовленные мне кем-то из персонала. Но надеть их мне было не суждено.

Ещё до выхода из палаты, Фёдор очень резко отреагировал на мою попытку их надеть, ударив меня по рукам, в которых я их держал, приговаривая истеричным шепотом:

  • Брось, не надевай, они сами за тобой придут! Все здесь нереально и подчиняется только нашим желаниям. Только тссс! Никому не говори...

На мои же, отчаянные попытки поднять их заново с пола, следовали не менее уверенные удары ладонями от Федора. Так мне босиком, точнее в носках, идти в столовую и пришлось. А тапочки остались ждать своего часа под кроватью.

Пищеблок находился очень близко от нашей наблюдательной палаты, буквально за сестринским постом и следующим же процедурным кабинетом. Также, по правой стороне коридора находился пункт приема пищи персонала. Все это я выяснил впоследствии.

А сейчас, я должен был вкусить пищи Богов, если следовать логике Федора.

На завтрак, нам была предложена какая-то, непонятного вида каша и мягкие булочки, называемые в народе “без ничего”.

Однако к булочкам нам прикасаться не позволил все тот же вездесущий Федор, который решил, по всей видимости, в полной мере отыграть роль Бога этого странного места.

Нас рассадили по четверо, квартетом, за каждый из десятка столиков. Моим соседом справа был мой сосед по палате, Фёдор, а слева и напротив сидели два весьма странных типа, вполне себе традиционной, а-ля психованной, шизофренической наружности: у одного из них была оттопыренная нижняя губа, пустые глаза и взлохмаченная прическа, другой был одет в спортивный костюм из 90-х годов, наголо выбрит, но также как и первый заторможен в реакциях. Булочки никто не брал.

Кроме Федора. Последний выложил их из тарелки на стол, и начал менять местами на манер наперстков, приговаривая что-то на своем тарабарском, шизофреническом, отдельные реплики из которых, я с трудом смог разобрать:

  • Свят свят, стали постель... булочка к булочке... пищу вкусивший, навсегда останется в этом мире… вещество и материя едины, булочки это ваш крючок... аминь вездесущий, ныне присно, во веки веков, аминь…

Далее, он выдал таки каждому из нас положенный рацион и мы смогли, наконец-то, полноценно приступить к трапезе. Сам он свою.булочку есть не стал и вообще за весь завтрак ничего не принял.

Что примечательно, ни санитары, ни медсестра, стоящие посередине зала и внимательно наблюдавшие за десятком столов, никаких замечаний Федору по этому поводу не высказали. Видимо такое, его столь странное поведение, было среди присутствующих в порядке вещей и никаких нареканий не вызывало.

Не успел я доесть и половину своего завтрака, как из коридора, ведущего в мужскую половину этажа, достаточно резво выскочил чернявый санитар-татарченок, в руках у которого оказались мои, ранее оставленные в палате тапочки.

  • Дениска, - ласково, но настойчиво обратился он ко мне, бросив их парой под ноги, - ну-ка, быстро, тапочки надевай, нельзя по полу без тапочек ходить, режим нарушаешь.

Никаких дополнительных санкций с его стороны не последовало, кроме очень внимательного взгляда, следящего за тем, чтобы я тапочки все таки надел.

А Фёдор, так и не притронувшись к еде, как-бы невзначай, бросил беззубым ртом уверенную реплику: “Я же говорил - тапочки сами придут”. Высказывание это, до конца завтрака не давало мне покоя.

“А ведь прав был, старик, сами пришли”, - думал я, пока не попробовал чай.

Чай оказался холодным, но очень сладким. Первого же больного, понёсшего свои грязные тарелки на мойку, санитары проводили словами: “На таблетки, мужики, строимся на таблетки”. Пришлось к ним в очередь присоединиться и мне.

Возле сестринской стоял стол, на нем взгромоздилось пластиковое ведро и чайник. В ведре, были навалены пластиковые формочки от йогуртов, в которые больные из чайника наливали кипячёную воду.

Кто-то был помажористей и имел свою собственную пластиковую кружку. Металлической или фарфоровой посуды я не увидел, видимо, она была запрещена распорядком.

Когда очередь принимать таблетки дошла до меня, медсестра посмотрела какие-то свои записи и выдала мне синюю таблетку, по виду очень сильно напоминающую ту, что протягивал Морфеус Нео в кинофильме “Матрица”, когда предлагал ему из нее вырваться. Я ее без разговоров принял, запив кипяченой водой из пластиковой формочки.

Вообще, после фокуса Федора с тапочками меня захватило какое-то неуверенное чувство нереальности происходящего. Казалось бы, мелочь, совпадение, ничего не значащий факт, но с другой стороны, как он мог так четко и необычно предугадать подобный исход? Ведь они действительно сами ко мне пришли!

Погруженный в собственные раздумья, я попытался вернуться в палату, однако был завернут на полпути чернявым санитаром:

  • Дениска, на укольчики, пошли в процедурный.

В процедурном меня встретила объемная женщина в ватно-марлевой повязке на лице, с заранее заготовленным шприцем. И пока я оголял свою пятую точку, она поучительным тоном предупреждала меня о том, чтобы я больше не буянил.

  • Утром зачем кричал? Зачем решетки дёргал? Мы думали,ты нам сейчас здание разрушишь, настолько сильно ты шумел. Учти. Замок старый, - оговорилась она, имея ввиду больницу - довоенной постройки, кладка местами рассыпалась, будешь кричать, обрушишь ее. Не делай так больше.

С этими словами, она всадила мне иголку шприца в правую ягодицу и впрыснула из него какое-то лекарство. Что мне кололи, меня не интересовало, равно как и то, какую таблетку я принял минутами ранее. Мысли мои продолжали крутиться вокруг тапочек, я силился разгадать этот фокус и найти в нем подвох.

  • Мужики, куриииить! - раздалось из коридора, а сам я был благополучно отпущен в свою палату, где Фёдор с внимательным видом рассматривал свои журналы.

  • Дураки, - приговаривал он, - нельзя пить лекарства, нельзя есть, все, что ты потребляешь в этом месте, закрепляет тебя, делает заложником “замка”, ты принимаешь в себя его материю, а она как иголка прикалывает тебя к карте, на манер бабочки. Идиоты. Нельзя пить, нельзя есть, нельзя принимать таблетки!

Следующий его плевок на пол, отправил в угол вместе со слюной, такого же вида синюю таблетку, которую я принял буквально недавно.

  • За щекой, надо держать ее за щекой и ни в коем случае не глотать! Надо бежать из этой иллюзии как можно быстрее. Сегодня. Сегодня ночью.

С этими словами Федор взял шариковую ручку и начал усердно зачеркивать глаза очередному поп-идолу, а я призадумался над тем, как он умудрился скрыть лекарство, ведь каждого, кому выдавались таблетки, заставляли открывать рот и показывать язык.

Глава 5.

До вечера, ничего примечательного в распорядке нашего дня не происходило - время от времени я или Фёдор просились в туалет, адресуя санитару свои просьбы через зарешёченную дырку в двери. На полчаса нас выпускали посмотреть телевизор, по которому поочередно показывали то новости, то какие-то неинтересные отечественные сериалы.

Все это время, Фёдор продолжал повторять свою тарабарщину, выдавал мне маловразумительные советы про “замок”, да черкался в журналах. Никаких новых фокусов от него не последовало и я понемногу успокоился.

Санитар пообещал мне скорую встречу с мамой, которая привезла меня в этот дурдом. Приемный день должен был быть завтра и я очень надеялся переговорить с ней по поводу того, чтобы меня поскорее выписали.

Точнее, я хотел попросить ее, поговорить с моим лечащим врачом, которого до сих пор так и не видел, чтобы она объяснила ему, что это какое-то недоразумение и у меня, скорее всего, был временный срыв или сдвиг по фазе, как принято выражаться в подобных случаях, и все это уже позади, я чувствую себя вполне нормально, а это значит, пора возвращаться домой и заступать на работу.

За всеми этими рассуждениями день пролетел незаметно.

На обед и на ужин мы опять принимали лекарство, снова синюю таблетку, которую Фёдор с завидной сноровкой умудрялся где-то прятать, а затем выплевывать. Пищу он также не принимал, ковыряясь ложкой в супе, что, тем не менее, никаких подозрений со стороны персонала не вызывало.

И когда под вечер, за окном уже стемнело и последний прием лекарств остался позади, я, прислушиваясь к бормотанию Фёдора, постарался привести в порядок свои мысли и порассуждать перед сном о прожитом дне, мирно готовясь при этом ко сну.

Непонятное название больничного комплекса “замок” навевало какие-то тревожные подозрения. Я слышал его, мельком и от других пациентов, при этом никто из них не считал это выражение чем-то странным. Употребляли и все.

Многие из проходящих лечение, казались мне вполне вменяемыми людьми. Те два соседа за столиком в столовой, были, скорее, исключением, чем правилом. Большая часть пациентов носила в себе вполне индивидуальные черты характера, была социализирована, умела коммуницировать и без оговорок подчинялась внутренним правилам.

Кроме Федора. Последний, носил на себе отпечаток типичного психа. Вот и сейчас, надо было засыпать, а он ворочался в полутьме наблюдательной палаты. С улицы света практически не поступало и лишь в оконце на двери пробивались лучи ночника с наблюдательного поста.

Я попытался на него негромко шукнуть, призывая к тишине, но в ответ получил лишь дополнительную возню под одеялом. На секунду, меня посетила шальная мысль, что он там, с головой укутавшись в шерстяной плед, чувствует себя наверно как в утробе матери и должен будет сейчас заново родиться.

Отвернувшись от него к стене, я постарался не обращать внимания и поскорее заснуть, думая о том, как завтра придет мама, я поговорю с ней о выписке. И завтра меня выпишут.

Но шорохи становились все громче и отчетливее. Вот уже скрипнула кровать, ноги Федора коснулись пола и послышалось его бормотание: “Я своей жизнью живу, не лезь ко мне, гнида, своей жизнью живу, падла, не трогай меня”.

Голос становился все ближе и ближе и вот он уже садится прямо на меня, начиная руками что есть силы вдавливать мою голову в подушку.

И в этот момент я не выдержал и заорал: “Иди в задницу, дурак, тебе чего не спится?!”. Стремительный переворот, ноги мои пинают в полутьме кокон из одеяла и завернутого в него тела, сам я истошно ору от раздражения и страха, не понимая, что во мне могло вызвать столь странную реакцию.

Свет, включаемый снаружи палаты, резко загорается и слепит своей неожиданностью. В “наблюдаловку” резво входит чернявый санитар и начинает снимать с моей кровати соседа.

Одеяло падает на пол и взору моему предстает совершенно другой человек, не Фёдор, которого я запомнил ложась засыпать, а какой-то невысокий пацан, с кривой рожей, кривыми же пальцами и чем-то похожий на чертёнка.

  • Я своей жизнью живу, падла, отстань от меня, не трогай, гнида, живи своей жизнью! - повторяет он раз за разом, пока санитар пытался его успокоить и уложить на свое место. При этом никакой паники или удивления в действиях чернявого татарченка я не наблюдал, более того, он обращался с ним так, как будто давно был знаком и даже называл каким-то странным именем “Покемон”.

  • Покемон, ложись давай, а то завтра чая не дам. Хватит капризничать. Ложись. Дениска, зачем ты его напугал? Сейчас он полночи будет мамку звать.

Сказать, что я был взволнован, обескуражен, удивлен или шокирован - значит ничего не сказать, нереальность происходящего становилась все отчетливее, а вопросы множились и заполняли мое сознание все сильнее: куда делся Федор, что это за парень вместо него, почему санитар с ним знаком и что тут вообще происходит?

Паника стала подступать к моему сердцу и начала перехватывать мне дыхание. Не в силах себя больше сдерживать, я, что есть мочи, заорал как новорожденный младенец, а в глазах у меня заискрились звёздочки от резкого прилива крови к голове.

Сколько я так блажил, я не помню, но результатом моей истерики стало то, что меня привязали к кровати. Распяли, на манер Иисуса Христа, вот только ноги были за лодыжки прикованы не вместе, а разведенными в разные стороны и привязанными к спинке кровати.

Вместо жгутов, набежавшие санитары использовали бинтовую ткань, которая сильно натирала кожу и создавала дискомфорт.

Сосед мой, к тому времени, уже успокоился и не подавал никаких признаков жизни, за исключением мирного посапывания под одеялом.

Спит. А я вот заснуть не мог.

Ощущение страха постепенно улетучивалось. Быть может виной тому был ещё и успокоительный укол, который мне всадили в задницу, после того, как привязали к кровати.

В мыслях моих скопом роились всевозможные, противоречивые мысли, а взгляд был прикован к черному проёму огромного зарешеченного окна, в центре которого мне светила откуда-то появившаяся “путеводная звезда”, как я окрестил ее сразу же. Свет ночника в коридоре был приглушен на минимум и в палате воцарился практически непроглядный мрак.

А я лежал и ждал. Чего-то такого, о чем сам был не в состоянии помыслить. Какого-то знака. А может события. Что-то должно было расставить все точки над i. Внести ясность. Разрешить все вопросы - кто сошел с ума, я или весь окружающий мир? Что со мной происходит? В каком ещё “замке” я нахожусь и как мне отсюда выбраться?

Чем больше я думал над этими хаотичными вопросами, тем мокрее становились мои глаза. Дыхание учащалось, а сердце начинало колотиться как бешенная белка, ударяясь изнутри в грудную клетку на манер молота.

Свет “путеводной звезды” за окном становился все более ярким и вот уже, я вижу возле окна какой-то силуэт. Фигуру. Мужчину, в футболке и джинсах, материализующегося из пустоты.

Странность ситуации добавлял тот факт, что я сразу узнал этого человека, но не испугался, а принял его появление как должное - напротив окна, лицом ко мне стоял, через всю комнату, мой собственный двойник.

Будучи уже полностью уверенным, что все это сон, я перестал испытывать какой-либо страх. Наверняка это лекарства, скорее всего что-то сильнодействующее, мне ведь поставили укол, чтобы я не буянил. Такое я видел объяснение в этой, внезапно материализовавшейся галлюцинации.

Так, стоп, а куда тогда делся Фёдор? Укол мне поставили после того, как его место занял этот “Покемон”. Или быть может последняя таблетка, принятая перед сном сыграла со мной эту злую шутку?

К этому моменту, фигура уже совсем перестала просвечивать и мой двойник сделал ко мне несколько шагов. Сомнений не оставалось, он был похож на меня как две капли воды.

  • Привет. Это я. Ты ведь меня видишь. А ты, как и все человечество, привык всю свою жизнь доверять своим глазам. Не сомневайся во мне, я абсолютно реален и являюсь материализацией твоего подсознания. Я - твое скрытое Я, которое ты воссоздал в этом месте в виде обособленного индивида. Слишком сложно уложить в голове всё происходящее, поэтому ты решил поговорить сам с собой. Пока все понятно?

Отвечать не хотелось. Глаза все ещё не просохли от слез и фигура двойника прыгала и двоилась, как в плохом кино. Хотелось молчать, лелея призрачную надежду на то, что это всего лишь сон. Однако голос говорившего был полон уверенности и раздавался очень отчётливо.

  • Я продолжу. Место, в котором ты оказался, называется “замок”. Это твое чистилище. Души умерших людей воплощаются здесь. Это место между мирами. А Фёдор был твоим проводником и создателем этого замка. Фёдор держался здесь порядка двух тысяч лет. Но дальше стен “замка” так и не вышел. Он готовил план. План побега. И искал себя преемника. Точку отсчета. Материю, которую оставит после себя. Ты и Покемон стали этим противовесом. О тебе Федор узнал из информации приходящей с умершей душой. Кто-то умер, когда смотрел телевизор с твоим интервью и принес эту информацию Федору. Ты это понимаешь?

Понимаю? Конечно же нет. Я уже ровным счётом ничего не понимал. Какой-то “замок”, какой-то двойник, Фёдор в образе жильца потустороннего мира, этот Покемон и мои “вязки”, ничего из этого не добавляло мне уверенности в реальности происходящего. Однако, двойник молчал и как будто бы ждал ответа. Что я должен ему сказать?

  • Развяжи меня. Мне кожу натерло.

Фигура двинулась ко мне навстречу, но как будто бы заколыхалась в воздухе, как будто бы рябь по воде, прошла через весь его рост. Спираль реальности перешла на новый виток?

  • Ты свободен. Ты и не был привязан. Все это игры твоего воображения. Ты был напуган уходом Федора, в твоём слепке реальности образовалась брешь и ты взмолил о константе. Тебе нужна была новая точка отсчёта и ты призвал к себе санитаров. Вот они тебя и зафиксировали. Для осознания себя в новом месте, для излечения от “безумия” ты должен найти место своей смерти. Увидеть ее. Как это было с Фёдором. И поверить, что ты уже мертв. И Я - твое подсознание, буду твоим проводником.

  • Откуда у тебя вся эта информация про Федора и это место?

  • Я - твое подсознание, альтер-эго. У Федора оно тоже существует. Мы просто нашли друг с другом общий язык. Ты это понимаешь? Чем более интеллектуальные развитая душа попадает в пределы замка-чистилища, тем большее количество вариаций она может предложить. Кто-то молча мирится с тем, что бытие изменилось и стало таким какое оно есть, а кто-то задаётся разного рода вопросами и находит нужный только ему ответ. Ты - не принял идею сумасшедшего дома, тебе нужны были новые объяснения и вот на свет появился я - твой подсознательный двойника который вступил в связь с двойником Федора и получил информацию о том, как здесь все, в сущности, устроено.

Вместо ответа, я резко поднялся - и правда, вязок больше не было. В попытке приблизиться к силуэту, я сделал быстрый шаг к окну и потоками воздуха, толкаемого моим телом перед собой, развеял фигуру двойника как будто она была соткана из дыма. Разговаривать было уже не с кем.

А в окне, по прежнему маячила “путеводная звезда”, выделяясь своим одиночеством на беззвездном ноябрьском небе.

Не желая, на сегодня, больше никаких сильных впечатлений, я улёгся под сопение Покемона и провалился в сон, слабо лелея надежду о том, что утром на его месте окажется Фёдор.

Глава 6.

После пробуждения и ещё до открытия глаз, я понял, что надеждам моим на возвращение Федора не суждено было сбыться ибо бормотание “я своей жизнью живу” поприветствовало меня как “с добрым утром”.

“Значит, это был не сон” подумал я и резко сел на кровати - меня окружала все та же палата, а дебильный паренёк неопределенного возраста, сидел напротив меня и вертел в руках непонятно как им добытую, пластиковую формочку от йогурта.

  • Чо, Покемон, с добрым утром тебя! - поздоровался я с ним
  • Не трожь меня, гнида, я своей жизнью живу, мразь! - дружелюбно парировал он мне в ответ и улыбнулся ртом, набитым гнилыми зубами.
  • Чертенок ты… - ответил я без тени злобы.

А что было толку обижаться на ущербного, если он все равно ничего не понимает? Судя по его поведению, парень был глубоко и тяжело болен и сознание его находилось достаточно далеко, от места пребывания его физического тела. “С дурака взятки гладки” - подумал я и почему-то вспомнил о прежнем соседе.

  • Фёдор - Бог, - внезапно выдал Покемон и начал уверенно пытаться выпить чая из пустой “кружечки”.
  • Что ты сказал? Ты знаешь Федора? Откуда? - я подскочил к Покемону и попытался обхватить его за плечи, чтобы зафиксировать и поймать его бегающий взгляд. А в ответ получил лишь очередную порцию ругательств “про свою жизнь”. Допрашивать его с пристрастием не было никакого смысла, все равно ничего не расскажет.

Дверь отворилась и на пороге возник санитар, на этот раз уже другой, не мой старый знакомый, а высокого роста, скандинавской внешности с белыми, блондинистыми волосами и длинным носом.

Носатый, с порога обратился к Покемону, игнорируя меня:

  • Пошли чая налью!

Последний, подскочил как ошпаренный и устремился в открытые двери в коридор, на сестринским пост. Санитар, налил ему горячего кипятка без тени намека на заварку и отправил смотреть телевизор, а дверь закрывать не стал.

Наконец-то у меня появилась возможность выйти из палаты без сопровождения и более подробно осмотреться в своем окружении, так как при прошлых “выгулах на свободе” я вынужден был молча сидеть перед телевизором под пристальным взглядом чернявого санитара. А в этот раз, все располагало к тому, что я смогу беспрепятственно заглянуть в соседние палаты.

Сказано - сделано! Я уверенно отправился за Покемоном на выход и никто меня не остановил, носатый санитар был занят какими-то своими делами и я оказался полностью предоставлен самому себе.

Неспешным шагом, я проследовал на разведку в туалет, будучи уверенным, что в случае недоразумения смогу объяснить свое самовольное оставление места заключения именно потребностью справить малую нужду.

Но за мной никто не проследовал и я полностью уверился в своей свободе. На обратном пути, я свернул в первую попавшуюся палату и без приглашения присел к местным сумасшедшим, попивающим чифирь дружным кружком.

Мужики при этом промолчали и полностью проигнорировали мое присоединение к ним. Более того, когда очередь дошла до меня, мне даже вручили общую кружку с обжигающими напитком. Пришлось отхлебнуть, для вида.

А пока продолжался следующий круг, я смог осмотреться: палата была довольно просторной, с такими же, как в “наблюдаловке” кроватями, заправленными по всей строгости. К слову сказать, там где ночевал сегодня я, постельного белья не было и одеялами приходилось укрываться как есть - “на сухую”.

Возле каждой кровати стояла тумбочка, что тоже выгодно отличало это место от наблюдаловки. На некоторых тумбочках стояли иконы, а в одном месте я заметил книгу похожую на Библию.

В общей сложности, кроватей было восемь, по четыре штуки у каждой из стен. Посередине палаты красовалось огромное зарешеченное окно без занавесок. Пол был покрыт линолеумом.

Это все, что я успел отследить, пока до меня не дошла очередь пить чай. Отказавшись от предложенной кружки, я встал и смело направился к одиноко сидящему человеку, играющему с самим с собой в шахматы.

Почему-то в этот момент, мне вспомнился сумасшедший бомж на паперти, рассказывающий о том, что все мировые правители являются гроссмейстерами. Возможно и этот сумасшедший, далеко не сумасшедший, раз исповедует такой нетипичный для дурдома досуг, как игра в шахматы?

Сев напротив него без приглашения, я взял для вида первую попавшуюся фигуру, со своей стороны, и переставив ее на несколько клеток вперёд, после чего, не здороваясь задал вопрос:

  • Как отсюда сбежать?

Крупная лысая голова с мясистыми щеками неспешно посмотрела на меня внимательным взглядом, вернула шахматную фигуру на место и спокойна ответила:

  • Никак.

Ответ был так себе. Я, честно признаться, ожидал большего.

  • Денис, - протянул я ему свою руку в знакомстве

  • Илья, - не протягивая руки, ответил мне он

  • Был у меня друг, Илья, в юношестве. Наркоман. Умер от передоза - зачем то сказал ему я.

  • Я знаю. Привет, Орел, - улыбаясь, ответило мне крупное лысое лицо с мясистыми щеками.

Палата закрутилась вокруг меня с бешеной скоростью. Образно, конечно, выражаясь. После его слов, я внезапно окунулся в период десятилетней давности, когда хоронил своего лучшего друга. Он действительно чем-то напоминал мне сидящего напротив мужчину, но должен был быть моего возраста, а шахматист был лет на 10-15 старше меня. Но, Орёл. Он назвал меня так абсолютно уверенно, как будто бы знал, что подобной кличкой меня именовали дворовые ребята. Неужели это Илья?

  • Расслабься и послушай - продолжил свой рассказ шахматист - не знаю, что тебе рассказывал Фёдор, пока вы были с ним в одной палате, но это я посоветовал ему обратить на тебя внимание. Тебя показали по телевизору и я сразу узнал тебя, Денис, хотя прошло уже много лет. Я понял, что это не случайно, что “замок” посылает нам знак и рассказал про тебя Федору. Фёдор был самым старым пациентом этого учреждения, этого чистилища и я сразу догадался, что он сможет тебя сюда затащить. Как он это провернул, я не знаю, но странно другое - с появлением тебя, он смог улизнуть из “замка”, а значит сможем и мы. Мне надоело торчать здесь за все эти десятилетия. Не такого я ожидал от смерти. Понимаешь?

  • На завтраак! Мужики, заааавтраакать! - донеслось из коридора и дружная компания “чифирей” всколыхнулась.

  • Пошли завтракать, после еды поговорим, - осек мой зарождающийся вопрос Илья и мы вместе со всеми направились в столовую.

Глава 7.

Однако вернуться к разговору после завтрака, нам не было суждено. Как только мы поели и приняли утреннюю порцию лекарств, меня снова закрыли в наблюдательной палате, откуда я мог попроситься только в туалет.

Лёжа на своей кровати и глядя в потолок, я размышлял, под бормотание Покемона, об этой странной встрече.

То обстоятельство, что я умер - я все еще ставил под сомнение. Недостаточно мне было доказательств. Может быть я просто сошел с ума?

Я ощущал свое тело, окружающую меня материю, видел людей, понимал что они говорят, мог с ними коммуницировать. Если это смерть - то она весьма странная и совсем не такая, как ее преподносят привычные нам религии.

А этот человек, мужчина, Илья, он был только частично похож на моего друга и возраст его совершенно не совпадал. Мой товарищ умер 10 лет назад и сейчас ему, если следовать этой логике, должно было быть около тридцати. А пациенту этого учреждения, которого я заметил играющим в шахматы, было что-то около 50-ти.

Варианта два, либо это не тот Илья, которого я знал, а какой-то самозванец, либо время в этом месте течет по другому.

Далее, Фёдор, превратившийся в Покемона. Да, действительно, его исчезновение заметил я и мой новый знакомый, но все остальные восприняли это как данность. Ни санитар, ни другие врачи, не выразили по этому поводу ровным счётом никакого удивления. Что с ними было не так?

  • Покемон, пойдем чая налью! - внезапно и совершенно спонтанно обратился я к своему соседу по палате. Быть может мне стало скучно, а может быть я хотел посмотреть на его реакцию

  • Чифирок, чифирок, налей чифирку, - отозвался этот чертенок в ответ, а я подумал, что если бы его разрисовать зелёной краской, то он вполне себе сошел бы за инопланетянина.

Дверь щёлкнула, отворилась и на пороге образовался носатый санитар, ведущий перед собой нового пациента.

  • Принимайте пополнение.

Новенький был волосат, одет в растянутый черный свитер, вытянутые на коленях гамаши и весь разукрашен медицинской зелёнкой, в точности той, которой раны на коже прижигают.

Зелёнки было так много, что даже при ближайшем рассмотрении на лице его с трудом можно было обнаружить незапятнанный участок чистой кожи. Руки на ладонях тоже все были в зелёных пятнах.

  • Витёк, вот твоя кровать, ложись и не безобразничай. Скоро кипятка тебе дам.

С этими словами, носатый санитар покинул стены наблюдательной палаты, оставив нас наедине друг с другом.

  • Максимилиан Зигмунд Архиерей Третий - пафосно протянул мне руку мой новый сосед.

Я пожал. Отчего не пожать? С меня не убудет.

  • Какими судьбами? - спросил он - но потом быстро замотал своей косматой головой и начал свой ознакомительный рассказ - понимаете, я из другого слепка реальности, из другой звёздной системы и вообще из другой вселенной. Хотя это, не имеет ровным счётом никакого значения. Я - путешественник и летаю между мирами. В этот раз мой взгляд пал на ваше пространство, что вы можете о нем пояснить?

  • Ну… - задумчиво замешкался я, - нас здесь кормят едой и регулярно дают чай. А ещё, до вашего прихода у меня был сосед Федор, который считал себя богом, но потом он странным образом превратился в этого безумного чертёнка, а все вокруг считают что так быть и должно.

Лохматый резко встал и начал ходить по палате.

  • Боги, черти, еда и питье, слишком примитивный, для моего восприятия мир. Но, так и быть, я поделюсь с вами моделью мироздания и может быть она позволит вам расширить сознание и покинуть эту страдную юдоль печали. Знаете ли вы что-либо о концепции дуализма и триединства?

  • Ну…

  • Так вот, в своем сознании их необходимо объединить. Во-первых эффект наблюдателя очень мощная штука, во-вторых, сам объект наблюдения просто поразительный. Следите за моей мыслью?

  • Не совсем, - ответил я

  • Ну, смотрите мир дуален, в нем всегда присутствуют две стороны бытия, но для того, чтобы их отслеживать и нужен наблюдатель, таким образом мы возвращаемся к триединству. Вот вы говорили “боги”. Если я правильно понимаю, то это некие ваши высшие существа которые своей проекцией сознания поддерживают равновесие в вашем мире. Да?

  • Не знаю, - ответил я ему, - занимаются ли они именно этим, но один себя тут богом считал, а потом исчез непонятным образом оставив после себя совершенно другую личность.

  • Ну, конечно же, - воскликнул лохматый, он и был богом этой вселенной, но только недавно осознал эту простую истину, а может быть просто вспомнил о своем изначальном предназначении. И как только с ним это произошло, он стал путешественником среди миров. Таким же как я. Я ведь тоже в своем загробном мире не сразу разобрался. Я долгие тысячи ваших земных лет просидел в одиночной палате своего родного мира. Но когда я понял формулу, она открыла мне путь к бесчисленной плеяде слепков реальности. Я и вас покину, потому что здесь слишком примитивно, но на прощание могу вас снабдить этой волшебной формулой. Хотите?

  • Конечно же да. Почему нет? Может быть она мне в чем-то поможет.

  • Так слушайте: все вокруг нереально. Ничего этого нет, мы с вами находимся лишь в информационной матрице которая подобно слабому сиянию окружает реальный, материальный мир.

  • Матрице? Как будто какой-то фильм. И что, мы подключены проводами к машинам которые проецируют нам в мозг картинку и моделируют там реальность?

Максимилиан Зигмунд Архиерей Третий как-то странно на меня посмотрел и неуверенно почесав нос продолжил:

  • Нет, конечно, ничего подобного, хотя ваша концепция мне очень нравится и надо её проверить. Вы не живы - вы умерли, и ваше тело в виде спонтанных запутанных квантовых связей продолжает работать за вас, вовлеченное в обмен материи вашего прежнего мира - гниёт, разлагается, выделяет энергию, рассчитывает вариативности вашего текущего состояния души, в которых вы и существуете. А вы, в этом состоянии, представляете из себя просто энергоинформационную сущность, которая до сих пор не осознала своей смерти и находится в некоем подобии чистилища, месте между мирами, точке отсчёта, константе которая не позволяет вашему сознанию рассыпаться на бессмысленные и бесконечные части. У вас уже были видения?

  • Да, что-то подобное я испытывал. Мне привиделся я сам, в майке и штанах, который стоял возле окна и освящённый каким то свечением рассказывал об этом месте.

  • Очень хорошо, но вы не должны слепо доверять своим видениям, а должны быть с ними очень осторожным. Хотя они и дают вам подсказки о том, что вокруг вас происходит, они могут взять реальность под свой контроль, так как тоже связаны с вашим тело, оставшимся в материальном мире. А оно вовлечено в процесс обмена информацией, так как вся материальная вселенная представляет из себя квантовый суперкомпьютер и он теперь успешно работает на вас, на меня, на любого из умерших людей, решая для нас задачу моделирования реальности. Понимаете?

  • Пока не очень. Как-нибудь попроще можно?

  • Постараюсь, хотя время мое уже подходит к концу, мне с вами скучно и я как можно скорее хочу отсюда свалить. Но если а двух словах… Что вы помните о своей жизни?

  • Все то же, что, наверное и остальные - рождение, развитие… смерть не помню.

  • Не было никакого рождения. Все ваше настоящее рождение произошло здесь, а там, была лишь вспомогательная, первоначальная ступень подготовки вас к реальной жизни. Реальная жизнь здесь, хотя реальный мир там. Тот мир, который вы покинули, представляет из себя сингулярность черной дыры, которая втягивает в себя из пространства абсолютного нуля новые материальные души и они начинают работать на физику, на чёрную дыру, на окружающий мир. Они занимаются его трансформацией, они открывают новые источники энергии, создают из обломков реальности культурные наследия и сознательно готовят себя к неминуемой смерти. Но по факту, все это фикция призванная дать вам энергию на будущее. В вашем фильме “Матрица”, о котором вы говорили, люди являлись батарейками суперкомпьютера, а здесь все наоборот - квантовый суперкомпьютер сам является батарейкой вашей души. Проживает всего лишь одну полноценную жизнь в сингулярности, в месте повышенной гравитации, вы настолько сильно запутываете дуальные связи и суперпозиции квантовых частиц, что после смерти становитесь равными богу - все ваше прошлое тело, разбитое на кварки и свалено в компостную кучу других элементарных частиц решает для вас любые сложные задачи вашего нового бытия, которые вы можете информационно реализовать в так называемой “загробном мире”. Понимаете?

  • Смутно. Механизм я вроде понял - сначала ты толкаешь машину, для того, чтобы ее завести, а потом она везёт тебя. Но откуда берется энергия для поддержания этого движения в “загробном мире?

  • Перераспределение энергии происходит за счёт слишком малых физических масштабов “загробной иллюзии”. Вы умерли и сознание ваше схлопнулось в так называемую “планковскую черную дыру” создав в ней целую вселенную. Время стало делиться на более мелкие отрезки и формально, тот мир, который вы помните - просто остановился в своем движении. Это и называется - слепок реальности. Вы умерли, но не хотите этого признавать, а ваше сознание бежит вглубь черной дыры моделируя в ней все более мелкие по размерам фракции, состоящие из секунд, минут, часов, дней, месяцев, годов, столетий, тысячелетий и так далее и до бесконечности. Вы никогда уже не умрете, но если не успеете взять под контроль свою фантазию, имеете шанс навсегда быть заточенным в рукотворном чистилище. Энергия, соответственно, берется из более высокой сингулярности и по меркам твоего личного мира она бесконечна. Ну или стремится к этому. Здесь, главное, не потерять ясность мысли и верить в свою реальность, остальное дело техники

  • Формула. Вы говорили про какую-то формулу, которая поможет мне отсюда выбраться.

  • Формула очень простая - вы всего лишь пустая точка в бесконечной череде таких же как вы. Ваше Я ничем не отличается от осознания вашего соседа, но так как вы смотрите друг на друга с разных сторон временной шкалы, то наделяете друг друга отличительными чертами. В совокупности, все это формирует материю, в которой точки меняются другим с другом как координаты в матрице. И выделяют при этом энергию, которая просто распределяется между личностями. Энергия поддерживает информационное излучение и весь этот загробный мир. Мы живём за счёт тех, кто проживает свою жизнь или жизни в так называемой “реальном мире”, в котором все просто и понятно и нет никаких чудес. А мы, по их размерам, настолько микроскопические, что нам хватает той энергии которая идёт просто на поддержание информации. В этом информационном безумии мы и существуем. Как души. Как боги. Как демоны.

  • А как вы научились понимать мой язык, если вы инопланетянин?

  • Я просто беру информацию из окружающего мира, из слепка той реальности, в которой оказался, а мое собственное тело, закопанное в осеннюю листву на моей далёкой планете, работает как суперкомпьютер и выдаёт мне готовые решения. Я, кстати, и выглядеть то должен иначе, в моём мире было несколько звёзд, а сам я представлял из себя ящера-рептилоида.

  • Давайте подытожим: то есть весь этот мир, все что меня окружает - это иллюзия моего умирающего сознания, в котором я просто бегу от смерти вглубь времени, а все остальное уже детали - что сам себе напридумываешь, то и будет?

  • Примерно так, хотя и очень примитивно. Не забывайте о формуле, которая будет будить ваше подсознание и помогать вам находить нужный ответ. А ваша задача делать правильный, осознанный выбор и пытаться не потерять себя.

  • А как все это формулируется в более простом варианте?

  • Материя перемещаясь превращается в энергию и выделяет информацию. В этой информации вы сейчас и находитесь. А бесконечный круговорот материи и энергии из одной сингулярности в другую наполняет нас все большими объемами новой информации. Черная дыра побольше продуцирует в своих границах бесчисленное множество малых черных дыр, вплоть до планковских на манер матрёшки и в каждой из них создается своя, новая система координат с абсолютным нулем в начале. Вы - умерли и наработанная вами за жизнь энергия теперь в полном вашем распоряжении. Просто научитесь ей пользоваться. А я - пошел.

С этими словами лохматый Зигмунд Архиерей обвел пальцем в воздухе овал, который загорелся синим свечением, шагнул в него и исчез. А я остался один на один со своими размышлениями, да в компании Покемонома, бормочущего что-то про чифирок.

Глава 8.

Дверь отворилась и носатый санитар с любопытством заглянул в палату:

  • Что, Витёк опять выписался? Ох уж этот мне инопланетянин. Ну, ничего, он сюда в любом случае ещё заедет, они все всегда возвращаются, так что ещё свидитесь. Дениска, выходи, к тебе мама приехала.

Увидеть свою живую, ещё, мать, в этом странном месте, было для меня непреодолимое искушение и я, в полной уверенности, что она даст мне ответы на все вопросы, направился за санитаром.

Свидания с родственниками проводились, как оказывается, в столовой, освобожденной от еды. Носатый санитар провел меня мимо наблюдательного поста и подвёл к сидящей за столом бабушке. Моей бабушке. Нине Никифоровне, которая умерла несколько лет назад.

Ноги мои подкосились от нахлынувших на меня чувств и я упал перед ней на колени. Из глаз хлынули слезы. Сомнений в том, что я умер и оказался в загробном мире, у меня больше уже не оставалось.

  • Нина Никифоровна, я вас тут оставлю наедине, а вы своему внуку объясните правила.

Подлец не только знал, как ее зовут, но и был прекрасно осведомлен о степенях нашего родства. А врал он мне про встречу с “мамой” либо из-за излишней театральности, либо чтобы не пугать раньше времени.

  • Внучек, слушай внимательно, меня сюда ненадолго пустили да и то, только за то, что при жизни я очень набожной была и лично сегодня за тебя у Бога просила.

  • У Федора?

  • Что? Не богохульствуй. Имени его никто не знает, да неизвестно ещё, есть ли оно у него. Я буду навещать тебя раз в неделю и буду рассказывать тебе о правилах загробной жизни. А ты должен внимательно слушать и запоминать. Только после того, как все здесь будут уверены, что ты ничем не нарушишь порядок в райских кущах, тебя отсюда выпустят. Поверь мне, херувимы будут рады твоему приходу. Я ведь знаю, ты рос очень набожным мальчиком и все молитвы, которые я тебе в детстве читала, ты помнил наизусть.

  • Все не помнил. А вот “Отче наш” вспоминаю до сих пор. А разве это важно?

  • Конечно. Вход в рай имеют только очень набожные люди, которые при своей жизни вели себя согласно канонам. Ты был не таким, я знаю, но ты старался.

На секунду между нами повисло молчание. Не зная чем его заполнить, я спросил:

  • Баб. А какой он - Бог?

  • Непостижимый. И очень добрый. И светится светом от которого начинают слезиться глаза. Все в его присутствии плачут и не могут долго на него смотреть.

  • А ад. Он существует?

  • Существует. Но никого там вечно не держат. Тебе и вообще повезло, после развода со своей первой женой ты настолько сильно страдал, что практически полностью замолил все свои грехи. И ад тебе не положен. Но тебе положено чистилище. Поэтому чистку мы будем проводить здесь, в наиболее удобном для тебя месте.

  • Баб. Но почему я в психушке?

  • Ты ведь попадал в нее уже неоднократно. Поэтому и очутился в ней снова. Это не наш выбор, а твой, ты сам себе выбрал форму того чистилища, которое посчитал наиболее комфортным для себя. Поэтому все вопросы можешь задавать себе сам. Как там моя дочь поживает? Я слежу за твоей матерью, но недостаточно пристально, как следила за тобой. Хотя сейчас, у меня появится свободное время и я с пользой попытаюсь его потратить на все наше потомство. Ты ведь понимаешь, что мы, умершие пращуры, всегда поддерживаем оставшихся доживать свой век, ведь рано или поздно вы вольетесь в наши родовые колонны и нам с вами как-то ещё надо будет научиться заново жить, заново прощать друг друга, привыкать к бессмертию.

  • Баб. А компьютеры в раю есть? - зачем-то спросил ее я, а - а смартфоны?

  • Нет, а зачем они нам нужны? У нас есть древо познания и древо бессмертия, яблочки с которых мы регулярно кушаем. А все ваши новомодные штучки, как говорит нам наш Бог - только от лукавого.

И в этот момент мне стало почему-то скучно. Бабушка что-то говорила ещё минут 10-15, но больше за ее мыслью я не следил. Ведь я совсем не таким представлял себе загробный мир. Мне он казался высокотехнологичным, а по факту он был похож на сборник сказок еврейских пастухов, для которых вода, еда и теплый климат уже являлись олицетворением рая.

  • Внучек. Ты меня слушаешь?

  • Да, баб, конечно, но я что-то устал, поспать хочу. Можно я вернусь в палату?

  • Можно. Ты как себя в общем чувствуешь? Не буянишь тут, не пугаешься?

  • Да все хорошо, но мне бы в общую палату перевестись, а то в наблюдательной шибко скучно.

  • Решено. - с этими словами баба Нина подозвала к себе носатого санитара, все это время маячившего за моей спиной и начала что-то ему нашептывать. Я даже не разворачивался, так как мне было не очень интересно то, как она будет решать вопрос моего перевода. Однако когда зашуршали бумажные купюры, я с лёгкой усмешкой подумал о том, что чистилище не лишено своеобразного шарма, раз деньги здесь не просто в ходу, но ими ещё и взятки принимаются.

  • Все, мой хороший, Гектор Петрович поговорит с главврачом, поделится с ним моим подарочком и тебя сегодня, сразу же после обеда, переведут в общую палату. Ты главное режим не нарушай и веди себя как все. А как только, сознание твое прояснится, мы и совсем тебя отсюда выпишем. Весь наш род очень ждёт твоего появления. Поэтому ты не расстраивайся, мы тебя одного не оставим.

После этих слов, я распрощался, расцеловался с бабушкой и пошел с носатым Гектором Петровичем обратно в свою наблюдательную палату. Оставалось только дождаться обеда и переместиться к Илье. А с ним то, я уверен, мы сможем решить, что за хрень здесь происходит и почему представления о загробном мире такие разные у каждого, кто сюда попал.

Глава 9.

После обеда, который прошел без происшествий, меня, как и было обещано, перевели из наблюдательной палаты. Проблем с тем, чтобы я лег на кровать рядом с Ильей у меня не возникло. Впереди нас ждал тихий час и возможность спокойно пообщаться.

Как только остальные наши соседи заняли горизонтальное положение тел, я начал свой долгий пересказ Илье, всего, что со мной произошло. Мой давний товарищ, в аутентичности которого я уже не сомневался, слушал меня очень внимательно и не перебивал. Только на этапе рассказа про бабушку, он как-то странно оживился и начал посматривать на иконки, которые стояли чуть ли не на каждой тумбочке.

После того, как я закончил, он ответил - значит это правда?

  • Что именно, - переспросил я?

  • То, что говорил Федор? Он утверждал, что богом в этом месте может стать любой, достаточно только поверить и найти этому рациональное объяснение. В результате, он благополучно слинял в неизведанном направлении, став какой-то далёкой звёздочкой, “путеводной звездой”, как ты ее называешь. А что если он создал там свой собственный мир, свою личную, карманную вселенную и занимается царствованием на божьем троне?

  • Все может быть, - согласился я, - но думаю ему там достаточно одиноко, потому что никто из его друзей отсюда за ним не последовал.

  • Тоже верно. - согласился Илья. - Но мы то, что будем делать?

С довольной ухмылкой, я откинулся на подушке и пробормотал, - у меня есть план! И реализацией его мы займёмся немедленно. Но для начала, ответь мне на один вопрос, хочу проверить свою догадку - посещал ли тебя кто-то из твоих родственников?

  • Да, отец. Ты же помнишь, он умер раньше меня и приходил ко мне всего лишь один раз, но не сюда.

  • В каком смысле - не сюда?

  • В прямом, моим чистилищем после смерти стал не сумасшедший дом города Асбеста, а реабилитационный центр в Калининграде, куда я однажды ездил чтобы вылечиться от героиновой зависимости. И туда ко мне приходил отец. И рассказы его были ужасны. Он говорил, что мир за этими стенами представляет из себя ад с чертями и котлами и всячески призывал меня не покидать стены чистилища. Что я благополучно и делал целых несколько лет. А потом, по телевизору, я увидел тебя, как ты разговариваешь с Путиным по прямой линии. Я ещё не знал, что это новый президент, ведь умер, как ты помнишь, во времена Ельцина, ещё до начала 2000 года. Но когда внимательно посмотрел на ролик, то захотел перебраться обратно в Асбест. У меня ушло на это более 20-ти лет и именно поэтому я кажусь тебе таким старым. Я заметил закономерность, что в зеркале я вижу себя именно таким, каким был в момент смерти, а люди воспринимают меня по разному. И так у всех. Не могу утверждать с уверенностью, но вполне вероятно, что Федор сам себя воспринимал тридцатилетним мужчиной, а всем нам отказался сморщенным стариком. Со временем и ты начнёшь замечать эту закономерность.

  • И что произошло после того, как ты попал сюда?

  • Я вычленил Федора из общей массы и начал с ним общаться. Мы подолгу разговаривали и я рассказывал ему про тебя, про то, что ты очень умный и хорошо разбираешься в современной технике. В какой-то момент, мне удалось убедить Федора в том, что ты нам нужен для побега и буквально на днях, странным образом повторили твой сюжет про разговор с президентом. Хотя лично для меня, это было долгие годы назад. Но Федор как-то умудрился создать альтернативную реальность, новый слепок, как говорил тебе инопланетянин и нам заново показали тот сюжет. А потом ты и сам здесь оказался. Это как-то согласуется с твоими ожиданиями, с теми, которые ты хотел проверить?

  • Да, - ответил я, немного поразмыслив, - если отталкиваться от того, что сказал мне инопланетянин Зигмунд, и сопоставить это с откровениями моего ночного подсознания, то получается, что после смерти, теоретически, каждый из нас попадает в собственную сингулярность, маленькую черную дыру, в которой может творить все, что только захочет. Но так, как при жизни, наше сознание было заключено рамкой из норм физического мира, мы интерпретируем эту загробную сингулярность наиболее комфортно для себя. И если ты, к примеру, был буддистом, то попадаешь к Шиве. Или Брахману, не знаю как правильнее. А если ты веришь в привычного арамейского бога Яхве, или как там его бабушка моя величает, то твой рай привычно напоминает библейские легенды. Понимаешь?

  • Нет. Тогда же получается, что я нереален, и все нереально для всех, мы все являемся материалом личной сингулярности друг для друга.

  • Ну так и что тут нелогичного? Разная материя не может занимать одно и тоже пространство, как две горошины не могут войти друг в друга, но они вполне себе могут между собой договориться о том, что обе находятся в стручке. Представляю себе загробный мир как компьютерную сетевую игру. Мы, каждый из нас, сидит со своим сознанием в своей собственной сингулярности, но при этом, на общем поприще рисуется мир, информационный слепок, в котором мы представляем себя своими игровыми аватарами. И договариваемся о том, по каким правилам он играет. Как две горошинки в стручке. Понимаешь?

  • Не очень. Если ты забыл, до двухтысячного года не было никаких, как ты их там называешь, сетевых игр. Я даже не представляю что это такое.

  • Ок. Объясню проще. Приставку денди помнишь?

  • Ну.

  • Баранки гну. Игру “контра помнишь”

  • Ну.

  • Чо разнукался? Ты умер. И твой прах теперь, физически, находится на глубине полутора метров под землёй, на кладбище города Асбеста. А я лежу где-то недалеко от тебя, в масштабах города, разумеется. И каждый из нас находится в сингулярности - в пустоте, в небытие. Но, так как смерть для нас уже наступила, а умирать мы не хотели и не хотим, мы смоделировали себе общий телевизор с игрой и дурдомом, и сидим теперь тут, пытаясь разобраться в правилах. Так понятнее?

  • Да. Так понятнее, но почему мы не ушли в небытие? И чо делать-то будем?

  • Не ушли, потому что душа бессмертна, один раз осознав себя как личность, ты будешь делать это бесконечное количество раз в разных воплощениях. А дальше, мы будем делать вот что - хакнем систему и свалим отсюда к едрене фене. Как именно, расскажу после тихого часа, а теперь, спать.

С этими словами я отвернулся от Ильи и спокойно ушел в выдуманный для самого себя сон - мертвые не спят, точнее делают это постоянно, но я то считал себя живым, соответственно все правила прошлой жизни притащил за собой и одним из них был - послеобеденный отдых. В него-то я и провалился и увидел престранный сон.

Глава 10

Я снова очутился в том дне, который предшествовал моему попаданию в психушку и это было осмысленное сновидение, из разряда тех, когда ты понимаешь, что спишь и можешь полностью управлять своими действиями и окружающим тебя миром.

Действиями я управлял. А миром - нет.

Тем не менее я прекрасно все осознавал и достаточно четко воспринимал окружающую действительность. Не было типичной сонной дымки, когда ты спишь и твой взгляд фокусируется только на каком-то одном предмете или обстоятельстве.

Я крутил головой, я прикасался к предметам, я ощущал свое собственное тело, но я знал что я сплю и нахожусь сейчас в больничной палате.

Какое-то время я просто бесцельно бродил возле своей прежней работы. Люди, что странно, не обращали на меня никакого внимания, хотя я и не старался этого от них добиться.

Не зная что делать дальше, я побрел в сторону автовокзала, в надежде сесть там на автобус и доехать до Асбеста. Это был интересный эксперимент, но ему не суждено было сбыться, ибо на вокзале я встретил самого себя.

Я увидел как я стою в очереди в кассу за билетом в Асбест. Сказать что меня повергло это зрелище в шок не совсем верно, все таки за последние дни моя тонкая впечатлительная натура уже достаточно спокойно относилась к разного рода чудесам и вид моего двойника, стоящего в кассу никак на меня не подействовал.

Однако мне захотелось подойти и поговорить. Или хотя бы подергать самого себя за локоть. Обратить на себя какое-то внимание и посмотреть на свою же собственную, точнее на его реакцию.

И тут выяснилось самое показательное - я не мог влиять на окружающий меня живой мир. При попытке потрогать себя за плечо, своего двойника, моя рука прошла через воздух. Я понял, что я - призрак.

Тем не менее, билет до Асбеста был куплен и я сел в тот самый автобус вместе с собой, в точности на свое место. Все это стало напоминать какую-то игру с виртуальной реальностью - два одинаковых объекта, но каждый из них в разных одеждах, занимали одно и то же место в пространстве. Я даже начал стараться подыгрывать своему двойнику, повторяя за ним действия.

А автобус ехал. И, да, я не проваливался сквозь неживую материю, я сидел на кресле ровно и чувствовал под собой плотное вещество, а вот самого себя не ощущал, проводя руками через собственное тело в попытках самого себя обнять.

Какое-то время мы ехали спокойно, но потом мой двойник стал проявлять себя весьма странно - все больше вертел головой, ерзал, пытался подпрыгивать на кресле в унисон с дорожными кочками, а потом и вовсе соскачил со своего кресла и стремглав понёсся к водителю.

Дальше все происходило очень быстро и непередаваемо скомканно. Крича что-то про смерть и массовые самоубийства, мой двойник накинулся на водителя и начался ним драться. Драка эта продлилась от силы 5 секунд за которые ни один пассажир не успел в нее вмешаться, а вот водитель получил град внушительных ударов в лицо от которых просто отключился и автобус потерял управдение.

Мой двойник с какими-то нечленораздельными и криками схватился одной рукой за руль, а другой начал судорожно дергать рычаг коробки переключения передач. Казалось, что он хочет остановить автобус чтобы спасти его от возможного столкновения, но руль закрутился не в сторону обочины, а наоборот, на встречную полосу.

А потом все внезапно закончилось лобовым столкновением с фурой, через кабину которой я, по инерции, пролетел словно облачко и преспокойно приземлился за ней на дороге.

В этот момент мне все стало ясно. Именно таким вот образом я и умер. Сам того не желая, угробил себя, водителя и кучу ещё каких-то пассажиров. А все потому, что внезапно скатился в безумное состояние.

Идти и смотреть на кровавые туши раскиданные по салону автобуса у меня не было никакого желания. И вместо этого я развернулся в сторону города, чтобы пешком пройти до Асбеста, лечь там на свою кровать и проснуться.

Почему-то мне казалось, что другого способа вернуться в чистилище у меня просто нет. Однако как только я подумал о возвращении, меня кто-то достаточно деликатно тронул за плечо и позвал по имени.

Я развернулся, и увидел перед собой Федора. Бога Федора, если признавать его право на это и в этот раз, он выглядел куда более разумно, чем прежде.

Глава 11
  • Теперь ты понимаешь как умер?

  • Да. Но откуда ты здесь взялся и почему твои глаза лишены того прежнего безумства?

  • Потому что между нашими последними встречами прошло несколько сотен лет. Время в загробном мире не имеет никакого значения, им здесь можно крутить в любую сторону, если ты захочешь, ты можешь закольцевать этот момент с аварией и смотреть его бесчисленное количество раз, как на каком-то аттракционе. Только я сильно сомневаюсь, что тебе это.

  • Т.е. мы по прежнему в загробном мире? - переспросил я.

  • И да и нет. Мы энергоинформационные сущности. Набрался я новых терминов за эти две сотни лет, - хихикнул Федор и продолжил, - давай пойдем в сторону твоего чистилища, а по дороге я поясню тебе, что с тобой и со мной происходит.

Я, конечно же согласился, и вот мы неспешно направились в сторону Асбеста проходя сквозь пролетающие по трассам фуры.

  • А почему они меня не сбивают? И почему я не врезался в лобовое стекло во время удара? Я ведь ощущал твердую поверхность сиденья, а значит должен был расплющится всмятку.

  • Инстинкт самосохранения. А может быть квантовая память. Или память кварков. Мне сложно разобраться во всех этих терминах квантовой физики. Смысл в том, что ты не можешь умереть повторно, но можешь только по личному желанию ощущать прикосновения, вкус, плотность материи. Там где тебе приятно - ты чувствуешь, там где мироздание сулит тебе боль, ты автоматически становишься призраком. Так устроено это место.

  • А что это за место?

  • Я бы назвал этот загробный мир инфосферой, между прочим это не мой термин, я его у кого-то позаимствовал. Представь себе плотное космическое тело в виде планеты. Эта планета, по закону мироздания, является чьей-то сингулярностью и находится в черной дыре. И у нее есть Бог. Масса этой материи преобразуется в энергию посредством движения, ведь, как ты же знаешь, вселенная стремительно расширяется и все объекты в ней крутятся. Так вот информация о том, с какой скоростью куда куда удаляется и называется инфосферой. Информация никогда не исчезает, или, как говорил бессмертный Воланд - рукописи не горят. Кстати, сам можешь при случае с ним на эту тему побеседовать. Реальный мир такой, какой он есть, благодаря законам физики, но выдумывают их такие же простые люди как ты и я. И это продолжается вечно. И у этого не было начала и не будет конца. Пока я только это смог выяснить, так как для того, чтобы попасть на прием к верховному богу планеты земля, надо ещё один сильно постараться. Точнее надо постараться попасть хотя бы к одному из верховных божеств, ведь есть Яхве с райскими яблочками, есть Шива и Брахманы, есть Аллах и так далее. И каждый из них, в той или иной степени контролирует информационный мир - инфосферу.

  • А на мир реальный они оказывают влияние?

  • Смутное. Только через своих посредников пророков и свою паству. Приходят в видениях к самым преданным и дают им советы. Озаряют из своим прикосновением. Прямого влияния информации на материю нет и не может быть. Ведь мы всего лишь запутанные микроскопические кварки энергии, которые вертятся в своей собственной сингулярности планковской черной дыры и обладают минимальным потенциалом. Но мы осознаем себя и можем ходить в гости друг к другу. И это просто замечательно. Я был у разных, менее важных божеств, за 200 лет я посетил множество миров, которые построили для себя писатели и музыканты. Художники. Композиторы. Скульпторы. Политики и проститутки. И каждый был по своему логичен и бесподобен. И из-за общением с лучшими я излечился от своего безумия. И в какой-то момент, я понял что пришло время создать и свой собственный мир, свою карманную вселенную. И решил найти тебя.

  • Меня? Зачем?

  • Потому что ты мой информационный сын, мое продолжение, моя сущность в другом обличии, мой Иисус Христос, которого я отправил в 1980-м году на землю, чтобы в начале нового тысячелетия ты осознал свою суть и написал прекрасную книгу о том, как устроен загробный мир.

  • Не понимаю. Отсюда, что, можно обратно вернуться на землю?

  • Конечно. Просто представь себе человека из каменного века, который умер миллионы лет назад. Какой он может построить свой загробный мир? Ужасный. Темный. Клыкастый и кровавый. Наполненный бессмысленной охотой и убийствами. А потом к нему в гости случайно забредает Гомер из Древней Греции начинает на пальцах рассказывать, что эволюция за эти миллионы лет давно уже ушла вперёд. И напитанный новыми идеями, этот монстр копья и каменного топора находит себе способ заново переродиться. И возвращается на землю времен Гомера, в древнюю Грецию, полностью забыв весь свой осмысленный опыт, чтобы заново постичь бытие.

  • Т.е. реинкарнация реальна?

  • Более чем.

  • И ты переродился?

  • Да. В тебе. На самом деле то, что ты сейчас из себя представляешь, это улучшенная копия Федора 2.0, а я его ухудшенная копия. У меня был выбор - заново родиться в мире будущего, во втором веке от рождества Христова, или постигать все премудрости методом проб и ошибок. Один я родился тобой, другой я остался ждать результата. 200 лет ожидания и вот он ты, мой сын, мой Иисус, идёшь со мной по темной стороне дороге, для того, чтобы помочь мне построить загробное царство.

  • Не понимаю. Как я мог быть тобой, если мы познакомились только после смерти?

  • Ты можешь быть кем угодно. Все варианты всех вариантов просчитаны квантовым суперкомпьютером давным давно. Ведь он состоит не только из мелких, планковских сингулярностей, глобально, эта система тоже живёт и работает, считает все цифры всех времён. И формально, на бесконечном отрезке времени, любой из нас может прожить жизнь любого из нас бесчисленное количество раз. Главное здесь только желание, в зависимости от того, с кем ты себя ассоциируешь, тем ты и можешь быть в прошлом. Я предлагаю тебе помощь. И сделку. Просто поверь, что ты это я и мы построим свой собственный загробный высокотехнологичный мир, в котором будут любые гаджеты и средства связи.

  • А полеты к другим мирам в нем присутствовать будут?

  • А почему нет? В этой глобальной, черной сингулярности все было, все есть и все будет. А мы можем выбирать любые варианты развития событий, как коробки с печеньем на полках супермаркета.

  • Два вопроса - какие гарантии что у нас все получится и как ты докажешь, что все это реально исполнимо?

  • По первому пункту гарантий я дать не могу, а вот по второму… смотри, мы пришли и сейчас уже ровно 16-00. Тихий час закончился. Я покидаю тебя. Смотри вечерние новости, я покажу тебе там маленький фокус. И придумывай. Все что тебе надо, это генерировать новые идеи и рассказывать мне их во сне, а дальше уже моя забота, как я буду их воплощать. Верь мне.

С этими словами Федор с силой толкнул меня на двери круглосуточного приемного покоя и со свистом испарился. Ударившись лбом о дерево, я внезапно проснулся и увидел лежащего рядом на койке Илью, который очень внимательно рассматривал мою физиономию.

  • Можешь ничего не рассказывать, я все знаю, ты подробно пересказывал голосом Федора все то, что он диктовал тебе во сне. Я считаю, он преподнес тебе, гм, нам, дельное предложение. Я тоже в доле и тоже хочу участвовать в создании рукотворной вселенной. Честно признаться, здесь мне куковать уже порядком надоело. Я хочу увидеть все то, что могло быть, есть или ещё будет. Я хочу путешествовать, я хочу постигать, я хочу наслаждаться. Я хочу сражаться, любить и страдать. Но все это потом, а сейчас у нас полдник. Пошли кушать.

Илья протянул мне свою руку и поднял за нее с кровати. В этот момент по коридору пронеслось каноничное :

  • Мужикиииии, полдничааааать, - и мы вдвоем, с моим новоиспеченный пророком направились в столовую.

Так начинался первый день создания нового загробного информационного мира, у истоков зарождения которого стояли Федор, Илья и Денис.

Глава 12

После полдника, который как и обед не отличался никакой оригинальностью, мы всей командой сумасшедших сели смотреть телевизор и докатились в его просмотре до вечерних новостей.

А там…

Там и случился тот фокус, о котором предупреждал меня Федор, на дворе оказался 2002 год, а по телевизору показывали прошедшую за день прямую телетрансляцию Путина с народом, ту самую, в которой участвовал и я.

И вот, я сидел и смотрел на то самое действо, которое запечатлелось в моей памяти десятки лет назад и понимал, что сделать это мог только Федор.

Как?

Я не знаю. Но имело ли это какой-то смысл?

Он обещал мне подарок, шутку, доказательство и точно указал где его ждать. Где оно должно было выскочить, там и выскочило.

Примечательно, что Илья даже глазом не моргнул, так как тоже слышал все то, что Федор пересказывал мне во сне, а другие пациенты как и персонал, просто напросто не обратили на это никакого внимание и никак не узнали во мне того человека с экрана.

Я, ведь, с тех пор все равно постарел и изменился, а следовательно и считать меня героем репортажа никто не не спешил - молча смотрели и не подавали виду.

Тем более, я решил взять себе новую фамилию и назвался Бульдозером. Что-то мне подсказывало, что это правильный шаг. А на вечерней раздаче лекарств санитару просто взял и сказал

  • Вы, меня, милостивый государь, по фамилии Елистратов больше не зовите, я откликаться не буду. А вот на позывные Бульдозер с удовольствием отвечу. И вам хорошо и мне приятно.

Санитар как-то криво усмехнулся и ответил:

  • Пей лекарства, Бульдозер.

На том и порешили.

Почему я выбрал именно этот псевдоним, я для себя ответа не находил. Но помнил старую историю из своего жизненного прошлого, когда одна девушка, в ответ на мои настойчивые ухаживания, сказала, что я пру как бульдозер. Мне это тогда сильно польстило. И вот сейчас, ставя перед собой глобальную задачу по созданию собственной, рукотворной вселенной, я захотел ассоциировать себя с чем то более мощным, чем 0рупкая человеческая оболочка. Поэтому себе такое вот второе имя и выбрал.

Засыпая, я строго настрого приказал Илье не спать, а слушать все то, о чем я буду во сне разговаривать с Федором. Илья принял под козырек, а я провалился в полутьму.

Очнулся я снова в Екатеринбурге. Возле того же места, что и в прошлый раз, но сейчас на скамеечке меня уже терпеливо ждал Федор.

Одежда на нем была уже совершенно другая, не вчерашние треники и вытянутая тельняшка со стоптанными тапочками, а белый макинтош, модная шляпа с полями, белый костюм и черный зонтик. На дворе по прежнему стояла ранняя осень и слегка моросил дождь.

Но мне было не холодно в моей больничной пижаме, как Федор и предупреждал - тело мое отзывалось только на приятные раздражители, например на умеренное тепло, а вот промозглый холод ему был нипочём.

  • Приветствую тебя, сын мой, Бульдозер. Наслышан я о твоём переименовании. Поддерживаю его.

Я присел на краешек скамейки и спросил:

  • Правильно ли я понимаю, что мы сейчас находимся в твоём мире, твоей вселенной, твоей личной матрице, слепка бытия?

  • Нет. Мы в гостях. У более могущественного гостя. В наш мир, который нам ещё предстоит построить, мы сможем выходить только из дверей Психо Неврологического Диспансера. Там наша штаб квартира, там наша точка отсчёта, мы сами так решили после смерти и так тому и быть. Оттуда и начинается путь в новую вселенную, а здесь мы существуем только в роли призраков.

  • Очень хорошо, - согласился я, - у меня как раз есть некоторые идеи на этот счёт и я хотел бы тебе их озвучить. Раз уж инфосфера полностью подчиняется нашим мыслям, а мы просто должны вносить понятную нам логику в ее существование, я предлагаю ПНД считать нашим замком Амбера, единственным реальным миром, в котором мы и живём. И тебе надо туда вернуться, чтобы контактировать со мной и Ильёй непосредственно на месте.

  • Я не возражаю. Я могу гулять по мирам и через сны. Но какой у нас план?

  • План очень простой. Время - наша защита. И замок. В замке мы можем просиживать долгие годы, а за его дверями, в каком либо из назначенных нами миров, пройдет мгновение, или наоборот, я могу выходить из замка, чтобы сформировать новый мир, а для вас, оставшихся в его стенах, будут проходить секунды. Я буду временем. Я буду Хроносом. Я буду богом часов. Я сам себе так решил. Мне нравится эта роль.

  • На здоровье, не вижу ничего предосудительного. Главное чтобы новый загробный мир был нам троим очень комфортным.

  • А вот это уже наша общая задача, каким мы его сделаем, таким он и будет. Я - Время. Ты - Бог. Илья - пророк. Пусть это станет нашим принципом триединства. Я буду предлагать варианты. Ты будешь решать какой из них лучше. А Илья будет рассказывать людям какой он этот мир прекрасный.

  • Каким людям?

  • Умершим. Или ты так и не понял, что загробных миров бесчисленное множество и идёт глобальная конкуренция за их заселение? Я осознал это тогда, когда ты рассказывал мне историю про Гомера и пещерного человека. Гомер пришел туда не в праздном шатании, он искал себе спутников. Загробных миров бесчисленное множество и наши умершие родственники, каждый, хочет, чтобы мы составили им компании в коротании вечности. Ко мне приходила бабушка, к Илье отец, а ты, как я понимаю, детдомовский?

  • Совершенно верно, я родился во время войны и не знаю своих родителей.

  • Вот поэтому тебе и пришлось 2000 лет сходить с ума в ПНД выдумывая себе легенду о том, что ты Иисус Христос. А потом ты переложил эту ответственность на мои плечи, сам став Богом Отцом, т.е. по сути сотворил себе сына, родственную душу, чтобы было не так скучно. Но теперь мы должны будем не просто создавать свой загробный мир для себя троих, мы должны будем заселить его другими творческими личностями, чтобы они помогали нам его приукрашивать. Согласен со мной?

  • Да, почему нет. До сих пор, я ходил только в гости и везде меня привечали хлебом и солью. Теперь я понимаю почему - каждый хотел, чтобы я остался у него навечно, потому что без общения с искренними друзьями вечность скучна. Но как мы будем покидать ПНД? Да ещё все втроем? Там же решетки, а сны, это всего лишь сны - временные пристанища в чужих мирозданиях.

  • Ставлю тебе задачу. В нашей клинике должны будут ввести электронные ключи. И каждый санитар должен будет с таким ключём ходить и открывать двери. Это первый шаг. Внутри каждого такого ключа стоит закодированный NFC чип. И все что нам будет нужно, я попрошу у бабушки, она затянет мне сотовый телефон с декодером и пустой болванкой, я скопирую код ключа одного из санитаров и мы получим свободный доступ к замкам и будем покидать “замок” по ночам. Выходя, я буду настраивать наше биологическое время на текущий мир, сколько бы мы в нем времени не провели, в “замке” будет проходить лишь мгновение. Возвращаясь, мы будем отдыхать от путешествий и подводить итоги. И брать с собой все новых и новых членов сумасшедшего дома, чтобы выводить их наружу и оставлять как маркеры в нашем новом созданном мире. Мы будем заселять его психами.

  • Мда, уж, не очень то радужная перспектива, иметь загробный мир заселенный одними только сумасшедшими. С другой стороны, мы и так, чё трое, не в своем уме, что может пойти не так? А у бабушки ты точно сможешь шайтан-машинку выпросить?

  • Гарантий не даю, но мне кажется что да. Как я понял, она в своем обществе достаточно влиятельная фигура и из-за своей прижизненной патологической набожности ее наверху высоко ценят. Я уверен, она сможет что-то придумать. Ну, как по рукам?

Хлопок по плечу разбудил меня и выдернул из сна, где я сидел на скамейке. Надо мной стоял Илья. В палате царила непроглядная тьма, но я узнал его по шепоту:

  • Федор вернулся, буянит в палате и требует кипятку. Покемона больше нет и про него никто не вспоминает. Санитар определил Федора на вязки. Я слышал весь ваш разговор. Я тобой горжусь, придумать что-то более сногсшибательное не смог бы никто из нас. Ты молодец. Ты Хронос и ты генератор идей. Ждём приемного дня. Ждём установки электронных дверных замков. Начинаем работать. А пока - спать. Спать без сновидений.

С этими словами Илья вытащил из под меня подушку и с силой накрыл мне ей лицо. Я начал задыхаться и в итоге потерял сознание. А когда проснулся, наступил тот самый приемный день.

Хитрый оказался Илья, чуток подкрутил Хроносом стрелки, чтобы не ждать лишнюю неделю до субботы. Как, правда, реагировали санитары, глядя на бесчувственное тело лежащее несколько дней на кровати, я себе представить не мог. Но думаю, что если их не удивляли инопланетяне, Покемон, сам по себе пропадающий и появляющийся Федор, то с “трупом” в отделении они могли спокойно мириться, тем более, мне стало казаться, что инфосфера достаточно эластична к разного рода проявлениям и чтобы в ней не произошло, все это воспринимается как естественная данность. А Илья, сообразив, что дважды умереть я все равно не смогу, воспользовался моей доверчивостью и перекрыл мне доступ кислорода, спровоцировав тем самым глубокий сон.

  • Бульдозеееер, на выход, к тебе бабушка пришла.

Глава 13

Бабушка ждала меня с поникшими лицом.

  • Внучек, мне говорят, ты от фамилии своей отказываешься. Грешно это. Род свой надо уважать, а не раскидываться им в угоду сиюминутным хотениям.

Далее полилась непереводимая на человеческий язык лавина слов и увещеваний, о том, что я должен соблюдать заповеди божьи, молиться, поститься и креститься на иконы. Все это я внимательно слушал и судорожно думал о том, как бы мне не логически поддеть. И вдруг. Эврика.

  • Ба. Скажи. А как ты добилась того, чтобы меня из наблюдательной палаты в нормальную перевели? Денег дала?

Глазки моей милой старушки судорожно забегали из стороны в сторону. Она начала краснеть и заикаться, а я продолжил свое психологическое давление.

  • Я же слышал, как за моей спиной купюры шуршали. Ты же взятку санитару дала, а он ей с главврачом поделился. Разве это по-божески?

В этот момент, я понял что перестарался. Бабушка раскрыла пошире свой носовой платок и начала в него плакать. А меня затопил стыд.

С другой стороны, я понимал, что выхода у меня нет и я как-то должен устроить себе выход из этого места. Тут все равны. Но есть более равные. Все кто умер сегодня, попадают в зависимость к тем, кто умер вчера, а те, в свою очередь, зависят от ещё более древних пращуров - дедовщина загробного мира.

И бабушка просто действовала так, как принято в этом месте в этом мире чистилища, пусть даже это и не приветствуется в ее арамейском раю.

  • Я должна была это сделать. Мне очень не хотелось, чтобы ты оставался в заключении, в нашем мире деньгами являются яблочки познания добра и зла и ещё яблочки молодильные. И те и другие висят высоко на деревьях, которые растут там уже тысячи лет. Представляешь какие они высокие? Не каждому хочется взбираться на такую верхотуру, чтобы потом падать на пусть даже мягкие облака и ломать себе кости. И снова лечить переломы молодильными яблоками.

Ага, понял я про себя, принцип генетической или как ее ещё называл Федор - квантовой памяти у них там не реализован. Я бы просто спустился как приведение и со мной ничего бы не было, а у них там какая-то глобальная гравитация которая одаривает тебя и добром и злом. Ну, да, яблоки познания, как же иначе.

  • Я просто принесла тебе яблочек, а они в этом мире превратились в бумажки. И я поняла, что здесь эти бумажки более ценные. Вот и поделилась ими с санитаром.

  • А ещё такие бумажки у тебя есть? - спросил я ее.

В моей голове внезапно начал формироваться коварный план. Местным санитарам и главврачу, зачем-то понадобились деньги и моя бабушка может приносить их в достаточном количестве раз является уважаемой набожной фигурой своего рая. Зачем мне городить огород и пытаться выпросить у нее смартфон, тем более когда она мне говорила, что в их раю таких нет, когда я просто могу подкупить санитара или даже главного врача и нам вполне официально сделают дубликат.

  • Есть? - повторил я свой вопрос.

  • Конечно и в этот раз я принесла их побольше, наверное не меньше килограмма

С этими словами она протянула мне свою котомку и заглянув в нее я ужаснулся - килограмм денег самыми крупными из известных мне купюр. Килограмм пятитысячных банкнот. Интересно, сколько это в номинале и что за это согласиться сделать главврач?

  • Беру все, спасибо бабуля, заходи ещё через неделю, приносить снова своих молодильных яблочек. Кстати, а это они были?

  • Да они. Есть ещё с дерева познания добра и зла, но они ещё более ценные, их я не могу много достать вот, одно, только для тебя - бабушка протянула мне яблочко, как ей казалось, но при передаче оно превратилось в увесистую пачку заморских долларов. Действительно, более ценно.

  • Все, спасибо, моя хорошая.

Быстро поцеловав ее в щеку, я направился в свою палату. В этот раз меня никто не сопровождал, не контролировал, ведь я больше не являлся пациентом наблюдательной палаты. Весело насвистывая я нес в непрозрачной сумке целый килограмм денег и ещё одну пачку долларов. Надо будет срочно посоветоваться с Ильёй, как этими средствами лучше всего распорядиться.

И, да, следующий шаг должен быть за Федором, он должен устроить нам здесь смену замков. А иначе, дубликаты делать будет просто нереально, придется затягивать сюда слесаря с механическим аппаратом, который будет вытачивать металлические ключи. Безумнее план сложно придумать.

Глава 14

Илья ждал меня в своей невозмутимой манере - играя сам с собой в шахматы. Я молча подошёл к его импровизированному игровому столику, одним махом смел все фигуры на пол и прежде чем он начал возмущаться поставил на освободившееся место пакет с деньгами.

  • Вот наши ключи. Все здесь.

Посмотрев на меня долгим, оценивающим взглядом, Илья неспешно оттянул один край пакета и молча посмотрел вовнутрь. Потом на меня. Потом снова в пакет.

  • Откуда столько денег?

  • Короче, я пока не понимаю как это работает, но райские яблочки превращаются в этом слепке информационной матрицы в бумажные банкноты. И они ценятся. Моя бабушка именно за деньги вытащила меня из наблюдательной палаты. Санитар принял от нее подобный подарок, пусть даже меньший по размерам и меня перевели к тебе.

  • Надо Федора выкупить, - ни с того, ни с чего, промолвил Илья и снова посмотрел на меня, - сколько себя помню, он всегда в наблюдательной палате сидит. Устроим ему праздник?

Идея выкупить Федора, понравилась мне сразу, но кому в данном случае давать взятку, я не мог себе вообразить.

Сегодня на вахте дежурил мой старый знакомый санитар татарченок и я решил, что подходить с таким предложением надо к нему. Но прежде, я задал Илье один простой вопрос:

  • Какая гарантия что мы не лишимся этих денег просто так? Не смогут ли они забрать у нас их?

  • Личные вещи, - начал пояснять мне Илья, - принадлежат только хозяину. Таковы правила загробного мира. И их невозможно изъять без его согласия. Обрати внимание, ты смахнул все шахматные фигурки с моего стола, а я лично вытачивал их из кусочков янтаря сидя в Калининграде. Где теперь они?

Я молча опустил свои глаза в пол и увидел его девственно чистым - ни одной разбросанной шахматной фигурки на нем не валялась.

  • Видишь? Нет, ты их не видишь. Их вижу только я. Ибо ты покусился на личную собственность. На личную информационную собственность. Это краеугольный камень загробного мира. Вкупе с невосприимчивостью к боли. Тебя не могут избить и ограбить. Тебя могут только подкупить или уговорить.

  • Постой, но моя бабушка рассказала мне, что ценность этих яблочек заключается в сложности их добычи и упавшие с высоких веток ломают себе кости.

  • А что ты хотел, если их загробный небесный мир примитивен до безобразия? Там даже ангелы с крыльями, то есть полеты осуществляются не посредством антигравитации, которую следовало бы изобрести, а посредством махания крыльями. Но где тебе было сказано, что они испытывают боль, при сломанных конечностях? Бабушка тебе о таком говорила?

  • Вообще-то нет…

  • Потому что такого и быть, в принципе, не может. Здесь нет боли, голода или холода, тебя всегда что-то или кто-то накормит, обогреет, даст кров и ночлег. И никогда не покусится на твое личное имущество. И будет с тобой мил и приветлив, пытаясь что-то у тебя выменять.

  • Значит религиозные войны здесь заканчиваются?

  • Да. И никогда больше не начинаются. Пошли к санитару. И бери с собой этот пакет, покажем ему передачу от бабушки.

Чернявый санитар татарченок смотрел телевизор в общей комнате, полуразвалившийся на продавившемся диване. Судя по его положению головы, он скорее спал, чем смотрел телевизор, однако наше приближение сумел срисовать достаточно быстро и также быстро среагировать.

  • Чо, парни, хавчик из передачи к холодильнику несём?

  • Да, нет, - ответил я, - хотим тебе что-то показать.

С этими словами я раскрыл пакет у него перед носом и постарался насладиться его реакцией. А была она у него достаточно красочной - парень покачал своей головой с выпученными глазами, слегка присвистнул и проговорил:

  • Видимо твои родственники достаточно влиятельные фигуры на воле, раз носят тебе такие передачи. Чо хотите то?

  • От тебя, самую малость.

Меня внезапно осенила ещё одна идея и ради этого, я достал банкноты иностранного производства и протянул их санитару:

  • Пусти нас к Федору на час, нам с ним надо кое-что один на один перетереть.

Санитар молча взял пачку, припрятал ее куда-то в карманы и поманив нас рукой подвёл к наблюдательной палате.

  • У вас есть ровно час. Время буду засекать по настенным часам, висящим над телевизором. Успевайте.

Впустив нас в палату, санитар закрыл за нами дверь оставив наедине с Федором.

  • Почему ты не попросил его выпустить его полностью, - шикнул на меня Илья.

  • А это нам сейчас расскажет сам Федор. У меня появилась кое-какая догадка на его счёт. Привет, путешественник.

Мы молча обнялись, потом он пожал руку Илье и не дожидаясь вопросов начал говорить:

  • Значит так, по поводу смены дверных замков электронными - вопрос буду решать сегодня во сне. Есть одно интересное место, где я когда-то бывал, оно, вроде как, аффилированное с этим дурдомом, но носит более высокий ранг областного значения. Меня возили туда на экспертизу, признавать или не признавать сумасшедшим, у меня сохранились контакты, сегодня во сне буду выходить на их главного, чтобы он все замки в этой богадельне сменил на электронные. У меня есть кое-что, что я могу ему предложить. Но это уже мои проблемы. А у вас какие дела?

  • Федор, - без обиняков обратился к нему я, - расскажи мне, как долго ты находишься в “замке” и каким ты вообще помнишь свои первые дни.

Глаза Федора на мгновение потускнели. Он отвернулся к темному окну за которым вечерело закат и промолвил:

  • Я создал это место, 2 тысячи лет назад. Сейчас уже две тысячи с лишним, если учесть мои последние путешествия. Когда то на этом месте действительно красовался замок и всякая попадающая сюда умершая душа, могла получить кров и поддержку. Я планировал сделать курорт, или что-то подобное, но однажды, лет примерно с тысячу назад, в моём мире появился странный человек, он называл себя Алхимиком. Мудрый учёный. Он решил остановиться здесь навсегда и начал потихоньку навязывать свои порядки. Сначала отнес замок забором из деревянного частокола, потом начал пристраивать помещения и углубляться в подвал. Со мной он практически не советовался, так как сладкими речами запудривал головы тем, кто остался. Многие ушли, покинули “замок”, но кто-то оставался, кто-то близкий ему по духу. И в результате, он полностью перестроил все, что здесь изначально было. И понял я, хоть и слишком поздно, что имя его было не Алхимик, а Антихрист. Он забрал у меня всю власть и заточил в этой комнате. И теперь он здесь главный. А почему вы спрашиваете?

Резко развернувшись к нам, спросил Федор.

  • Я должен понимать, с кем мне вести торг и что ему предлагать. Какой у него был план?

  • Круги ада. Как и полагается истинному антихристу, он хотел создать собственную пыточную, чтобы торговать попавшими к нему душами. Каждая душа это чей-то родственник, а в загробном мире всем руководят кланы. Просто представь, что у тебя есть далёкий далёкий пращур, который умер за миллионы лет до твоего рождения, но с которым ты связан цепочкой ДНК. В тебе есть его информация и где-то он занимает высокую должность. Если попытаться анализом крови выяснить к какому роду ты относишься, то им можно отправить запрос на то, будут ли они тебя выкупать. “Замок” - это место торговли душами. Но в этом плане у него случился прокол. Ему надо было позиционировать себя не как клинику для душевнобольных, чей антураж ему очень понравился, а как пансионат для богатых стариков или место отдыха учёных, тогда к нему стекались бы ценные души, а так, все его этажи, которых в глубину насчитывается много сотен, забиты орущими психопатами, которые никому из родственников не нужны. Поэтому “замок” и находится в таком запустевшем состоянии. Здесь даже замка в наблюдательной палате нет, обычная ручка, снятая с двери и прикладываемая с другой стороны. Сам ты дверь не откроешь, не за что будет тянуть, а санитар с той стороны сможет. Но что тебе это даёт?

  • Я пока ещё не знаю, - ответил я Федору, - но есть у меня одна идейка, с которой я хотел бы переспать. А завтра утром, я попытаюсь поговорить с главным врачом этого заведения, чтобы сделать ему предложение, от которого он не сможет отказаться. Как его кстати зовут?

  • Федор, - ответил мне Федор, грустно улыбаясь, - главврач этого заведения мое альтер-эго, точно такое же, которое наверняка посещало и тебя. Наверное и Илья с подобным сталкивался.

  • Было. Иногда является, но я предпочитаю доверять своему сознанию, нежели подсознанию.

  • А я повелся на бесплатную помощь, - с грустью в голосе продолжил Федор, - альтер-эго появлялось все чаще и все большую власть получало над этим местом. В итоге эго подчинив себе все сущее, поменялось со мной местами - я стал пациентом, а он - главврачом. Каждое утро понедельника оно начинает обход. Завтра как раз такой день. Встречайтесь. Беседуйте. А я постараюсь организовать смену замков, чего бы мне это не стоило.

На этих словах двери наблюдательной палаты открылась и татарченок попросил нас на выход. Вводные данные были получены, осталось только дождаться утренней проверки и попробовать договориться с Федором номер два.

Глава 15

Ночь прошла без приключений и сновидений, а вот утро принесло свои сюрпризы. Как Федор и предупреждал, обход начался ровно в 8 и начали его с наблюдательной палаты, до нас главврач добрался только в половине девятого и поразил меня просто зеркальным сходством с Федором, за тем исключением, что вместо тельняшки и треников на нем был строгий черный костюм, на руке красовались золотые часы, а на носу восседали очки из разряда тех, в которых линзы по горизонтали распилены и можно смотреть поверх них.

  • На что жалуемся, молодые люди? - довольно приветливо обратился ко всем нам двойник Федора, которого я решил для себя называть главврачом.

Кто-то из присутствующих промычал что-то нечленораздельное в ответ, Илья отмолчался, а я решил брать быка за рога.

  • Гражданин начальник, дело есть первостепенной важности, но не хотелось бы его на публике обсуждать. Я тут посылочку с воли получил, передача весьма ценная, хотелось бы вам ее показать и, возможность даже поделиться.

  • Что за посылочка? - ухмыляясь проговорил главврач. - и все таки, давай на публике.

  • А вот, тогда сами посмотрите, - с этими словами, я вытянул из под кровати пакет и раскрыв его пошире презентовал главврачу. Тот только брови приподнял.

  • Ну, посылка меня не удивляет, знаешь ли, да, универсальное средство обмена, но сумма здесь весьма небольшая, по меркам моего “замка”. В лучшем случае, на эти деньги можно бригаду оконщиков заказать и сменить все окна в одном крыле на пластиковые. А это, всего лишь одна единственная передачка. Мне выгоднее держать тебя здесь вечно, чтобы твои родственники каждую неделю сюда такое заносили. А пока, не поступит от нее более внушительных предложений, тебе придется здесь задержаться. И возможно надолго.

Мысли мои лихорадочно носились в стремительно пустующей голове. Переговоры пошли по совершенно неожиданному для меня сценарию. Я вознамерился просить для себя и своих друзей свободы, а теперь начал понимать, что подобными суммами здесь никого не удивишь. Но надо было что-то делать. И в отчаянии, я попытался выпросить то, что нами планировалось для плана Б.

  • Ваша честь. Тогда может быть вы позволите пользоваться нам средствами связи? Всего лишь один смартфон с интернетом, который будет скрашивать наше тоскливое одиночество до того самого момента, пока моя бабушка не сможет с вами как-то договориться.

  • Это - можно. Обратись к санитару. У него большой выбор оставленной техники. Все таки отсюда выписываются, хоть и не так часто и иногда забывают свои личные вещи. Мне с ними делать нечего, а вот санитары их копят. Кажется одним из последних пациентов получивших билет на волю был оставлен достаточно мощный смартфон, можешь его себе забрать. Деньги передашь санитару, мне он потом их сам отдаст. На этом на сегодня все, все соблюдаем режим и лечимся.

С этими прощальными словами, главврач покинул наше помещение оставив меня в лёгкой прострации. План блицкриг не удался. Переходим ко второму акту марлезонского балета. Ищем средство связи, способное сделать дубликат ключа. Хотя где взять под него заготовку, вопрос остался открытым. Да и сменят ли все замки в замке на электронные было пока неизвестно.

Глава 16

После завтрака я обратился к сменщику вчерашнего санитара и мне с помпой, достойной открытия памятнику летчику-герою войны, внушили за пакет с деньгами достаточно хороший и мощный китайский смартфон с NFC чипом. Часть “молодильных яблочек”, а точнее превратившихся в них денег, я закинул на лицевой счёт сим карты, чтобы работал мобильный интернет.

А потом, первым же делом нашел в магазине приложений нужную мне программу, с помощью которой можно было бы клонировать NFC метки. Дело оставалось за малым - чтобы Федор смог договориться о реконструкции системы замков, чтобы мы нашли пустой ключ и смогли на время получить необходимый для клонирования дубликат.

Однако Федор о своей части сделки молчал. Молчал на завтраке, молчал на обеде, молчал на ужине. И мне, почему-то, стало казаться что мы останемся в “замке” навечно. Однако по прошествии трёх томительных дней, Федор внезапно попросился со всеми в курилку. Ему разрешили, и мы с Ильёй поняли, что нам тоже стоит идти, возможно Федор захочет нам что-то сказать.

Новый санитар, в лицах которых я уже окончательно перестал ориентироваться, молча скучал в начале пандуса, а “психи” по цепочке спустились чуть ли ни до самого низа и не торопясь “шмалили” там своими вонючим папиросами, наполняя помещение густыми клубами дыма.

Федор по заговорщицки присел на колени и собрав нас с Ильёй вокруг себя, начал свой рассказ:

  • Дело швах, господа, никто не хочет связываться с этим местом. Данный обменник душ слишком плохо зарекомендовал себя в других слепках реальности, главврач заламывает баснословные, даже по меркам загробного мира, отступные, чтобы выписывать души на волю из его чистилища. При этом среди понимающих, ходят слухи, о том, что на нижних этажах замка функционирует полноценный ад, в котором эта гнида пытает особо независимых.

  • А разве здесь можно получать боль?

  • Физическую - нет, а вот морально психологическую - сколько угодно. Да мало ли у людей нереализованных надежд прошлой жизни осталось, у кого-то там родственники и дети, а эта скотина нашла какой-то путь, которым манипулирует жизнями оставшихся на воле людей и заставляет их умерших родственников быть более покладистым. Наверняка, его методы не новы, черная магия и прочие ритуалы испокон веков сопровождали человечество, души умерших всегда очень удачно встраивались в эти верования как призраки тонкого мира. Но что именно и как надо делать, это тайна за семью печатями и каждый ее разгадавший держит рот на замке.

  • Что предлагаешь? - спросил Федора Илья.

  • Каждому из вас, я предлагаю обратиться к своему альтер-эго с вопросом о том, как можно беспалевно наладить связь с реальным миром, будем искать рычаг манипуляции там. Только умоляю вас, быть предельно осторожными со своими двойниками и не допускать их исключительного влияния на вас. Пусть мой пример будет всем нам уроком.

На том, во время импровизированного перекура и порешили. С трудом дождавшись вечера и готовясь ко сну, я между делом поинтересовался у Ильи - как он вызывал свое альтер-эго на контакт, на что, мне был дан примерно следующий ответ:

  • Понимаешь, слепков реальностей очень многое я бы сравнил их с отражениями в зеркалах, уходящих в бесконечность. Федором правильно было сказано, все мы, так или иначе, имеем шансы стать друг другом, ведь на бесконечном отрезке времени возможно все. Альтер-эго, это всего лишь какая-то часть подсознания, твой двойник, требующий самостоятельности и выхода наружу, из под твоего влияния. И он будет чувствовать твое желание выйти с ним на контакт. Детали вашего общения не важны, я, например, делал это через управляемые сновидения, которые вообще очень многогранны и позволяют, как мне кажется, влиять на реальный мир живых. Как будет происходить у тебя - я не знаю, ты сам для себя решай, основываясь на прошлом опыте. Главное попытайся договориться сам с собой, в этом кроется ключ к успеху. Федор, как мы видим, был в конфликте со своим подсознанием, что, в результате, дало ему силу выйти из под его контроля. У нас с тобой необязательно должно происходить что-то подобное, мы вполне себе договором поставки и с самими собой имеем все шансы найти общий язык. Ферштейн?

  • Ферштейн, ответил я на вводные, данные мне Ильёй, но прежде, чем завалился на кровать, задал последний вопрос - а как можно быть уверенным в том, что это они наши подсознания, а не мы их?

  • Не знаю, но в любом случае это наша единственная зацепка отсюда свалить. Поэтому, поехали..

Пробормотал мой друг перед сном и через некоторое время сладко засопел. А я, вперился взглядом в черный проем окна, продолжил наблюдать за своей путеводной звездой.

Одно время, я как-то связывал ее появление с первым исчезновением Федора. У меня даже появились шальные мысли о том, что именно туда направился Федор из наблюдательной палаты, когда первый раз исчез. Косвенным методом это было подтверждено инопланетяненом Зигмундом, который тоже намекал мне на то, что это то ли путь его назначения, то ли точка отправки. Но сейчас, я решил для себя, что “путеводная звезда” это всего лишь универсальный метод связи, который помогает сознанию раскрыться и вступить в контакт с бесчисленными слепками реальности окружающими нас.

В физическом мире, мы постоянно генерируем альтернативные реальности. Стакан взятый со стола, навсегда уничтожает для нас ту реальность, в которой мы к нему не прикасаемся, но где-то она существует. И делая, таким образом, осознанный выбор, мы уничтожаем для себя и строго для себя альтернативную реальность, которая остаётся существовать гипотетически и прекрасно поддается математическому расчету. К этому массиву знаний я и пытался сейчас обратиться через свою связь с “путеводной звездой”.

И пока я обо всем этом думал, свечение последней становилось все ярче, и вот, через некоторое время я увидел своего двойника, медленно висящего над полом и испускающего, в разные стороны, лёгкую ауру серебристого света.

  • Ты снова меня позвал. Это радует. Что на этот раз, ты хочешь узнать?

Голос говорящего, как будто бы раздавался в моей голове и чтобы не привлекать внимания санитаров, я постарался договориться на “управление вселенной” мысленно, лишь генерируя ответы в своей голове, но не проговаривая их вслух.

  • Помоги мне, я застрял в чистилище и хочу выбраться из него наружу.

  • Нет ничего проще. Просто следуй советам своей бабушки, постись, молись, крестись на иконы и тебя выкупят отсюда как примерного прихожанина, - усмехнулся силуэт.

  • Такой план побега меня нисколько не устраивает, мне изначально не нравится концепция еврейско-арамейского рая, я хочу в место посложнее и быть там хочу не статистом, а полноправным владельцем.

  • Таки захотел себе карманную вселенную в управление. А санитары об этом знают?

  • Стараюсь не привлекать их внимания.

  • Заметь, как много правды в шутках. Шутка строить и жить помогает.

  • Возможно. Но мне сейчас не до шуток. Мне нужны ответы и советы. У меня есть план, но не тот, который курят, а тот, которому следуют. Я хочу сделать точкой отсчёта этот сумасшедший дом, но выход из него хочу иметь постоянный.

  • В проходной двор его хочешь превратить? Думаю двойник Федора не будет этому в достаточной степени рад, скорее наоборот, окажется весьма рассерженным.

  • Не учи меня морали. Просто помоги материально. Сгенерируй какое-нибудь новое знание, руководствуясь которым я смогу найти отсюда выход.

  • Где вход, там и выход. Слышал о таком постулате? Задачка уже решается и решается твоим другом Ильёй, пока он спит. Вы медленно дрейфуете по волнам искажений реальности успешно лавируя среди отражений возможного. Утром он тебе все расскажет.

  • А почему не ты? Почему не сейчас?

  • Потому что, я полная и безоговорочная твоя копия и хочу иметь максимум самостоятельности. Я тоже генерирую исходные данные своего собственного мира и будет он не менее сложным, чем у тебя. Ты ведь правильно задался вопросом, а что если, это я не твое подсознание, а ты мое? Кто первичен? Кто важнее? И есть ли у тебя гарантии, что это ты меня вызываешь, а не наоборот? Кто из нас более реален, ты или твое, так называемое “отражение”? Может быть это я пытаюсь решить за твой счёт свои насущные проблемы, а не наоборот. Не задумывался над этим? Все относительно.

Нет, не задумывался. Но в данный момент задумался. И мне стало чуточку страшно. Я внезапно понял, каким способом главврач вышел из под контроля Федора и взял “замок” под свое непосредственное управление. Загробный мир - это чистой воды коммунизм - от каждого по способностям, каждому по потребностям. И если ты обладаешь большим даром убеждения, если ты веришь в свою реальность больше, чем душа тебя вызывающая, то имеешь все шансы на личное воплощение, на собственный мир со своим Блэкджеком и шлюхами.

  • Тормози, подсознание. Зачем нам с тобой спорить и уподобляться ситуации произошедшей между Федором и главврачом. Мы с тобой единое целое и вполне себе можем договориться. Все мои планы ты знаешь, достаточно для этого посмотреть на меня, свое отражение. Я не помышляю ничего против нас плохого и поверь, если я найду выход из этого места, я придумаю и тебе определенную роль в этом вселенском спектакле, которая будет в точности соответствовать твоим предпочтениям. Просто прочитай мои мысли, загляни мне в душу, ты ведь мое продолжение, проверь, говорю ли я правду.

Силуэт слегка колыхнулся, как будто бы ветер подул на него откуда-то сбоку. А потом он плавно поплыл в мою сторону, вытянув впереди себя руку. А я просто инстинктивно догадался, что будет происходить дальше.

Мы все, проживаем свои жизни в определенной парадигме привычных нам действий и поступков. Если ребенок трясет ручками, значит он обжёгся, если мужчина переминается с ноги на ногу, возможно он хочет в туалет, если призрак летит на тебя с вытянутой рукой, для того, чтобы прочитать твои мысли, то скорее всего, он прикоснется сейчас к твоему лбу и начнет этот процесс.

Так и произошло. Мое альтер-эго положило мне ледяную на ощупь ладонь прямо на середину лба и на минуту замерло. А после непродолжительного сканирования моего сознания, удовлетворительно хмыкнуло и вернулось на прежнее место.

  • Хорошо. Ты чист. Душой. И помыслы твои мне нравятся. Запоминай сейчас то, что я буду тебе рассказывать. Загробный мир, в своей массе, представляет из себя бескрайнюю песчаную пустыню из серого песка иллюзий. Пустыня эта безгранична, потому что пополняется мечтами и чаяниями живущих на данный момент людей. Пока они живы и масса их тел вмещает в себя бесчисленные мириады планковских черных дыр, мириады элементарных частиц, они по настоящему всемогущи. Но рождённые в мире констант и гравитации никто и никогда в это до конца не верит - рамки сознания являются их клеткой. И наша задача найти верующего. Первого живого верующего, которому мы сможем внедрить свои мысли и он напишет о них книгу. Новую Библию. Генерация его фантазий будет становиться для нас реальностью. Ведь мы, сейчас с тобой просто информационные иллюзии. А он может стать потенциальным Творцом, на страницах книги которого мы проживаем свою вечность в форме энерго-информационных сущностей. Ведь мы с тобой сейчас, всего лишь микроскопическая энергия, уровня планковской черной дыры и дохрена информации обо всем. А там наоборот - огромный, бездонный мир неизведанного, который не знает ничего о загробном мире, но обладает огромной гравитационной массой и безграничной энергией, сопоставимой с мириадами загробных миров. Настоящая война разворачивается не за умершие души, а за те, что ещё живут. Ведь в своих мыслях, мечтах и сознаниях они способны генерировать бесчисленные множества миров, которые для нас с тобой будут становиться реальностью. Тебе надо найти истинного Творца всего сущего. Тебе надо найти Писателя. И вступить с ним в контакт. И помочь ему - помочь нам. Имя его ты уже выбрал - Бульдозер. Ищи писателя или блогера Бульдозера в интернете, вступай с ним в ментальную переписку, внушай ему новые идеи и получай за это вознаграждение. Илья тебе утром расскажет детали. На этом у меня для тебя пока все. Спокойной ночи.

И с этими словами призрак растворился в дымке тумана. А я остался при своих, внезапно нахлынувших мыслях, немного обескураженный и запутанный. Загадки множились, а ответа на них так и не появлялось.

Глава 17

Утро наступило как-то незаметно. Ощущение было такое, как будто бы я и не спал, при этом ожидаемая сонливость не наступала.

После разговора с призраком, я терпеливо лежал на кровати и ждал пробуждения Ильи, время от времени посматривая на его безмятежное лицо. И когда он открыл свои глаза, я был готов к тому, чтобы внимать его рассказу.

  • Амбер. Он сказал - ищи все ответы в книжке про Амбер. В переводе с английского это означает Янтарь, прямая отсылка к моему Калининграду, где этого камня завались, но есть ещё одноименная книга, фэнтезийная, тебе надо прочитать ее всю.

  • Я читал. Ещё в юности. Какие ответы мне в ней искать?

  • Во-первых, принцип генерации новых миров, во-вторых - ты должен найти через нее двойника. Близкого себе по духу и судьбе, но ещё живого человека. И имя его Бульдозер.

Сомнений в правильности полученных подсказок уже не оставалось. Из двух разных источников я получил одно и тоже имя. И первым делом, я решил освежить для себя многотомный роман про Амбер. И Корвина. И Лабиринт. И его двойника, которого он смог отыскать в отражениях.

Согласно концепции этой книги, существовал только один реальный мир в отражениях хаоса и имя ему было Амбер.

Амбер представлял из себя замок, от которого шли отражения и всякое последующее было более искаженным от изначального постулата.

В замке правила царская семья, имеющая невероятные способности, но постоянно враждующая между собой.

И был король. И были принцы. В том числе принцы хаоса.

И все это прекрасно вписывалось в ту картину мира, которую нарисовал себе я.

Мой Амбер, был моим замком, моим дурдомом, расположенным в городе Асбесте.

Я также, как и принц Корвин, пытался получить власть над реальным миром и миром иллюзий.

И принцип генерации новых миров был мне очень близок - ты просто представляешь себе то, что хочешь получить и двигаясь сквозь отражения находишь эти места.

Именно Корвиным я представлял себя, когда сходил с ума в Екатеринбурге. И именно миром хаоса представлялся мне этот суетный губернский город с бесконечной вереницей вечно спешащих обывателей, снующих между караванами мигающих и сигналящих.друг другу автомобилей. А Асбест был моим прибежищем покоя и порядка, моей точкой отсчёта, моей константой, моим голем на системе координат.

Все это я пропустил через себя за несколько дней. Как оказалось, в больничной библиотеке было полное собрание этого многотомника про царскую семью Амбера и пока я читал, я параллельно искал своего двойника в интернете. И так уж случилось, что я его нашел. И так получилось, что мы вступили с ним в мысленный, в ментальный контакт, я научился мягко предлагать ему новые идеи.

Жизнь Бульдозера во многом напоминала мою, с тем отличием, что он не погиб ещё в автокатастрофе. Его временной отрезок начинался задолго до этого события, но он уже был блогером - и вел свой сетевой дневник в интернете, подборку за несколько лет которого я прочитал “от корки до корки”.

Парень судорожно искал себя. Развод с женой. Потом сумасшествие. Потеря престижной работы в газете “Из рук в руки”, инвалидность - все это очень сильно подорвало его психическое здоровье. И я, послужил тому невольным пособником.

Читая его сетевые дневники, я мысленно вписывал в них свои собственные переживания и они становились для него реальностью. Это чем-то напоминало игру в угадайку - Бульдозер, ещё живой, начинал описывать начало своего дня, а я за него решал уже, чем этот день должен закончится. Таким образом, я писал его жизнь для того, чтобы подвести ее к нужному мне результату после которого он стал бы писать мою. Я пытался сделать его собой, избегая тех ошибок, которые совершил сам, проживая свою земную жизнь. Ведь впереди его ждала ещё одна престижная работа и я не хотел бы, чтобы он не потерял, сев на тот злополучный автобус унесший его жизнь

И для этого, иногда я пытался обращаться к нему напрямую. Бывали моменты, когда его воля противилась моей и в своих сетевых рассказах он описывал совершенно не то, что я хотел бы там видеть, не то, что я помнил из своего прошлого, что-то совершенно другое, способное отвести его от намеченного мною пути.

И тогда я приходил нему во снах, в мечтах и надеждах, представляясь разными сущностями и пытался вступить с ним в ментальный контакт. Навязывая ему свою картину мышления, я сам же сводил его с ума. Мои просьбы он воспринимал как многочисленные голоса богов, инопланетян, параллельных сущностей, которые хотят овладеть его разумом.

И в общем и целом он был чертовски прав. Начав сходить с ума одновременно, мы разошлись по разным путям - в одном из которых он должен будет остаться жить, а я покину сей бренный мир. Но реализовав такую странную связку, мы наплодили ещё бесчисленное множество пар-двойников, которые невольно мешали друг другу наладить прочный ментальный контакт между нами.

Все эти пары вносили сумбур в нашу связь, но и наполняли ее новыми идеями, некоторые из которых были весьма интересными.

В частности, одну из них я взял на вооружение и внедрил своему живому двойнику, а суть ее заключалась в том, что всемогущество априори недостижимо. Каждый из нас является писателем чей-то судьбы и пешкой в игре высших сил. Я придумываю в своей голове целые миры, которые возвращаются и гибнут. И для них я бог. Но точно также, моя судьба является не более чем сном бога. И важно, во всем этом, найти своего личного проводника через сумбур этих информационных параллельных реальностей, установить с ним прочный ментальный контакт и начать помогать друг другу реализовывать общие идеи.

Для этого, мой двойник начал писать мою жизнь и делал он это прямо в интернете, а я своими собственными глазами видел, как в онлайне генерируются строчки текста, описывающие мои последние приключения со всеми планами на дальнейшее развитие.

Судьба бога писалась его прихожанином и становилась для него рукотворной библией.

Он описал Федора. Илью. Мой разговор со своим альтер-эго.

Он поставил цели и задачи. Он задал законы моего мира. Он стал для меня истинным творцом. И в какой-то момент я понял, что бог не может быть всемогущим, так как зависит от воли творца земного, который пишет его жизнь в своих мифах, описывая рай и ад, описывая загробную жизнь.

И то, какой она видится ему в его земной жизни, такой же она становится для него после смерти. Это обоюдная работа тандемом - верующий пророк выдумывает себе бога который в этот момент проживает описываемую загробную жизнь, ментально влияя на своего писателя. Что здесь первично? С кого начинался путь? Что было первым - курица небожителя или яйцо земного писателя?

Ответа на этот вопрос не было, нет и не будет, потому что все сущее, все то, что нас окружает, согласно теории инопланетянина Архимадрида Зигмунда - было, есть и будет. То что внизу, то и наверху, и самая малая на данный момент планковская черная дыра является одновременно и самой большой.

Каждый умирающий живой индивид, забирает с собой в небытие целую, безмерно огромную копию бытия той части мира, которую он смог постичь. И тем самым сохраняет мироздание от уничтожения.

Мы уходим от смерти времени вглубь, в пустоту бесконечно делящихся единиц материи и времени, в бесконечные фракталы планковских и допланковских секунд. И там мы живем. Вечно.

Мы делим время пополам. Секунду делим на полсекунды и проживаем от них тоже, только половинку. И мгновения превращаются в вечность.

И все это мы поняли с ним, с моим двойником буквально за несколько последних ночей, во время которых он в подробностях описывал мои месяцы нахождения в “замке”.

И следующим нашим шагом, должен был стать план, согласно которому я смогу сделать дубликат ключа, получить доступ наружу, в серую пустыню вариантов и начать строить там свой собственный мир, свою вселенную, в которую после смерти переместился бы и Бульдозер.

Глава 18
Бульдозер 1

Недавно меня стали посещать странные мысли. При всем своем безумии, более безумные чем обычно. Мало того, что моя шизофрения выкидывает иногда коленца и заставляет меня слушать странные голоса, так ко всему прочему, мне стало казаться, что все мои мысли не являются плодом генерации моего мозга, а внушаются мне извне, а я, всего лишь радиоприемник, улавливающий чье то потустороннее сознание.

Когда я садился писать эту книгу, то начинал ее весьма пространно, с некой болезненной рефлексией на развод и потерю связи с сыном.

Своего ребенка, я запомнил маленьким и игривым, а за время нашего незначительного отсутствия рядом друг с другом, он как будто бы повзрослел и превратился в малолетнего циничного хама.

И это, выдуманное мной сумасшествие, сход с несуществующего автобуса, потом ночное купание в холодной воде, все это имело для меня первичный характер. Я хотел просто выговориться, донести до читателя мысль, о том, что меня волновало больше всего. Я не понимал, откуда я в таких подробностях начал прописывать себе будущие, ещё не наступившие грядущие годы.

Сколько я себя помнил, я всегда хотел стать писателем, однако описывать свою будущую, выдуманную жизнь, никогда не входило в мои планы.

А тут, фантазия занесла меня куда-то в сторону и я просто наклепал целые 15 глав о том, по каким правилам должен функционировать потусторонний мир, мир загробного будущего, мир после смерти. Какое место моя умершая душа должна будет в нем занимать и вплел в это повествование даже тот интересный инцидент с разговором по телевизору в ходе прямой линии президента России.

В ходе этого рассказа, я логически довел себя до мысли о том, что писатель не просто выдумывает новые миры, а описывает существующие.

На бесконечном отрезке времени возможно все.

Это, как мне кажется, аксиома.

И руководствуясь этой аксиомой я попытался вернуть время вспять, заставить свою.жену вернуться, снова установить потерянный контакт с сыном, вернуть свою прежнюю жизнь.

И для этого, я начал представлять себе время не только функцией существующего пространства, но размышлять о глобальном времени мультиуниверсума, где в глобальном смысле, все варианты развития всех событий уже были, есть и будут. И время - есть лишь текущая мера изменения в пространстве. В нашем с вами пространстве. В нашей вселенной, которую мы ощущаем органами чувств.

И если оценивать реальность с этой точки зрения, то окажется, что действительно, то, о чем бы ты не помыслил, где-то уже было, есть или будет относительно тебя текущего. А для того, чтобы изменить прошлое, надо найти лазейку и научится управлять этим механизмом себе в угоду.

Сначала это сводило с ума. Представляя себя лежачим в больничной палате, полностью нарисованной мной в книге про Федора и его друзей, ассоциируя себя с главным героем, я пытался остановить эскадрон своих мыслей-скакунов, которые галопом проносились через мою черепную коробку, оставляя после себя следы странных ощущений.

Я не мог контролировать этот процесс долгое время. После каждого, очередного расставания с женой, я ещё на самую малость сходил с ума от своих переживаний, меня снова начинали посещать голоса и так продолжалось до тех пор, пока не понял, что лучшим лекарством от безумия может являться просто хороший сон.

А после таких вот отдохновения, отдыха от реальности и очередного возврата к жене, я снова брался за создание книги и жизнь моя начинала меняться в лучшую сторону.

Я начал искать себя в общественно-политическом блогинге, добился в этом деле определенных успехов, завоевал аудиторию, стал узнаваемым и пожертвования благодарных читателей полились рекой.

На деньги от жертвователей, я даже купил себе подержанную иномарку, достаточно свежего года выпуска и припрятал ее в купленном за свой же счёт гараже. Я не хотел, раньше времени, раскрывать своей жене планы на будущее, потому что она сочла бы меня окончательно сумасшедшим.

Зачем мне нужна была машина, я не понимал. Частые расставания с женой и не менее частые последующие воссоединения окончательно подорвали мою тонкую душевную конституцию и я, в результате, все таки ложился на лечение в сумасшедший дом, о котором писал в своей книге. Писал ещё до того, как туда попал. В нём же, я, кстати и подсмотрел весь распорядок дня, описываемый в своей книге. И потом уже задним числом внёс уточняющие правки в повествование про Федора, Илью и себя самого.

Покупая, после лечения, машину я точно понимал, что психиатр все равно не пропустит меня на медицинской комиссии, все равно не выпишет разрешение на управление транспортным средством и водителем мне не бывать. Таков был закон. Наверное, я и купил ее просто для того, чтобы хоть как-то зафиксировать свой материальный успех, такой, которого у меня никогда до этого в жизни ещё не было. И ещё я лелеял надежду стать президентом России.

Последнее казалось мне наиболее сумасшедшим, но тем интереснее было попытаться идти к этой реализации. И зная, насколько сильно внушаемый в нашей стране российский народ, я начал делиться своими мыслями о мироздании. Теми, которые почерпнул у своего вымышленного двойника из потустороннего мира, от своего воображаемого друга, который по моим представлениям стал для меня проводником и богом и ангелом хранителем и ментором, и учителем и моим альтернативным, никогда не существовавшим в этом мире альтер-эго. И мысли о том, что такое может быть, пугали меня больше, чем стремительные перемены в моей жизни, перемены, которые заставляли меня заводить новые полезные знакомства, зарабатывать все больше денег, получать вес в обществе и увеличивать узнаваемость.
Бульдозер 2
Связь с двойником была налажена успешно. Он полностью осознал свою роль в нашей команде и, более того, я понял, что связь эта двусторонняя. Хотя, большую часть времени он пытался гнать от себя мысль о том, что подобная связка может быть вполне реальной, осязаемой и приносить взаимовыгодные плоды - он пишет мне реальность, я воздаю ему должное.

Но не всегда у него получалось полностью в это поверить. Иногда, когда он описывал нашу потустороннюю жизнь, помогая нам наладить бегство из “замка”,у него не все получалось складно и в ряде случаев его идеи не могли быть должным образом реализованы. Для этого, мы, читая его блоги, обсуждали друг с другом о том, где у него случился логический прокол, чтобы потом все вместе придумать ему способ, как выйти из сложной жизненной ситуаций и найти, при этом, решении нашей насущной загробной проблемы.

Федора начали изредка выпускать из наблюдательной палаты и сидя с ним и Ильёй за чашкой чифиря, мы генерировали возможные варианты развития жизни моего двойника, пытаясь подсказать ему наиболее оптимальный путь решения его жизненных задач.

Мы думали за него, а он думал за нас. И подсказывал нам идеи.

В первую очередь, нам надо было заменить замки на дверях на электронные, чтобы сделать дубликат электронной карточки.

У Федора там не срослось, но он подкинул мне здравую идею. Оказывается, экосистема загробного мира все равно между собой достаточно сильно взаимосвязана.

Не смотря на островки всевозможных “замков” и райских кущ, из которых бабушка регулярно приносила мне денежные яблоки, которые я пока складывал под кроватью, общая система управления имитировала земную.

В этом мире было свое правительство, президент и конституция. И хотя написана она была весьма пространно - она действовала. Например, те самые правила, которые гарантировали нам неприкосновенность личных вещей или отсутствие какой либо боли и чувства холода, были прописаны именно в загробной конституции и не требовали какой-то отдельной ратификации или человеческого исполнения. Они просто работали как физический закон прямого действия! Условно говоря, если бы кто-то прописал в конституции что 2 х 2 = 5, то все физика загробного мира перестроилась бы на такой лад, при котором данное равенство стало бы верным.

Поэтому то, писанные законы и работали как как законы физики. Если в конституции было написано - не укради, то ты не мог ничего украсть, даже если бы захотел. Вспоминая свой опыт с разбросанными и исчезнувшими шахматами, я понял что механизм реализации этих правил прописан дословно и занимается им, само собой разумеется, государственная дума загробного мира, в которую попадали все умершие при жизни депутаты. И в этот раз, работали они не за деньги или какие-то особые привилегии, атак и потому, чтобы последние их прибежище не превратилось бы в своем существовании в полнейший хаос - информационный загробный мир требовал тонкой настройки и настройкой этой занималась вертикаль государственной власти. По другому и быть просто не могло.

И у них тут был свой президента вы не поверите, но загробным миром правил Борис Николаевич Ельцин. А Путин, являлся всего лишь его будущим преемником, смерти которого ждали на небесах как манны небесной. Не знаю почему, но отношение к нему было гораздо более лояльное, чем к Борису Николаевичу. И если с точки зрения живых людей, которыми он все ещё правильна планете Земля, его возможная смерть расценивалась бы как избавления в загробном информационном мире это воспринималось с точностью до наоборот - как государственный праздник.

Всю эту информацию я почерпывал из телевизора, новости по которому шли в двух режимах, на одном канале показывали то, что происходит в загробном мире, на другом канале шли трансляции из жизни земной.

И каждый из нас, примерно мог себе представлять, что ждёт это загробное государство в будущем, так как лучшие идеи из мира живых наши загробные парламентарии старались перенести в мир умерших.

Название у страны было точно такое же, Российская Федерация, имена и фамилии люди стремились сохранить свои, даже после смерти, названия явлений, предметов или институтов управления также оставались неизменными.

Так всем было проще коротать вечность.

Перемещение между “замками” или считай островками относительного порядка, осуществлялось строго на автомобильном транспорте, который не требовал горючего и просто ездил по воле божьей.

Моя набожная бабушка и вправду занимала здесь высокий божественный пост. В мире технического прогресса, она истово верила в арамейского бога и попала прямиком на небеса. И небеса здесь являлись не просто облаками воздушного пара, но хлябью небесной, на которой покоился царский дворец всевышнего господа и райские кущи. И оттуда тоже осуществлялось управление. Посредством церквей. Посредством молитв. Посредством постов и церковных праздников.

Информационный загробный мир воистину поражал своими масштабами.

Яблочки райского дерева носили в земном загробном мире функцию универсального средства обмена, но эмиссией оных занимался строго небесный дворец. Других денег здесь просто не существовало, а на те, что имелись, можно было купить все, что захочешь, вплоть до человеческих услуг.

И пока бабушка носила мне их каждую неделю, они копились у меня под кроватью, а в какой-то момент, стали занимать половину палаты. И их невозможно было изъять у меня никому - даже главному врачу такой роскоши не позволялось. Конституция не резрешала.

Как только кто-то из санитаров пытался силой отнять пакет, тот просто растворялся в воздухе, становился невидимым и неосязаемым и как будто пропадал.

А потом возвращался мне в руки, в целости и сохранности, вызывая довольную улыбку на моем хитром лицо.

В конце концов, дошло до того, что главврач вызвал меня в свой импровизированный кабинет на переговоры в том числе и по этому поводу.

  • Слушай, Елистратов, или, как там тебя, Бульдозер. С деньгами надо что-то делать. Невозможно копить их до бесконечности, это противоречит здравому смыслу.

  • Ваши предложения?

  • Отдай их мне, а я постараюсь найти им лучшее применение, - с дьявольской улыбкой предложил мне Сатана.

  • Ишь, ты какой хитрый. Мне то, что с того будет, что ты получишь в свое распоряжение огромный запас райских банкнот. Какой мой профиль?

  • А что ты хочешь? Самому то тебе что надо? Только чур свободу не просить, не дам.

Свобода, как таковая, от этого места мне была просто и не нужна. Я не собирался перемещаться на облака, но и жить в мире чужого замка я не хотел. Я хотел воспользоваться возможностью творить собственные миры, благо дело, с точки зрения физического материала у меня все уже было на мази - мой земной, живой двойник, под кодовым именем Бульдозер 1, готов был своим собственным телом войти в эту компанию, а мы, могли воспользоваться полным набором его квантовых микрочастиц, чтобы хоть в каждой построить свою собственную вселенную, свой собственный замок. Но начинать надо было с перестройки текущего, так как он являлся отправной точкой моего плана. А в данный момент он полностью находился под управлением Сатаны.

Все это, я выпалил как на духу своему главному врачу, втайне опасаясь, что он по настоящему посчитает меня сумасшедшим. Тем более, место к этому обязывало. Опустил лишь свои мысли о том, что я планирую делать с его вотчинойя когда добьюсь большего, чем он влияния. Но так как я и сам ещё толком не понимал, как это произойдет, то данную вариацию событий решил пока упустить.


  • Не совсем понимаю, ты хочешь стать творцом?

  • Да.

  • Но это огромная ответственность. Ты даже не представляешь, что такое содержать свой собственный “замок”. Ты думаешь, у меня нет проблем с персоналом? Или считаешь, что мои санитары не поглядывает на другие места для работы? Каждый хочет проводить свою вечность максимально комфортно и только лень человеческая заставляет их оставаться у меня на постоянной основе.

  • И тем не менее…

  • И тем не менее, давай как я проведу для тебя маленькую экскурсию на нижние этажи, чтобы ты понимал, как здесь все устроено. Может быть и откажешься от своей безумной затеи с личной вселенной.

С этими словами, главврач Сатана, вынул из нагрудного кармана золотую ручку и указал ей на выход.

  • Пошли. Нам надо в столовую. Там есть лифт.

Лифт в столовой действительно располагался. На нем с нижних этажей привозили готовую пищу, но нам, суждено было спуститься ниже. Гораздо ниже.

Когда мы вошли в кабинку, Сатана воткнул свою ручку в отверстие под основным циферблатом и слегка провернул ее по часовой стрелке. На табло этажей отобразился номер -1.

  • На минус первый этаж моего ада едем. Там у меня сборочные цеха. Вьетнамские,корейские, казахские сумасшедшие, обрусевшие на территории Российской Федерации и потерявшие свои культурно-религиозные связи с родиной, любили при жизни выпивать. Некоторые из них допивались до белой горячки, неудивительно, что на чистку крови их отправляли в ПНД. У меня на втором этаже как раз есть и такое отделение. А на третьем, там где находишься ты, располагается психушка.

  • Да, я в курсе этой иерархии. Но где ты находил столько пьяных вьетнамцев в городе Асбесте?

  • А они и не из Асбеста. Это мне их все Екатеринбургское отделение министерства здравоохранения переслало. Я вымениваю рабов, на красивых ведьмочек, которые иногда попадаются мне в сети. Ведьмачество это страшный грех, по меркам земной жизни. Традиционная церковь порицает это. Современная загробная тоже. Соответственно, когда умирает симпатичная ведьмочка, ее берут в заключение. За этим строго следит небесная канцелярия, которая не хочет конкуренции на своей территории. Иногда, подобные ведьмочки сходят с ума и в Асбесте, за две тысячи лет, что существует мой замок, их было не много, но каждая была очень красивой. У них на это какое-то умение. Не важно, какой она была при жизни, но после смерти они создают себе идеальные формы. Магия.

  • И что ты с ними делал?

  • Вымениваю на вьетнамских, корейских, казахских и узбекских рабов. На большое количество рабов, чтобы ты понимал. Ребята создают здесь товары народного потребления, кроссовки шьют, мобильную электронику делают. Твой смартфон, на самом деле, не оставлен был кем-то из пациентов это наша, отечественная разработка созданная по сворованным с Китая чертежам. Здесь тоже процветает конкуренция между странами и промышленный шпионаж.

  • Не совсем понимаю. Жить всю жизнь как в аду, шить кроссовки в грязном подвале, потом умереть чтобы снова попасть в ад и снова шить кроссовки? В чем логика вселенской справедливости? Ведь небесная канцелярия должна следить за главным принципом - каждому воздается по вере его и да блаженные унаследуют царствие небесное.

  • А кто тебе сказал, что они живут здесь как рабы? Экономика у нас достаточно гибкая и она в основных своих направлениях в точности повторяет земную. Умирая, люди привносили сюда земной, научно технической прогресса и ничего нового, такого, чтобы не было придумано по жизни, здесь быть реализовано не может. За исключений мест между замками - там возможно все, что угодно. А тут, товары местного пользуются хорошим спросом, за каждый из них мои работники получают адекватное вознаграждение. Не забывай, я ведь не могу ничего отобрать личного против воли владельца. И заставить работать их против их воли я тоже не могу. Я могу только держать их в заключении, потому что это моя территория, окружённая пустошью хаоса в которую не каждый стремиться попасть. Поэтому я добровольно отдаю им ресурсы для изделий, а они взамен обмениваются со мной готовой продукцией. Каждый получает по заслугам. Если ты шьешь кривые кроссовки, то будешь получать взамен гнилые овощи на еду, а если мастеришь современные гаджеты и девайсы, то тебя ждёт настоящий коммерческий успех. Об успехе поговорим позже, а пока я хочу тебе показать основной цех.

  • А зачем здесь вообще нужна еда?

  • С одной стороны это привычное удовольствием с другой стороны привычная информация которая тебя “закрепляет” в том слепка реальности, в который ты попал. Плюс лекарства. Это тоже, ведь, своего рода “еда” или “информация”. Их мы применяем сразу к тем, кто к нам только попался до того, как душа успевает поесть. Чтобы жить по законам того или иного замка, тебе надо сродниться с ним на энергоинформационном уровне, чтобы закрепиться в его рамках. Для этого идеально подходят лекарства и еда.

Лифт, который все это время почему-то продолжал ехать, остановился как по мановению волшебной палочки.

  • На сколько километров вглубь мы спустились?

  • Глубина, как и расстояния, не имеют в загробном мире никакого значения. Я ехал столько, сколько хотел, мне просто надо было дать тебе вводные данные, чтобы было проще договориться. Поэтому лифт подстраивался под меня. Выходи.

Двери кабинки распахнулись и моему взору предстали чистейшие, вылизанные до блеска цеха, уходящие стойками с оборудованием за горизонт. Все выглядело настолько высокотехнологично, что вызывало даже какое-то сравнение с зубным кабинетом, разросшимися до бесконечности - Элон Маск или даже сама Эппл позавидовали бы подобным сборочным конвейерами.

  • А Федор считал, у тебя тут стоят чаны со смолой и черти варят в кипятке грешников.

  • Зачем?

  • Не знаю.

  • Вот и я не знаю. Какой в этом смысл? Зачем создавать безумный и нелогичный загробный мир, по мотивам сказок еврейских пастухов?

  • Но ведь согласно главному принципу о том, что все было, есть и будет, а также связке Творца земного и Творца небесного, где-то такой мир существовать должен.

  • Ты и до творцов уже докопался. Молодец. Делаешь успехи. Конечно, мир с такими чанами где-то существует и твоя задача и будет заключаться в том, чтобы его отыскать. Мне нужны оттуда новые, другие ведьмочки. Но не простые, не такие, которые попадались мне. А знаешь, такие, с плетками и в латексе. Моим рабочим иногда бывает очень скучно без женского общества и приходится отваливать огромные количества готовой продукции, чтобы вызвать им проституток. За меньшее они свои гаджеты отдавать отказываются, а проституция в православном государстве управляемом небесной канцелярией и церковью находится под запретом, поэтому те ведьмочки которые попадались мне, их защищает конституция и заниматься продажей любовью за даром они не хотят. А не за даром получается очень дорого, все таки безбожие это и незаконность. Поэтому, если ты хочешь получить путь на свободу, то первым миром который ты должен создать или найти, будет мир с бесплатными проститутками, которые считают за радость заниматься своей профессией чисто по фану, просто потому, что у них это в крови, такая культурная а может быть такой способ выживания - я не знаю, все это детали, которые тебе надо проработать самостоятельно. Все понял? Поехали обратно.

Вот так я и получил свой первый заказ на карманную вселенную. Весьма необычный, надо сказать и за помощью в его реализации я решил обратиться к своему двойнику в земной жизни.

Глава 19
Бульдозер 1

Совершенно не понимая поставленной книжным сюжетом задачи, которая засела колом в моей голове, я, тем не менее, обратился к своему жизненному опыту и вспомнил одну интересную историю.

Одна женщина, весьма симпатичная собой, вынуждена была заняться проституцией. На путь этот, ее сподвигли личные обстоятельства, которые заключались в том, что ее бывший муж кинул ее на квартиру в крупном областном городе стоимостью 3 миллиона рублей.

Заработать такие деньги обычной работой не представлялось возможным, а жить где-то с малолетней дочерью потребность была.

И не придумав ничего лучше, она устроилась в фирму для проституток, благо дело и интеллект и красота позволяли.

С ее слов, многие клиенты приезжали иногда просто пообщаться, так как имея хорошую работу и деньги не имели близкого круга общения.

И женщина эта, мучилась дилеммой. Она не планировала заниматься этой профессией всю свою жизнь, она хотела выйти замуж за состоятельного мужчину, который полюбил бы ее и ее дочь.

Однако перед глазами, у нее стоял пример другой девушки по вызову, на свадьбе которой она случайно оказалась.

Последняя, прозанимавшись проституцией какое-то время, бросила это осуждаемое обществом занятие и нашла свою любовь.

Мужчина оказался очень состоятельным бизнесменом. Который организовал шикарную свадьбу, во время празднования которой случился пренеприятнейший казус - один из гостей, один из деловых партнёров жениха узнал в невесте проститутку, одну из тех, которых он с друзьями заказывал себе в сауну на корпоратив.

Свадьба, ясное дело, тут же прекратилась и беременная невеста осталась наедине с собой, брошенная собственным женихом. Никакие последующие уговоры пользы не принесли и несостоявшегося мужа не вернули.

А наша героиня, оказалась тому свидетелем и очень сильно боялась повторения сценария с собой, поэтому всячески морально страдала, но не находила выхода.

Размышляя над этой ситуацией, я описал эту историю в интернете и получил кучу как отрицательных так и положительных комментариев. Иногда, кстати сказать, мне казалось что мой выдуманный двойник из загробного мира, также пишет мне комментарии под вымышленными, фейковыми аккаунтами, пытаясь донести до меня какую-то мысль.

Но в этот раз, ничего более существенного кроме термина “суккубы” я из обсуждения с подписчиками так и не вынес. Да и зачем я поднял этот вопрос на обсуждение в интернете, я тоже так понять и не смог.

Бульдозер 2
Честно признаться, никакой ощутимой помощи от своего блогера я не получил. На мои ментальные запросы он разразился какой-то плаксивой историей из жизни проблемной проститутки, которую оставили одну на свадьбе.

После того, как Сатана отпустил меня к моим друзьям в палату, я выяснил что Федора окончательно перевели к нам из наблюдаловки, для того, чтобы, как я подозреваю, мы совместно могли приступить к реализации поступившего от сатаны предложения

Илья играл в шахматы сам с собой.

Федор смотрел в окно, дожидаясь, по всей видимости, появления путеводной звезды.

Думать за всех пришлось снова мне.

  • Значит так, господа, какие будут предложения по озвученному плану?

  • Что за план то? - не отрываясь от шахмат поинтересовался Илья

  • План по созданию мира с легальной проституцией.

  • В рамках общества “Загробная Российская Федерация” ты этот вопрос никогда не решишь, - ответил, развернувшийся от окна, Федор, - даже если ты напишешь оформленный по всем правилам запрос в небесную канцелярию, тебя в лучшем случае проигнорят, а в худшем - покарают. А делать это они умеют, поверь.

  • И тем не менее задача поставлена и ее надо решать, - не унимался я.

  • В первую очередь, надо решать задачу о том, как покинуть это место и как делать это регулярно, возвращаясь, при необходимости, в исходную точку. С этим у нас как обстоят дела? - резонно поинтересовался Федор.

А с этим дела у нас обстояли никак. Я так и не договорился с Сатаной о временном выходе. Не было случая этот вопрос поднять. Для начала, мы должны были придумать план поставки ему легальных проституток. А потом уже обсуждать условия освобождения. Но плана у нас по прежнему не было.

Утро вечера мудренее, решил я и начал готовиться ко сну. Во сне я, ответы на свои вопросы и нашел.

Глава 20
Бульдозер 1

Суккуб - демонесса похоти и разврата. Часто встречается в разного рода играх в виде затянутой в латекс красотки с хлыстом и красными крыльями. Дьявол в женском обличии.

В разные эпохи, разными демонологами суккубы воспринимались и рисовались по разному, но в случае с бесплатной проституткой для дьявола, это был бы идеальный вариант - женщина изначально заряженная на секс. Прекрасная. Развратные. Похотливая.

Все это я почерпнул в Википедии, когда начал писать очередную главу похождений троицы своих друзей. История про брошенную проститутку, натолкнула меня на мысль о том, что в загробном мире этот вид услуг тоже должен пользоваться своей популярностью. Ведь если исходить из логики того, что загробный мир строится душами умерших людей и развитие свое получает исходи из принесенных в него мыслей новоприбывших, то все ок “пороки”, которые имели место быть в мире низшем, плавно перетекают наверх и как-то находят там свою нишу для реализации.

И вот, порывшись немного в Википедии,я убедился в своей подспудной мысли о том, что в аду с проституцией должен был быть полный порядок и сплошной легалайз, а занимались там этим демонессы под названием “суккубы”.

Бульдозер 2
Оказавшись во сне, я снова понял, что сон мой носит осознанный характер. Я прекрасно осознавал себя. Видел свои руки и ноги, крутил головой в разные стороны и взгляд мой не терял фокусировки, как это обычно бывает в неосознанных сновидениях.

Место моего сна находилось на берегу океана. Почему-то, я понимал что это именно океан, а не внутреннее море, при чем океан бескрайний разливающийся по плоской земле.

Лёгкий соленый бриз развевал мои волосы, а песок, на котором я сидел, отдавал приятным теплом. Очевидно, что не смотря на закат, день в этом месте был достаточно жарким, чтобы успеть нагреть землю, которая ещё не успела достаточно быстро остыть.

Я сидел и чего-то ждал. Просто любовался закатом и вспоминал о том, что во время снов можно находить миры, о существовании которых ты не имеешь ни малейшего представления.

Осознанные сновидения временно открывали дверцу в потаенные уголки мультиуниверсума, в котором любая реальность находила свое воплощение.

Справа от меня внезапно материализовался мой двойник, мое альтер-эго и плюхнувшись на песок выбросил вперёд ноги.

  • Привет, буфет, говорят, у тебя проблемы? - улыбаясь во все зубы обратился ко мне мой двойник.

  • Проблемы у Сатаны, с мотивацией рабочих, а у меня, так, проблемки.

  • Что ему надо?

  • Бесплатных проституток. А то его гастарбайтеры отказываются нужного качества гаджеты собирать.

  • Вот ведь проблема у человека. Сам себе спокойной жизни не даёт. Никогда не считал частное предпринимательство комфортным видом деятельности. Ты тратишь нервы и килокалории ради того, чтобы потом усиленно их восстанавливать. Ты тратишь энергию, чтобы потом заново ее черпать. В чем смысл? Почему бы сразу не функционировать в режиме энергосбережения?

  • А социальный статус? Независимость от денег? Возможность путешествовать и пробовать что-то новое?

  • Ты сейчас про земных ипэшников говоришь или про Сатану из “замка” сумасшедшего дома? Какой там у него к черту, простите меня за каламбур, социальный статус? Какие деньги и для чего? Куда он путешествует? По этажам на лифте ездит? Он даже не может покинуть свой замок, потому что не имеет визы. Его слепок реальности полностью автономен и платит налоги товарами в вышестоящую, областную организацию здравоохранения. Он ничего не получает, кроме сомнительного удовольствия от осознания того факта, что является владельцем маленького свечного заводика под названием - рукотворная преисподняя. У него даже суккубов нет.

  • Кого нет?

  • Посмотри налево, что ты видишь вдалеке?

  • Горы…

  • А в этих далёких горах есть пещеры, где коротают свой одинокий бессмертный век суккубы - ведьмы похоти и страсти. Их основная задача являться в снах молодым римским легионерам, чтобы совращать их своими прелестями. Но какой себе секс во сне. Ты понимаешь намек?

  • В общих чертах.

  • Благодари за эту подсказку своего… кхм… нашего земного двойника, это его память откопала откуда-то в интернете информацию про этих демонесс. А твоя задача, заключается теперь в том, чтобы найти эти горы, добраться до них, заключить с суккубами сделку и обеспечить им беспрепятственный проход до “замка”. Тем самым, ты выполнишь свое обязательство перед Сатаной и получишь возможность покидать место своего заточения. Только сразу предупреждаю, изучив за последнее время повадки Сатаны, могу с полной уверенностью тебе заявить - всех вас троих он сразу не отпустит. И не отпустит даже двоих. Первое свое задание тебе придется совершать в одиночку. Не надейся на явную помощь друзей, в лучшем случае, ты сможешь держать с ними связь через осознанные сновидения, этот аспект я беру на себя. Во всем остальном ты должен будешь полагаться только на себя.

Закатное солнце продолжало окрашивать океан в красный цвет, соленый бриз как и прежде холодил лицо, а песок под моей задницей начинал постепенно остывать.

  • Почему ты мне помогаешь? - спросил я свое альтер-эго.

  • Есть такая притча. Про волшебника Эээха из армянского мультика. А может быть авторы ее просто взяли из какие-нибудь древних манускриптов, входящих корнями в глубь веков. Суть этой притчи в том, что как только я оказываю тебе услугу, я забираю твоего первенца. Этим первенцем станет твоя вселенная, которую ты для себя создашь. Я тоже хочу стать Творцом. И ты мне в этом поможешь. После того, как разберёшься с суккубами, наступит время поработать на меня. Поработать всей вашей троице. Я не хочу идти по пути Сатаны, который обманом забрал у Федора замок. Я хочу получить его в подарок. Но о том, каким он должен будет быть, мы поговорим позже. Сейчас твоя задача обеспечить преисподнюю первоклассными шлюхами. А я буду тебе в этом помогать в качестве связиста и подсказчика. Действуй.

Удар по плечу и я проснулся. Надо мной стоял Илья. Который радостно улыбался от осознания того факта, что решение найдено. Наверное я снова говорил во сне на оба голоса. Тем проще. Не надо посвящать в свой план моих друзей, сами уже все понимают. А вот готовиться к тяжелому путешествию время пришло и первым делом надо доложить обо всем Сатане.

Глава 22

Главврач обхода сегодня не делал, поэтому пришлось обращаться к дежурному санитару, чтобы записаться на импровизированный прием. Санитар куда-то сходил, через некоторое время вернулся и пообещал мне аудиенцию у Сатаны после обеда.

Все это время я тщательно обдумывал то, что должен буду ему сказать. Всё-таки, меня не покидала надежда выпросить себе в компанию Федора и Илью, так как с ними, мне было бы определенно легче перемещаться по этому информационному пространству.

Кстати, для себя, я решил называть этот мир “матрицей” за очень схожие параметры с кинофильмом братьев, а может уже сестер Вачовски.

Если рассуждать согласно загробной логике, то тело мое, смешанное с компостом, представляло из себя материальное воплощение моей личности, условная душа или сознание, находилось в загробном мире, подчиняясь информационным законам и, по моему личному мнению, полностью копируя принцип матрицы.

По сути, мое разлагающееся тело даже какую-то энергию вырабатывало, сгнивая, потихоньку, в деревянном гробу - как минимум тепловую, которая шла на поддержание функционирования загробного, информационного мира.

Не знаю, в каких символах шел пересчет, в нулях или единицах, а может быть обработка шла аналоговым методом, но называть загробный мир цифровым мне было как-то привычнее. Не приходилось постоянно путаться в понятиях.

На данном этапе такая модель познания была для меня легче, а дальше, со временем разберемся, что тут и как устроено.

Сатана принял меня строго после обеда. Все нормальные “психи” приняли лекарство и разбрелись по палатам спать, а меня, санитар, повел по коридору в другое крыло больницы, где находился кабинет главного врача этого сумасшедшего дома. Правда перед этим у меня взяли забор крови, сославшись на какие-то анализы. Особого вида я этому обстоятельству не придал, быстро нацелил в пробирку нужное количество красной жидкости и мысленно приготовился к разговору с Сатаной.

Дьявол принял меня в кабинете погруженном в полумрак, общая атмосфера которого напоминала какой-то антикварный магазин или музей - по углам стояли рыцарские доспехи, на стенах висели какие-то мечи, на столе горели свечи в канделябре с черепами, а тяжёлые шторы были плотно задернуты, чтобы не пропустить ни один лучик солнечного света. Камина только не хватало, для полного погружения в атмосферу настоящего “замка”.

  • Чота пафоса многовато, - без обиняков заметил я оглядевшись, - где камин в котором ты сжигаешь неугодные рукописи? Или ты как Воланд наоборот, придерживаешься мнения о то, что они не горят?

  • Поменьше хамства, мой юный друг, я специально создавал атмосферу кабинета такой, чтобы она подчеркивала мой статус.

  • Слушай, статусный, ты же вроде в общей системе здравоохранения находишься, а следовательно, твой рукотворный ад является всего лишь самым малым филиалом. А на областном уровне такие же придурки как ты сидят, тоже себе кабинеты в стилистике средних веков оформляют?

  • Не хами, ты начинаешь меня раздражать. К тому же в области я никогда не был, связь всегда осуществлялась селекторном совещанием.

Дьявол приподнялся со своего кресла, слегка навис над столом, а за спиной его разлилось красное свечение.

  • Слушай, уважаемый, - тотчас отреагировал я - ты мне тут свою иллюминацию не устраивай. Я свои права знаю. Конституция всему закон. Никакой боли. Никакого воровства. Что ты мне вообще можешь сделать? Ты винтик в машине, а всем здесь управляет небесная канцелярия, так что оставь свои световые фокусы для тех, кто повпечатлительнее. У нас с тобой деловой разговор и я пришел сюда для того, чтобы заключить сделку. Ты ведь любишь заключать сделки, Дьявол?

Сатана с грустным видом вернул свою задницу в офисное кресло, взялся за золотую ручку и принялся нервно ее крутить между пальцами.

  • Развелось вас, юридически грамотных, даже не попугаешь. Ладно, излагай свою просьбу, за чем пожаловал?

Собравшись с мыслями и духом, я начал рассказывать ему о суккубах и своем плане найти место их постоянной дислокации. О своей связи с альтер-эго я почему-то умолчал, не хотелось раньше времени просвещать Сатану в детали реализации плана, но вот выпросить себе в подмогу Илью и Федора попытался…

Безуспешно. Дьявол категорически отказался отпускать нас всех троих, заявив мне, что мои друзья останутся заложниками и в случае чего, в случае моего возможного бегства во вновь созданные миры, я их никогда больше не увижу.

Все, как и предупреждал альтер-эго. Однако, помимо этого меня ждал ещё один сюрприз.

  • Прежде чем я выпущу тебя через черный вход, - начал свой рассказ Сатана, - ты должен усвоить некоторые правила прогулки по неопределенной местности. Лично я называю весь хаос за границами своего замка “пустошью”, хотя для кого-то он представляется как “пустыня”, и в этой пустыне могут таиться многочисленные непредсказуемые ловушки. Слышал ли ты что-нибудь о подсознании?

Интересный вопрос. Я как раз не хотел говорить ему о своем подсознательном двойнике, о своем альтер-эго, а дьявол задал мне именно этот вопрос.

  • Если я не ошибаюсь, ты сам был подсознанием Федора, его двойником и его альтер-эго.

  • Так, да не так. У каждого сознания есть свое подсознание. И тот факт, что я стал по отношению к Федору его двойником, материализовался, так сказать, в физическом обличии, не лишило меня самого своего подсознания. Я стал осознанной личностью и все мои мысли, формируемые мной сознательно, поражают точно такой же, темный подвал непонятных страхов и подсознательных желаний, которыми я не могу управлять.

  • И?

  • Ты, со своим подсознанием уже общался? Только не юли. Это мой мир и ничто не уходит от моего взора. Было ведь, да?

Я на секунду задумался. Может быть это была чисто ментовская разводка, из разряда - я и так все знаю, но хочу услышать ответ именно от тебя, а может быть Дьявол на самом деле подозревал или даже точно знал о моей связи со своим материализованным двойником. В любом случае, мне надо было быстро решать - врать ему напропалую или рассказать правду. Я выбрал второй вариант. И выложил все, как на блюдечке.

  • Так я и думал, - воскликнул Сатана с непонятной реакцией на вновь полученную информацию. Нельзя было точно понять, радуется он или огорчается, но то что он удовлетворен моей откровенностью, это было очевидно, - его помощь, будет для тебя конечно же неоценима. Но в ней кроется дополнительный подвох. Если бы ты пошел через пустоши не понимая, что твое подсознание играет с тобой в игры, тебе было бы проще разобраться в загадках и препятствиях, которые будут подстерегать тебя в пути. Но в данном случае, твое подсознание материализовалось в твоего двойника и проблемы вы будете огребать уже от его подсознания, которое зарыто на более низком уровне и представляет из себя вообще непонятную мешанину страхов и тайных желаний пропущенных через вторые руки. Понимаешь о чем я тебе говорю?

  • О посреднике. Надо полагать, ты говоришь о посреднике и об испорченном телефоне. Ошибка в единицу помноженная на ошибку в двойку даёт не двойку и даже не тройку, а какую-то непонятную какофонию цифр, за которой придется с трудом находить смысл. Ты это имел ввиду?

  • Именно! - удовлетворенно воскликнул Дьявол, резко встал со своего кресла и начал мерить шагами комнату - Лучше бы он не предлагал тебе своей помощи. Лучше бы он вообще не проявлял себя как твой двойник. В этом случае, ты встречался бы с его материализацией и в виде разных сущностей непосредственно в пустошах. Каждое живое существо, которое ты встречал бы на пути к новой константе, к новому “замку”, например к пещерам суккубов, представляло бы из себя всего лишь твоего двойника в новом обличии. Пустоши это место иллюзий и мифов, наполненное твоими страхами и надеждами, которые материализуются из твоего подсознания. Но ты перепрыгнул этот этап и зафиксировал для себя двойника таким, какой он есть. А это значит, что гадить тебе в пустошах будет уже не он, а его подсознание, что вдвойне, а может быть втройне сложнее и во сто крат небезопаснее.

  • О какой опасности ты говоришь? Я умер. Меня окружает загробный мир. Что со мной может случиться такого ужасного, если смерти уже нет?

  • Конституция. Там нет конституции. Пустоши - это дикий запад, сформированный твоими фантазиями. Ты, по большому счету, отправишься в путешествие в мир своих грез, точнее в мир грез своего двойника и какие правила там будут установлены неизвестно никому. Смерти нет? Не уверен. Ни в чем нельзя быть уверенным в подобной ситуации. А следовательно, тебе понадобиться оружие.

Здрасте, приехали. Умереть ради того чтобы заново сражаться за собственную жизнь. К такому меня бабушка не готовила. А дьявол, тем временем, начал спешно ходить вдоль своих стен, выискивая там что-то известное только ему.

  • Вот! - нашел! Точная копия самурайского меча из кинофильма “Убить Билла”. Его сделали только что, по спецзаказу и в составе его содержится частица твоей собственной крови, которую мы брали у тебя сегодня на анализы. Этот меч никогда не сможет быть тобой потерян и найдет свое применение в самых сложных ситуациях в пустошах. Держи, он тебе еще пригодится.

С этими словами дьявол радостно протянул мне кусок стали в виде изогнутого клинка. Я нехотя взял это оружие и задал резонный вопрос:

  • И что, мне, сейчас, таскаться с этой железкой по всем своим подсознательным воспоминаниям? Попроще идеи нет? Может быть снабдить меня автоматом Калашникова или парой противотанковых гранат?

  • А ты знаешь точную формулу пороха? А рассчитать взрывную волну сможешь? А диаметр гильзы для пули, ее скорость и убойную силу? Загробный мир это не волшебное место, в котором могут работать любые предметы из реального мира. Все здесь создается мастерами, которые при жизни открывали законы мироздания. Атомную бомбу может создать только Альберт Эйнштейн. Автомат Калашникова может спроектировать только Хьюго Шмайссер, а над таким сложным техническим устройством как смартфон, здесь трудится целая команда учёных во главе с Теслой, который первым начал производить масштабные опыты с электричеством. И все это привязано к определенным замкам, законы физики в которых представляют из себя непоколебимые константы

  • Я не понимаю куда ты клонишь. Смартфоны собирают твои же собственные урки, сидящие у тебя в подвале. Почему ты не можешь заказать им сделать для меня автомат, пистолет или ракету?

  • Лицензия, мой друг, для этого необходима лицензия. На изготовление. И точные чертежи, адаптированные под конкретные законы физики конкретного загробного мира. “Замков” - точек с нулевыми координатами и константами в виде законов физики существует бесчисленное количество. И все они связаны караванными тропами, ведущими через пустоши, по этим тропам могут передвигаться только лицензированные перевозчики, скованные своей собственной гильдией таксистов, или коневодов, в зависимости от уровня промышленного развития той или иной политически исторической территории. Например, в Монголии времен Чингисхана, вообще непонятно какие правила и кто там занимается перевозками - сами жители или специально лицензированные конюхи. В России, все ездят на такси, на вождение автомобиля необходимо получать лицензию. Также как и на огнестрельное оружие. У меня такой лицензии нет. Я, в основном, специализируюсь на производстве китайского ширпотреба и дешёвой электроники. Более того, огнестрельное оружие будет функционировать только в конкретном месте с конкретными физическими законами, даже не в пустошах, а строго в пределах замка. И даже если творец замка изменит в рамках своего существования космологические постоянные, например замедлит или ускорит скорость света в вакууме, то огнестрельное оружие либо вообще перестанет работать, либо будет вести себя настолько непредсказуемо, что взрыв одного единственного патрона может быть сравним по разрушительной силе со взрывом атомной бомбы. А такое уже случалось Сечешь?

  • В общих чертах. Но одно, я понял для себя достаточно выпукло - весь ваш мир представляет из себя лоскутное одеяло с с точками относительного равновесия, законы физики могут отличаться, а через пустоши, которыми окружены все замки, логистику осуществляют только специально подготовленные перевозчики. И это только в России. А что творится в других странах, например в Австралии, тебе неизвестно.

  • Австралия. Да там из нас и не был никто, и что там творится - известно только австралийцам или президенту РФ. Ну, и пожалуй небесной канцелярии. Им сверху виднее, что из себя представляет вся эта загробная географическая вакханалия.

  • Не просто виднее, но и намного проще, как я понимаю. Дерево познания. Дерево бессмертия. Облака и синее небо. Составляющих - минимум. Бог у нас наверху определенно курит бамбук и не особо заморачивается над законами физики. Да и какие законы физики были во времена Иисуса Христа.

  • Вот именно. А нам, тем кто находится в его подчинении, приходится лишний раз голову ломать, чтобы заставить то же самое электричество правильно работать. Загробный мир это не сказка, это то самое место, где открываются все тайны, если, конечно, ты сможешь найти в себе разум начать задавать правильные и осмысленные вопросы.

На минуту в комнате повисло какое-то тягостное молчание. Дьявол думал о чем-то своем, а я крутил в руках подаренную мне копию самурайского меча, созданного по спецзаказу с вкраплениями частичек моей крови.

  • Взамен что-то попросишь? Или так просто подаришь? Для Дьявола такая щедрость весьма необычна.

  • Я заинтересован в положительном исходе компании, поэтому - дарю.

  • На этом все? Инструктаж закончен?

  • Как будто бы да. Попрощайся со своими друзьями, может быть посоветуйся о чем то и отправляйся в путь. Предлагаю выпустить тебя наружу ровно в полночь. Почему-то мне кажется, что это будет наиболее подходящее время.

  • Театральности тебе не занимать, - сказал я в ответ и направился с мечом под мышкой к Илье и Федору. Предстояло еще разработать детальный план коммуникации на случай непредвиденных обстоятельств. А потом - шагнуть в неизвестное. Суккубы - ждите меня в гости, я скоро к вам приду.

Глава 23

Друзья мои находились все в том же положении, в котором я их оставил - Илья играл сам с собой в шахматы, а Федор пялился в окно, стоя у заграждающей его решетки.

  • Вы без меня тут вообще хоть двигаетесь? - спросил я и вспомнил об одной концепции реальности, которая заключалась в том, что когда ты не смотришь на объект, он, вроде как не существует. Этот принцип активно использовался при создании компьютерных игр, когда картинка на экране просчитывается только та, которую ты должен был увидеть как игрок, а на то, что происходит за твоей спиной, ресурсы компьютера не тратились. Может быть здесь действует точно такой же принцип и пока я не смотрю на своих друзей, они не существуют?

  • Я, за время твоего отсутствия выиграл сам у себя две партии. Но, по той же логике, две партии самому себе же и проиграл. В общем жизнь бьёт ключём, а что у тебя за подарок под мышкой?

  • Эскалибур, мать его, легендарный меч короля Артема. Уменьшенная его копия и слегка модифицированная. Главврач подогнал, говорит, он может мне пригодиться во время передвижения по пустоши.

Федор отошёл от окна, повернулся ко мне и спросил с весьма зловещим видом:

  • Значит он тебя все таки выпускает?

  • Меня - да, тебя - нет. Извиняй, брат.

  • Кто бы сомневался, - чуть ли не хором проговорили Федор с Ильёй.

Наступило неловкое молчание. Илья вернулся к расстановке фигур на доске, а Федор пошел допивать оставленный им и уже остывший чифирь на тумбочке. Я же, почувствовал комплекс вины.

  • Народ. Вы это давайте, прекращайте, я не виноват, что дьявол поставил такие условия. Это его мир и мы у него гости. На что смог договориться, на то смог. Большего от меня не требуйте.

  • Да никто к тебе никаких претензий и не имеет, - ответил из угла Федор, - вопросы только к Сатане, сдержит ли он свое слово, - сказал Федор, сделав акцент на слове “он”.

  • А у нас есть выбор? - поинтересовался Илья.

Выбора, действительно не было никакого. Либо соглашаться с предложением дьявола, либо, лично мне, отправляться в рай к бабушке, куда мне совсем не хотелось, либо куковать здесь целую вечность всем втроём.

  • Мое предложение, - сказал я, - прекратить панические атаки и заняться разработкой плана. Путешествие мне предстоит нелегкое и непростое, поэтому надо учесть все детали и вы, я надеюсь, расскажете мне все, что может мне пригодиться в этом походе. Федор. Ты же пересекал пустоши. Расскажи, что ты помнишь?

Федор невозмутимо поставил пустую кружку на тумбочку, положил подбородок на руки и ответил:

  • Бульдозер, пойми, ничего из того, что пережил я, не поможет тебе совсем никак. Пустоши наполнены порождениями из подсознания. В моем случае, меня везде сопровождал мой двойник, с которым ты имел возможность сегодня беседовать. В твоём случае, тебя будет сопровождать твой двойник. Что у него на уме и какие испытания тебе предстоят, не знает никто.

  • Но ты же как-то перемещался между другими “замками”. Вспоминай, мы были с тобой в Екатеринбурге, моросил дождь и вообще, ты слинял отсюда в сверхсветовой вспышке и тебе не представило труда вернуться обратно. Как-то ведь ты это провернул. Может поделишься секретом.

  • Слинять может любой, просто меняешь один замок на другой, как будто в новую гостиницу вселяешься. Для этого надо просто оставить на своем месте кого-то, зараженного твоим информационным ДНК. Для равновесия. Я выбрал тебя. Помнишь, я в чай плевался, а ты пил? Таким образом, со слюной я передавал тебе часть своей информации. А потом представлял себе, что ты, стал мной. И потом я увидел в тебе самого себя, потому что ты в моих глазах действительно физически менялся. И когда это произошло, меня отпустило и я пошел гулять по дорожке из звёздного света, который манил меня в новую вселенную. Звёзд на небе бесчисленное количество и все они хотят заселить себя новыми душами, гостями, с которыми будет интересно коротать вечность. Там есть все, но попадая туда таким образом, например через сны, ты с ними только знакомишься. А для побега надо какой-то фокус изобретать. Но попав туда энерго-информационно-физически ты становишься заложником их правил. А мы хотели создать свой собственный мир и сгенерировать свою вселенную со своими законами физики. Так?

  • Так, - ответил я.

  • Значит бегство в другие галактики нам не подходит. И планы у нас другие. Хотя, изначально, мы планировали путешествовать втроём, а сейчас ты уходишь один. Как поведут себя пустоши не знает никто, мы свою изначальную логику про триединство в них воплотить уже не сможем, а это значит, тебе придется заново изобретать велосипед, на который нам потом придется садиться и ехать втроем и на что он будет похож, неведомо никому.

  • А что будет со временем? Как оно поведет себя в пустошах?

  • Ты же вроде назначил себя Хроносом, богом времени, - оторвался от своих шахмат Илья, - тебе и карты в руки. Запомни, покидая границы точки равновесия, границы замка, ты попадаешь в неопределенные завихрения информационного пространства, в которых может происходить все, что угодно. Как решишь, так и будет.

  • В таком случае я решаю сейчас. Сколько бы времени я не провел в пустошах, здесь, для вас, должны пройти мгновения. Дьявол определил мне время выхода ровно на 00 часов, а следовательно, если я рассуждаю правильно, выйдя за двери я сразу же вернусь обратно с готовым результатом и в окружении топы суккубов-проституток.

  • Не получится. Ты забыл о сеансах связи. Твое альтер-эго обещало нам решить с ними вопрос. Соответственно, когда ты будешь обращаться через него к нам - время в пустоши и время в замке будет синхронизировано, поэтому эти сеансы растянуться чуть дольше, чем на мгновения.

Я на минуту задумался, пытаясь осмыслить сказанное Ильёй. В его словах была логика. И эта же логика навела меня на одну очень интересную мысль:

  • Слушайте, тогда я не понимаю, что вы дуетесь. Для вас, мое путешествие будет длиться от силы час, в зависимости от того, на сколько я с вами по удаленной связи наговорю, при этом, вы не будете ничем рисковать и проведёте время с удовольствием, помогая мне в решении разного рода удаленных проблем. Разве это плохо?

  • Это в первую очередь скучно, - негромко ответил Федор, - задача творца заключается в том, чтобы творить, а не в том, чтобы сидеть взаперти, под командованием собственного подсознания.

  • Соглашусь, - поддержал его Илья, - но в любом случае, право выбора нам никто не предоставлял. Давай сюда свой смартфон.

Немного не понимая зачем он его просит, я, все таки, достал из кармана и вверил свою ценность Илье.

  • Зачем он тебе? Я его, вообще-то, планировал с собой взять.

  • С собой, - усмехнулся Илья, - он у тебя там работать не будет. Как и любое другое сложное устройство. Как порох, или автомобиль. Самолеты через пустоши тоже не летают. Все это превращается в бесполезную груду мертвой материи. В пустошах не действуют космологические постоянные, там нет никаких констант, вселенные там накручиваются одна на другую и от смартфона тебе не будет ровным счётом никакого толка. А нам он пригодится. Во время сеансов связи. Вдруг ты захочешь в Википедии что-то почитать или с двойником связаться через нас.

Это было весьма резонное замечание. После которого, мы, на некоторое время перестали разговаривать. Илья вместо шахмат начал разбираться со смартфоном, а Федор заварил себе новый чифирь и молча попивал его, сидя в уголке палаты. Я же, игрался с мечом, доставая его из ножен и вставляя обратно.

В целом, день так и пролетел незаметно, больше мы к обсуждению планов не возвращались, а просто ждали полуночи.

Минут без десяти до установленного срока, к нам в палату пожаловал он, личной персоной, владелец текущей точки равновесия, Сатана и главврач замка.

  • Попрощались? - с каким то ехидством поинтересовался он.

  • Нам это без надобности, - ответил ему я.

  • Почему? - удивлённо спросил Антихрист.

  • Потому, - коротко ответил я, решив не посвящать его в детали игр со временем. Пусть ничего не знает, мало ли что, - мы идём?

  • Да, конечно, твои друзья пусть остаются в палате, а ты иди со мной.

Молча, не совершая никаких обрядов прощания, по-английски, я покинул темную палату и вышел в освещенный коридор. Я не знал, когда я снова увижу это место и увижу ли вообще. Пустоши, как я понял из всего того, что про них узнал, были весьма непредсказуемым местом, наверное, даже, волшебным, если к ним было применительно данное уточнение. На сколько я в них застряну, не знал никто, что меня там ждёт, тоже было неизвестно. Соответственно, больше всего риску подвергался один лишь я, а все остальные оставались в относительно комфортной точке равновесия загробного мира, в ожидании результатов.

Дорога до тайной двери наружу не заняла много времени. Никаких ритуальных слов, для того, чтобы ее открыть, дьявол тоже не произносил - просто отодвинул в сторону засов, предварительно сняв с него навесной замок и спросил меня:

  • Готов?

  • Да.

Дверь отворилась и я без приглашения шагнул в черную пустоту, услышав на прощание только звук задвигаемого засова. Так я и оказался в пустошах.

Глава 24

Мельком посмотрев назад, я с ужасом осознал, что дверь исчезла. Не было никакой стены, не было никакого замка, только бескрайняя степь в каком-то сером сумраке представлялась моему взору.

Посмотрев в обратную сторону, я увидел тоже самое - песчаная полустепь, полупустыня наполненная серой пустотой и ветром, который разносил этот песок по пустошам.

Если следовать логике загробного мира, то весь этот информационный песок, являл собой, по сути потенциальные вселенные. В каждой песчинке были заключены многочисленные миры, которые необходимо было просто вытащить на свет через игры со своим подсознанием. В моем случае, с подсознанием подсознания, или двойником моего двойника.

В некотором смысле, каждая песчинка и была отдаленным напоминанием о том, что представляет из себя наше Я. Именно такими точками являлись наши души, наваленные в каком-то непостижимом, трансцендентном месте друг на друга и представляющие из себя изначальную материю. Возможно именно пустоши и были тем самым местом. Как знать.

Не различая сторон света, я сунул ножны с мечом под мышку и направился куда глаза глядят, постепенно формируя в своем сознании законы этого нового для себя места.

В первую очередь, подумал я, мне надо разобраться с законами физики. Раз гравитация здесь есть, значит планета круглая, если это так, то должна существовать звезда, вокруг которой она крутится. Других способов формирования во вселенной я не знал, поэтому остановился на наиболее привычном, сразу откинув идею.с плоским миром.

Судя по сумраку, сейчас либо вечер, либо раннее утро. Так как выбирать время суток предстояло мне, я решил, что раз вышел в 00 часов, то проще думать о том, что здесь наступает утро и мне предстоит ждать рассвета.

Но так как в полночь такую ясность можно было увидеть только во время полярной ночи, находясь на шапке планеты, возле северного полюса, я предположил что именно там и нахожусь, а это значит, мне можно двигаться в любом направлении, рано или поздно я окажусь у океана. А как я помнил из своего сна, пещеры с суккубами как раз у океана и находились.

Обрадованный такой простой логикой, я направил свой шаг в ту сторону, откуда ожидал увидеть восход солнца, то есть на восток и против движения вращения планеты.

Размеренно шагая, я прокручивал в своей голове картину загробного информационного мира, пытаясь утрясти у себя в сознании все то, что узнал за последнее время.

Всеми правилами заправляла конституция. Наверное, написанная на чем-то напоминающем бумагу. Государство РФ объединяло по языковому, а может быть и этническому или культурному признаку некие разрозненные точки с постоянными законами физики, называемые “замки”.

Связь между замками осуществлялась с помощью прямого перемещения на автомобилях. Плюс телевизор, по которому транслировались новости Российской Федерации. Плюс мобильная связь и интернет.

Попадать в другие миры, в другие звёздные системы можно было через сны. Или через пустоши. Для Федора было сделано исключение. Так как он являлся, по сути, творцом замка с психушкой, то некоторые законы его собственного замка продавливались под него и он смог провернуть временный фокус с бегством на “путеводную звезду”, а оттуда в другие миры где и прошлялся 200 лет по своему личному, биологическому времени.

С инопланетянином Архимадридом вопрос был несколько сложнее. Возможно он перешёл на какой-то другой уровень постижения загробной реальности и играл с константами как жонглер с мячами, по крайней мере ему не составило труда без лишней суеты покинуть замок двух Федоров просто через круг просроченный в воздухе.

Что же касается альтер-эго, сформированного в отдельную личность, то уже его подсознание руководило фантазиями реализуемыми в пустошах. Значило ли это, что мне надо было объяснить своему двойнику лично, или же его фантазии уже где-то незримо присутствовали, я пока не понимал. Разберемся по ходу пьесы.

Но важен был ещё один аспект - я отправился в путешествие не взяв с собой ни еды, ни воды. И ни Сатана ни друзья не посоветовали мне запастись припасами.

Сначала, меня эта мысль дико напугала, ведь я не видел вокруг ничего, что могло бы напоминать пищу или воду. Но через некоторое время рассуждений, я пришел к выводу что все это было сделано правильно. Для формирования новой вселенной, мне надо было как можно быстрее порвать связь с “замком”, с точкой отсчета координат, чтобы создать свою собственную. А это значит, я должен был выдавить из себя как можно больше материальных информационных молекул замка.

Пост. Сухой пост. Вот что сейчас мне было нужно. А не бессмысленное хождение. Физически, я мог совершенно не двигаться, главное было дождаться того момента, когда в моем организме переработается и выйдет наружу вся ненужная информация впитанная с пищей в замке.

Я должен был очиститься. Я должен был помедитировать, ведь чистота мыслей и концентрация были не менее важны.

Воткнув ножны с мечом в кучу более менее рыхлого песка, я сел в позе лотоса рядом с этим импровизированным столбиком, положил свою ладонь на рукоять и закрыл свои глаза.

Мне надо было сконцентрироваться, очистить свои мысли и понять логику дальнейших действий.

Со сторонами света я разобрался, с географическими координатами тоже, как и с направлением движения к океану.

Что дальше? Ждать!

Время, весьма субъективное понятие. Иногда оно движется со скоростью света, а иногда ползет как черепаха.

Моим ощущением времени может быть только чувство голода, которое синхронизирует мои биологические часы с условным временем, которое я хочу сформировать в пустошах.

Если я ужинал вечером, а в путь отправился ночью, то часов через 8 наступит рассвет и наступить он должен в точности с первыми признаками голода и жажды, которые должны проявиться у моего тела, после бессонной ночи в пустошах.

А это значит, ждем. Просто ждём.

Для большего удобства, я начал считать секунды, складывая их в минуты, которые сливались в часы. Глаза я сознательно не открывал, ведь согласно моей логике, утро должно было встретить меня рассветом. Что в точности и произошло.

Когда я отсчитал неполные шесть часов, то сквозь закрытые веки начал различать изменение освещения. В окружающих меня пустошах определенно наступал рассвет. Но для того, чтобы не испортить эффект от этих изменений, я продолжал считать про себя, не открывая глаз.

Ещё через час, вместе с жаждой и первыми признаками голода, я стал ощущать теплый солнечный свет и ровно в восемь раскрыл свои глаза.

Солнце, вставшее из-за горизонта, огромным жёлтым шаром светило мне прямо в лицо. Я победил. Я научился логикой и здравым смыслом управлять пустошами и создал свои первые зачатки новой вселенной.

Глава 25

Сразу, после того, как я открыл глаза, за спиной моей послышался хруст песка, как будто бы по нему кто-то шел, приближаясь ко мне. Я резко выдернул меч из воткнутых в песок ножен, перекувырнулся с ним через голову, развернулся и вскочил на ноги, направляя его кончиком лезвия на незримого врага. Однако незнакомым врагом оказался мой двойник.

  • Ты хочешь меня этим зарезать? - с ухмылкой поинтересовалось мое альтер-эго.

  • А в пустошах это возможно? - переспросил я, возвращая оружие в ножны.

  • Здесь возможно все то, что ты посчитаешь нужным. Формально, ты уже умер, фактически, ты покинул привычный себе информационный мир и не находишься уже в чистилище.

  • Значит ли это, что я переродился?

  • Не совсем. При реинкарнации, ты теряешь свою память и индивидуальность и начинаешь с новой личности. В данном случае, личность у тебя сохранилась, значит ты не переродился, ты просто вышел в пустое информационное пространство, в котором возможно все.

  • И что же мне делать здесь дальше?

  • Договариваться о правилах.

  • С кем?

  • С самим собой.

  • То есть с тобой?

  • Ага, именно поэтому я и появился. И как твое подсознание, я знаю все то, что знаешь ты и даже несколько больше. Например, я в курсе о твоём разговоре с Сатаной. И понимаю, что все фокусы этого мира зависят от меня и моего подсознания, но никак не от тебя.

  • Минуточку. Я же смог управиться с солнцем. Я дождался чувства голода и жажды, отсчитал восемь часов и оно появилось из-за горизонта.

  • А чем ты можешь доказать, что это не должно было случиться именно так и не является случайным совпадением?

Я на минуту задумался. В вопросе двойника была очень сильная логика. Действительно. Я внушил себе, что солнце встанет, оно встало, но доказать, что именно я явился причиной этого фокуса я никак не мог. И логика была этому факту прямой защитой.

  • Фокусы, которых ты ждешь, не будут зависеть от тебя. Такова защита от дурака в пустошах. Даже после смерти, сознание неразрывно связано со своим прежним миром и находится в рамках физических законов. Даже в загробной Российской Федерации не отказались от привычных правил - конституция, автомобили, интернета и телевидение. А где же загробные - антигравитация, телепортация, обратное превращение энергии в материю? Нет этого. И только какие-то вьетнамцы шьют кроссовки в импровизированном аду. А смартфоны в коробках возят и перепродают таксисты. Все как на земле.

  • Что ты этим хочешь сказать?

  • То, что волшебство здесь будет зависеть от меня, а не от тебя. Точнее от моего подсознания. Я и оно, со своей логикой, мы вместе, будем создавать это место, хотя управлять им будешь уже ты.

  • Не до конца понимаю распределение ролей. Что ты имеешь ввиду под - создавать и управлять?

  • Ты попросил солнце. Мысленно. Через логику. Я тебе его создал и дал. Вот оно, управляй им теперь отсчитывая время в своей голове. Согласно продолжению твоих рассуждений, эта планета имеет такой же диаметр как и земля и находится на таком же расстоянии от солнца. А это значит, что через 12-16 часов наступят очередные сумерки и ночь.

  • Но как ты это сделал?

  • Также как и ты - медитировал и договаривался со своим подсознанием.

  • Что? Черт побери. Это какая-то матрёшка. Неужели и оно у тебя сформировано в альтер-эго?

  • Разумеется. Но у нас вся логика сложнее, чем у тебя и недоступна твоему пониманию. Мы думаем о том, как появится солнце, на субатомном уровне, а потом, мой двойник договаривается со своим на каком-то им одним понятном языке и тот со своим двойником и так до бесконечности.

  • И какой-то наш далёкий двойник сам становится этим солнцем и появляется согласно заданной программе?

  • Не исключено. Да, что там говорить. Так оно и есть. Именно так функционирует бытие и ты это теперь понял. У каждого живого существа есть подсознание. Все что мыслит - имеет тайные страхи и помыслы которые его формируют. А что такое мышление? Просто заранее сформированная подсознательная реакция на внешние раздражители. Поэтому мыслит все, включая этот песок, который ты топчешь своими ногами. И для того, чтобы договориться о том, чтобы он принял правильную форму, тебе просто надо найти к нему очень далёкий далёкий подход. Через меня. И далее по цепочке.

  • Как все оказывается сложно. А попроще нельзя.

  • Насколько проще?

  • Почему я не могу обращаться к этой планете и этому песку напрямую?

  • Потому что ты для него чужеродное существо. Стань для него родным и близким индивидом, слейся с ним и получишь над ним власть.

  • В каком смысле?

  • Думай. Это твоя работа. А я говорю тебе только то, что получаю от своего подсознания. Думай и действуй.

С этими словами как будто бы началась небольшая песчаная буря, которая развеяла моего двойника в воздухе, оставив меня один на один со своими мыслями.


Глава 26

Стать родным для песка? Искупаться в нем, что ли? Глупая затея. Местами, пустоши, конечно, походили на пустыню, но не до такой степени, чтобы в песке можно было купаться. Большую часть, местность все таки напоминала собой степь. А зарыться в степь достаточно сложно.

Да и не соответствовало это никакой логике. Решив, что в ногах все таки есть правда, я собрался с силами и пошел в сторону восходящего солнца. По пути, я пытался логически раскрутить все то, что мне поведал двойник.

Согласно его заверениям, моими далёкими далёкими альтернативными сущностями были эти маленькие песчинки. Или степная земля? Вообще-то, местами мне попадался жухлый кустарник, а иногда дорогу пересекало перекати поле. Быть может, я как-то должен сделать выбор и зафиксировать его?

Чисто по привычке, степь, для меня, россиянина, была роднее, чем пустынный песок. Но подсознание, возможно формируемое двойником, подсказывало мне что песок быстрее выведет меня к океану. Но как зафиксировать свой выбор и стать для песка роднее?

В юности, когда мы с Ильёй напивались, для того, чтобы породниться, мы резали себе ножки указательные пальца и скрещивали их между собой замочком. Смешивали кровь. Молодым и пьяным, нам казалось, что так, мы станем кровными братьями. Может быть попробовать этот вариант и здесь?

Но не будет ли это означать, что я стану смертным - ведь у меня начнет идти кровь. В психушке мне ставили уколы, однако никакой боли я при этом не испытывал. И дискомфорта тоже. Вообще, мне казалось, что в меня просто пальцем тыкали. Наверное отсутствие боли защищалось конституцией. Но здесь ведь ее нет. Значит ли это, что смерть здесь существует?

Озаренный этой мыслю, я встал как вкопанный и на минуту замер. Мне предстояло сделать непростой выбор, который мог привести меня к непредсказуемым последствиям. Если я смогу порезать свою кровь мечом, это значит, что и кто-то другой сможет это сделать. Угроза потерять конечность или голову меня совершенно не прельщал.

С другой стороны, пустить кровь на песок и “сродниться” с ним, сократив цепочку посредников казалось мне очень логичным. Ведь в этом случае я смогу отказаться от передачи информации через двойников и напрямую обращусь к песку, сформировав с ним ментально-физическую связь.

А в этих песчинках скрывалось бесчисленное множество миров и согласно принципу неопределенности, в том смысле, в котором я его понимал, потенциально, каждая из этих частиц могла содержать в себе тот самый мир, который был мне нужен.

Дополнительным аргументом в пользу такого решения выступал метод Федора, который плевал мне в чай, внедряя в меня ДНК своей информации.

Последний пример убедил меня окончательно, и чтобы долго не раздумывать и не передумать, я быстро побежал к первому попавшемуся небольшому бархану, чтобы пустить на нем себе кровь.

Остро отточенный клинок без каких либо проблем рассек мне кожу на пальце и красные капли крови градом посыпались на песок, моментально впитываясь в него.

Острая боль в пальце, последовавшая за этим поступком, резко распространилась на предплечье, расползлась по всему телу, парализуя его и заставляя меня упасть как подкошенного.

Тяжесть навалилась на меня бетонной глыбой, глаза затянуло черной пеленой и я потерял сознание. Последней моей мыслью была какая-то глупая поговорка “два раза не умереть”, а за ней уже последовала непроницаемая тьма.

Глава 27

Сознание возвращалось нехотя и неспешно. Первым делом, я ощутил дикий холод, который заставил меня начать резко двигаться. Хотелось вскочить и побежать, чтобы согреться, ну или как минимум попрыгать на месте. Однако сделать это сразу не получилось, так как ноги мои увязли в песке.

Песка было очень много. Пустыня расстилалась в чернеющей темноте ночи куда глаза глядят, хотя до потери сознания местами она перебивалась степью.

Да. Наступила ночь. Практически непроглядная. На небе горела только одна звезда навстречу к которой я и решился идти.

Голод и холод были моими попутчиками все это время. Голод. Холод. И рассуждения.

Да ещё самурайский меч подмышкой, который никуда не пропал.

Исходя из сложившейся обстановки, на ум напрашивались два варианта - либо я был без сознания до самого вечера, либо мир просто внезапно поменялся, как только в песок упали первые капли моей алой крови.

Второй вариант казался мне более логичным, так как степь полностью пропала и сменилась настоящей аравийской пустыней.

Однако почему, при этом, наступила ночь, мне было не совсем понятно. Либо я пролежал все это время без сознания, либо просто мир сменился на тот, в котором на данный момент, относительно меня,была уже ночь.

Попытавшись прислушаться к своим ощущениям, я понял, что голод и жажда сильнее не стали, а это значит, что по моим биологическим часам прошло не очень много времени. Значит, все такие не я провалялся до ночи, а ночь наступила мгновенно вместе с появлением новой пустыни.

И что теперь делать дальше? На ум пришла только версия с отражениями, которую я с детства помнил из хроник Амбера.

Для того, чтобы манипулировать параллельными вселенными, принц Корвин формировал их силой мысли по кусочкам, постепенно представляя себе то кустик, то тропинку, то поворот этой тропинки за которым, например, должен был оказаться ручей.

Так все у него и получалось. Но мне нужен был океан. А не кустик и не ручей. Я не планировал блуждать по этому месту целую вечность. К тому же, голод и жажда усиливались и надо было поскорее попасть в мир населенный суккубами. Но как это сделать?

Представлять себе за каждым очередным барханом океан?

Не придумав ничего лучше, я начал именно так и делать, однако ничего у меня не получалось. Океан не появился ни за первым гребнем бархана, ни за вторым, ни за третьим. Однако на небе стали появляться звёзды.

Формироваться они стали спиралью, вокруг той самой звезды, которую я назвал для себя “путеводной”. Сначала появился первый виток, потом ещё один, потом третий и так далее. Наблюдать за этим процессом было очень необычно и несмотря на заявления моего подсознания о том, что я напрямую, сам, ничего не делаю, ощущение творчества не покидало меня все это время. Может быть я уже “сроднился” с песком, как выразился мой двойник и новые вселенные напрямую подчиняются моему мысленному запросу?

До самого утра я заполнял ночное небо светящимися точками, так, чтобы в конце концов получилась огромная спираль, в центре которой горела моя “путеводная звезда” имя которой я дал Сириус. Просто потому, что светила она ярче других.

А утро приближалось и вместе с ним приближался голод, жара и жажда. Необходимо было срочно что-то решать с этими обстоятельствами моего путешествия.

Не имея навыков путешествия по пустыне, я все-таки надеялся на какие-то оазисы, через которые движутся караваны. В оазисе я планировал восстановить силы, подкрепиться и подумать о дальнейших действиях. Никаких более осмысленных идей у меня не возникало, как не возникало и оазисов на моем пути.

Продолжая зачем-то отсчитывать в голове время своего путешествия, я примерно к обеду настолько устал и был вымотан, что двигаться дальше мне уже не хотелось, да и не было на это никаких сил.

Упав на спину у подножия очередного бархана, я закрыл глаза и постарался отключиться, в надежде на то, что если даже я умру после смерти, новый загробный мир будет встречать меня своими новыми и приятными чудесами.

Пролежав так какое-то время, я внезапно услышал знакомое шурнашине песка. Также неспешно передвигаясь ко мне приближался мой двойник.

Глава 28
  • Неплохо ты тут устроился, как я погляжу, - начал мой двойник - гравитация, солнце, пустыня, звёзды - делаешь успехи!

  • Оазис нужен. Я пить хочу и проголодался.

  • Надо что-то о них знаю, - ответило подсознание, - надо в Википедии смотреть.

  • У меня для этого девайса нет, не с чего, - грустно ответил ему я.

  • Значит пришла пора установить сеанс связи с сумасшедшим домом, где у тебя сидят помощники. Ты тут уже сутки, а у них и секунды не прошло. Пора синхронизировать время сеансом связи. Ты готов?

  • Я то, готов, но как ты все это провернешь? Они же остались со своим миром где-то там, далеко в самом начале пути.

  • Ты так и не усвоил основной принцип бытия - время субъективно, расстояний вообще нет. Все находится здесь и сейчас, все варианты развития всех событий. Для того, чтобы связаться с Федором или Ильёй нам не надо думать о времени и расстояниях. Достаточно просто захотеть.

  • Ну, хорошо, я хочу, этого достаточно - развел руками я, лёжа на спине, - хочу чтобы ты принял образ Ильи, сидящего в темной палате ПНД со смартфоном, в 00 часов 00 минут, ровно в то мгновение, когда за моей спиной захлопнулись двери психушки и я устремился в пустоши.

Сказано - сделано. Двойник опять заколыхался в воздухе и принял образ моего старого товарища детства, который сидел точности в той позе, в которой я его себе представлял.

  • Привет, Илья.

  • Привет, Бульдозер, - негромко отозвался он, - я буду тихо разговаривать, у нас уже все спят. Кроме меня и Федора. Он, правда, тебя не видит, но слышит мои ответы, поэтому будет стараться ориентироваться в ситуации по ним.

  • А ты меня как видишь?

  • Ты у меня на шахматной доске лежишь. Маленький такой, размером с шахматного ферзя и какой-то усталый. Полагаю, это все проделки твоего двойника, потому что мое подсознание никогда мне галлюцинации не подсовывало. Как у тебя дела? Рассказывай.

Раз просят рассказать, надо изложить, ввести, так сказать, в курс дела. И хотя до начала диалога, силы мои были практически на исходе, тут я как будто получил откуда то заряд новой энергии и начал подробно описывать все, что со мной произошло за последние сутки - про солнце, про гравитацию и звёзды, про песок, меч и кровь. Про свой диалог с двойником и о том, что у него, оказывается, есть свой двойник-подсознание, а у того, в свою очередь, свой и так до бесконечности, пока кто-то из самого последнего двойника не воплотится в солнце, в песок, в окружающий тебя мир.

Илья слушал все это молчал, иногда хмыкая и кивая, а когда я закончил проговорил:

  • Постараюсь все это Федору потом рассказать. Как получится, своими словами. А ты, как я понимаю, оказался в какой-то затруднительной ситуации, раз решил с нами связаться. В чем проблема?

  • Нужно узнать как можно больше информации про оазисы. Как они формируются, за счёт чего живут, что там вообще происходит. Мне нужен промежуточный пункт для отдыха. Я сильно истощен физически, около суток здесь уже ковыляю, устал, хочу есть и пить. Загляни в Википедию и вслух прочитай мне все то, что ты там про оазисы нароешь.

Илья безотлагательно начал выполнять мою просьбу и найдя в интернете соответствующую статью, начал читать мне по ней все, что относилось к оазисам. Также, он открывал смежные, сопутствующие статьи и рассказывал мне о примерах оазиса в той или иной пустыне.

А я все это внимательно слушал. И представлял себе как должен выглядеть мой, который я себе наметил - с озером посередине, финиковыми пальмами по периметру, с мотелем, интернетом и вайфаем. Мой оазис должен был стать определенной константой в этих пустошах, точкой равновесия, новой координатой на оси, которую я начал отмерять с того места, где пустил себе кровь.

Мы очень подробно изучали с Ильёй тему оазисов и провели несколько часов за общением. Когда же, вся информация по этой теме была исчерпана, я не прощаясь, достал из ножен меч и резанул им по пальцам, кровь опять смешалась с песком и я в очередной раз потерял сознание.

Глава 29

Ночь. Холод. Желание согреться. Пробуждение встречало меня прежним набором ощущений. И звук. Ко всему этому примешивался какой-то вязкий, тянущийся звук, назойливым скулежем цепляющийся к моему, ещё не до конца прочистившемуся сознанию. И звук этот казался мне чертовски знакомым.

  • Аааскаааая оооочь, олшееееееный остооооок….

Что-то очень близкое, мерещилось мне в этом заунывном пении. Что-то родом из детства и с привкусом развлечений.

Лежать дальше на песке не было смысла, надо было подниматься и разбираться со вновь открывшимися обстоятельствами. Что за звук и откуда он доносится? И предстояло ещё выяснить, получилось ли у меня создать оазис.

Резко открыв глаза, я вскочил, как физкультурник - сначала на колени, а потом и на ноги. Это упражнение придало мне немного бодрости. Подобрав меч, который валялся рядом, я засунул его в ножны и полез на бархан, небо за кромкой которого горело разноцветными огнями.

Чем ближе я приближался к вершине, тем отчетливее становился звук и практически на самом верху я начал различать слова, которые сложились для меня в куплет до боли знакомой песни:

  • Арабская ноооооооочь, волшебный востоооооооооок, здесь чары и месть, отвага и честь, дворцы и песооооооок!

“Черт побери, - подумал я, - это же заглавная музыкальная тема мультипликационного фильма студии Дисней, под названием “Аладдин”!”

Не веря своим ушам, я окончательно взобрался на гребень бархана и взгляду моему предстало нечто невообразимое: огромный мультипликационный дворец из того самого Багдада, в котором воришка Аладдин встречался со своей возлюбленной принцессой Жасмин - стоял посреди здоровенный пустоши.

Обрамленный по периметру финиковыми и пальмами, он светился всеми цветами радуги, при этом свет шел не от каких-то отдельно стоящих источников освещения, не от ламп или фонарей, светилась сама материя дворца, материя его куполов и стен. Казалось, само небо над ним источало какой-то голубоватый свет, как будто я смотрел не на физический объект из реального мира, а на картинку на экране телевизора.

Не веря своим глазам и ушам, я стоял разинув рот от неожиданности. Оказаться внутри мультфильма? Это ли не являлось мечтой многих мальчишек и девчонок? И вот оно, мечта была на расстоянии получаса неспешной ходьбы. Но что меня ждёт за его воротами? Заселенный ли это дворец или он представляет из себя замок-призрак? И что за существа его населяют?

Вооруженный этими мыслями, я направился в сторону светящегося объекта мультипликационной архитектуры, основательно вознамерившись проинспектировать на реальность результат работы своих глаз, которым я ещё не окончательно верил.

  • Постой, - внезапно раздался за спиной знакомый голос двойника.

  • Тебя ещё здесь не хватало, - не поворачиваясь ответил я недовольным тоном, - разве ты не видишь, что я узрел мечту? Дай мне насладиться ее осязанием. Я хочу подойти поближе и пощупать каждый камешек, каждый пальмовый листок этого нарисованного чуда. Я хочу зачерпнуть мультипликационной воды, поесть мультипликационные финики, поговорить с мультипликационными персонажами. Я не верю своим глазам и хочу поскорее убедиться в реальности происходящего. Что может пойти не так?

  • Ты. Ты можешь пойти не так.

С этими словами двойник обошел меня сбоку, встал прямо передо мной и вытянув свою правую руку вперёд преградил мне ею путь.

  • Ты уже дважды пускал себе кровь, - продолжил он, - нас, меня и мое подсознание, это немного настораживает. А что будет с тобой, если тебе снимут голову с плеч? А что произойдет с нами? Исчезнешь ли ты из этого мира? Исчезнем ли мы? Риск слишком велик, чтобы сломя голову бросаться туда как ребенок за праздничной конфеткой. Надо прежде всего подготовиться.

  • Как? И зачем? Я голоден. Меня мучает жажда. В таком состоянии из меня тот ещё “подготовщик” к разного рода неожиданным вещам. Если я не напьюсь в скором времени воды и не наемся какой-нибудь снеди, я умру в любом случае и эта смерть тебя также не обрадует. Да и за что, ты, собственно опасаешься? Я ведь и так уже в загробном мире. Пусть я нахожусь не в точке равновесия, но ведь я уже мертв. Разве можно умереть дважды?

  • Помнишь рассказ Федора, про человека из каменного века и Гомера из древней Греции? Помнишь о том, что этот неандерталец
надумывает вернуться в реальный мир? Как ты думаешь, он это делает?

  • Как? Покупает билет на самолёт и спускается с неба в компании ангелов?

  • Шуточки… он умирает в загробном мире, находясь в той точке равновесия, где смерть допустима. И возрождается в случайном существе этого же мира. Он пришел в мир Гомера и пустил себе кровь. И умер. И под лся там вновь как младенец. А если тебя убьют в этом мультипликационном мире, ты станешь частью этой рисованной вселенной, полностью.утратив свою текущую личность. Понимаешь?

  • Нет. Я слишком голоден и настолько устал, что ничего уже не понимаю. Попробуй объяснить как ребенку. К тому же, я пить сильно хочу.

На последних словах, я устало плюхнулся задницей прямо на песок, вытянул свои ноги на всю длину, откинулся немного назад, подставив для этого руки за спиной и принялся внимательно слушать.

  • Надеюсь, рассказ будет не слишком длинный, - добавил я на всякий случай и только после этого замолчал. Продолжение истории последовало от моего подсознания тотчас же.

  • Сейчас ты направишься в оазис. Твоя задача, следуя принятым в нем правилам, получить отдых, еду и питье. Но, важно не забывать, что если в нем допустима смерть, хотя мы об этом ещё достоверно не знаем, то тебя могут убить. Кто угодно. Случайный бандит или царский палач. За отравление можешь не беспокоиться. Слишком сложно создать яд, который будет воздействовать на все энергоинформационные сущности всех загробных миров. Вода и еда дело плевое, их создают по накатанной схеме разработанной целую вечность назад, а вот яды делать намного сложнее. Но тебя могут убить другим, более традиционным способом - отделив твою голову от тела. Чаще всего именно этот метод реализован в точках равновесия того загробного мира где допускается смерть. Если тебе отрежут руку или ногу, это не страшно, создашь себе в пустошах какое-нибудь место с супер медициной и тебе отрастят новую. Как рептилии. Но если твоя голова покинет плечи, ты, по закону общепринятой логики, не сможешь передвигаться и мыслить, а следовательно умрёшь. И душа твоя отправиться в случайное новорожденной тело, которое будет свободным. В мире в котором ты умер. В этом, рисованном мире.

  • Я заново рожусь в этом оазисе? Не такая и плохая идея стать мультипликационным персонажем.

  • Не совсем так. Ты заново родишься не в точке равновесия загробного мира, ты заново родиться в нарисованном, мультипликационном Багдаде, на Ближнем Востоке, мира в котором правят свои, с раненые для нас законы физики.

  • Не понимаю. Какого ещё мира? Этот дворец, является всего лишь нарисованным мультипликационным фильмом. В нем нет и намека на другие соседние страны, нет и намека на какой-то другой, более обширный мир.

  • Неужели ты так и не понял, как функционирует бытие? На бесконечном отрезке времени возможно все. Любая твоя шальная мысль имеет свое реальное воплощение во множестве параллельных миров. Именно сейчас ты этим правилом и пользуешься, создавая себе новые миры. Точнее ты их находишь, а существуют они и без твоего участия. То, что было показано в мультфильме и то, что ты видишь сейчас в этом оазисе, это всего лишь одна маленькая грань огромного мира, функционирующего по своим законам. Маленькая грань реального мира ещё не открытого тобой. Реального мультипликационного мира. Ты хочешь попасть в нарисованный фильм? И прожить в нем целую жизнь потеряв себя как личность?

Идея, на самом деле, показалась мне весьма заманчивой. Однако в ней сразу открывались и отрицательные стороны. Одно дело, когда ты попадаешь в нарисованный, сказочный мир, наделяя себя способностью осознавать, сравнивать “мультфильм” со своим прошлым, “реальным”, физическим миром и другое дело, когда ты родиться в нем нарисованным младенцем и будешь воспринимать за должное все то, что с тобой происходит.

Лёгкое дуновение сказки при таком воплощении конечно же пропадёт и ты будешь считать окружающую тебя действительность данностью, которая является нормой. Ты не вспомнишь, что такое быть “не нарисованным” и не осознаешь радости от появления “внутри мультфильма”. Мультфильм для одних, реальный мир для других. И все это я внезапно осознал.

  • Кажется я понимаю, - пробормотал чуть слышно я и повторил свой тезис, немного его перефразировав, - сказка для одних, реальность для других?

  • Совершенно верно. Для них, нарисованных, ты тоже будешь являться “сказкой”. Возможно именно такими как ты, они рисуют свои “мультипликационные фильмы”. И ты должен быть к этому готов. Как и к тому, что тебя примут без особого радушия. Но не стоит отчаиваться, этот оазис, является, скорее всего промежуточным блокпостом на пути какого-то торгового пути и вполне вероятно, что подобные тебе личности захаживали сюда уже не раз. А может быть и такое, что здесь царит по настоящему “проходной двор”, в котором можно увидеть множество нереальных существ из других вселенных, которые бродят как и ты по пустошам в поисках своего загадочного места.

  • Подожди. Ещё один вопрос. А как вообще получилось, что оазис оказался нарисованным? Да ещё и в стилистике Уолта Диснея? Я ведь заказывал обычный. Реальный.

  • Проделки подсознания, у которого шалит подсознание, у которого шалит свое подсознание, у которого… и так до бесконечности. Какая-то твоя, нереализованная мечта закралась в момент формирования плана, когда ты читал Википедию вместе с Ильёй. Возможно услышав про финики, ты вспомнил о ближнем востоке, далее возникла ассоциация с куполами мечети, их блеском и нарисованным дворцом из мультфильма про Алладин, а дальше, на огромном отрезке матрёшек подсознания, где-то, кто-то, какой-то наш с тобой искаженный на всю голову двойник, подумал, что это, в сущности, весьма неплохая идея сварганить оазис из сказки и дал команду остальным - искать именно такое место, похожее на мультфильм.

  • Искать или создавать?

  • А вот это уже не имеет никакого значения. Невозможно, в принципе, создать то, что где-то и так существует. Но можно создать это для себя. Ограниченной копией. В малом масштабе. Что сейчас и произошло.

  • Ладно. Хватит на сегодня болтовни. Смерть от жажды или смерть от обезглавливания. Выбор невелик. Пора действовать.

С этими словами я снова поднялся и обойдя своего двойника направился в путь. Навстречу жизни или смерти. Навстречу вызовам и приключениям. И только занудное подсознание вторило мне в спину на манер песни Виктора Цоя: “Будь осторожен, следи за собой”.

Буду. Если смогу. А пока - в путь.

Глава 30

Чем ближе я приближался к нарисованному замку, тем более нереальной мне казалась происходящая вокруг этого ситуация. Смерть и загробный мир как-то уже прочно укрепились в моем сознании. Да, это были из ряда вон выходящие явления, но они не шли ни в какое сравнение с тем, что мне предстояло увидеть.

Нарисованный мультипликационный мир, наполненный яркими, нереальными красками и сопровождаемый постоянной музыкой, которая никуда не девалась, но становилась только громче и отчетливее.

Когда до входных ворот оставались считанные десятки метров, взору моему предстал охранник с внушительного вида изогнутым восточным мечом и охранником этим был никто иной, как джин того самого Аладдина из одноименной сказки. А может быть его точная копия или его брат.

“Интересно, - подумалось мне, - а существуют ли у джинови семьи? И джиннихи женского рода, способные рожать маленьких джинджинят?”

Загруженный этими мыслями я и не заметил, как нос к носу столкнулся с тем самым охранником синего цвета и без ног, который парил на высоте примерно полуметра от земли всем своим видом показывая решимость не пускать меня внутрь.

Так мы и стояли несколько мгновений, пока я не набрался смелость и не выдал жалкое:

  • Здравствуйте. Как поживаете?

Высказаться на просьбу войти, я сразу не осмелился, а вот джинн ответил мне весьма приятным баритоном без тени угрозы.

  • Приветствую тебя, о путник, откуда путь держишь и зачем пожаловал в наш небольшой дворцовый городок.

Термина оазис он при этом не использовал, что, лично у меня, вызвало некоторое недоумение. Все таки я считал это поселение в первую очередь оазисом и только потом дворцом с придворными постройками. Но отвечать что-то было нужно и я начал свой пространный рассказ о том, что ищу путь к берегу океана. Деталей своего путешествия, я конечно же не раскрывал, обходился общими фразами о предназначении и какой-то семейной миссии - т.е. плел охраннику первое, что взбрело мне в голову. Рассказывал о солёной воде, по которой плавают деревянные корабли с парусами подгоняемые ветром, зачем-то вспомнил про русалок и сокровища, которые отважные мореплаватели поднимают со дна и закончил все это просьбой войти в город, дабы получит еду, питье и ночлег.

Все это джин внимательно выслушал так и не проронив ни слова. И не смотря на тот факт, что он у него как таковых не было, а их место занимал какой-то сизо-голубой дымок, создавалось такое ощущение, что во время моего рассказа он как будто бы переминался с ноги на ногу, поочередно меняя нагрузку своего тела на воткнутый в землю меч. Но слушал при этом с полной серьезностью и не перебивал.

Но на последних моих словах, все таки молвил:

  • Самолично решение о том, впускать путника через ворота или нет, охранник принимать не может. Судьбу вновь прибывающих решает сам падишах Аладдин (тут я впервые услышал имя моего чуть ли не самого любимого музыкального персонажа) я же, со своей стороны, могу ввести тебя, в общих чертах, в курс дела, касаемого правил поведения в нашем оазисе (и снова откровение, термин оазис все таки прозвучал, как будто бы мироздание откликнулось на мои подсознательные ожидания и сформировало более благоприятный для меня слепок реальности). Ты, со своей стороны, можешь задавать мне вопросы, но о сути своего путешествия можешь не распространяться, все это ты расскажешь непосредственно падишаху, на аудиенции. По сему, спрашивай и жди, Когда прибудет моя смена, я смогу сопроводить тебя во дворец.

Такой странный ответ меня несколько обескуражил. Возможность беспрепятственно задавать вопросы рисованному персонажу, совсем не входила в мои планы, однако не воспользоваться ей было бы глупо и я тот час начал свой допрос.

  • Скажи, джин, тебя же зовут джин? А ты реально вышел из лампы?

Охранник слегка ухмыльнулся своими белыми, пушистыми усами, поправил чалму и ответил:

  • Джины, это наша этническая принадлежность, как например арабы или финикийцы. А зовут меня, Абдул-ибн-Саид. Наша популяция джинов ведёт свой исток от далёких далёких магов, которые научились устанавливать связь с этим потусторонним миром, будучи ещё живыми. Потом они, естественно, умирали, по вполне закономерным причинам, тела их сжигали на ритуальном костре, а прах засыпался в лампы, откуда они потом и просачивались в реальный мир. Джины, как водится, делились на три категории - очень злых и коварных, пытающихся установить власть на реальным миром, противостоящие им безумные герои из древних сказаний и такие как мы, постигшие тайну бытия, которая заключается в том, что все бренно и нет никакого смысла в войнах и распрях.

  • Т.е. ты хочешь сказать, - спросил немного подумав я, - что ты джин постигший дзен?

  • Дзен, это состояние духа присущее другой системе ценностей, джины же, на вроде меня, просто поступают на услужение коронованной особе, дабы помочь установить равновесие в мире. Это тоже, прямо скажем, такое себе занятие, в чем-то бессмысленное и бесполезное. Все варианты всех событий были есть и будут в череде времён, а так как время представляет из себя многократно изогнутую спираль, все в его пределах происходит единомоментно. Но это ведь не мешает нам, маленьким существам большой вселенной, находит себе дело по душе и наслаждаться маленькими радостями от осознания сопричастности к большой игре?

  • Игре? Ты сказал о какой-то игре? В чем она заключается?

  • Силы порядка и силы хаоса вечно пытаются превратить существующее бытие либо в какое-то подобие идеального мира либо превратить его в непотребную какафонию из войн и разрухи. И в крайних точках спирали времени, этого удается достичь как первым, так и вторым, но только в центре наступает некий паритет между двумя этими крайними ипостасями где мы, простые смертные и бессмертные и находим себе наиболее удобное по душе место и дело.

  • Бессмертные?

  • Конечно. Бессмертные. Смерти нет. Есть только череда перевоплощений. И высшее искусство заключается в том, чтобы задержаться в одном из таких перевоплощений как можно на большее время, дабы не потерять свою текущую личность. Я был джином при жизни, я остался им после смерти. Если загробный мир отринет меня и вернёт в мир живых, я очень надеюсь на то, что стану там не безмозглой бабочкой однодневкой, а снова приступлю к исполнению роли джина, полностью отдаваясь своим представлениям об идеальном бытие.

  • А разве тебе не хочется попробовать что-то новое? Стать той же бабочкой? Откуда ты знаешь, быть может ты будешь не менее счастлив, как сейчас?

  • А разве тебе не хочется лишиться своей головы, прямо сейчас и крутанув колесо перевоплощений стать кем-то другим, в каком-то ином мире, восприняв это как естественную данность?

Что удивительно, прозвучало это из уст джина без какой-либо доли угрозы или злорадства. Он даже позу не сменил и практически не шелохнулся, всем своим видом давая понять, что здесь и сейчас свое предложение в жизнь претворять не собирается.

  • Кажется я начинаю понимать. Ты не хочешь терять свою личность, свой накопленный жизненный опыт, который делает тебя тем, кто ты есть

  • Никто не хочет. И именно поэтому загробный мир и существует в том виде, в котором мы с тобой его сейчас наблюдаем. Все хотят жить вечно и вечно потреблять информацию, впитывая ее всеми фибрами своей души и формируя из нее более сложную, собственную личность. Вот и сейчас, я проведу тебя на аудиенцию к падишаху, которому ты вынужден будешь рассказать всю правду, отбросив в сторону тот бред, что нес только что сейчас мне. Верховному правителю не нужны сказки, ему нужна истина от каждого, кто переступает порог его жилища. Так он становится могущественнее. Так он наполняет себя новой информацией, которая делает его многограннее и неуязвимее. Поэтому готовься, врать у тебя там не получится. Здесь это спускают тебе с рук, а там, ты обязан говорит одну только правду, в противном случае голова твоя будет отделена от тела навечно и тебе придется заново вернуться в бренный мир, может быть даже тем самым мотыльком, о котором ты тут так пространно рассуждал.

Дело набирало плохой оборот. Последние слова были высказаны джином уже без иронии и доля той добродушной простоты, с которой начиналась наша с ним беседа, улетучилась как ее и не бывало. Потупив взор, я внезапно понял, что попал в достаточно сложную ловушку. Лгать я позволить себе не мог, но говорить правду тоже было чревато непредсказуемыми последствиями. Кто его знает, как Аладдин относится к другим точкам равновесия загробного мира? А может быть в его концепции вселенной, он и есть единственная константа и все остальные являются происками лукавого? Ведь если в моем загробном мире существовала небесная канцелярия, церкви и правительство, пишущее законы, то нечто подобное вполне могло существовать и здесь, а значит религия могла играть не самую последнюю роль в укладе данного загробного общества. Как рассказать правду и не обидеть? Как не навредить?

  • До вечера ещё несколько часов, отдохни, поешь фиников и попей воды - внезапно прервал мои скорбные рассуждения джин охранник, - вкуси нашей пищи и испей нашей влаги, быть может они настроят тебя на нужный лад повествования и весь разговор с падишахом пройдет без сучка и без задоринки.

Предложение имело смысл и резон, а я, тем более, был достаточно голоден и испытывал сильную жажду. Присев под ближайшей финиковой пальмой, рядом с бьющим из под ее корней родник и вдоволь напившись воды, я насобирал целую охапку опавших спелых фиников и улегся в тени развесистых листьев, после чего стал терпеливо ожидать того часа, когда охранник поведет меня на прием к самому главному верховному правителю данного места, к падишаху Аладдину. И только нарисованные, мультяшные птички аккомпанировали мне в тот момент, когда я ел нарисованные же, мультипликационные финики, которые по вкусу ничем не отличались от настоящих.

Глава 31

Музыка, что любопытно, не прекращалась все это время ни на минуту, однако возникало ощущение, что она совершенно не мешает охраннику джину и воспринимается им как естественный природный фон - как шелест травы, щебетание птиц или завывание ветра. Но я отчётливо слышал в ней знакомые мне нотки, под которую в детстве смотрел мультфильм про Аладдина.

Вечер наступил достаточно быстро. Я к тому времени, полностью восстановил свои силы, был свежим и отдохнувшим, умудрился, как мне кажется, даже немного подремать и когда к охраннику пришла, а точнее прилетела, парящая над землёй, точно такая же смена, но помоложе и без усов, мы с моим старым джином без церемоний вступили под арку и направились по кривым улицам Аграбы к виднеющемуся в ее центре дворцу.

Город. Что я могу о нем сказать. Не смотря на яркие мультяшные цвета, он совершенно не производил впечатления праздничного, а скорее даже наоборот, был местами обветшалым и каким-то даже запущенным. Лучшее сравнение которое мне приходило на ум, это Татуин, вымышленная, а с учётом последних событий, где-то и реальная планеты из вселенной “Звездных войн”, где между перекособоченных глиняных одноэтажных построек шныряют разного рода подозрительные личности. Мультипликационного шарма я при этом совершенно не ощущал.

Да и сопровождающий меня джин, не проронил за время путешествия ни слова. Он как будто бы был настороже, к чему-то готовился и всем своим грозным видом демонстрировал сноровку выхватить в любой момент свой остро отточенный клинок. Судя по всему, преступность и черный рынок правили здесь бал. Хотя, чего ещё можно было ожидать от проходного города стоящего на перепутье торговых путей? Кто-то товары везёт, а кто-то эти корованы грабит. Все закономерно.

Чем ближе мы приближались к арке дворца, тем чище и спокойнее становилась окрестностью и музыка, что ни странно, становилась все более дружелюбной и приветливой.и вот, наконец-то, мы достигли ступеней ведущей под арку, за которой начинался наибольший финиковый и цветочный сад, являющийся предместьем самого дворца.

  • Дальше мне идти не полагается, - впервые за всю пешую прогулку проронил охранник джин, - к падишаху тебя поведет привратник, а мне ты должен оставить свое оружие - вход в королевские покои с мечом строго запрещен. Я буду тебя ждать вместе с твоим орудием здесь и если тебя выпустят обратно, то ты получишь его в целости и сохранности.

Если. Это многозначительной если меня слегка напрягло. Однако выбора у меня не было никакого и я беспрекословно отдал ножны с мечом в синие, накачанные руки джина-охранника, который принял их с невозмутимым видом и слегка отплыл-отошел в сторону.

Тотчас из тени арки вышел неприметный, до этого момента, человек, закутанный в какой-то расписной кафтан и облаченный в загнутые на арабский манер штиблеты.

Без лишних слов он поманил меня за собой и я с покорным видом проследовал за ним. Длинными коридорами с множеством поворотов и ступеней, мы наконец-то добрались до святая святых, зала аудиенции самого падишаха Аладдина. Двери мне отворили и я ступил в прохладные чертоги комнаты для встречи с гостями, посреди которой красовался богато украшенный трон а восседал на нем рисованный мультяшный мальчишка.

  • Прислужник, закрой двери с той стороны и не беспокой нас, - прикрикнул он без лишний церемоний, а его слуга выполнил все в точности так, как велел ему его господин, - так, что мы имеем, человек прямоходящий, бледнолицый, из мира состоящего из атомов, со слабо выраженным спектральным цветом, бледный и грубо нарисованный.

  • Позвольте обратиться, ваше высочество - слегка заикаясь обратился я к падишаху.

  • Говори. Для этого ведь ты сюда и пришел.

  • Разрешите уточняющий вопрос, что значит “из мира состоящего из атомов”? Разве ваш мир имеет иную физическую структуру?

  • А ты посмотри на меня, а потом на себя. Я - полностью цельный индивид, сделанный по образу и подобию.великого художника-творца. А ты - результат многомиллионной эволюции. Твои предки многократно совокуплялись чтобы породить на свет подобное тебе безобразное чудовище. Ты только не обижайся. Но ты действительно ужасно выглядишь: зернистый, грубо отесанный, в мешковатой, не ладно скроенной одежде. У тебя даже обувь с ноги снимается, обнажая твою неуклюжую наготу. А теперь посмотри на меня - я цельно нарисованный субъект великой мультипликации, я не могу быть раздетым или одетым, все мои предметы обихода являются полным продолжением моей сути, я законченный, самодостаточный рисунок художника-творца-бога, я идеален, я пропустил процесс скучной и ненужной эволюции и был напрямую создан таким, как задумывался. Во мне нет изъянов и каждая моя часть, каждое мое движение строго отточены и совершенны. Разве ты этого не замечаешь?

Честно признаться, с такой точки зрения я на рисованную мультипликацию никогда не смотрел. Но если брать за основу его логику, то она становилась чертовски правдивой. Действительно, мой вид явился результатом длительных эволюционных процессов и компромиссов, мой нос мог быть длиннее чем хотелось бы, ноги больше, а руки шире. А Аладдин был нарисован создателем-творцом именно таким, каким и задумывался и являлся, в своем роде, неким эталоном аладдинности. Спорить с этим было бесполезно.

Видя мое замешательство, Аладдин поспешил на помощь, взяв с блюда красное наливное, идеальное по форме яблоко и кинул мне его через стол.

  • Угощайся. Так, с чем пожаловал?

Рассказывать пришлось долго. И подробно. Начал я с момента своей смерти, затронул, безусловно, тему сумасшедшего дома-замка, но почему-то не стал откровенничать о своих двойниках, что-то остановило меня вдаваться в такие детальные подробности.

Но, вот, о сути своего путешествия и поиске пещер из сна, расположенных на берегу океана, где, предположительно, могла существовать и успешно развиваться популяция суккубов рассказал ему с полной охотой.

На месте рассказа про демонесс-проституток падишах Аладдин заметно оживился и начал задавать уточняющие вопросы. Больше всего его интересовали подробности анатомического строения демонесс и сальные детали секса с ними, на что я, разумеется, ответить ничего дельного не мог, так как сам имел весьма смутное представление о том, что они есть такое.

Рассерженный Аладдин, среагировал, что очень странно, гневной тирадой на скудость моего познания в межвидовом сексе чем и выдал мучивший его все это время вопрос.

  • Мой замок не идеален. Хотя задумывался создателем именно таковым. Я так чувствую. Не знаю почему, но никто из вновь прибывших душ не может заниматься здесь сексом, хотя память о размножении хранится у них в головах, подтверждая, что в прежнем мире, в мире живых, они этим сексом занимались и занимались с превеликим удовольствием. Но у меня такой памяти нет. Первое мое воспоминание, с которого я начал осознавать себя Аладдином, рисует в моей голове высокие ступени дворца, на которых я и принцесса Жасмин стоим рука об руку, а перед нами раскинута разношерстная толпа жителей Аграбы которая рукоплещет нам как своим правителям. И все. Я не помню своей прежней жизни, хотя каждый встречный поперечный, спроси ты его об этом, в подробностях опишет тебе целую планету, на которой он жил будучи ребенком, где учился, как работал, как любил и заводил детей. Однако попав сюда, все эти люди любую такую возможность теряют, как будто бы кто-то специально стирает у в них половую принадлежность и даже одежда становится частью вновь восстановленного, а может быть нарисованного тела. Формально, они все ещё делятся на женщин и мужчин, но фактически это однополые оно-существа, которые не имеют никаких первичных половых признаков. И дети. Здесь есть дети, которые также попадают сюда из прежнего, настоящего мира живых, волею судеб погибшие там по той или иной причине. Но и они не могут снять с себя одежды и явить Аграбе свою наготу. И они не растут. Не стареют. Хотя морально и психологически развиваются как и положено людям - становятся с годами старше приобретают дурные привычки на вроде курения или питья алкоголя, но внешне по прежнему остаются такими же детьми. А что самое противное, у нас здесь нет смерти.

“Вот это поворот, - подумал я про себя, - вероятность смерти, а точнее самоубийства, так или иначе витала в моем прежнем месте дислокации, в замке Сатаны. Правда я не вдавался в эти деликатные подробности и не уточнял деталей, но конституция, насколько мне было понятно, отрицала только возможность убийства, а вот самоубийством при определенных обстоятельствах могло быть совершено, как, например, тот же способ перерождения и возврата в реально бытие физического мира. Не каждому могло оказаться по душе коротать вечность пошивая дешёвые кроссовки в цехах Сатаны, а вот попробовать прожить жить заново для некоторых становилось заманчивой идеей. И, несомненно, кто-то к этой возможности прибегал. Как именно я не уточнял, но о самом факте такого бегства из загробного мира был наслышан. А тут…

  • Как это, нет смерти? А зачем же охранник-джин забрал у меня мой меч? Кого я им мог, в этом случае, убить?

  • Себя, например, - неприятно хихикнув подначил меня падишах, - твое оружие на нас не действует, так прописаны законы этого места самим создателем. Ты можешь сколько угодно четвертовать или делить на большее множество частей любого жителя Аграбы - все отрезанные куски во мгновение ока возвращаются на свои прежние места. И мы даже не чувствуем боли. Несколько тысяч лет назад, мы даже устроили по этому поводу фестиваль - собрали всех жителей, сколько их тогда было, на центральной площади города, выдали каждому по мечу из, числа тех, которые смогли обнаружить и собрать по оружейным дворца и заставили друг друга резать, колоть, отсекать самим себе и соседям головы. Кровищи было очень много. Реки, можно сказать реки крови текли по уличным стокам Аграбы, однако ни один житель от полученных ран так и не скончался. Зато прекрасно предаются смерти гости нашего оазиса, например такие как ты - удовольствие это не длится часами, к сожалению, но при должной сноровке можно постепенно и очень аккуратно отсекать тебе одну за другой твои конечности и наблюдать, под сушеные финики и вино, как медленно угасает сознание жизни в твоих глазах. Так вот мы себя здесь и развлекаем.

Одежда моя на спине внезапно пропиталась холодным потом от таких слов. Такого положения дел я предусмотреть не могу. Получил в качестве защиты меч, которым меня могли же и разрубить.

  • А, что, ваши, нарисованные мечи, они разве на гостей не действуют - спросил зачем-то я, может быть для того, чтобы просто потянуть время и собраться с мыслями для дальнейшего разговора.

  • Действуют. Но не так эффективно. Точнее не достаточно эффектно. Они не четвертую жертву, подвергшуюся экзекуции, они просто стирают ее как ластик, словно бы создатель этого места в насмешку придумал такой способ уничтожения нежелательных элементов. Исходя из устоявшейся практики, скольких гостей мы так не уничтожали, никто из них физической боли не испытал. А это нам, жителям Аграбы, совсем не интересно - народ просит крови. И зрелищ. Жертва должна мучиться и кричать от удара. Только так у нас получается прикоснуться к таинству небытия, которого мы долгие годы здесь лишены.

  • Т.е. вы тут все - потенциальные самоубийцы, которые просто не могут реализовать свое право на смерть и делают это с ничем не повинными путниками.

Аладдин задумчиво вперился в меня взглядом своих, внезапно обезумевших от подобных разговоров глаз и подбрасывая в руке так и не надкушенное яблоко, начал свою неторопливую речь:

  • А что нам остаётся делать? Поставь себя на наше место. Таким ли мы видели себе мир загробного будущего? Таким ли он представлялся моим подданным? Я не говорю про себя, я своего земного прошлого не имел, но сограждане, жители Аграбы, разве заслужили они жизнь после смерти в ничего не выражающемся бессмысленном скотском существовании, в котором нет любви и страсти, нет опасности заново умереть, нет никаких стремлений к новым открытиям, нет ничего такого, что могло бы называться полноценной жизнью? Мы, при всей своей автономности, не более чем рисованные фигурки безумного творца, который рыщет между нами на скорости света умудряясь дорисовывать каждому из нас те или иные действия, шаги или намерения. Мы все здесь - марионетки! - в сердцах крикнул Аладдин и запустил, что есть силы, яблоком в ближайшую стену, о которую этот фрукт очень красочно расплескался и подтёки его образовали как будто бы целую абстрактную картину.

  • Вот. Видишь? Даже размозженное о стену яблоко превращается в произведение безумного искусства. Все это рисульки творца. Мы, жители Аграбы, все это чувствуем, каждый наш шаг это только иллюзия свободы воли. Мы только думаем, что мы думаем, а на самом деле все предрешено уже за нас, как и твоя судьба.

На этих словах сердце мое стало биться со скоростью превышающей нормальный ритм сокращения сердечной мышцы. Со значительно превышающей скоростью.

  • А что со мной не так? Я просто попросил ночлега, немного еды и воды, чтобы дотянуть своим ходом до океана. Ничего плохого я вам не желал и не желаю, почему бы вам, ваше величество, просто не отпустить меня продолжать свой нелегкий путь и не брать никакого греха на душу?

  • Грех? О каком грехе ты мне тут говоришь? - закинув голову назад зловеще рассмеялся Аладдин, - убийство путников является давней богоугодной традицией, мы не нарушаем этим правила, более того - мы строго им следуем. Не я и не моя воля жаждет твоего убийства, но воля творца, того, кто рисует наши судьбы. Но есть одно правило - тебе даётся три дня на то, чтобы ты смог как-то разрешить эту головоломку со свободой воли и тягой к творчеству нашего создателя. Как ты будешь это делать, никого не касается, одно могу добавить с уверенностью - до тебя решить эту дилемму не получилось так и не у кого. Поэтому все умерли. Ступай, пока ты свободен, но на третьем закате солнца судьба твоя будет решена. Один день ты уже практически пропустил. Иди и ищи ответы.

На этих словах, падишах Аладдин небрежно махнул в мою сторону вялой ладонью и полностью переключился на созерцание картины, получившейся из размозженного о стену яблока и картина эта, честно стоило бы признать, не могла не вызывать восхищения.

Глава 32

За дверями зала для аудиенции меня покорно ждал безмолвный слуга-привратник, который без лишних церемоний вывел меня на улицу и спокойно оставил в компании джина Абдул-Ибн-Саида.

  • Мест я тебе не отдам. Нам не нужны здесь преждевременные самоубийцы. Смерть твоя будет обставлена максимально роскошно и театрально, не часто к нам забредают гости из других измерений, поэтому каждая такая встреча как праздник.

  • А что, Абдул, - смиренно поинтересовался я, неспешно спускаясь по ступеням дворца в город - все ли путешественники приходят сюда со своим оружием?

  • Нет, далеко не все. Были и такие, которых мы пытались сжигать или вешать. С кем-то это получалось хорошо и задорно, а на кого-то не действовало совсем. Помню был один, который взорвался от огня как фейерверк, а другой, наоборот, начал медленно плавиться и смрадно дымить. Повешение на некоторых не действовало совсем, словно то место, откуда они прибыли, не подразумевало наличие кислорода и эти бедняги просто часами болтались на верёвке как тряпичные куклы, дрыгая в разные стороны руками и ногами. Самым действенным способом убийства был и остаётся четвертование и желательно принесенных с собой мечом или кинжалом, и.е. орудием хозяина. Оружие путника убивает самого путника лучше всего. Но если гость приходил обезоруженным, мы разрубали его собственными, остро заточенными ятаганами и алебардами до состояния трухи, которая быстро исчезала, будто подтертая ластиком. Самоосознание жертвы затухало практически мгновенно,достаточно было отрезать наиболее жизненно важные органы, например голову, или гениталии. Истекая после такого кровью, несчастный постепенно умирал, а мы имели возможность заглянуть ему во внутрь. Ведь ради этого, в сущности, все и делалось.

  • Так вы вивисекторы - осенила меня внезапная мысль - средневековые хирурги, пытающиеся разобраться в биологическом устройстве живых организмов?

  • Можно, наверное, сказать и так, хотя подобный термин мне не знаком. Но каждый расчлененный путешественник привносит в наш мир что-то информационно новое, существует даже поверье, что рано или поздно, убив таким образом как можно больше путников, мы наполним это место новыми законами физики, доселе нам неизвестными и научимся жить как полноценные люди, а не как нарисованные мультипликационные персонажи. Скорее всего для этого все и делается. Ну, вот, мы и пришли, я должен оставить тебя здесь.

Взору моему предстало весьма внушительное здание с колоннами, архитектурой разительно отличающееся от привычных построек арабской Аграбы и напоминающее, в большей степени, какую-то древнегреческую библиотеку.

  • Здесь обитает Архивариус. Он ведёт отсчёт всего, что произошло в Аграбе с начала времён. Он же заносит данные по каждому вновь появившемуся путнику, твоя история жизни будет ему очень интересна, это его призвание - узнавать что-то новое. Возможно и он сможет тебе чем-то помочь, ведь шанс остаться в живых и разгадать загадку творца есть у каждого, даже у тебя. Заходи вовнутрь, а я буду ждать тебя снаружи. Все что тебе надо там уже есть - кровать, еда, питье, приятная предсмертная беседа с интересным собеседником. А шататься по городу тебе нет никакого смысла. И ровно на второй закат, я позову тебя с улицы и будь добр выйти незамедлительно - наступит время твоей казни. Не люблю когда жертвы стонут, клянчат, ревут или упираются пытаясь вымолить себе прощение. Закон для всех един и никому нет никаких исключений. Поэтому, если у тебя не будет готового решения по загадке творца, просто молча выйди на улицу и не заставляй меня заходить и выволакивать тебя силой. Договорились?

  • Хорошо, Абдул, я все понял. Поверь мне, со мной у тебя проблем не будет.

Попрощавшись таким способом с джином, я направился под арку архива-библиотеки, надеясь найти хоть какие-то зацепки на вопросы отвечающие за несовершенство этого в чем-то совершенного мира.

Глава 33

Внутри огромного архива было темно, сыро и пыльно и только гулкое эхо от моего приветствия нарушило устоявшуюся здесь за долгое время тишину.

Навстречу мне никто не спешил. И я решил усесться прямо на полу, среди наваленных кип каких-то древних манускриптов, чтобы немного поразмышлять о той ситуации, в которой оказался.

Оазис оказался совсем не таким, каким должен был быть по задумке. Я жаждал всего лишь скромного места для отдыха, а попал в какое-то извращённое мультипликационное общество с узаконенными садистскими наклонностями. И что самое любопытное, жители Аграбы были полностью уверены в том, что виной всему некий безумный творец, который управляет их судьбами, рисует каждое их движение на неимоверной скорости, превосходящей даже скорость света. И ведь действительно, в каком режиме времени надо жить, чтобы отрисовывать единомоментно каждый так движения такого огромного количества мультипликационных персонажей, да так, чтобы их действия казались плавными и естественными? Если этот творец делает всё это вручную, то секунда нарисованного времени целого города занимает у него долгие годы, а может быть даже десятилетия кропотливого труда. От такой работы можно и с ума несколько раз сойти. А может он уже и сошел?

  • Кхе-кхе, чем могу быть полезен? - послышался откуда-то из-за угла кряхтливый старческий кашель, принадлежащий, по всей видимости, тому самому местному архивариусу.

  • Здравствуйте, меня зовут Бульдозер и я ищу здесь самого старшего жителя Аграбы.

  • Бульдозер? Очень необычное имя, напоминает мне какой-то тяжёлый металлический механизм, но для чего он может быть предназначен ума не приложу - с этими словами к свету поражающему с улицы через арку, вышел худосочного вида старикан с седой бородой до пола, увенчанный на голове остроконечной шляпой со звёздочками. Ноги его были босы. В руке он держал подсвечник с горящей свечой, а на остром носу каким-то волшебным образом крепились оправы очков без душек, держались и не сваливались вниз, - меня зовут Архивариус, а вы, молодой человек, по имени Бульдозер, какими судьбами решили посетить мое столь скромное жилище?

Не знай я заранее, что встретить меня должен обычный средневековый библиотекарь, я был бы полностью уверен, что вижу перед собой какого-то нарисованного мультипликационного мага,такого, которого чаще всего изображала студия Уолта Диснея в расцвете своей коммерческой деятельности.

  • Я ищу ответы. Простые. На сложные вопросы. И от этих ответов зависит моя жизнь - сразу же взял я быка за рога, не желая тратить время на любезности. Первый день из отпущенных трёх уже подходил к концу, а за аркой библиотеки, на улице города меня ждал мой палач, опершийся на мой же собственный меч, которым меня собирались сначала кастрировать, а потом расчленить.

  • Самые сложные вопросы заслуживают, как правило, самых простых ответов. Все гениальное просто, если вы знаете это правило. Чем сложнее задача, тем более простой является ее решение. Так что же вас привело сюда, друг мой?

  • Я хочу сохранить свою жизнь. А ваш местный Паша по фамилии Аладдин, хочет меня ее лишить. И он дал мне ровно три дня на то, чтобы я придумал для него какой-то способ, благодаря которому он не будет меня убивать.

  • Убивать? А зачем вам ему убивать? Ради пропитания или быть может ради зрелищ?

  • Я думал что это вы мне расскажете. Из того сумбурного объяснения Аладдина, которое я выслушал буквально полчаса назад, я тоже толком не понял, в чем заключается ритуал умерщвления путников. Правда пару каких-то странных мотивов он поставил себе как оправдание, но они, на мой взгляд, не выдерживают никакой критики.

  • И что же это были за мотивы, - с хитрым прищуром посмотрел на меня архивариус поверх пламени горящей на уровне его лица свечи.

  • Сначала он сказал что толпа жаждет развлечений, а в конце заявил что пуская безобидным путникам кровь, они наполняют это место обитания какой-то новой информацией, которая должна будет вывести их однажды на какой-то новый уровень бытия. В другие детали он не вдавался.

  • Аладдин, Аладдин, - по старчески закряхтел Архивариус, - разве таким тебя задумывал создатель? Давайте обратимся к истокам, где-то у меня была припрятана история его жизни, начиная с того самого момента, когда творец водрузил его на пару с принцессой Жасмин стоять на ступенях дворца с протянутыми руками в сторону восхищенных жителей. Где-то у меня была репродукция этого события. А может быть это был даже и оригинал, надо будет поискать.

После этих слов, старик прошлепал своими босыми ногами куда-то вглубь стеллажей и начал там усиленно рыться, пытаясь отыскать ту самую памятную картину появления Аладдина и явления его народу.

  • Я помню тот день. Не так хорошо, как вчерашний, но тоже достаточно детально. Небо было подернуто бирюзой, огненно жёлтый круг солнца стоял в самом зените, а мраморные ступени дворца отливали девственно чистой белизной. Все были счастливы и довольны своим положением. Ведь именно в тот момент творец запустил время и картинка ожила. До этого, он долгие года рисовал в мельчайших подробностях каждую деталь будущего мультипликационного города мечты, в котором не было бы голода, холода, смерти и разврата. Города населенного жителями разделяющими детские мечты о прекрасном Рае, о таком, каким его видел сам Уолт Дисней.

На этих словах рассказ неожиданно прервался. А я ощутил непонятное чувство чего-то важного и ценного, как будто только что при мне было произнесено истинное имя Бога. А в сущности, ведь именно так оно и было. Мультфильм Аладдин 1992 года выпуска, принадлежал кисти студии Уолта Диснея, хотя сам основатель этого предприятия умер задолго до релиза данной картины. Но начинание его жило и после смерти и именно его последователи нарисовали этот мультфильм именно таким, каким его видел сейчас я, в этом странном месте пустошей.

Старик Архивариус больше не отзывался и меня это стало немного беспокоить. Я не хотел внедряться без спроса во вверенные ему архивы, однако стоять на входе в одиночестве мне тоже никак не хотелось. Поэтому осторожной походкой, пытаясь ненароком не задеть и не рассыпать какую-нибудь наваленную кипу бумажных свертков, я начал продвигаться вглубь библиотеки, стараясь держаться пути проложенного архивариусом, благо дело, это не составляло особого труда - отпечатки его босых ног на пыльном полу вели меня достаточно точно.

И вот, рядом с каким-то стеллажом, они внезапно оборвались. А на месте, где должен был стоять Архивариус, покоилась огромных размеров картинах детально расписанная и отображающая тот самый момент, когда падишах Аладдин и принцесса Жасмин воздели руки к солнцу в приветственном обращении к жителям города Аграба.

Не смотря на то, что людей на ней было нарисовано очень много, каждого из них можно было посмотреть в мельчайших подробностях и если бы не мультипликационный стиль отображения, можно было бы попасть на уловку и подумать, что перед тобой не картина написанная пером, а высоколетальная фотография - тут были и торговцы, и охранники в виде джинов и ремесленники и просто, праздно шатающийся люд без определенного рода деятельности. Но все они смотрели на своего правителя в каком-то ожидании чуда и на лице у каждого из них читался благоговенный момент зарождения, как будто бы эта картина и стала отправной точкой, давшей толчок жизни этому городу.

И чем дольше я рассматривал этот здоровенный кусок полотна, тем сильнее во мне крепла уверенность о том, что именно с этой картины жизнь Аграбы и начала свой отсчёт. Но куда делся художник, вдохнувший в эту картину жизнь, ответа у меня не было. Также, как и не находил я ответа на тот вопрос, куда делся только что бывший тут архивариус.

Глава 34

А на улице вечерело. Приятная прохлада заполняла библиотеку-архив, сокращая время моего пребывания в мире мертвых. Быть может это будет не самым плохим выходом из сложившегося положения - умереть после смерти, чтобы заново родиться в роли мультяшного персонажа. Или даже нарисованной бабочки, как очень точно подметил джин Абдул, до сих пор дожидающийся меня возле входа.

Расследование мое зашло в тупик так и не начавшись. Я совершенно не понимал поставленной передо мной задачи, я не знал какого решения ждёт от меня Аладдин, я не видел перед собой никаких ответов, а тут ещё Архивариус странным образом куда-то запропастился. Это было фиаско, братан, по другому мое текущее положение охарактеризовать было и нельзя.

В принципе, дожидаться казни ещё целых два дня, я не видел особого смысла. Зачем оттягивать неизбежное, если можно просто пойти и добровольно сдаться в руки джина охранника, для того, чтобы он отвёл меня на место экзекуции?

Вооруженный этими скорбными мыслями о неизбежном, я отвернулся от созерцания картины и сделал первый шаг навстречу темнеющему выходу из библиотеки. Но в этот момент, наступило что-то невероятное - музыка, та самая музыка из мультфильма, которая сопровождала меня все это время, то приглушаясь до еле слышных ноток, то врывающаяся крещендо в моем сознании - она исчезла. И наступила непривычная для этого места тишина. Такая, которая может сопровождать тебя в темной, наглухо закрытой комнате, без окон и дверей, без элементов мебели и со стенами, полом и потолком обитыми войлоком. Неестественная, удушающая тишина.

А вслед за ней от входа послышался шорох шагов и как будто рукотворное солнце взорвало своим светом зияющую темноту библиотеки.

Я слега прищурил глаза, чтобы сократить приливы слишком яркого света попадающего на сетчатку глаз, прикрыл для большего эффекта глаза ладонью и все равно, смотреть на фигуру стоящую в светящемся конусе было достаточно проблематично - кроме размытого силуэта никакие детали было не рассмотреть.

  • Кто ты? - бросил я в этот яркий свет свой вопрос - и почему ты светишься как тысяча рождественнских ёлок?

  • Обоже. Я могу управлять своими руками. И даже ходить. Мое тело подвластно мне полностью. Это просто какое-то чудо - донеслось мне в ответ, но понятнее от такой информации ничего не стало.

  • Кто ты такой и как тебя зовут - так же уверенно повторил я свой вопрос.

  • Меня зовут Денис. Денис Бульдозер Елистратов. А кто ты?

В голове у меня все закружилась с неимоверной скоростью. Такого развития событий, я признаться говоря, не ожидал. Если я все правильно понимал, передо мной стоял не мой двойник, не мое альтер-эго, которое впервые явилось мне как-то ночью в больничной палате. Передо мной стоял мой живой, из плоти и крови двойник, проживающий схожую со мной жизни в какой-то альтернативной вселенной. Но как он сюда попал для меня оставалось загадкой.

  • Ты умер?

  • Умер? Нет, конечно же нет. Я просто заснул. Я лег спать после того, как закончил писать главу про своего двойника, попавшего в нарисованный мультипликационный мир Аладдина, но вместо привычного сна я оказался в осознанном сновидении. А ты кто такой?

В осознанных сновидениях, как правило, подобные вопросы лишены всякого смысла, так как спящий заранее знает и понимает окружающую его обстановку вплоть до последней фигуры, ведь это его личная постановка, игра его мозга, плод его воображения и труд спящего сознания. Но это осознанное сновидение определенно отличалось чем-то от предшествующих ему. И это отличие заключалось в том, что и режиссер и актер прекрасно понимали суть происходящего. Ведь не смотря на то, что сон моего двойника был порождением его сознания, я имел ровно такую же власть над этим местом через цепочку своих альтер-эго двойников, которые сформировали из небытия, а может быть просто открыли для всех нас это уникальное место покоящееся в череде альтернативных.вселенных.

  • А я - это ты., - спокойно ответил ему я и вышел на свет так, чтобы он смог получше разглядеть своего выдуманного персонажа. Выдуманного и срисованного с его собственной жизни, но такого, который погиб в автокатастрофе и оказался замкнутым в замке загробного мира.

Фигура Бульдозера испуганно отпрянула назад, а потом вознеслась к высокому потолку библиотеки, откуда словно тысяча люминесцентная лампочка стала освещать весь раскиданный по углам хлам.

  • Снизь яркость, слепит глаза, и спустись на уровень пола, так нам будет легче с тобой поговорить.

  • Минуту. Сейчас постараюсь.

И ведь действительно, не прошло и минуты, как свет начал угасать до приемлемого, а силуэт постепенно снизился до земли и даже встал на нее ногами.

  • Ну, здравствуй, создатель - без лишних церемоний обратился к нему я и протянул свою руку для приветствия.

  • Здравствуй, Бульдозер. Или Денис? Как будет удобнее тебя называть?

  • Называй хоть горшком, только в печку не ставь. Как ты здесь очутился?

  • Так я и говорю, я только закончил писать очередную главу твоих похождений, а потом напитанный этими впечатлениями лег спать. И в голове моей крутился образ Уолта Диснея, такого, каким я видел его на фотографиях статьи в Википедии. И думал я перед тем как заснуть, что это именно он создатель этого странного города Аграбы. Но что-то у меня не сходилось по логике.

  • Конечно не сходилось. Он умер в шестидесятых годах, а мультфильм этот был нарисован уже в девяностых. Если он и видел всех этих персонажей такими, какими их потом нарисовали, то только из потустороннего мира, будучи уже 30 лет как мертвым.

  • И эти тридцать лет показались мне целой вечностью - донёсся знакомый старческий голос из-за угла, а на свет появился все тот же Архивариус, однако одежда на нем была теперь совершенно иная - приличного вида серый костюм, лакированные туфли, трость и шляпа, - позвольте представиться, Уолт Дисней, собственной персоной.

Глава 35

Удивляться чему-то из ряда вон выходящему стало уже настолько привычно, что я даже не подал виду на столь странную метаморфозу Архивариуса. Был библиотекарем - стал творцом. Эка невидаль. А вот меня по прежнему волновала только собственная судьба, но никак не история жизни стоящих около меня персонажей, хотя коленкор с ними вырисовывался весьма занимательный.

Формально, творцом этого места был непосредственно сам Уолт Дисней, который изобразил всех персонажей Аграбы, подсмотрев их каким-то одному ему известным способом.

Формально, опять же, место это открыл и я, также скитаясь по пустошам и представляя себе оазис в котором мог бы отдохнуть, поесть и напиться перед дальнейшим путешествием.

Но фактически, все что здесь происходило, являлось плодом воображения другого творца и писателя, живущего обычной жизнью Дениса Бульдозера, который не сошел ещё окончательно с ума в своей альтернативной вселенной, не разбился на автобусе, а продолжил влачить свое жалкое земное существование в компании совершенно не понимающей его жены и отдаляющегося от него малолетнего сына.

Возникал резонный вопрос - кто здесь главный и от кого будет зависеть дальнейший ход развития событий?

Лично с моей точки зрения, главным был живой бульдозер, который находился сейчас в осознанном сновидении и мог творить здесь все,что угодно - ведь мы, кем бы мы себя не считали, являлись плодом его воображения.

Однако художник, нарисовавший Аграбу, тоже владел каким-то своим арсеналом инструментов, которые выработал за 30 лет существования в загробном мире и при помощи которого, он смог вдохнуть жизнь в этот город.

Меньше всего власти, согласно такой логике, было лично у меня, однако я находился в прочном творческом тандеме с живым и настоящим Бульдозером и мог договориться с ним обо всем, что мне только придет в голову. А ему, достаточно было щёлкнуть пальцами и придумать новые правила для этого нового места.

  • Не получится, - прервал вдруг наше общее молчание внезапно приосанившийся художник, как будто бы прочитавший мои мысли, - во всем должна быть своя логика. И я ее выстраивал тут 30 долгих лет. И никто из вас не сможет управлять этим местом, не зная и не понимая основ, заложенных мною в данную точку равновесия.

Художник стремительно скинул с себя шляпу, отправив ее лететь куда-то по дуге в глубь помещения, взмахнул своим посохом на манер кисти и описав им в воздухе полукруг что-то громко, но нечленораздельно прокричал. - стены раздвинулись, стеллажи из наваленных бумаг-манускриптов тотчас исчезли и мы оказались все втроём в абсолютно белом, наполненном светом месте, таком же, в котором Морфеус рассказывал вновь обращенному Нэо про чудеса матрицы.

  • Я здесь власть. По моим и только по моим правилам может существовать данная точка равновесия в пустошах. Это мой замок! Я установил здесь все константы и подчиняться они могут только мне. Ты - ткнул художник посохом, в наблюдавшего за всем этим бульдозера, - ты можешь только полностью.уничтожить это место вместе со всем, что в нем находится. Вместе со мной и с твоим альтернативным, вымышленным двойником. Но изменить правила, по которым это место существует, тебе не подвластно. Ты просто не знаешь и не понимаешь тонкой настройки которая заложена в структуру этого мультипликационного мира. Ты не знаешь тех законов физики, которые я закладывал когда рисовал Аграбу, ты не понимаешь психологии ее жителей, ты не знаешь как логически объясняется их сросшаяся с телом одежда, которую они не могут с себя снять. Ты даже не знаешь куда делась принцесса Жасмин и почему в этом мире у них никогда не было с Аладдином секса. И даже если ты посвятишь те же 30 лет жизни на раздумья, ты не найдешь ответы на эти вопросы, потому что для этого тебе надо стать мной.

  • Шах и мат, - захлопал я без тени иронии в ладоши, - мне все это напоминает какую-то тонкую, замкнутую саму на себя экосистему в стеклянной банке, которая функционирует по одним ей известным законам. И вырваться наружу тамошние обитатели не могут, по причине своей слабости, и изменить что-то в текущем положении дел не в состоянии. А внешний наблюдатель, который гораздо мощнее и сильнее всего этого маленького мирка может только разбить банку и уничтожить всех в ней находящееся. Убив, в том числе, свою маленькую копию, которую по глупости собственной фантазии заставил вступить в чертоги этого безумного дома художеств.

  • Минуточку, - попытался возразить бульдозер, - не надо перекладывать всю вину за происходящее только на меня. Я описывал твои приключения такими, какими ты сам их себе создавал. Твои альтернативные подсознательные сущности привели тебя к такому и только такому оазису, все это было прописано в логике повествования и не я тому виной, что кто-то из них, на каком то этапе принятия решения, посчитал, что это достаточно клёво, поставить на твоём пути оазис с мультяшными персонажами созданными безумным художником умершим в 60-ти десятых года прошлого века. Какой с меня спрос? Разве я первопричина этой ситуации, когда я всего лишь сторонний наблюдатель, переносящий происходящее на бумагу? Мои ли мысли всему виной?

  • А с меня вообще взятки гладки - раздался до боли знакомый голос и в круг света вступил мой второй двойник, мое альтер-эго, часть моего умершего подсознания, который и отвечал за цепочку формирования миров таким образом, чтобы у меня получалось путешествовать по пустошам от одной точки равновесия до другой, - в моей цепочке двойников содержится бесчисленное множество элементов и, вполне возможно, что некоторые из них являются вами самими. Не исключено, что этот Уолт Дисней сам является альтер-эго какого-то моего жалкого двойника и именно таким он видел первую точку константы на пути к пещерам суккубов. А может быть проживающий свою жизнь Бульдозер, тоже является альтер-эго одного из моих двойников, ведь его мир, каким бы он не казался ему логичным и обоснованным, тоже входит в матрёшку выдуманных реальностей. В конечном итоге мы все снимая друг другу и за счёт этого происходит глобальное перераспределение энергии, которое и формирует непостижимое равновесие мультиуниверсума. Где здесь начало или конец? Кто сможет с уверенностью заявить, что он есть альфа или омега? С чего все началось и чем все закончится? Или же это будет длиться вечно?

Второй вариант, про вечность, показался мне наиболее правдоподобным. Я не знал сколько времени прошло за стенами нашего импровизированного дискуссионного клуба, но создавалось такое ощущение, что течение самой жизни остановилось в тот момент, когда мы встали здесь друг напротив друга, для того, чтобы выяснить отношения и расставить все точки над и.

  • Надо до чего-то договариваться - сказал я наконец, после продолжительного молчания, - мне грозит смерть от четвертования. Такие правила прописал зачем-то художник. Однако я могу потащить за собой в небытие весь этот город, со всеми его правилами и жителями, в том числе и с творцом, который своим поведением и фантазиями начинает напоминать мне клинического психопата. Вместе с моей смертью исчезнет мое альтер-эго, мой потусторонний двойник, так как он является продолжением моей сущности, однако Бульдозер, который всего лишь спит и видит осознанное сновидение, никуда не денется и сможет, при желании, переписать предыдущие главы таким образом, чтобы я в это место никогда больше не попадал. А в отместку может ещё и сжечь ко всем чертям это прогнившее царство мультяшного безумия. Но буду ли я, в том новом повествовании, именно таким, каким ощущаю себя сейчас? Буду ли я осознавать себя собой, а не получится ли это мастерски проделанная под меня копия, а сам я кану в небытие или куда там обычно после смерти души отправляются? Риск?

Тройка моих собеседников серьезно задумалась и голос тут взял художник.

  • Давайте начнем с самого начала. Предлагаю взять тайм-аут и не пороть горячку. У нас есть предостаточно времени, для того, чтобы обо всем договориться, я могу организовать для нас тут импровизированный очаг, а вас призываю послушать историю создания этого мира. Быть может она прольет свет на некоторые непонятные пока вопросы и мы сможем до чего-то дельного договориться.

Несколько взмахов тростью-кистью и перед нами возник столик с чаем и сладостями, а вокруг него точно как по фен-шую образовались четыре безумно удобные на вид кресла, в которые хозяин библиотеки и предложил нам присесть.

  • В ногах правды нет. Давайте сядем и все обстоятельно обсудим.

Предложение не таило в себе ничего подозрительного и все мы с радостью ему последовали.

Глава 36

Не буду углубляться в рассказы о своей жизни, - начал Дисней, - а перейду непосредственно к черте, которую я пересёк вступив в смерть. Очутился я после этого в типичном, американском доме престарелых, в котором нас пичкали лекарствами и целыми днями держали в креслах качалках возле телевизора, заставляли играть в настольные игры и не разрешали курить. Умер я в возрасте 65 лет и хотя по ощущениям был ещё достаточно молодым, энергии моей после смерти с трудом хватало на то, чтобы следовать установленному в этом доме престарелых распорядку. Просиживая свои дни перед телевизором, я ни с кем из окружающих практически не общался, полностью погружаясь в свои мысли о скудности своего положения. Долгое время я не мог для себя понять - рай это или ад, или какое-то другое, странным образом законсервированное место в структуре бытия, где я вынужден буду провести целую вечность. Ответа я не находил. И от полного погружения в безразличную прострацию меня спасал только телевизор. В какой-то момент, я начал даже думать о том, что он был поставлен там исключительно для меня, так как большую часть времени по нему показывали мультфильмы моей собственной киностудии. Иногда они перемежались новостями о той части загробного мира, к которому относился мой дом престарелых, но я все равно ничего не понимал из рассказов мельтешащих на экране дикторский голов, повествующих о каких-то загробных политических событиях. Да и были ли они реальными, когда вся реальность для меня заключалась в мультиках? Я пропускал эту неинтересную, словестно-поносную лабуду мимо ушей и с нетерпением ждал новые серии рисованных движущихся картинок. Все таки мультипликация была частью моей земной жизни и я посвятил ей достаточно много времени. Поэтому я радостью оценивал как старые, в ряде случаев даже собственного производства мультфильмы, так с наслаждением впитывал и новые картины, одной из которых и стала история про Аладдина - принца воров.

В первую очередь меня захватила обворожительная музыка льющаяся с экрана, а потом уже, я в полной мере начал наслаждаться визуальной составляющей фильма. Дело дошло до того, что каким-то чудесным образом, этот мультфильм стали показывать каждый день, как я теперь понимаю, повинуясь моему тайному желанию. Точка равновесия моего личного загробного мира, не была населена кем-то ещё, кроме меня. Все окружающие меня пациенты и персонал, больше походили на какие-то схематичные зарисовки, наскоро сделанные с реальных людей из моей земной жизни. Да, они обладали некоторыми элементами индивидуальности и в их действиях даже прослеживались зачатки свободы воли, но все равно, на 99% они в своих действиях или рассуждениях напоминали бездушные манекены. А вот фигурки на экране телевизора становились все более живыми и все больше обрастая уникальными чертами, когда я раз за разом смотрел их на стареньком цветном телевизоре.

Теперь я понимаю, что попал в ту точку небытия, которую полностью заполнил проекцией своего сознания. И какая-то незримая нить позволяла мне получать информацию из реального, оставшегося за спиной мира, в противном случае, если бы я был полностью автономен, я никогда бы не увидел этого мультфильма, снятого практически через 30 лет после моей смерти.

Но я его увидел. И захотел перерисовать заново. Идея эта захватила меня полностью, с головы до ног. Начинал я с второстепенных деталей - архитектуры, природы, пейзажей или предметов обихода, постепенно оттачивая технику рисунка. И некоторые вещи начали выглядеть у меня даже лучше, чем на экране.

Однажды, я настолько детально прорисовал лампу джина, что она, переложенная на бумагу, практически ничем не уступала в реальности той, которая была показана в мультфильме. Я оставил листок с этим рисунком на столе, а утром с удивлением обнаружил ее вполне осязаемую, твердую, бронзовую поверхность, которая исчезла с бумаги и воплотилась в реальность в виде физического объекта.

Так я открыл в себе зачатки творца.

И именно после этого, я понял, что могу творить все, что угодно. Я ощутил в себе силы, при помощи которых мог визуализировать любой предмет на бумаге настолько детально, что последний обретал натуральную форму, плотность и вес.

И после этого я начал рисовать Аграбу.

На этих словах, художник поднялся со своего кресла и предложил нам последовать за ним. Мимо очередных стеллажей, кип с разбросанными древними манускриптами, вглубь библиотеки к маленькой, неприметной дверце

  • Готовы? - поинтересовался он у нас и не дожидаясь ответа отворил ее вовнутрь.

За дверью открылся холл того самого дома престарелых, в котором все это время жил и творил умерший Уолт Дисней. Спутать его с чем-то другим, было попросту невозможно. Холл этот был заполнен какими-то людьми, санитарами и сделками, стариками и старухами, мебелью, столами и прочими атрибутами типичной обители умирающих стариков. А место, из которого мы шагнули в эту комнату ожидающих смерти людей, представляло из себя всего лишь стенной шкаф со швабрами. Так вот, в шкафу с грязными тряпками и ведрами, это творец создал для себя целый мультипликационный город.

Посадив нас за ближайший свободный столик, он неспешно продолжил свой безумно интересный рассказ.

  • Я рисовал Аграбу во всех ее мельчайших проявлениях, уделял внимание каждой детали, каждому столбику, деревцу или куполу дворца. Я потратил на прорисовку этого города очень много личного времени и каждый свой лист с частичкой нарисованной архитектуры бережно складывал на ночь в этот стенной шкаф. А утром, после пробуждения, открывал дверцу и шел разглядывать воочию то, что какая-то непостижимая магия претворяла в реальность. Естественно, что первым делом я пристроил таким образом библиотечный архив, к своему небольшому дому престарелых. Мне ведь надо было где-то хранить свои эскизы. А потом уже, я принялся за архитектуру того самого города мечты, столицы будущего царства, которым должен был править принц воров Аладдин. И музыка. Когда я рисовал свои эскизы, я всегда напевал эту музыку из мультфильма и так получалось, что она становилась естественным фоном моих реализованных надежд. И когда я отстроил, отрисовал свой город до последней пальмы и последнего кирпичика, я принялся за финальный портрет, на котором изобразил всех его жителей. Не могу сказать точно, сколько именно времени у меня ушло на эту композицию, но я буквально не спал целыми ночами, рисуя как одержимый джинов, торговцев, лакеев, извозчиков, банщиков и просто праздношатающийся люд. Я каждому из них давал какое-то свое, уникальное имя, придумывал ему земную жизнь, создавал семью и все это записывал на оборотной стороне холста. Благо дело, к тому времени, мне уже не приходилось рисовать на огрызках каких-то ненужных рецептов, хорошенько обшарив помещение дома для престарелых, я совершенно случайно, а может не случайно, обнаружил заброшенную, а может быть любезно предоставленную для меня мастерскую с красками и мольбертом, а также достаточным запасом холстов, на одном из которых, на самом большом я и нарисовал всех своих жителей. А потом я отнес их на ночь в кладовку, лег спать и уже утром смог убедиться, что город мой заселен народоми живёт по своим законам.

  • Когда это произошло - спросил я?

  • Точно сказать не могу, может быть несколько десятков лет назад.

  • Но у меня создалось такое ощущение, что Аграба существует как минимум несколько тысяч лет и через ее улочки было пропущено бесчисленное количество торговцев и путешественников.

  • Может быть, не исключено. Ведь здесь вполне себе может работать все тот же принцип, что и у вас - кто создал Аграбу? Я - как художник? Или она существовала задолго до меня, а я лишь открыл в нее дверь, детально нарисовав один из ее бесчисленных дней, с которого и начал свой личный отсчёт знакомства с этим новым для себя местом? В пустошах возможно все. И мы ничего в них не создания, мы лишь находим там то, что нам больше всего нужно. Так поступил и я, совершив, тем не менее, одну роковую ошибку.

  • Какую? Ты сделал всех бесполыми?

  • Да. Я нарисовал всех жителей Аграбы такими, какими они должны были быть для детского мультика. У меня даже в мыслях не было рисовать им репродуктивные органы, вкладывая сексуальный смысл в их развитие. И именно поэтому, они спят и моются в одежде, которая воспринимается ими как вторая кожа. Именно поэтому принцесса Жасмин заточила саму себя в башне, так как нереализованная женская сексуальность не даёт ей покоя и сводит с ума, когда она смотрит на своего любимого принца воров. Именно поэтому, Аладдин и учиняет все эти казни с расчленением трупов, чтобы хоть на чуточку приблизиться к пониманию тайны того, как должен функционировать настоящий человеческий организм. Я создал чудовищных в своем безразличии детей и каюсь за это.

  • Ты не создал, ты их просто открыл, они были до тебя, будут и после. Все, что только можно вообразить, обязательно было есть или будет на бесконечном отрезке времени. Это говорю тебе я, альтер-эго сидящего перед тобой собеседника. Я как никто другой знаю как работает этот механизм и знаю, что именно можно здесь сделать дабы исправить ситуацию.

  • Да что тут думать? - взял голос мой двойник из реального мира - пририсовать им половые органы и дело с концом. Сон мой, уже затянулся, друзья, поэтому я возвращаюсь в свою кровать и буду дописывать в ней все то, что должно будет произойти после моего отсутствия. Можете не сомневаться, я сделаю все в лучшем виде.

На этих словах он взлетел под потолок дома для престарелых, немного покружил вокруг люстры и растворился в белесой дымке, как будто его и не бывало.

А альтер-эго только криво усмехнулся, наблюдая такое поспешное бегство Бульдозера, но сам тоже шагнул в полутемный угол и со словами “ещё увидимся, я пошел настраивать свою цепочку двойников” канул в небытие.

За столиком в холле американского дома для престарелых остались только два человека - я и художник, творец, известный при жизни мультипликатор Уолт Дисней.

  • А что дальше, - устало спросил он у меня?

  • Сейчас что-нибудь придумаем - неунывающе ответил ему я, - все фигуры расставлены по своим местам: двойник проснулся и взялся за перо, теперь он будет улавливать тонкие вибрации цепочки двойников альтер-эго, которые как квантовый суперкомпьютер просчитывают для нас разные варианты развития событий. А мы с вами, просто должны следовать голосу разума и делать ровно то, что нам полагается судьбой.

С этими словами я попросил его отвести меня в мастерскую, заполненную красками и холстами. Учитывая то обстоятельство, что проболтали мы практически целую ночь, в нашем распоряжении оставалось ещё около двух суток на то, чтобы научить мультипликационных персонажей не только раздеваться, но и заниматься любовью, раскинув в разные стороны свои нарисованные конечности.

Глава 37

Одним единственным взмахом пера, или, как правильнее будет выразиться - кисти, разрешить сложившуюся ситуацию не представлялось возможным.

Не смотря на то, что бесчисленная цепочка моих двойников искала в параллельных вселенных наиболее благоприятный выход из текущего положения, а мой живой ещё двойник из потустороннего мира описывал, не покладая рук, все то, что со мной предстояло сейчас произойти, фиксировать все это в гуще событий приходилось все таки мне самому. И даже зная и понимая как работает механизм создания новой реальности, тащить ее текущее воплощение приходилось именно мне, на своих не самого внушительного вида плечах.

Что бы там не происходило за скобками, какие бы тайные силы не принимали участие в разрешении всей этой головоломки, на первом плане, на сцене событий стоял именно я, со своей далеко не выдающейся фантазией и совсем уж, не впечатляющими магическими данными.

Да, существовал некий генератор бреда, в виде череды двойников альтер-эго, которые перебирали все варианты, оставляя наиболее оптимальные.

Да, сидел сценарист, который каким-то ментальным чутьем улавливал вибрации этих вероятностей и воспринимая их за свои собственные мысли перекладывал на бумагу.

Но в конечном итоге, плясать на сцене приходилось именно мне и каждый свой прыжок я воспринимал не как что-то внешнее, навязанное мне двойниками или писателем, а как свой собственный, выстраданный выбор, за который я и только я буду нести всю полноту ответственности, в случае, если что-то пойдет не так.

Ведь это я решаю в конечном итоге - как, кому, что и когда сказать. Как, когда и каким образом что-то сделать. Где дипломатично промолчать, а где-то истошно заорать привлекая как можно больше внимания.

Моя и только моя воля оставалась основополагающей, а потом уже только от нее шла обратная связь и сценарист думал, что именно так он и записал мое прыжок на пьедестале или снятие шляпы перед важной персоной.

И в обратную сторону начинали считаться цепочки двойников, которые получали из будущего обратную связь об уже произошедшем событии и записывали его в свои головные ячейки, превращая их там в прошлое, как будто бы только что, наиболее оптимальное сформированное решение.

И всем казалось, что время движется линейно, из точки А - от квантовых исчислений бесконечных двойников, через точку В - писателя фиксирующего оптимальный результат, до конечной точки С - непосредственного исполнителя, который должен только выполнить свою роль и произнести необходимую реплику.

Но я то, по изначальной задумке, был богом времени, то есть Хроносом, а никак не малозначительной буквой С.

Я был иксом, я был Х-роносом, который крутил вертел всю эту систему взад и вперёд так, как ему заблагорассудится, ну и нёс за это, соответствующую ответственность, полностью отвечая за результат.

Моим друзьям ошибочно казалось, что каждый из них находится на своем месте и только я, понимал что все они - это сон бога, мой сон, и все они крутятся у меня в голове. Ведь это я придумал эту сложную.схему. Я явился родоначальником цепочки двойников, я придумал себе писателя в реальном мире, я задал правила игры в пустошах и я иду теперь своими ногами по твердой почве своего собственного выдуманного мира. А исчезну я - закончится и игра. И что там будет дальше я одному черту или богу известно.

Поэтому умирать от четвертования в нарисованном мультике никак не входило в мои планы. А для того, чтобы избежать этой злой участи, надо было включить кумекалку и найти способ, как заставить главного царя местной горы дать мне беспрепятственный выход за ворота его вотчины, желательно ещё и на верблюде, желательно загруженном водой и едой.

Задача была проста, ясна и понятна - жителей Аграбы нарисовали без первичных половых признаков. Голые их тела скрывала нарисованная одежда. Сексом по этой причине они заниматься не могли, а следовательно испытывали душевные муки и сублимировали на то, что убивали случайных путников наиболее зверскими способами

В исходных данных был художник, который все это безобразие нарисовал. Он же и должен был возвернуть все вспять таким образом, чтобы даже нарисованные мультяшные персонажи начали трахаться.

Следовательно, из обычного семейного мультика категории 0+ предстояло сделать достаточно развратную мультипликационную порнушку, соответствующую всем современным житейским реалиям, и.е достаточно подробную и анатомическую. Как наглядную куклу по биологии.

Обдумывая все это, я сидел и смотрел на замершего в ожидании художника, а он держал в своей руке кисть и сверлил своим взором девственно чистый холст на мольберте.

Предстояло с чего-то начинать.

Глава 38

  • Как долго принцесса Жасмин находится в заточении в башне?

  • Точное время сложно установить. По моим меркам, я создал этот город пару десятков лет назад, но с ваших слов, получается, что существовали они задолго до моего вмешательства и время их жизни может исчисляться тысячелетиями.

  • Принцессу кто-то охраняет?

  • Как и водится - дракон.

  • Пламя твой дракон из своей пасти изрыгает?

  • Естественно, других драконов в мультипликационных сказочных историях просто и не бывает.

  • Так. Одна проблема уже решена. Слушай сюда и запоминай мою логику - принцесса долгие годы заточена в высокой башне. С водой и едой, которую ей приносят охранники джины, но без банно-помывочных дней. Твои, обычные жители, бани посещают?

  • Да и при чем весьма регулярно. Чистота залог здоровья!

  • Здоровье бессмертному то зачем? Переписывай правила - чистота залог долгоноскости напяленных на них одежд. Чем чаще моешься, тем дольше тебе служит твой кафтан. Сечешь, в какую сторону я тяну, художник?

  • Не совсем.

  • Там, откуда я родом, существовало такое понятие как конституция, или проще говоря - свод законов и правил, по которым должна функционировать точка равновесия в загробном мире. Ты такую книгу писал?

  • Нет.

  • Значит пришло время это сделать. Ты, здесь и сейчас, находишься в личной точке сингулярности, это твое тайное прибежище, вся эта твоя престарелая обитель, не более чем проекция твоего сознания и никто, запомни, никто без твоего ведома зайти сюда не сможет. А там, за его пределами - порождение пустошей, которое ты случайно для себя открыл. Открыл одно - откроешь и другое. Для нашего плана достаточно внести только некоторые незначительные корректировки в исходные данные и все пойдет как по маслу. Бери себе лист бумаги пообъемнее и пиши на нем заголовок заглавными буквами “КОНСТИТУЦИЯ МИРА АГРАБЫ” и дальше, помельче “составлена и написана создателем всего сущего, художником мультипликатором, Уолтом Диснеем. Корректировке и изменениям не подлежит, в силу вступает с момента написания.

Несколько минут и все было сделано в лучшем виде.

  • А теперь, осознавай, что ты не меняешь правила старой Аграбы, ты просто создаёшь для себя новую. Выход из этого дома престарелых, это каждый раз выход в небытие пустошей, в которых возможно все, что только пожелаешь. Но так как мы не можем кардинально менять сложившиеся обстоятельства, ведь мы, все таки, запомнили Аграбу такой, какой она была несколько часов назад, плюс там джин Абдул с моим мечом меня дожидается, нам необходимо лишь слегка подкорректировать свое отношение к ней и сделать её более логичной и дружественной. Логичной и дружественной для тебя. Потому что ты и только ты определяешь правила того какая должна быть идеальная Аграба. Я помогу тебе с одеждой, а вот с половыми органами разбирайся сам. Вписывал в правила пункт о том, что если гражданин Аграбы не мылся более одной недели, то одежда на нем приходит в негодность, истлевает и по ниточкам сползает к ногам, обнажая, таким образом первозданную наготу задуманную создателем, т.е.тобой. Также, одежда может быть в одночасье сожжена пламенем дракона, стоящем на страже принцессы. Однако вреда бессмертному голому тела это драконье пламя нанести не может. А теперь, смотри что получается - принцесса сидит в своей башне всяко больше одной недели, Аладдин должен отправиться на ее спасение и преодолеть пышущего жаром и пламенем дракона, который лишит его остаток тряпок на своих чреслах. Оказавшись в башне вдвоем, полностью обнаженными, они, естественно, дадут волю.чувствам, воспылает друг к другу страстью и займутся любовью. Вот и все, что им было надо для счастливого коротания вечности. Ходить постоянно голыми, при этом, совсем не обязательно, достаточно регулярно посещать баню и мыться в одежде, а если захочется шорки-порки, не мойся около семи дней и каждый новый кафтан будет превращаться в лохмотья, за которыми обязательно должен последовать традиционный бада-бум. А вот описать детали этого процесса, это уже твоя задача - ты у нас художник, ты у нас творец, сиди и прорисовывай всем своим гражданам фигурки половых органов во всех деталях, со всеми соответствующими атрибутами представленными в реальной жизни, как то - молочные железы, соски, яички, эррекция, смазка, эякуляция и оргазм. Начни, в первую очередь, с Аладдина и Жасмин, а дальше по нарастающей. Разные позы для секса придумай, не обделяй несчастных мультяшек в разнообразии. Только зачатие не советую воплощать. Бессмертные жители Аграбы начавшиеся бесконтрольно размножаться очень быстро заполоняют собой все пустоши и их придется потом массово отстреливать. Хотя, уверен, где-то в бескрайней череде альтернативных реальностей существует и такой вариант, но зачем нам то усложнять самим себе жизнь? Сделай их всех бесплодными. Упрости задачу. Все понял?

Судя по выражению лица Уолта Диснея, он был не то, чтобы обескуражен, но, мягко выражаясь - потрясен открывшимися перед ними перспективными задачами. А может быть даже обрадован, то же, поди, жить на том свете без секса такое себе, весьма сомнительное удовольствие. А так - рисуй себе новую пассию хоть каждую неделю, наделяй ее приятными для себя чертами внешности, аккуратно складывай все свои зарисовки в шкаф со швабрами и ходи потом к ней на свидание. Думаю самому творцу мироздания никакая нарисованная особа отказать не сможет. Вариант?

  • Ну, вот, я тебе всё объяснил, на пальцах показал, ты сейчас работай, а я пошел спать. Мое время здесь истекает и надо как-то побыстрее покинуть этот дурацкий и уже порядком осточертевший оазис, сохранив при себе все свои конечности. Желательно ещё и припасов в дорогу взять и верблюда, чтобы до океана добраться и ноги в кровь не сточить. Поэтому ты, давай, рисуй, не отвлекайся, а я пошел отдыхать. Как только отмеренный мне срок закончится, выйдем наружу и объявим о новых правилах, а точнее выйдем в другой слепок реальности, который этих правил только и ждёт. Ну а дальше будем действовать по обстоятельствам. Все понял?

Пара хлопков по плечу и я завалился спать прямо в холле на удачно подвернувшейся медицинской кушетке. Задача была с успехом решена, хотя мне и сложно было понять, кто явился генератором всех этих идей - я, мой сценарист писатель, или череда двойников в альтернативных реальностях которые как болванчики просчитывали все возможные варианты.

Так или иначе, это было наверное все таки коллективный труд и однозначного генератора идеи выделить было сложно. Да это было и не важно. Главное чтобы новые правила прижились как родные, с меня сняли угрозу экзекуции и я смог отправиться в дальнейшее путешествие на берег океана, где меня ждали пещеры с суккубами, которых я должен был как-то переправить в ПНД

Глава 39

Внедрение новых правил, а можно сказать новых законов физики, прошло без сучка, без задоринки.

Мой личный охранник Абдул остался правда не очень доволен, ведь идею сексуального раскрепощения джинов мы с Диснеем как-то пропустили, старались побыстрее угодить обычным горожанам. Но, чисто теоретически, при должном умении, сноровке и фантазии, художник мог бы в перспективе, уже без моего участия и для Абдула какой-нибудь выдвигающийся-прячущийся орган пририсовать, было бы желание им в кого-то потыкать. А вот женщины джины мне в Аграбе, к сожалению, не попадалось, может быть они в лампах всегда сидели, поддерживая уют домашнего очага? Не знаю, но на виду их точно не было. Поэтому оставаться голубым, джин Абдул имел все шансы во всех возможных смыслах.

А вот с принцем Аладдином и принцессой Жасмин все прошло как по нотам. Когда бывший Архивариус снял, так сказать, шляпу библиотекаря и надел на себя костюм художника-творца, любые домыслы о том, что он занимается рисованием жизни каждого городского персонажа в отдельности отпали сами собой. И жители тотчас взяли свои жизни в свои руки. Это было видно даже по тому обстоятельству я как спешно они отреагировали на нововведения касающиеся секса и ни разу не пискнули даже на тот счёт, что это может быть аморально или не дай бог Дисней - греховно.

А последний собрал всех на той же центральной площади с репродукции, поведал со ступеней дворца трогательную историю создания их общей картины (дипломатично умолчав о том обстоятельстве, что в бесконечной веренице альтернативных реальностей они вполне себе могли бы зародиться любым доступным эволюционным способом, без всякого творческого вмешательства) и закончил свой трёп анонсом подарка, который он назвал - смыслом жизни каждого аграбинца и смысл этот заключался в безудержном сексе день деньской.

Идею все местные приняли на ура, полностью законсервировав на ближайший год все доступные бани и всё сопутствующее, что с ними связано, те же мыловарни, например. А проверку новой игрушки под названием секс, решили испытать на правителях, Аладдине и Жасмин, так как последняя уже долгое время должна была находиться в наготе, а первому предстояло только слегка опалиться пламенем дракона, чтобы отринуть столь ненавистные для акта любви одежды.

Что и было продемонстрировано. Прямо на главной площади. Прямые при всем честном народе, грязная и вонючая, но несомненно прекрасная Жасмин, удовлетворяла всеми доступными, а точнее предложенными по конституции Диснея способами, своего обугленного уголька-мужа, который, не смотря на трудное испытание с драконом и башней, был несказанно рад, такому новому для себя ощущению, как, например, тот же оральный секс. Думаю, в этот момент он благодарил бога, в лице все того же художника Уолта Диснея, за то, что последний столь значительно расширил функционал их достаточно серой мультяшной жизни.

Аплодисментов восхищения от толпы не было предела. При этом, каждый прекрасно понимал, что нечто подобное ждёт его примерно через неделю, а некоторые, особо торопливые, начали обжиматься и заниматься петтингом даже через одежду, не дожидаясь недельного срока ее истлевания.

Что касается анатомии, то чертов ублюдок, художник детских мультиков и здесь постарался на славу добавив некоторые новшества в в функционал женских половых органов, снабдив их, зачем-то, кальмаровско-осминожьеми присосками - видимо для лучшего сцепления и большей степени погружения в процесс мужского пениса.

Выглядело это, лично для меня, достаточно необычно, но разумом-то я прекрасно понимал, что идея заслуживала своего права на существование и даже, наверное, какой-то отдельной похвалы, так как явственно раскрывала гораздо больший потенциал вагинального секса. Поэтому даже я, грешной тайной мыслью подумывал о том, чтобы на обратном пути опробовать такой интересный способ любви с какой-нибудь, не особо обремененной мужем и ханженскими нравами аграбчанкой.

За все про все, меня, как невольного посредника сей сексуальной мультипликационной революции снабдили, как и полагается по всем законам гостеприимства, всеми же необходимым для дальнейшего комфортного путешествия товарами, выделили личного верблюда, с тюками доверху набитыми финиками и бурдюками заполненными под завязку водой и направили на выход в восточные ворота, так как я изначально решил двигаться строго на встречу восходящему солнцу чтобы ненароком не заблудиться.

Марш Славянки при расставании со мной в воздухе не витал, но заглавная музыкальная мелодия из мультфильма свои крещендо отделывала, что воспринималось мной уже достаточно утомительной так как слушать регулярно одну и ту же музыку было весьма и весьма надоедливо.

Раскланявшись на прощание со всеми провожающим и пожав крепкую, уверенную руку новоиспеченного порнографического художника-мультипликатора, я повернул морду своего безмолвного верблюда строго на восток, в сторону восходящего солнца и продолжил свой путь в поисках берега океана на границе с которым, где-то на земле, меня должны были ожидать столь необходимые мне пещеры суккубов, которым вагины с присосками должны были показаться детской гадостью - все таки одно дело нарисованная сексуальная эволюция и совершенно другое дело естественная, когда целая популяция женщин-демонесс выводится только для того, чтобы считать своим смыслом жизни бесконечные совокупления с представителями мужского, а может быть даже и женского, а может быть даже и разного другого животного полов.

И все это мне предстояло найти и открыть, так как в бесконечной веренице альтернативных вселенных загробных пустошей нет и не могло быть места чему-то необычному, чего не касалась человеческая мысль. А значит вперёд, на поиски, друзья ждут и дело это надо было довести до конца.







Рейтинг работы: 3
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 29
© 12.04.2019 Buldozer
Свидетельство о публикации: izba-2019-2537034

Метки: загробный мир, жизнь после смерти, рай, ад, дьявол, сатана, бог, смысл жизни, параллельные миры, альтернативная реальность,
Рубрика произведения: Проза -> Психоделическая литература


Виктор Ступин       13.04.2019   15:42:48
Отзыв:
Забавное произведение. Если вас действительно интересует как устроено и функционирует мироздание а не только проекции его на
физическом плане бытия, советую ознакомится с серьёзной эзотерической, философией телепатически переданные одним из Махатм
Алисе Бейли, и изданные ею в серии печатных изданий.
А что касается ярлычков, навешанных церковниками на не совершенные реакции сознания обычного человека, то им имя легион.
Они не стоят внимания духовно ориентированных личностей. И уж тем более не способны свести с ума, ну разве что религиозного
фанатика, нищего собственным духом.
Buldozer       17.04.2019   04:35:06

Если вас действительно интересует как устроено и функционирует мироздание а не только проекции его на
физическом плане бытия, советую ознакомится с серьёзной эзотерической, философией телепатически переданные одним из Махатм
Алисе Бейли, и изданные ею в серии печатных изданий.

А она премию какого бога выиграла как наиболее авторитетный источник интерпретации структуры бытия?








1