Зия Цинн: создающая миры! Хочу на море


http://amsherdien.ucoz.ru/forum/37-89-1

– Хочу на море! – сказала моя красавица Зия практически сразу же после свадьбы; а точнее на третий день нашего медового месяца.
По правде сказать, я не слышал от нее перед этим никаких объяснений, никаких подробностей. Просто несколько слов с упором на слове море, и на слове хочу.
С этого наш спор и начался!
Честно скажу, Зия у меня умница, красавица, хозяйственная. Причем, хозяйственная во всем, чуть ли не до дотошности. Ну, словом, все равно просто чудо, если учесть, что моих вещей на определенном мной для них месте, она без моего разрешения никогда не трогает. Но это ее "хочу" явно выше любого нормального понятия "нужно", или хотя бы просто "нормально". И я не знал, что с этим делать, глядя на ее невозмутимый взгляд, и по-ангельски спокойную улыбку.…
Зато знала моя новоиспеченная супруга, девятнадцатилетняя Зия.
– Неужели ты не хочешь отдохнуть на море вместе со мной? – удивилась она, спустя приблизительно день или два после нашего первого спора. – Ведь мы будем там только вдвоем.
– Вообще-то, – начал было я, но тут же осекся.
Вообще-то! Любопытное словосочетание, кстати. Не так ли?
Впрочем, не важно. Хотя, для порядка отмечу, после нашей свадьбы, да и вообще с первого дня нашей встречи, словосочетание "вообще-то" стало для меня, по большому счету, единственной защитой в напряженные моменты. Особенно в спорах. Как теперь, например! Когда я видел более правильный ответ, но не представлял, как его достаточно убедительно аргументировать.
Не спорю, Зия у меня практична и сообразительна. Словом очень умна для женщины всего лишь девятнадцатилетнего возраста, которая, кроме всего прочего, лишь неделю как вышла замуж. Но это ее "хочу", частенько отвлекало ее от действительно правильного, и даже, я бы для достаточного понимания сути этого вопроса сказал, нужного для жизни решения.
Возможно, это возраст, не знаю, а может быть факт, что она просто женщина, но я надеялся, что в будущем у нас все наладится к лучшему.
– Зия, послушай лучше меня, – продолжил я, найдя новое интересное словосочетание для наших дружеско-супружеских споров. – Вообще-то, отдых на природе, у леса, для нас, никогда не живших на море, куда полезнее. Верно?
– Ну и что? – спокойно возразила моя красавица. – Зато мы, наконец-то, в живую посмотрим на море какой-нибудь по-настоящему незнакомой планеты. Чего тут такого?
– Но лес и пресная вода куда полезнее для нас. Я прав? – попытался вразумить ее я.
– Мы это видим каждый день. А море нет! Кроме того, мы поедем туда вдвоем. Разве это не здорово?
– Ну и дела, – хмыкнул я, не представляя, что ей на это возразить.
– А что не так-то?
Зия невинно моргнула ресницами.
– Вообще-то, это не то, что я готов был оспорить, – честно признался я, и неестественно широко улыбнулся для действительно мудрого, взрослого мужа двадцатичетырехлетнего возраста.
– А чего же ты ждал?
– Вообще-то, я думал, что ты остановишься просто на море, или хотя бы на своем знакомом и неизменном хочу, – пошутил я, понимая, что злиться на Зию всерьез после этих слов мне все равно не удастся. – Ладно, получилось, как получилось. Потом разберемся.
– Как видишь, ты ошибся, – победоносно заключила Зия, и явно дразнясь, показала мне в отместку символический "длинный язык".
Я оскорблено хмыкнул, и замолчал уже надолго, делая неутешительные выводы о пользе своей несостоявшейся логики, и пытаясь найти аргументы в свою пользу получше.
К счастью, в спор вмешался гостивший у нас последние два дня перед отъездом в отпуск отец. На самом-то деле, мы в это время уже собирались дорогу, когда они с мамой нагрянули в гости, но едва узнав, что мы в скором времени отправляемся в путь, решили остаться, чтобы просто нам в этом вопросе помочь.
Но мы с Зией не возражали. На самом-то деле, их присутствие выкроило для нас кучу свободного времени, и позволило сосредоточиться только на предстоящих делах.
Словом, папа Гордон (как Зия его, кстати, сразу же окрестила после свадьбы) урегулировал наш спор весьма своеобразным для простой и, казалось бы, вполне обыденной ситуации образом.
– Нашли, о чем спорить, – усмехнулся он, глядя на нас.
– Что ты имеешь в виду?
Я удивленно обернулся к отцу.
– Я бы на вашем месте отложил этот спор о наших местах, и молча принял за факт известный всем довод о нашей земле, и планете, где мы с вами, понятное дело, живем. Чтобы, отмечу, ты смог, наконец, как надо показать это своей юной, наивной жене. Тогда и спора не будет.
– О нашей земле? – моргнул я, скорее всего, по привычке. – То есть, о нашей планете.… жене? То есть, своей наивной жене о нашей земле и планете? Извини, отец, а я что, по-твоему, сделал?
Я понял, что слегка запутался в выводах, и в сомнениях замолчал.
– Вот в этом и заключаются незнания молодости, – сказал отец, вполне понимая мои колебания. – Ты должен был показать это своим природным взглядом на определенные вещи, а не стандартными образами на пустые слова. На нашей планете действительно есть все, что вам нужно, так что сбивать свой биологический ритм вам ни к чему.
– Но само море, в живую, – как само собой разумеющееся напомнила Зия. – Как на счет этого, папа Гордон? Ведь мы впервые увидим там море какой-нибудь действительно незнакомой планеты!
– Скажи им лучше ты, Фрида, – предложил "папа Гордон", видимо, не желая вдаваться в отвлекающие нас детали из образов и слов до бесконечности. – В конце концов, наша земля куда лучше для нас, и отдых нужно выбирать там, где это действительно нужно, а не там, где кому-то захочется. Верно?
– Естественно, – непринужденно улыбнувшись, подтвердила его доводы "мама Фрида".
Как ее, опять-таки, моя красавица Зия сразу же после свадьбы окрестила.
Кстати, мне нравится, как она придумала. Мама Фрида, папа Гордон. Красиво. Я бы до этого, наверное, никогда не догадался. Конечно, я слышал, и даже читал где-то о чем-то подобном, но никогда не думал, что это будет выглядеть в реальности так же естественно, как получалось у нее. В итоге, ее мама оставалась ее мамой, а моя мама моей мамой. Для нее же мама Фрида, а никак не просто Фрида, или это ужасное слово, "свекровь".
Словом, коротко, логично, и очень практично. Понятное дело, в этом вся моя красавица Зия.
Как бы там ни было, мама Фрида была согласна с папой Гордоном на все сто, и нисколько не меньше. Но для них это было дело обычное. Любопытно, конечно, но именно так у них все в жизни, как правило, и обстояло. Я имею в виду, не смотря на некоторые разногласия в деталях, в этом вопросе, да и вообще во всем, что касалось подобных вещей, как "наша планета", "наша земля", и "жизнь на нашей цветущей планете" они были единодушны.
Надо отметить, что понятие "наша земля" подразумевало для них не просто чье-то рождение и жизнь на планете в довольно удаленных от центральной части столичных созвездий местах. И уж тем более не коммерческое владение хотя бы частью земли на нашей прекрасной планете. По правде сказать, отец никогда не признавал единоличное владение землей в одиночку кем бы то ни было. Да и вообще он считал, что скорее уж мы принадлежим своим местам на земле, а не земля принадлежит живущим на ней временно людям. И если уж мы ей нужны, она нас никогда не отпустит.
Вот только Зия явно думала совсем не об этом! В чем я, собственно говоря, и убедился спустя пару мгновений, едва увидев ее подозрительный взгляд в нашу сторону.
– А что тут такого? – с не скрываемым недоумением поинтересовалась она. – Мы просто съездим туда, отдохнем и вернемся. Так что, не вижу в этом ничего необычного.
– Ну, хорошо, – подозрительно быстро сдался отец. – Пусть так и будет.
– Хорошо? – не поверила Зия (и я, кстати, тоже, прекрасно зная привычку отца всегда, если считал себя в чем-то правым, стоять на своем до последнего). – Значит, вы нас отпускаете? Но почему?
– Я отпускаю вас лишь потому, что вы все равно лично убедитесь в своей нелогичной ошибке. И я знаю, что это будет именно так, – охотно пояснил папа Гордон, с лукавым прищуром глядя на нас. – А раз так, вот что я нашел в местной газете, пока вы бессмысленно спорили.
Он улыбнулся, и передал мне рекламный проспект из газеты, который, как оказалось, он уже давно держал в руках все это время. Я изучил его, и передал Зии.
Похоже, действительно, все было уже решено, и нам осталось утрясти лишь детали. По крайней мере, видя засветившийся взгляд своей красавицы женщины, я понял, что мы в скором времени отправимся в путь.
И я не ошибся.…
В реальности, курорт и найденная отцом в газете планета по своим характеристикам оказались не очень популярными, зато там было все, что нам нужно. И море, и океанская соль, и пресная река, а еще природа, пусть и не во всем, но чем-то очень похожая на привычные для нас в плане жизни места. И все это достаточно красочно передавалось на голографическом изображении планеты, поочередно меняющим свой ландшафт то на устье реки, то на волны шумящего во всю океана, примыкающего к желтопесчаному берегу этой самой реки. Так что реклама в реальности оказалась что надо, и уже через пару минут Зия увлеченно звонила в агентство.
– Уже через день? Завтра вечером? – слегка удивленно переспросила она, посмотрев на нас несколько растерянным взглядом. – Почему же так скоро?
Выслушав что-то в ответ, моя женственная, если можно так выразиться, "вселенская практичность", неожиданно спокойным тоном заверила:
– Не волнуйтесь. Мы непременно успеем!
И мы действительно успели собраться. И в этом тоже не было ничего удивительного. Зия у меня, как говорится, практически всегда достаточно собрана в материальных вопросах. Словом, когда мы отправились в космопорт, у нас в руках был лишь один чемодан, да еще небольшая сумочка Зии, где находились наши личные вещи.
Когда же мы оказались на месте, ожидая посадки на межгалактический лайнер (кстати сказать, под красочным названьем некоего древнего философа по имени Сенека), Зия как само собой разумеющееся передала мне билеты.
– Мама Фрида, папа Гордон, спасибо, что проводили, – скороговоркой прощебетала она моим родителям на прощание. – Похоже, нам пора.
Она по-дружески обняла мою маму, и на прощание помахала ручкой отцу, можно сказать, вполне по-взрослому полу серьезно добавив:
– Пока-пока, папа Гордон. Мы будем по вам обоим скучать!
– Береги ее, Александр, – невольно смутившись, буркнул себе под нос отец, и даже слегка покраснел от этого ее простецкого "пока-пока". – Кстати, как только разберетесь с делами, сразу назад.
– Еще бы, – коротко согласился я, и пожал ему перед прощанием руку.
– Ты у меня совсем взрослый, – добавила свое замечание мама.
Задумчиво стряхнув с меня пару невидимых пылинок, она невольно улыбнулась.
– Ты им лучше нотаций перед дорогой почитай, – подначил ее, рассмеявшись, отец. – А то они без нас там в одиночку действительно ни с чем не разберутся.
Мама понимающе кивнула, и тут же отпустила рукав.
– Смотрите там, не балуйте, – неожиданно серьезно предупредила она.
– Все будет в порядке, мама Фрида, – пообещала ей Зия уже под звуки объявления о начавшейся посадке. – В конце концов, мы ведь скоро вернемся.
– Вам действительно пора, – на всякий случай напомнил мне отец, и не говоря более лишних слов, передал нам чемодан, по-отечески мягко подтолкнув нас обоих к выходу на посадку.
Но я не стал возражать. По большому счету, в этом весь мой отец. Не любит долгих прощаний, лишних слов, и не одобряет, когда мама начинает без нужды надо мной, или над моей красавицей Зией, опять-таки, без нужды хлопотать.
Словом, мы с Зией не спеша прошли турникет, и еще раз помахали им рукой с другой стороны на прощание.
А ровно через сутки мы были на месте, сгорая от желания поскорее распаковать чемодан, и предвкушая свой запланированный заранее отдых.

http://amsherdien.ucoz.ru/forum/37-89-1





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 12.04.2019 Амшер Диен
Свидетельство о публикации: izba-2019-2536968

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика










1