Чупакабра


Чупакабра
Зима совсем недавно вступила в свои владения, а обильный снегопад уже стал проблемой для автомобилистов. Переполненная Москва и в хорошую то погоду не славилась лёгким трафиком, а теперь всё больше напоминала эпицентр бедствия, увлекаемая на дно глубокого сугроба. Коммунальные службы работали в экстренном режиме, и всё же Антон испытывал зубной скрежет каждый раз, когда приходилось пользоваться автомобилем. Пешие слежки – ещё куда ни шло, но мёртво стоящий поток исключал любые возможности маневрирования, добавляя унылых эмоций в, и без того скучную, рутину. Не то, что его прежняя работа… Антон искал повод, чтобы покинуть опостылевший город, перебраться на время поближе к природе и отдохнуть. Как это обычно бывает, скоро повод сам нашёл его.
Раздавшийся в то утро в холостяцкой квартире звонок вначале не предвещал ничего необычного. Спросонья Антон не сразу понял, о чём идёт речь.
- Как ты говоришь, деревня называется?
- Зябликово. Это Брянская область. Несколько часов от Москвы.
Знакомое название. Где же он его слышал?
- И чего я туда попрусь?
- Ты же сам просил, интересные случаи перенаправлять к тебе, забыл?
- Помню. Только я частный детектив, а не свинопас.
- Послушай. У нас все отказались, а люди предлагают хорошие деньги, так что…
- Мои расценки ты знаешь. Но пусть доплатят за расстояние, проживание и питание.
- На счёт проживания и питания без проблем. Но с доплатой вряд ли получится. Они и так собрали последние деньги.
Антон хмыкнул.
- В таком случае, я лучше проведу это время у себя на даче под Москвой … А жители Зябликово пусть копят деньги дальше и обращаются, когда у них окажется на руках нужная сумма.
- Мне передать отказ?
- Если только они не передумают. В противном случае…
Зябликово… Зябликово…
- …Постой. А не про эту ли деревню недавно репортаж на НТВ показывали?!
- Не знаю. Но репортёры, вроде, к ним приезжали.
- Так-так-так… Хорошо. Дай им мои контакты, может я и съезжу в этот мухосранск, если они меня заинтересуют.
- Договорились, - обрадовался голос в трубке. – Жди звонка.

Машина была просторной, тёплой и сухой, но снежная буря за окном заставляла ёжиться от одного своего вида. Выехав на трассу, Антон на всякий случай включил полноприводный режим для профилактики заносов, затем установив автопилот на 90 км/ч и расслабленно откинулся в кресле. Машину Антон любил. Не только потому, что она была престижной марки «Мицубиши» и легендарной модели «Паджеро», не потому что на женщин её вид действовал магическим образом, а за тонированные стёкла в пробках часто устремлялись завистливые мужские взгляды… Нет, не поэтому. Как и прочую японскую технику, Антон любил свой внедорожник за надёжность. Было в этой машине что-то такое… стабильное, крепкое… Она очень редко ломалась, согревала в любой мороз, обладала чудовищной проходимостью… В какой-то мере являлась для Антона вторым домом – столько часов он провёл в ней во время ночных слежек, столько километров намотал по Российскому бездорожью, которое правительство продолжает упорно называть дорогами. Гаишники машину останавливали редко. И даже в этих случаях после предъявления удостоверения его быстро и без вопросов отпускали. ФСБшников бывших не бывает.
Антон покрутил ручку приёмника, ища подходящую радиостанцию, выключил дальний свет фар, улыбнулся светлеющему небу и под звуки нестареющего рок-н-ролла устремился в направлении Брянской области.

Деревня была запущенной и глухой. Погрязшая в сугробах, пьянках, нищете и безработице. Коля, седовласый мужик с кустистыми усами и бородой встретил его возле дорожного знака, извещающего о приближении к населённому пункту, поздоровался и предложил следовать за его «Нивой», доведя таким образом до своего дома. Навстречу из ворот выбежала напуганная ребятня: мальчик и девочка лет десяти. Их сопровождали мрачная старуха в потрёпанном клетчатом пальто и толстый чёрный котяра.
- В дом, в дом, все в дом. Заходите, чай пить будем, - позвал Николай.
В доме топилась печь, создавая душное обволакивающее тепло, поэтому Антон сразу разделся. Пройдя в гостиную, обнаружил там длинный стол, во главе которого уже восседал отец семейства.
- Долго искали нас? – поинтересовался Коля, когда обжигающе горячий чай из самовара перебрался в кружку Антона.
- Не очень. Было бы быстрее, если бы навигатор не барахлил.
Николай махнул рукой,
- Обычная история. Говорят, у нас тут залежи железа обширные. Вся техника на территории деревни сбоит. Телевизор с грехом пополам смотрим, а сотовые телефоны вообще не работают, - он продемонстрировал Антону дисплей своей «Моторолы» с мигающей надписью «поиск сети».
- Как же вы тут живёте? – удивился Антон.
- А плохо что ли? Нормально живём. Без цивилизации оно и лучше, чище как-то, знаете… Если бы не эта напасть. Я жену в город отправил к сестре, пока суть да дело. Нервная она у меня, боязливая. А детишки вот не пугаются, да и что случиться то может, верно?
При разговоре о напасти все сразу как-то притихли. Даже ребятня, до того шумно препирающаяся друг с другом.
- Раз уж заговорили, давайте к делу, - решил Антон.

- Вот. Позавчера только случилось. Я не стал закапывать. Мороз ведь всё равно. Подумал, вдруг пригодятся?
Антон рассматривал мёртвые кроличьи тушки, словно высушенные изнутри. Не было ни ран, ни крови, ни следов борьбы. Странно.
- Когда именно это произошло?
- Ночью. Я вышел по нужде, гляжу – клетка открыта. Прибежал – часть живности разбежалась, часть лежит обескровленная.
- Следы укусов уже тогда были? – поинтересовался Антон, надевая перчатки.
Пинцетом он аккуратно проник вглубь близко расположенный круглых отверстий в шее кролика. Так и есть. Под кожей не прощупывалась даже мышечная ткань.
- Были, были. Я по ним то и определил эту падлу. Неймётся же кому-то!
Так. Ну, здесь всё понятно. Антон спрятал перчатки и покинул задний двор, куда его привёл Коля. По пути он блуждал взглядом в поисках следов, странных отметин, но ничего не обнаружил.
- Чуть позже я вернусь и сделаю снимки, вы не против?
- Не против, не против. Главное, поймать этого гада и наказать. Всей деревни жизни нет, честное слово.
- Вы уверены, что это человек? – хмыкнул Антон.
- А кто ж ещё? Ни один зверь так животное не убивает, это вам любой ветеринар скажет.
- Действительно, действительно… - пробурчал себе под нос Антон и направился к машине.

С камерой и фотоаппаратом Антон обошёл всю деревню, благо она оказалась не большой. Везде одна и та же картина – бедность и запустение. Испуганные лица взирающие на него из окон, старики и старушки, словно зомби бредущие сквозь метель к колонке за водой. Почти нет детей и совсем нет молодёжи. Вот она – русская деревня 21-ого века…
Проходя мимо одного дома, Антон заметил старичка, склонившегося над землёй и сооружающего какое-то устройство на своём участке. Увиденное заинтересовало детектива, и он даже остановился сфотографировать старика. Заметив вспышку, старик выпрямился. Секунду взгляд его фокусировался, а затем послышался скрипучий негромкий голос,
- За чупакаброй приехали?
Антон пожал плечами и подошёл ближе. Странным устройством оказался взведённый капкан. Рядом цепкий взгляд детектива заметил ещё несколько таких же, припорошённых снегом.
- Не видать вам его, как собственных ушей. Это зверь хитрый и коварный. Лучше езжайте отсюда, пока можете. Бегите.
- Зачем же бежать? А вдруг повезёт.
- Повезёт? Ну-ну, – оскалился старик, пугая Антона своей почти беззубой ухмылкой. Лишь золотая коронка на верхней челюсти сияла. – Сколько таких везунчиков было. И в милицию обращались, и на телевидение, теперь вот к вам. Да только бесполезно всё это. Если чупакабра жертву выберет, то уже не отпустит. Будет до самой смерти преследовать.
- Его или жертвы? – уточнил Антон.
- Это уж, как повезёт, - старик нервно рассмеялся. – Я вот пока живой, но думаю, ненадолго.
- Что случилось?
Старик кивнул себе за спину. Антон разглядел приоткрытую дверь сарая, увязшую в сугробе. Сквозняк гулял туда и обратно, покрывая иссохшую древесину наледью. Вглубь участок оказался довольно большим.
- Там у меня раньше свинки жили. А там, - старик указал рукой чуть леве, - коровки. – Уток тоже разводил… Все померли, никого не осталось, всех пожрал чупакабра. Следующая очередь – моя.
- Отец, ну ты это… Не отчаивайся. Зачем себя заживо хоронишь? Подумаешь, зверь какой…
- Молодой ты ещё… - ухмыльнулся старик и больше ничего не сказал.
Медленно побрёл к своему дому и скрылся за дверью

- В этом доме раньше мать моя жила, - рассказывал Коля. – Как видите, участок соседний, даже забора между нами нет – родственники ведь. В прошлом месяце хватил её сердечный приступ… В общем, сейчас строение пустует. Дрова я заготовил, еда в холодильнике есть, но вы кушать к нам приходите. Что ещё? Бельё постельное, ключи и прочую мелочь найдёте в спальне на кровати. Не заблудитесь?
- Не заблужусь, - улыбнулся Антон.
Коля проводил его до двери. Там и оставил.

Смеркалось. Антон кутался в пуховое одеяло, сидя напротив печки. Всё же дом прогреть сразу не получилось. В правой руке он держал горячую кружку чая, а левой настраивал ноутбук, принимающий сигнал с видеокамер, установленных в хлеву. Вход, предбанник, вольер со свиньями, вольер с коровами, с козами, с курицами. Несколько раз проверив работу датчиков и инфракрасного излучения, Антон удовлетворённо перевёл ноутбук в режим ожидания. Постепенно комнату наполняло тепло, дом оттаивал, а веки становились тяжелее, и наконец детектив провалился в глубокий приятный сон.
Посреди ночи Антон подскочил от резкого звука. Сигнализировал один из датчиков. Выведя картинку на экран, Антон ничего необычного не увидел. Выждав десять минут он отправился лично проверить сарай, но и тогда ничего не обнаружил. Внутри было темно, сухо и безопасно. Лишь животные тихо блеяли и кудахтали, недовольные ночным гостем. Пожав плечами, Антон отправился обратно и на этот раз не просыпался до самого утра.

Утро встретило его неприятной новостью. Погибла одна из коз. Николай нашёл её обескровленное тело прямо внутри вольера. Все признаки умерщвления совпадали. Те же круглые проколы в шкуре, то же отсутствие мышц и крови.
- Как же так! – негодовал Николай. – Я думал, после того, как вы приедете и установите эти свои приспособления для слежки, нападения прекратятся! Ведь не такой же он дурак, чтобы светить свою морду на камеру!
- А вот сейчас и проверим.
Антон пригласил Колю в дом и они вместе просмотрели запись с камер на ноутбуке.
Первое время ничего не происходило. Затем двери снаружи что-то толкнуло. Впрочем, это было похоже на сильный порыв ветра, но Антон был склонен считать иначе. Спустя пару минут толчок повторился. Ещё через несколько минут какая-то тень скользнула по краю объектива и исчезла. В этот момент сработала сигнализация. Антон увидел самого себя, прохаживающегося по тёмному вольеру с фонариком. На одном из кадров он заметил то же самое тёмное пятно из-за которого парой минут назад среагировал датчик. Оно сидело в углу, и словно наблюдало за ничего не подозревающим Антоном. Дальше в темноте было ничего не разобрать, поэтому на том моменте, где его фигура покидает пристройку, Антон стал смотреть запись с инфракрасной камеры. То, что он там увидел, вначале лишило его дара речи.
- Что не так? – спросил Коля, заметив неладное.
Антон наблюдал, как переливающаяся фиолетово-красными пятнами на экране тушка козы постепенно тускнеет, позволяя смерти забрать её. Но необычным было другое.
- Эта камера реагирует на инфракрасный спектр излучений. Видите животных? Глаза светятся ярче, потому что они больше согреваются кровью. Красный цвет – самый насыщенный и самый тёплый.
- И?
В этот момент изображение козы на экране погасло, слившись с тенями.
- То, что напало на ваших животных – невидимо для тепловизора. Это невозможно. Любое живое существо хоть немного, но излучает тепло. Даже холоднокровные греются на солнце, чтобы получить свою дозу энергии.
- Как же оно осталось невидимым?
- Не знаю. Мне нужно кое-с-кем посоветоваться.

- Алло, Денис! Теперь ты меня слышишь?! Наконец-то! Я отправил тебе файлы на имеил. Посмотри, иначе не поверишь…
Стоя на морозе возле того самого дорожного знака «Зябликово», где его встретил Николай, Антон разговаривал с другом из оставленной им Москвы. В салоне «Паджеро» сотовый телефон почему-то отказывался уверенно принимать сигнал, хотя тот же 3g интернет ловил стабильно. Друг выслушал Антона и пообещал через десять минут перезвонить.
Ожидая звонка, Антон суетливо переминался с ноги на ногу, жалея, что не прихватил с собой более тёплых, туристических ботинок. Иногда он бросал взгляд на поле, через которое была проложена трасса, и на заснеженный лес вдалеке. На уши давила тишина, прерываемая лишь шумом двигателя, да завыванием ветра. Ни одной машины за все полчаса, что он пытался дозвониться до Дениса, мимо не проехало. Померещилось, будто белоснежное поле пересекают мелкие следы, а в подлеске быстро, почти неуловимо для взгляда, перемещается чёрная точка. Та самая загадочная тень, что убивала козу и других животных. Антону, хотя он ростом был метр девяносто, весом чуть больше ста килограмм, был отлично сложен и закалён многолетними тренировками самбо, а в кобуре на его поясе на вполне законных основаниях висел пистолет Макарова, стало жутко.
- Чёрт, чёрт, чёрт! Так недолго и с ума сойти, - подбодрил себя Антон, и, проморгавшись, увидел, что следы были заячьи, а чёрная точка в подлеске – всего лишь тень от колышущихся веток осины.
В этот момент зазвонил телефон, и бывший ФСБшник невольно вздрогнул.
- Да!
- Антон, ты не гонишь? Это не монтаж?
- Я что - похож на придурка?
- Не похож, поэтому я и удивился. Это же сенсация! Я бы уже сейчас приехал, но нас на кафедре загрузили по полной программе. Раньше, чем через три дня не получится. Ты сможешь это время потерпеть и не сообщать репортёрам или кому другому?
- Да нафиг они мне нужны? Но ты приезжай скорее, если хочешь живой экземпляр. Не ручаюсь, что я эту диковинку не пристрелю. Всё-таки мне за это заплатили… А ты уже понял, что это за зверь?
- Теряюсь, в догадках… Эх, если бы я мог приехать уже сегодня… Но мне наш зав. кафедрой тогда голову скрутит…
- А как он не засветился на тепловизоре?
- Не знаю, не знаю… Возможно…
- Что?
- Помнишь, ты рассказывал о спец. костюме, который защищает от обнаружения приборами ночного видения?
-Помню. Только ты не болтай, это секретные разработки.
- Что, если это создание использует маскировку?
- Как хамелеон?
- Не обязательно. Многие виды в природе для защиты и атаки используют маскировочный окрас. Например лев, прокрадываясь к антилопе сливается цветом шерсти с желтизной саванны.
- Денис, здесь же не просто о смене цвета речь. Как можно замаскировать тепло?
- Рециркулярная система кровообращения. Сосуды на время сжимаются, выталкивая из себя кровь, ткани застывают, а потом оттаивают, когда нужно.
- В таком случае они бы деформировались при разморозке.
- Не обязательно, если в клетках живой ткани содержится нужно вещество.
- Ты сам то веришь в то, что говоришь? Знаешь, хоть одно существо, которое было бы на это способно?
- Я – нет. Но ты, похоже, как раз такое существо нашёл.

Проезжая по деревне, Антон опять видел вчерашнего деда. Он беззубо улыбался, провожая его «Паджеро» взглядом. Вернувшись в дом Николая, Антон огорошил его печальной новостью,
- Я разговаривал с одним грамотным биологом. Он сможет приехать не раньше, чем через три дня. Придётся вам ещё немного потерпеть…
- Биолог? Какой биолог? Зачем?
- Я - не большой спец по отлову диких животных, у меня другая специфика. Боюсь, без него я не справлюсь. К тому же, похоже, мы с вами обнаружили новый вид. А значит, его нужно именно изловить, а не уничтожить.
Коля досадливо покачал головой,
- Антон, нам советовали вас как надёжного специалиста и разумного человека. Неужели вы верите во всю эту чушь про чупакабру?
- Не верю. Но вы сами видели запись.
- Вот именно. Когда вы покажете мне видео фиксацию этого существа, тогда, я, может быть, поверю, предварительно убедившись, что это не монтаж. На вашей же записи нет ничего кроме чёрных пятен и моей дохлой Зойки.
- Послушайте…
- Нет, это вы послушайте. Не морочьте людям голову. Просто найдите мне этого подонка, что решил извести нашу деревню.
Антон вздохнул. Этому мужику ничего не объяснишь.

День незаметно клонился к вечеру. Антон сидел прямо на застланном соломой полу и внимательно изучал хлев, слушая завывания ветра снаружи. Как же зверь сюда пробрался? Двери были закрыты, это точно. Видимых повреждений у стен нет, потолок в порядке, пол тоже… Минутку. Антон поднялся и стал раздвигать пласты соломы. В углу он обнаружил сдвинутую набок дощечку. А это уже интересно. Слегка толкнув её, Антон обнаружил нору метр в диаметре. Она уходила в землю и дальше в сторону леса. Это многое объясняет. Вот почему он не нашёл следов вокруг фермы, вот как зверь умудрился незаметно проникнуть внутрь. Но… Но ведь, покидая хлев, он задвинул обратно за собой прогрызенные дощечки, словно люк. А это говорит об интеллекте. Также до этого зверь не прятался и не использовал столь сложных способов проникать внутрь. Что изменилось? Неужто почуял Антона? Бред какой-то…
Выпросив у Николая капканы, Антон аккуратно обложил ими дыру в полу, и прикрыл сеном.

Ночью опять сработала сигнализация. Камера ночного видения зафиксировала беспорядочно мечущихся по вольеру животных. Выхватив пистолет, накинув куртку, Антон со всех ног помчался к вольерам с животными. Дёрганый свет фонарика блуждал в темноте, тщательно проверяя углы, особенно тот, где сработали капканы. Один из них был облит какой-то голубой жидкостью. Пахло ацетоном. Доски на этот раз зверь не успел прикрыть за собой. Антон решил сфотографировать это зрелище и вернулся в дом, но там его шокировала другая картина. Кровать, на которой он спал была измазана куриными кишками и перьями, а рядом валялись оторванные куриные головы.
С рассветом детектив принялся тщательно исследовать и фиксировать в память видеокамеры следы, обнаруженные в снегу вокруг дома. След напоминал строенное копытце. Цепочка вела к входной двери, которую Антон вчера в спешке забыл запереть.
- Ну что, детектив. Долго это ещё будет продолжаться? – недовольно пробурчал подошедший Николай.
Антон равнодушно пожал плечами.
- Я рад, конечно, что негодяй даёт передышку другим жителям деревни, переключившись на меня, но такими темпами у меня никакого хозяйства не останется, - продолжил Коля.
- Раньше нападения не были столь частыми? – удивился Антон.
- Ну не каждую же ночь.
- Понятно…
Хотя понятно ничего не было. Он решил ещё раз повидаться со свихнувшимся стариком.

Калитка его участка была, как обычно, не заперта, но это был ещё не повод безбоязненно ступать внутрь – Антон помнил об установленных капканах. Наконец, устав стучать в неё, детектив осторожно шагнул внутрь, высматривая в снегу опасные устройства. Перед самым входом в дом он чуть не угодил в один из капканов, вовремя переместив ступню. Не дождавшись никакой реакции после стука в дверь, Антон решил зайти.
Внутри было холодно и сыро. Дом не отапливался. В углах грязь, мусор. На кухне на полке Антон обнаружил фотографию. Красивая молодая женщина, улыбаясь, обнимала девочку с двумя большими голубыми бантами.
- Моя дочь и внучка, - раздался за спиной хриплый голос.
Антон вздрогнул – как старик подкрался, он не заметил.
Дед держал в руках двуствольное ружьё, направленное в живот Антону.
- Вы это… Поаккуратней с ружьишком-то. Оно ведь может и стрельнуть.
- Может, - ухмыльнулся дед. – Если мне что-то не понравится.
Впрочем, довольно скоро дед отложил ружьё, заварил чай и принялся, хоть и неохотно, но отвечать на вопросы Антона.
- Меня Степан Николаевич зовут. Здесь живу давно… Дай Бог памяти… С семьдесят второго… Отправили по распределению, да так тут и остался, семьёй обзавёлся… Здесь, знаешь, какая деревня была? Золото, а не пшеница, живности, ну очень много. На всю область славились, даже в войну, рассказывали мне, еды было предостаточно, все здесь хотели жить, не то что, сейчас… Вымираем. Жена моя, впрочем, довольно скоро Богу душу отдала. Занесли инфекцию ей какую-то во время родов. Она год промучилась ещё, а потом… Похоронили её тут же. На местном кладбище. Ничего… Я один дочку вырастил, поднял. Она замуж вышла. Да только зятёк кобель оказался. Бросил её, уехал в Москву. А она из Брянска обратно ко мне подалась в деревню. Говорит, воспитаю дочку вдали от прогнившей цивилизации… Там, говорит, одни наркоманы и алкоголики. Ну и у нас пьют, так хотя бы не колются. Эх… Забрал их Чупакабра, забрал. Я говорил ей дурёхе, уезжай… Не послушала.
- Как забрал? – не понял Антон.
- Ты дурак или прикидываешься? Как он свинок моих забирал, так и семью мою тоже. Сначала всю живность передавил, а потом на дочь с внучкой переключился… Но с людьми он по-особенному поступает. Не убивает их на месте, а к себе в логово тащит и долго ими там ещё питается. Из людей он вместе с кровью душу вытягивает. У животных ведь её нет. Так вот, чья душа ему понравится, за тем он и приходит рано или поздно.
- А вы откуда это знаете?
- Откуда, откуда… Старый люд слушать надо. Всё в сказках есть, да в приданиях сказано.
- А там случайно, не говорится, какого цвета кровь у него?
Дед как-то сразу нехорошо на него ощерился,
- А почему это тебя волнует?
- Просто так спросил.
- Просто так? Скажу я тебе, добрый молодец, ежели ты кровь этого зверя увидел, то уже не жилец на белом свете.
- И всё же…
- Голубая, - грустно вздохнул дед. – Не из легенд, сам видел, когда подстрелить его пытался.
Прощаясь, уже у порога, Антон, сам не зная, почему, повернулся и спросил,
- А дохлую живность он вам в дом не носил?
Дед долго молчал, прежде чем ответить,
- Беги, дурачок. Он тебя уже отметил. Спасайся.

- Ходили к полоумному Степану? – спросил Коля за обедом.
- Откуда знаете? – удивился Антон.
- Деревня, в тесноте живём, все друг друга знаем, - пожал плечами собеседник. – Только вы это… Зря… Он, как семью в автокатастрофе потерял, того… Немного умом тронулся. Так-то мужик нормальный, но с придурью. Он вам такого расскажет…
- А когда вы успели убраться в хлеву? – решил сменить тему Антон.
- Убраться?
- Капканы, что я расставлял. Сегодня утром они там были, а сейчас уже нет.
- Я ничего не трогал. Может дети? Детишки, вы в хлев не лазили?
Мальчик с девочкой, сидящие за столом, покачали головой. Старуха таинственно молчала. Антон выругался про себя. Следы голубой жидкости исчезли не только вместе с капканами, они также пропали с пола вокруг норы.

Эта ночь прошла на удивление тихо. Не было ни срабатываний сигнализации, ни обескровленных туш поутру. Антон решил съездить к дорожному знаку – ближайшему месту, где работали интернет и сотовая связь.
- Голубая кровь? Всё, как я и предполагал. Это из-за специфического состава крови.
- Не хочешь ли ты мне сказать, что его кровь – это антифриз?
- Что-то вроде того, - усмехнулся голос в трубке. – А насчёт норы… Ты уверен, что это просто подкоп?
- А что ещё это может быть?
- Конечно, крупные хищники, как правило, не живут в норах, но как знать… Ты проследил, куда она выходит?
- Сегодня собирался.
- Проследи. Но что-то подсказывает мне: твой чупакабра – всего лишь гигантский крот.
- Вот приезжай и занимайся им сам, раз такой умный.
- Два дня, Антон. Жди. И через два дня я приеду с исследовательской группой и мы изловим этого…
Связь прервалась. Антон решил не перезванивать Денису. Вместо этого он залез в уютный джип, включил ноутбук и стал лазить по интернету в поисках любой информации о чупакабре.

- Дед, ты здесь? Степан Николаевич? – звал Антон, ища свихнувшегося жильца.
Он обошёл весь первый этаж, поднялся на второй, но старика так и не обнаружил. Странно. И входная дверь, незапертая, сегодня была раскрыта нараспашку. Может, куда ушёл? На охоту, скажем. Вздохнув, Антон вернулся к машине и пошёл просить о помощи Николая.
Николай на роль проводника согласился со скрипом. Одев широкие лыжи, отдав Антону снегоступы, они вместе направились в сторону леса.
- Почему, вы так уверены, что это животное? – спросил Николай.
- А почему вы так уверены, что это человек?
- Во-первых, только человек может так изощрённо убить. Во-вторых, есть люди, которым это может быть выгодно.
- Неужели? – удивился Антон. – И кому же?
- Я слышал, у нас в деревне геологи обнаружили не только металлы, но и нефть. А разработку вести не получается, пока тут люди живут. Вот их и решили убрать, чтобы не мешали.
- Откуда такая информация?
- Так, говорят…
- Вам уже предлагали деньги?
- Какие деньги?
- Давайте подумаем вместе. Вы – бизнесмен, богатый настолько, что спокойно можете вести геологические исследования, строить подземные буры, содержать научную лабораторию, одним словом, вы – нефтяной магнат, и занимаетесь разработкой и добычей нефти. Что вас заставит бросить всё это ради одной единственной деревни?
- Как что? Я же уже сказал – залежи нефти.
Антон покачал головой. От глубокого снега, даже не смотря на снегоступы, ботинки промокли и покрылись наледью, нос дышал тяжело – сказывалось приближение насморка. Спорить с дураком не хотелось.
- Ну, хорошо. Допустим, залежи нефти. Наверное, это должны быть очень крупные залежи, верно?
- Верно, - кивнул упрямый Николай.
- А раз так, вы ожидаете огромную прибыль. Не проще ли в таком случае попробовать сначала по-хорошему? Например, скупить все участки на месте предполагаемого бурения?
- А мне почём знать? Я же не богатей.
Вот потому ты и не богатей, что дурак. Зло подумал про себя Антон.

К тому моменту, как начало темнеть, они облазили подлесок и все ближайшие окрестности, но ни следов зверя, ни выхода из норы в хлеву, так и не обнаружили. Антон уже собирался уходить, когда внезапно исчезнувший из-под ног снег, утянул его в глубокую яму. Детектив сразу оказался по пояс в воде на глубине около четырёх метров.
- Вы живы? – испугался Коля.
- Да, всё нормально.
- Сейчас я постараюсь придумать, как вас оттуда вытащить. Держитесь.
Яма была не широкой. Диаметром примерно, как нора в хлеву… И тут, не смотря, на страшный холод и стучащие зубы, Антона осенила догадка. Он включил фонарик и внимательнее изучил мутную жижу, в которой оказался. Затем обнаружив что-то под ногами, нагнулся и поднял предмет со дна. Это был череп коровы.
- Хватайтесь за лыжную палку, я вас вытяну! – послышался голос сверху.

Знобило его жутко. Не помогла ни лошадиная доза аспирина, ни обтирание уксусом. Лёгкое першение в горле к ночи превратилось в дикую режущую боль, нос заложило окончательно, а голова раскалывалась, как во время тягчайшего похмелья. Антон кутался в пуховое одеяло на диване, который он притащил сюда с первого этажа после того, как тварь изгадила его постель потрохами и кровью птиц. Он, конечно, выбросил постельное бельё, Николай передал новое, но заставить себя вернуться на ту самую кровать Антон не мог.
Датчики сработали внезапно. На экране ноутбука опять ничего не было видно. Изгибаясь от судорог, с пистолетом Макарова в правой руке, Антон поплёлся в хлев.
Внутри было темно и душно, а ещё ощущалось чьё-то незримое присутствие. Пугливо водя фонариком вдоль стен, Антон даже снял пистолет с предохранителя. Вот какая-то тень прошмыгнула сбоку совсем рядом. Детектив нервно дёрнулся. Не смотря на озноб крупная капля пота упала с его лица.
- Николай, ты? – прошептал в пылу лихорадки Антон.
И тут что-то с силой вцепилось ему в спину, разрывая податливую ткань куртки. Антон закричал, стараясь освободиться, завертелся, пытаясь сбросить с себя назойливое существо… Безрезультатно. Оно лишь крепче и глубже вонзило свои когти, сопроводив действие злобным шипением. Лишь теперь Антон сообразил, что нужно было делать. Он разбежался и с силой ударился спиной о деревянную стену. Существо наконец отцепилось и спрыгнуло на покрытый соломой пол. Детектив разглядел чёрную лоснящуюся шерсть, покрывавшую упругое тело, пружинистые лапы, остроконечные уши, острые, оскаленные клыки и два вертикальных зрачка.
- Вот зараза блохастая, как же ты меня напугал! – в сердцах выкрикнул Антон, сползая от нервного перенапряжения по стенке.
Перед ним сидел хозяйский кот.

- Антон, да на вас лица нет! – запричитал Николай. – Давайте я вас в больницу отвезу.
- Ерунда, - отмахнулся детектив. – Работа важнее.
Он успел с утра принять несколько обезболивающих и жаропонижающих таблеток и теперь ощущал себя гораздо лучше, пускай и ненадолго.
- Как хотите, - развёл руками Николай, как бы извиняясь. – Не надо было вам вчера по лесу шастать…
- Что случилось, то случилось. А теперь давайте осмотрим подвал.
- Хорошо-хорошо, я просто до конца не понимаю…
- Если найдём, то всё поймёте.
Антон с Николаем тщательно обыскали подвал, но так ничего и не нашли.
- Теперь и я не понимаю, - сокрушался детектив. – Ведь проник же он как-то в хлев при запертых воротах!
- Кто? – не понял Николай.
- Да кот ваш чёрный, чтоб его…. Забрался сегодня ночью к животным, устроил переполох…
- Антон, у нас нет никакого чёрного кота.
- Как это нет? Я же сам его в вашем доме видел, ещё когда первый раз к вам в гости зашёл. Чёрный такой, жирный, детишки ваши ещё с ним играли.
- Антон, - помрачнел Николай. – У нас никогда не было в доме чёрного кота. И у соседей тоже.

- Дед, отзовись! Степан Николаевич! – звал Антон, снова обходя участок старика.
Ни снаружи ни внутри ни единой живой души не было. Дом со вчерашнего дня стал ещё холоднее. Печка не топилась. Антона встретила обстановка, какой он её вчера оставил.
Уехал дед. Точно, смылся. Не выдержала психика напряжения. Враз лишиться дочери с внучкой… А тут ещё тварь неведомая в деревне завилась. Ну и правильно. Я и сам бы ни за что жить здесь не стал – мрачное место. Хотя, может, приедет ещё, одумается, когда всё закончится?
И всё же чувство необъяснимой тревоги не покидало Антона. Не мог дед так просто уехать, не для того он капканы вокруг дома сооружал. Хм. А что, это мысль. И почему он вчера не догадался?
Вокруг дома пролегла дорожка трёхпалых следов. Глубоких и широких. В некоторых местах Антону показалось, что существо шагало на двух лапах. Но самое интересное – один из капканов, особенно присыпанный снегом, был разряжен. Зубья его погнулись, будто натолкнулись на нечто твёрдое и прочное. Антон не мог сказать. Когда и чем была вызвана деформация, хотя, судя по отсутствию ржавчины, произошло это недавно. Внимательно приглядевшись, детектив заметил едва уловимые следы голубой крови.

- Дружище, привет. Не перебивай, слушай. А то мне за интерес чуть по шее не надавали. В общем, узнал я про твоего Степана Николаевича. Там дело тёмное с его семьёй. Менты мудрят – даже нашей конторе ничего толком не рассказывают. Месяц назад его дочь с внучкой бесследно исчезли. Их так и не нашли. Официально. Но мне по секрету шепнули… Кое-что всё же обнаружили. Тела, не тела… Так… Какие-то кусочки, крохи. Останками даже не назовёшь. После этого дело спустили на тормоза. Почему – не объяснили. Но голос был у того человека, кто мне всё это поведал, испуганный. Что говоришь? Автокатастрофа? Да, именно эту версию прессе и общественности слили, всё верно. Ладно, побежал я. Добавить больше нечего – сам из-за твоего неуёмного любопытства чуть не пострадал, уж не знаю, чего они такие серьёзные. Но и ты будь аккуратней, Шерлок хренов. Если боятся, значит есть причина.
Антон доклад товарища из ФСБ слушал внимательно и не перебивал. А когда тот попрощался, тяжело вздохнул и набрал Дениса.
- Да! – обрадовался тот. – завтра выезжаю. Прям с утра, как ты и просил. А что? Что?! Нет, это вряд ли. И потом, крупные звери не живут в норах. Медведи? Только во время спячки. Но они не роют ходы, ты с сусликами перепутал. Коты? Не смеши меня. Кошки обладают удивительным нюхом, они ни за что не сунутся на территорию зверя, и уж тем более не полезут под землю, особенно если домашние. Оружие? Что, настолько всё серьёзно? Ну… Ружья с транквилизатором я возьму, насчёт остального не обещаю. Всё-таки нам оно живым нужно. Потерпи уж…. Нет, сам не лезь. Даже не вздумай. Судя по диаметру норы это довольно крупное животное. Даже если оно скрытное и пугливое, то обязательно начнёт защищать свою территорию. Нет, не за тебя я боюсь, болван! Ты же палить начнёшь и мою Нобелевскую премию по биологии завалишь! А я ещё надеюсь застать вторую особь. Да, не говорил. Скорее всего. Должны же они как-то размножаться…? В общем, жди. Выезжаем. Ах, да… Антон. Касательно рециркуляции крови… У хамелеона нечто подобное. В зависимости от пигмента цвет меняется. Так что ничего не обычного – естественная приспособленческая реакция. В природе много чего маскируется. Ты ведь до сих пор его не обнаружил? Ну вот, как я и говорил. Похоже, это существо – эксперт в маскировке. Это объясняет и тот факт, что до сих пор науке оно неизвестно. Спрячься сам и найди другого – вот закон успеха, понимаешь? Ты ловишь его, а он, кто знает, ловит тебя… Шучу, шучу, не серчай. Ну всё, жди. А то наш шеф сегодня что-то не в духе, раскричался…
От последних слов похолодело в груди. Ты ловишь его, а он тебя… Тут же вспомнились слова деда: «Беги, дурачок. Он тебя уже отметил. Спасайся.»Антон помотал головой. Залез обратно в джип, выпил горячий кофе из термоса. Вроде полегчало. В самом деле, не бежать же ему от какого-то лесного зверька, который кур ворует?

Ужин проходил в молчании. Коля усердно жевал, уткнувшись в газету, старуха сидела, как обычно не притрагиваясь к еде, словно живая статуя посеревшая от времени, даже дети притихли. И чего он боится? Столько всего прошёл, столько всего повидал. У него оружие, у него подготовка. А это – тупое животное. Ну, может, чуть поумнее обычных, но животное! Да в крайнем случае если даже случится целое нашествие чупакабр, он запрыгнет в джип и уедет. Разве нет? И Коля с семьёй на «Ниве» скроется, машинка то ещё вполне живая. Разве что мать Колина… Неважно она выглядит. Бледная, неподвижная, словно уже к гробу готовится. Но и она, если сподобится, поездку перенесёт. С виду она суровая, ворчать не должна. Антон поймал себя на мысли, что ещё ни разу не слышал, чтобы старуха проронила хоть слово. Может немая? Ему вдруг отчаянно захотелось услышать её голос, пусть старый, кряхтящий, но свидетельствующий о том, что это живой человек, а не зомби, восставший из ада. Он стал искать повод окликнуть старуху, но его размышления прервал Николай,
- Уезжайте, - внезапно предложил он.
Антон аж поперхнулся.
- Что?!
- Уезжайте. Всё это бессмысленно. Вы никого не поймаете.
- Но почему? Вы же сами меня вызвали.
- Вызвал. Я думал, что есть возможность избавиться от этой напасти. Но теперь вижу, что это не так. Я уже не знаю, кто это: зверь или человек, но только мы ему - не угроза. Не хочу тратить ваше время понапрасну. Завтра же уезжайте. Деньги оставьте себе – всё-таки вы работали. А я с детишками тоже вскоре соберусь. Сдаём мы однокомнатную квартиру в городе. Туда и переедем. Дом так или иначе продавать придётся…
- Коля, ты в своём уме? – не сдержался Антон. – Что на вас всех в этой деревне нашло? От фашистов не бежали, а зверька испугались? А о матери ты подумал? Она столько лет здесь прожила…
- Нет у меня больше матери, - отмахнулся Николай.
Антон удивлённо перевёл взгляд с него на старуху. Ну выглядит неважнецки после инфаркта, конечно, но это не повод досрочно хоронить человека.
- Как знаешь, - решился Антон. – Уеду. Только завтра с утра сюда всё равно приедет группа исследователей. Они этого зверя изловят.

К вечеру ему стало лучше, но ночью лихорадка возобновилась с удвоенной силой. Антон дрожал под одеялом так, что зуб на зуб не попадал. Ещё, как назло отключилось электричество. Николай сказал, что здесь такое бывает, но выяснение проблемы отложил до утра. Ноутбук работал от собственного аккумулятора. Чтобы тот не сел прежде времени, Антон перевёл компьютер в режим ожидания. После чего, не в силах даже дойти до печи, чтобы её растопить, повалился в тяжёлый беспробудный сон.
Проснулся он не только от противного пищания сработавшего датчика, но и от громкого треска за окном. Грохот был такой, будто началась война. Глянув на экран монитора, Антон узрел напрочь снесённые ворота пристройки. Обломки и щепки разметало по всему хлеву.
Одеваться было тяжело, его шатало и мутило. Антон кое-как проверил магазин пистолета, зарядил, снял с предохранителя и двинулся в сторону пристройки. На полпути его остановил крик, раздавшийся из Колиного дома. Кричали дети. Антон побежал туда. Дверь была открыта нараспашку. На пороге он обнаружил старуху каким-то чудом умудрившуюся поднять и бережно нести кричащих детей.
- К машине! – крикнул Антон и пошёл вдоль коридора, держа перед собой пистолет.
Пусто. Никого. Только вещи в беспорядке разбросаны. Где же ты?! Вдруг из-за угла вынырнула крупная фигура.
- Ах ты ж чёрт! – не сдержался Антон. – Коля, предупреждай, а то я тебя чуть не застрелил. Что случилось?
- Не знаю, - развёл руками испуганный Николай. – Я услышал шум снаружи, встал посмотреть, а тут крик из детской. Кинулся туда – детей уже нет. Ты не видел их?
- Всё в порядке. Они снаружи с мамой твоей. На себе их, между прочит, тащила. Сильная женщина. А ты её прежде времени в гроб кладёшь.
Лицо Николая побледнело.
- Коля?
Мужик пытался ответить, но лишь нервно дёргал губами и заикался. Антон принёс ему стакан воды. Приняв его дрожащими руками и сделав пару глотков, Николай заговорил,
- Нет у меня матери, Антон. Я же тебе говорил. Месяц назад похоронили.
Стакан выпал из рук и со звоном разбился о пол.
Мужчины кинулись наружу, но застали лишь раскуроченные капоты своих автомобилей.
- Ёмоё… - не сдержался Николай.
- Кого ж я видел тогда? – спросил сам себя шёпотом Антон.

Они ещё раз обыскали оба дома и ближайшую территорию. Детей нигде не было. Тогда Антон, схватив запасной магазин и налобный фонарик, пошёл к норе.
- Ты уверен? - спросил Коля, стоя рядом, с воинственным видом держа в руках длинным кухонный нож и фонарь.
- Мы оба знаем, куда оно их утащило, - подтвердил Антон. – Но ты со мной не пойдёшь.
- Почему это?
- Надо вызвать полицию. Беги к соседям, ищи машину, выезжай из деревни, чтобы дозвониться. А я тут и один справлюсь, - потряс Антон пистолетом.
- Не справишься. Тебя всего лихорадит. Лучше сам отправляйся звонить, а я тут разберусь, дай только оружие.
- Ты не умеешь стрелять, а я умею.
- Значит, полезем вместе.
Антон не стал больше спорить. Он лишь предупредил Николая, чтобы тот держался на некотором расстоянии за ним и чаще поглядывал назад.

Лезть по обледеневшей земле, с торчащими из неё сучьями, корнями и камнями, было ужасно трудно. Антон в первую же минуту порвал штанину брюк и куртку в нескольких местах. Грузный Николай тяжело пыхтел сзади, но не жаловался. Всё-таки крепкий он мужик. Решил Антон. Другой бы на его месте волосы на себе рвал, с ума сходил. А он держится, взял себя в руки и действует. Хороший бы боец из него получился, а не фермер. Антон даже несколько пожалел о своих поспешных негативных выводах относительно знакомого, сделанных в прошлом.
По мере продвижения, проход становился шире, что облегчало им задачу. Уже через десять метров вглубь и столько же в сторону, они смогли двигаться, хоть и пригнувшись, на двух ногах. Проход вывел их в некое подобие комнаты. Здесь стояла отвратительная вонь. Выпрыгнув, Антон тут же осветил пещеру и обнаружил на полу объеденный труп. Лица было не узнать, но золотая коронка на верхнем зубе… Её блеск он бы не спутал ни с чем, как и ухмылку человека, которому она принадлежала.
- Вот и нашли мы тебя, дед.
- Это Степан Николаевич? – ужаснулся Коля позади.
Антон хотел напомнить ему, чтобы внимательней следил за спиной, но в этот момент Николай как-то странно всхлипнул и упал. Антон резко обернулся – как раз вовремя, чтобы нажать на спусковой крючок. Прозвучало три выстрела, и двухметровая прямоходящая туша, покрытая густой чёрной шерстью упала рядом. В свете фонаря Антон успел разглядеть безглазую морду чудовища: вытянутую, с неким подобием хоботка, только с мелкими зубами на конце. Не менее устрашающе выглядели длинные когти на лапах. Словно какому-то последователю доктора Франкенштейна взбрело в голову приделать ножницы к каждому из суставов. В целом, существо напоминало мутировавшего гигантского крота. Под упавшей тушей тут же растеклась голубая лужица крови. Рядом, держась за живот, застонал Николай.
- Прижми рану, - обратился к нему детектив.
- Папа, помоги! – послышалось где-то совсем рядом.
- Я сейчас, - предупредил Антон и поспешил на звук голоса.
Он вышел в соседнюю пещеру, в которую вело множество ходов со всех сторон. Пещера была шире и выше, а у дальней стенки Антон увидел пятившихся от сгорбленной фигуры старухи, детей. Услышав шаги Антона, существо обернулось. Теперь лицо её вытянулось в уже знакомый хоботок и издало жуткий свист с шипением. Антон ощутил, как кровь стынет в венах.
- Что же ты такое? – спросил он вполголоса.
Существо не ответило. Вместо этого оно по кошачьи пригнулось и прыгнуло на Антона. Детектив не мог стрелять, опасаясь ранить детей, поэтому постарался просто уйти в сторону. Чуть-чуть промазав, монстр всё же настиг его. Когтистая лапа ухватилась за ногу и швырнула детектива через всю пещеру. Больно стукнувшись о промёрзший земляной пол, Антон выронил пистолет. Фонарик слетел с головы. В дикой пляске света и тени стал виден неумолимо приближающийся силуэт чудовища. Антон пошарил рукой. Вот же он, пистолет! Выстрел! Второй! Третий! Что такое?
Бесполезно. Существо раскачивалось подобно маятнику, из-за чего пули летели мимо. Вот оно уже изготовилось к прыжку… Только бы не пропустить момент…
Щёлк. Пистолет заклинило от попавшей в спусковой механизм грязи. Существо уже неслось к Антону, выставив вперёд смертоносные когти. Оно окончательно скинуло свою маскировку, и теперь было похоже на первое, лежащее в соседней пещере, только чуть мельче. Женская особь.Пронеслась в голове у Антона глупая предсмертная мысль. Он всё ещё спешил подняться, всё ещё надеялся отпрыгнуть в сторону, не смотря на то, что ощущал огромную слабость из-за одолевшей его лихорадки, а левое колено подвернул при падении, но понимал, что не успевает. Слишком быстрыми и ловкими были движения монстра, слишком размеренными и чёткими, слишком точными, чтобы промахнуться.
Раздался громкий хруст, подобный тому, какой бывает при резке мяса, если лезвие вдруг наткнётся на кость. Длинный нож по рукоять вошёл в затылок существа. Подоспевший сзади Николай провернул его три раза против часовой стрелки, прежде чем упасть рядом с поверженным врагом. Существо ещё дёргалось. Тело его конвульсивно сокращалось в последней тщетной попытке сохранить ускользающую жизнь, но, как только землю обильно оросила голубая пахучая жидкость, прекратило.
- Вот я и пригодился, - произнёс Николай и рухнул на землю.
Напуганные до полусмерти дети бросились к отцу.

Эпилог

- Труп твоего Степана Николаевича так и не нашли. Даже не знаю, куда делся. Может, как существа эти, растаял? Нет, это была не мимикрия, - вещал грустно улыбающийся Денис. – Судя по тому, что мы успели изучить, прежде чем останки растворились от взаимодействия с кислородом, существо, которое местные прозвали «чупакаброй» обладало сильнейшими пси-способностями. Оно воздействовало на определённые участки мозга, вызывая нужные галлюцинации. Тело не подвергалось трансформации, но на его месте ты мог увидеть всё, что угодно, соответствующего размера: тумбу, шкаф, человека. Вероятно, оно считало мысли-образы из головы Николая, поскольку он очень горевал о гибели матери, и такого рода воспоминания явились достаточно сильными, чтобы воссоздать их в мельчайших подробностях. Безусловно, этим способности существа не ограничивались. Мы допускаем возможность, что оно было в силах вселять в головы людей не только зрительные образы, но и вполне конкретно сформированные идеи. Речь, конечно же, не идёт о прямом зомбировании, но человек, попав под соответствующее воздействие мог не догадываться, что совершает поступки отнюдь не в своих интересах, а повинуясь побуждениям существа.
- Николай-то как, здоров?
- Всё ещё в тяжёлом. Но врачи говорят, выкарабкается. Детей пока в город жена его забрала.
Они ехали в машине Дениса. Происходило это спустя три дня после спасения детей. Денис только что забрал Антона из больницы и вёз его домой. Врачи сказали, что ещё бы чуть-чуть, и Антон сам бы помер от высокой температуры. Сейчас жизни его ничего не угрожало, и он отправился лечиться домой.
- А кота вы случайно не видели? – спросил Антон.
- Издеваешься? – нахмурился Денис. – У меня из-за твоего приключения Нобелевская накрылась. Просил ведь, поостеречься. Нет, тебе обязательно нужно в каждый угол залезть и всё осмотреть. Теперь ни живого чупакабры, ни мёртвого нет. А фото – не доказательство. Эх, если бы мы сразу поняли, что охлаждающий реагент в крови без поддержания жизни в теле разрушает клеточную структуру… Даже крови не осталось, ни пятнышка. Только ходы через весь просёлок прорытые… Кстати, мы подозреваем, что именно это вещество, содержащееся в слюне, растворяло мягкие ткани под кожей жертв.
- Денис. Я ведь не по своей воли туда полез. Ребятишек спасать надо было, - заметил Антон.
- Ну да, ну да… - грустно вздохнул Денис и окончательно сник.
Они подъехали к дому Антона, и прощаясь с ним у двери, биолог неожиданно добавил,
- А знаешь, что самое интересное. Мы не обнаружили органов размножения ни у одной особи. Сперва мне думалось, та, что крупнее – мужская, та, что помельче – женская. Но нет. И всё же обитали они вместе. Но размножались как? Не почкованием же, в самом деле…

Антон поднимался с грустными мыслями. Он мечтал отдохнуть от суеты Москвы, а вместо этого чуть не отдал концы в жутком непредсказуемом сафари на чупакабру. И чего он туда попёрся, в самом деле? Сидел бы дома в тепле или на даче с подругами, пил водку, смотрел телевизор, наслаждался жизнью. Вечно он так. Вот и из органов за неуёмную активность попёрли. Не лез бы куда ни следует, работал бы там и сейчас, а не частным детективом. Может быть, даже до подполковника бы дослужился…
Зайдя в квартиру, Антон первым делом умылся, затем разделся, выпил залпом стакан водки и направился к постели, предвкушая долгий и здоровый сон. Но не дойдя, замер от ужаса.
На кровати сидело нечто. Вначале он принял его за кота, но потом очертания поплыли, и детектив разглядел кротоподобное существо с хоботом, только меньше, чем те, что ему доводилось видеть, размером с бульдога или большого кота. Существо сидело и внимательно наблюдало за ним, не предпринимая никаких попыток нападения. Антон с ужасом вспомнил, что оружие оставил в прихожей. Он начал пятиться, медленно отступать к двери. И тут он заметил на остроконечных ушах зверя голубой бант в виде бабочки. Точь-в-точь, как…
Цепь догадок и мыслей вихрем пронеслась в голове. Фоторамка в доме деда, где его ещё живая дочка обнимает внучку, золотистые кудри которой украшает этот самый бант. Слова Дениса о том, что ему неведомо, каким образом эти животные размножаются, что одна из особей напоминала женскую, что существа способны были воздействовать на мысли человека, что труп Степана Николаевича так и не удалось обнаружить… Слова деда о том, что чупакабра высасывает душу из человека. Труп деда был изуродован, но изъеден ли?! Не правильнее ли утверждать, что он находился в процессе трансформации, чтобы спустя какое-то время стать таким же монстром, как те, что высосали из него душу?
- Только не это… - испугался Антон и выставил вперёд руки для защиты, безрезультатно пытаясь отгородиться от своего ночного кошмара.
В этот момент существо атаковало.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 11.04.2019 Илья Мун
Свидетельство о публикации: izba-2019-2536482

Рубрика произведения: Проза -> Ужасы










1