Отцовский урок


Маленький серый комочек визгливо мяукнул, увидав перед собой миску, полную молока, которую вынесла ему кухарка. Робко приблизившись к ней на мягких лапках, он стал жадно лакать из блюдца. Выносившая его кошка погибла в схватке с дикой собачьей сворой, и сердобольная Матрёна из жалости приютила одинокого котёнка, устроив ему жилище на дворе.
Мальчики играли неподалёку, когда самый старший и бойкий из них, Данила, взял камешек и швырнул в сторону кухни. Камень угодил прямо в блюдце, спугнув котёнка. Детям показалась забавной его реакция, и они, набрав в руки камешки, тоже стали ими кидаться. Котёнок жалобно мяукал, сжавшись в пушистый комочек, боясь пошевелиться. Когда кто-то из детей попал в него, он бросился к дверям кухни как к единственной своей защите. Павлик швырнул один камешек в его сторону скорее «за компанию»: эта игра ему не очень нравилась, но он не хотел отставать от товарищей. Наконец, на шум выбежала Матрёна. Увидев происходящее, она тотчас стала разгонять детей, хлестая их полотенцем, а Павлика схватила за шкирку и потащила в дом.
Мать с ужасом выслушала историю кухарки, ласкающей испуганного котёнка, устроившегося у неё на руках, как её любимый единственный сын участвовал в жестокой экзекуции. Мать слушала, раскрыв рот и качая головой, едва сдерживая слёзы. Её сын не мог так поступить! Мальчика увели в его комнату и велели оставаться там до ужина.
Скоро в комнату вошёл отец. Вид его был самый суровый. Он постоял мгновенье, затем подошёл к Павлику и, не говоря ни слова, влепил ему такую звонкую пощёчину, что у Павлика сразу брызнули слёзы. Но эти слёзы были не от боли, а от стыда: в одно мгновенье он с ужасом осознал всю чудовищность своего поступка, отцовская оплеуха словно отрезвила его, привела в чувство – это была оплеуха совести, а не наказания. Отец молча вышел из комнаты. Мальчик стоял, ошеломлённый и обескураженный, думая о своём преступлении, о несчастном котёнке, об отцовской оплеухе. До самого вечера он тихо просидел в своей комнате, словно затворник.
Утро было прекрасным. В воздухе пахло весной, цвела сирень, щебетали птички, в гостиной шёл оживлённый разговор взрослых. Павлик сидел за книгами, в наказание оставленный на всю неделю дома, обязанный только учить уроки и слушаться старших. Но его это не тяготило: даже наоборот, в своём наказании он видел справедливость и воспринимал его как средство искупления вины. На улице послышался шум. Выглянув в окно, Павлик узнал ребят, с которыми он дружил: хотя их прогнали со двора, они вернулись, видимо, со скуки решив подразнить кухарку или поиздеваться над бедным котёнком (кухарка, очевидно не ожидая от них такой наглости, вновь вынесла котёнка на улицу). Послышался знакомый жалобный писк – мальчишки принялись за старую забаву. Павлик, совсем забыв, что он наказан, и что следовало бы сообщить взрослым, открыл окно и крикнул:
- Отстаньте от котёнка!
- А что ты сделаешь? – отозвался рослый Данила, - маму позовёшь?
Мальчики громко засмеялись. У Павлика заколотилось сердце – одновременно и от страха и от обиды, к горлу подступил комок, но он уже не мог отступиться:
- Я сказал – отстаньте! Играйте в другом месте!
- Да он заплачет сейчас! Девочка трусливая! – ребячий хохот снова повторился. Это было последней каплей для Павлика. Повинуясь какой-то неведомой силе, он вылез из окна, схватил первый попавшийся под руку камень и швырнул его прямо в Данилу, угодив ему прямиком в лоб. Данила вскрикнул, схватился за ушибленное место, в несколько прыжков одолел расстояние, разделявшее соперников, и сильным ударом в лицо сбил Павлика с ног. У Павлика помутнело перед глазами, и он лишился чувств.
Очнувшись, Павлик обнаружил себя в своей постели. Здесь был врач, папа с мамой, Матрёна и пара отцовских приятелей. После осмотра врача мама поцеловала сына, а отец – уже не суровый, а в том добром расположении духа, в каком Павлик любил видеть его – ласково провёл рукой ему по волосам, а другой рукой протянул маленький серый мяукающий комочек, сжавшийся на груди Павлика, испуганно озираясь вокруг. Павлик прижал его к себе, и комочек довольно заурчал, вызвав внезапный смех и умиление окружающих.
- Пусть живёт теперь в твоей комнате, Павлик, - улыбаясь, произнёс отец. – Вы с ним теперь кровью связаны, как братья.
Павлик сиял от счастья, понимая, что приобрёл сразу два подарка – настоящего друга и отцовский урок.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 12.04.2019 Владимир Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2536688

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1