Встреча на берегу


Встреча на берегу
   Зной помаленьку отступал вместе с солнцем, дрожащим в клубах дыма, извергаемого заводскими трубами. Тени от деревьев наконец-то достигли небольшого пространства, отделяющего реку Енисей от тополиного безумия и громко именуемого диким пляжем, посреди которого образовался, на радость маленьким детишкам, крохотный бассейн с очень тёплой водой, и потянулись дальше, напоминая жирафа в зоопарке, изо всех сил тянущего свою длинную шею в предвкушении живительной влаги.Свободных мест практически не было ни на каменистом берегу, ни дальше на прижатой загорающими телами травке. Здесь, по другую сторону моста, пересекающего остров Отдыха, было не так душно, как на городском пляже, не так шумно, и вода, закручиваясь медленным водоворотом, была намного чище, чем в пляжной протоке, хотя и заметно холоднее.
   Владимир приходил сюда каждый свободный от работы день и отдыхал с утра и до вечера. Обедал хлебом и помидорами, запивал квасом. Общежитие не стало для него родным домом. Новых друзей не прибавилось, а старые потерялись, завязнув в семейном быте. Когда жара и тоскливые мысли начинали тянуть в сон, Владимир поднимался и шёл через весь пляж к берегу. Холодная вода взбадривала и тело, и мысли. Глубина начиналась в трёх шагах. Полосы тёплой и прохладной воды сменяли друг друга, заставляя то вздрагивать, то расслабляться. Изредка проносящаяся мимо «моторка» поднимала небольшую волну.  Несколько раз две гребные лодки с тренирующимися курсантами речного училища причаливали в эту каменистую заводь, разгоняя на время многочисленных купальщиков. Порой, когда со стадиона, расположенного неподалёку, после тренировки прибегали искупаться молодые спортсмены, воздух оглашался весёлым гамом. Побросав одежду в кучу на свободный клочок земли, они бросались в воду с криками, будто шли на штурм вражеской крепости. Встряхнув сонную атмосферу пляжа, будущие чемпионы скрывались в зарослях дикой малины и ивняка, выжимали там свои плавки и трусы и с шумом удалялись восвояси. И снова лишь шелест высоких тополей, приглушённые голоса отдыхающих и тихая музыка, льющаяся из транзистора одинокого мужчины, с блаженной улыбкой рассматривающего сквозь полуприкрытые веки полуобнажённые тела своих соседок.
Владимир, искупавшись в очередной раз, прошёл к самой кромке деревьев и прилёг в тени развесистого кустарника на махровое полотенце. Его загар смотрелся контрастно на фоне покрасневших или совсем белых тел, лежащих на пляже. Люди не могли подобно ему днями нежиться на солнце. Да и хорошая погода установилась недавно, придя на смену июньским дождям.
   Со стороны заходящего солнца потянулись по небу белоснежные облака. Они напоминали стадо уставших овец, возвращающихся с пастбища. Впереди самые нетерпеливые, потом всё гуще и гуще и, наконец, основная масса, закрывшая горизонт и предвещающая скорое окончание чудесного дня. Залюбовавшись облаками, Владимир незаметно для себя задремал.   Проснулся от холода. Вечерние сумерки надвинулись на опустевший пляж. Лишь группа молодых спортсменов снимала одежду, собираясь сбросить усталость в холодные воды реки. Стесняться было некого, и двое из них приняли ванну нагишом. Вдруг восторженный рёв всколыхнул засыпающий воздух. Владимир приподнялся на локтях. В том месте, где пляж делал изгиб вдоль берега на девяносто градусов, стояла голая женщина. Грязная с взлохмаченными волосами, она что-то пьяно голосила, медленно заходя в воду. Владимиру сразу расхотелось купаться. А так хотелось ополоснуться, а затем насухо вытереться полотенцем! Но в такой компании! Бр-р. Что ж, придётся потерпеть до общаги, а там уже смыть налёт зноя и пыли. Владимир присел, надел носки и потянулся за синей рубашкой с короткими рукавами. И вдруг из кустов на него надвинулась собачья морда. В сгущающихся сумерках она показалась такой огромной, что Владимир опешил, если не сказать большего, и скорее инстинктивно, чем обдуманно, махнул рубашкой в сторону незваного гостя. Лёгкое рычание, лязг зубов и рубашка вместе с собакой исчезла в кустах.
-Ах ты, скотина! - растерянно произнёс Владимир и, быстро надев плетёнки, бросился догонять вора. Хотя как он справится с ним, даже не представлял.
   Собака далеко не убежала. Она стояла, словно ожидая преследователя, и двигала челюстями, пробуя на вкус добычу.
-Ах ты скотина!!! - повторил Владимир и, храбро ухватившись за свисающий конец рубашки, потянул его на себя.
   Послышался треск.
-Отпусти! А то я не знаю, что с тобой сделаю!
   Грозное рычание заставило Владимира отпрыгнуть. Собака выплюнула рубашку себе под ноги и, наступив на неё передними лапами, оскалила внушительную пасть.
-Да подавись ты ей! - как можно миролюбивее заговорил Владимир, сразу смирившийся с потерей верхней части одежды.
   Шаг назад, но собака делает шаг вперёд, продолжая рычать.
-Что тебе от меня надо, псина? Хорошая, хорошая собачка! Тебя покормили?
-Мега! Фу! – из темноты выступила худенькая девчонка. Собака, заворчав, побежала к хозяйке, виновато виляя хвостом. Та, прицепив поводок, развернулась и направилась в глубину острова, что-то выговаривая овчарке.
-Эй, девочка! – осмелел Владимир. – Ты хочешь сказать, что на этом конфликт исчерпан? Заметь, я остался без рубашки!
-Сочувствую, но ничем помочь не могу, - сухо ответила владелица пса, даже не остановившись.
-Какое свинство! – возмущённо прокричал вслед Владимир, рассматривая смятую и порванную рубашку. – А ещё говорят, собака - друг человека! А здесь шляются две собаки, но ни одна на друга не похожа! И вообще, с такими псами нужно гулять кому-нибудь повзрослей! С намордником! – и, убедившись, что маленькая нахалка не услышит его, добавил. – Желательно обоим.
   Какая непочтительная молодёжь! Конечно, если бы не собака, то разговор был бы другим. С собакой всякий чувствует себя хозяином положения!
   Владимир оделся, закинул длинный ремень от спортивной сумки на плечо и пошёл к мосту. С голым торсом придётся идти пешком. Не ближний свет. Но других вариантов нет. В автобус садиться неудобно, а на такси денег не хватит. Ничего: пешие прогулки полезны. Но как меняется погода! Такие поначалу безобидные облака, окрасившись в чёрный цвет, своей тенью заставили нахмуриться природу. Ночь раньше времени вступала в права. Пространство между облаками и землёй начало сжиматься, обещая в конце концов слиться водяным потоком. Запахло грозой.
   Владимир невольно ускорил шаги, но не успел пройти и сотни метров, как вдруг дорогу вновь преградила собака. Теперь он мог более внимательно разглядеть её. Здесь, на открытом пространстве перед стадионом у столиков для игры в теннис было немного светлее. Овчарка и в самом деле была большая для своей породы. Она стояла прямо на пути и смотрела на Владимира горящими глазами, раскрыв пасть и склонив голову чуть набок.
-Мега, фу! – скомандовал Владимир, на всякий случай бегло оглянувшись в поисках путей отступления. Но собака никак не отреагировала на приказ. А может, это другая псина? Нет, вон и хозяйка сидит на теннисном столике. Мечтает!
-Эй, девочка! – обратился к ней Владимир. – Отвлекись от чёрных мыслей! Убери собаку! А то мне по твоей милости придётся идти не только без рубашки, но и, чего доброго, без штанов!
-Мега! Ко мне! - голос прозвучал на грани плача. Или показалось? Нет, в установившейся на мгновение тишине ясно послышался всхлип. Овчарка неохотно засеменила к хозяйке и, усевшись у её ног, тихо заскулила.
   Владимир, сделав несколько шагов по направлению моста, остановился. Девочка, наверное, плакала. Разве он мог уйти? Наверное, мог. Но что-то удерживало на месте. Уверенно подошёл к соседнему столу и, услышав предупредительное рычание собаки, взгромоздился на него с ногами.
-Что тебе надо? – мучительно больно спросила девочка.
-Ничего. Решил посидеть за компанию. Подождать, когда станет совсем темно. Чтобы не так бросаться в глаза своим голым бюстом, - как можно непринуждённее ответил Владимир. – А ты, кажется, плачешь? Может, нужна помощь?
-Я хочу побыть одна. Уйди!
-Не могу я уйти…
-Сейчас я дам команду Меге, и ты не только уйдёшь, ты убежишь, испаришься! – вскричала девочка.
-Да плевал я на твою Мегу! – тоже повысил голос Владимир. – Тебе сейчас нужен человек, а не собака!
   Овчарка ринулась к столу, на котором сидел Владимир. Но тот только слегка отодвинулся от края и на всякий случай отгородился от пса сумкой.
-Чем ты можешь мне помочь? – как-то отрешённо спросила девочка.
-Словами, - охотно ответил Владимир. -Язык для того и существует, чтобы утешать. А слова – они как лекарство для души. Заливают ранку.
-Если бы не было собаки, ты, наверное, утешил бы и руками? - с презрением сказала девочка.
-Это вряд ли, - Владимир не спускал глаз с Меги, которая металась от одного стола к другому. – Во-первых, ты ещё ребёнок, а во-вторых, меня в женщинах, прежде всего, интересуют внешность и характер. Фигура у тебя чересчур тонкая, а характер – скверный.
-Спасибо, утешил, - девушка тяжело вздохнула.
-Да, что-то не то сказал, - извинился Владимир.
   Мега перестала метаться и теперь караулила чужака, с вожделением ожидая, когда он покинет стол.
-Чего же ты здесь расселся? – вдруг спросила девушка. – Шёл бы да искал свой идеал!
-А я его один раз уже нашёл, - грустно ответил Владимир. – Только не сложилось. Обстоятельства.
-Наверное, несчастная любовь? – с явной насмешкой предположила собеседница.
-А почему несчастная? Даже очень счастная, - Владимир, с тревогой посмотрел на небо. – Как в кино. Мелькнула яркой кометой на небе и закатилась за горизонт. И живёт себе там. Надеюсь, счастливо. А сынишка называет папой чужого дяденьку. Вот такие повороты… Что-то стало холодать.
   Владимир достал из сумки полотенце и накинул на плечи.
-Она полюбила другого? – уже не так колюче спросила девочка.
-Она не дождалась меня. Её можно понять. Кто же ждёт с того света?
-Ах, мы ещё и привидение? - с сарказмом произнесла девочка и обратилась к собаке. – Мега, кажется, дяденька хочет нас напугать!
-Вовсе не хочу, - уверил Владимир. - Всё намного проще. Полтора года назад я попал в авиакатастрофу. Чудом остался жив. Но с возвращением домой задержался на полгода. А когда смог вернуться, то узнал, что меня давно похоронили и что жена второй раз вышла замуж. Вот и застыл, словно памятник самому себе. И стою, вернее, плыву по течению, не напрягаясь.
-А жена что сказала, когда увидела тебя?
-Я первый её увидел в объятиях нового мужа. Она так заразительно смеялась, так страстно его целовала, что я понял: моё воскрешение из мёртвых ей ни к чему.
-Неправильно это, - заметила девочка.
-В нашем мире много чего неправильного. Вот подрастёшь, столкнёшься… Главное, не надо усугублять.
-Я уже столкнулась, - после непродолжительного молчания очень серьёзно сказала девочка.
-В твои-то годы? - усмехнулся Владимир, но тут же понимающе добавил. – Хотя, чего в жизни не бывает. Тебе лет четырнадцать есть?
-Семнадцать.
-Во-от, - изумился Владимир. Кто бы мог подумать! Он хотел утешить хрупкого подростка, а перед ним оказалась девушка. И он, не собравшись с мыслями, начал говорить первое, что пришло в голову.
-Извини, но над собой надо работать. На людей не кидаться, как Мега. И фигура… Как говорил один мой знакомый: все женщины делятся на коров и тёлок. Хочешь быть коровой – сиди дома, хочешь стать тёлкой – займись аэробикой. Это сейчас модно.
-Приму к сведению, - усмехнулась девушка. – А как ты думаешь, между парнем и девушкой может быть что-то светлое, чистое? Или всё должно начинаться в постели?
-Вообще-то детский вопрос, - Владимиру стало не по себе.
-И всё-таки?
-В постели всё должно заканчиваться, - Владимир поёжился от холодного ветерка, прилетевшего со стороны Енисея. – Когда в постели всё начинается – это проституция.
-Спасибо. Просветил, - девушка легко спрыгнула со стола и подошла к Владимиру. Свет одинокого фонаря упал на её лицо.
-А как у меня с внешностью? – нисколько не рисуясь, спросила она. – Кроме фигуры есть ещё и лицо.
-Можно поближе. И без собаки, - Владимир придвинулся к краю и посмотрел на продолговатое личико, печальные широко раскрытые глаза, на слегка обиженные губы, на маленький носик, на лебяжью шею, на волосы, собранные заколкой в пучок на затылке. Какая серьёзная. Может, и правда семнадцать лет? И не такая уж худая вблизи. Прямое платье чуть выше колен открывало загорелые ноги, подчёркивало стройность фигуры. И лишь груди оставались загадкой.
-Что-нибудь не так? – проявила нетерпение девушка.
-Почему ты так думаешь?
-Потому что ты молчишь.
-Любуюсь, - признался Владимир. – По-моему ты – прекрасна. Можно, я тебя поцелую?
-А как же мой характер? – девушка отодвинулась в тень.
-Характер, как и внешность, можно исправить. Тебя как зовут?
-Два года назад, - медленно, словно разгоняя с места свои сокровенные мысли, заговорила девушка. – На этом острове, по другую сторону моста, на моих глазах погибла моя лучшая подруга. Её убили. Изнасиловали и убили! С тех пор я гуляю только с собакой. Чтобы Мега могла защитить меня и оторвать яйца тому, кто захочет моего тела.
   Девушка замолчала. Её глаза горели, как у Меги, а плечи вздрагивали от страшных воспоминаний.
-Я на твоём месте, здесь вообще бы не гулял, - осторожно посоветовал Владимир. – Золотое правило: не соваться туда, где получил по морде. Если не уверен, что снова не получишь. Хотя, с собакой, оно, конечно…
-Ты всё ещё хочешь поцеловать меня? – губы девушки скривила презрительная усмешка.
-Нет, - покачал головой Владимир. – Я дорожу своими яйцами. Но хотел бы встретиться с тобой без собаки.
   Девушка повернулась и пошла к мосту. Владимир спрыгнул со стола и догнал её, не обращая внимания на предупредительное рычание.
-Можно проводить тебя?
-Зачем? – слезинки робко бежали по бледным щекам.
-Не знаю, как это объяснить, - Владимир протянул руку к девушке, но тут же поспешно отдёрнул, почувствовав дыхание Меги на своих ногах. – Но ты нужна мне.
-Зачем?!
   Темноту разорвала яркая молния. И тут же накатились раскаты грома. Первые капли дождя упали на землю. Владимир поспешно достал из сумки большой чёрный зонт и раскрыл над головой девушки. Как раз вовремя. С небес хлынули потоки воды. Молнии засверкали одна за другой. Гром гремел, не переставая. Владимир увлёк девушку под защиту деревьев, так как зонтик не справлялся с таким обилием воды. Мега не помешала ему дотронуться до хозяйки. Она нашла убежище под теннисным столиком и оттуда грозно облаивала невидимого рычащего с неба врага.
-Отпусти меня! - потребовала девушка, когда Владимир слегка прижал стройное тело.
-Извини, - Владимир убрал руку. – Но если мы будем ближе, то не так промокнем.
   Голова девушки едва доставала ему до плеча. Дрожь колотила всё тело незнакомки. И холод тут был ни при чём.
-Как тебя зовут? - спросил Владимир.
-Зачем?! – девушка задыхалась.
-Затем, что хочу назвать тебя по имени, - Владимир одной рукой накинул на плечи девушки полотенце. Она, не сопротивляясь, приняла этот знак внимания.
-Ира, -выдавила из себя.
-А я – Володя. Не бойся, прижмись ко мне. Ты вся дрожишь.
-Мне не холодно, - заикаясь, ответила Ира. – Это нервы. Тебе не понять!
-Объясни. Я вообще-то, в школе неплохо учился.
-Хорошо. Только потом ты уйдёшь! Меня тоже пытались убить на этом острове! Убийца душил… Но не до конца… Теперь я всегда дрожу, когда вот так рядом с парнем. Я даже танцевать с вами не могу! Димка прижал на танцах, а у меня удушье началось. Ой! – небо взорвалось прямо над головой. Ирина скрестила руки на груди, сжав ладонями плечи, закрыла глаза и уткнулась головой в голую грудь парня. Мега охрипла от возмущения, но из-под стола не вылезла.
-Когда-то надо будет переступить через это, - Владимир осторожно обнял девушку свободной рукой. Вторая рука, держащая зонтик уже устала бороться с водой и ветром. Но переменить руки -значит, потревожить это хрупкое создание. И Владимир мужественно терпел.
-Я понимаю, - не открывая глаз, сказала Ирина. – Я и сама боюсь одиночества. Ой!.. И грозы боюсь…
   Дождь кончился внезапно, будто невидимый садовник отвёл в сторону поливочный шланг. Небо посветлело. Ночь вынуждена была отступить в глубину леса. Ирина, словно опомнившись, отстранилась, и Владимир опустил уставшую руку с зонтом. Мега деловито гавкнула ещё пару раз и, покинув убежище, втиснулась между хозяйкой и чужаком. Её умные глаза просили извинение за то, что она оставила хозяйку одну во время грозы. Вокруг дерева образовалось небольшое озерко, по асфальту текли бурные ручьи. Ирина беспомощно посмотрела на свои босоножки, потом решительно скинула их и босиком ступила в воду. Отошла на несколько шагов и оглянулась. Владимир стоял под деревом, методично встряхивая зонтик. Мега продолжала караулить его, грозно оскаливаясь на каждый взмах.
-Мега! Ко мне! – скомандовала Ирина.
-А мне можно к тебе? – поинтересовался Владимир.
-Как хочешь, - делая безразличный вид, пожала плечами Ирина.
-Давай твои босоножки положим в сумку, - предложил Владимир, подходя к девушке. Босиком она была ещё ниже.
-А если я далеко живу? – спросила Ирина, безропотно отдавая обувь.
-Нет. Где-то близко, - сказал Владимир и пояснил. – С собакой далеко от дома не гуляют. Тем более без намордника. Скорее всего, твой дом находится на левом или на правом берегу, сразу возле моста.
-На левом, - уточнила Ирина. Она шла, слегка поправляя промокшее ниже пояса платье, и удивлялась сама себе. Как она могла довериться этому взрослому парню? Такому странному. И такому надёжному. А ведь он знает, что можно сделать с молоденькой девушкой. Был женат. А что если только овчарка сдерживает его? И что он молчит? Она тоже будет молчать, чтобы не подумал чего-нибудь. А чего он должен подумать? Идёт серьёзный, хмурится. Вдруг догадался, что её изнасиловали перед тем, как попытались убить? И зачем только сказала! Это всё гроза. Сделала её такой разговорчивой. Проклятая! Но если бы её не было, то тогда они не шли бы сейчас вот так. Спасибо тебе, гроза…
   Молча вступили на мост. Дошли до первой ниши. Над Енисеем начал подниматься туман. Он закрыл поверхность реки и потянулся вверх тонкими призрачными струйками.
-Когда-то я стояла здесь и смотрела вниз с самыми мрачными мыслями, - всё-таки первой заговорила Ирина. – Жить не хотелось. Если бы тогда был туман, то я, наверное, сейчас гуляла бы где-нибудь там, в заоблачном мире. Но была ясная, солнечная погода. И вид воды отпугнул, лишил воли.Потонули только мои слёзы. А внутренний голос оправдывал мою трусость.    Ведь неизвестно, что по ту сторону. Хорошо, если очнёшься в счастливом мире. А если в каком-нибудь страшном месте? Тебе этого не понять.
-Ты только смотрела, а я прыгнул, - возразил Владимир.
-Прыгнул?! – Ирина остановилась. – Ты тоже хотел…
-Нет, я не хотел гулять там. Я просто решил закрыть глаза и умереть.
-Тебя спасли?
-Я сам спасся… Неплохо плаваю.
-А я только по-собачьи. Если бы прыгнула, то с концами.
-Я бы спас тебя, - серьёзно сказал Владимир.
-Как же, - недоверчиво и робко улыбнулась Ирина. – Тебя же тогда рядом не было.
-Я появился бы из ниоткуда и разорвал бы пелену смерти, - улыбнулся в ответ Владимир.
-Я тебе так понравилась? – затрепетала душа. – А что ты думаешь в первую очередь, глядя на меня?
-Думаю, что ты проголодалась и замёрзла. И жалею, что ничего у меня нет, кроме мокрого полотенца, чтобы укрыть твои зябнущие плечи.
-И больше ни о чём не думаешь? – настаивала Ирина.
-Думаю, где мы встретимся завтра?
-А зачем? – наивно посмотрела на парня Ирина.
-Чтобы рассказать тебе, что так мир устроен, и это мудро, что вслед за ночью приходит утро…
-Буду ждать тебя около кинотеатра «Луч», - Ирина отвернулась, чтобы не выдать внутренней радости. – Я смогу прийти к четырём часам.
-Я буду в половине четвёртого.
-А теперь иди домой. А то ты весь вздрагиваешь от холода…
   Ирина растерянно смотрела, как быстро удалялся Владимир. Зачем она попросила его уйти?! И почему он оказался таким послушным? Крикнуть, позвать! А если он рад не рад, что отвязался от неё? Может, все его слова лживы? И завтра не придёт… А если и не придёт: подумаешь!
-Мега, как думаешь, он завтра придёт? - спросила Ирина и, получив утвердительный кивок, радостно рассмеялась. Ой! Испугалась собственного смеха! Давно не слышала… Как быстро Володя расшевелил её сердце…






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 12.04.2019 Виктор Влизко
Свидетельство о публикации: izba-2019-2536544

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1