Скептик


Скептик
- Он не настоящий, - сказала Маша, недоверчиво поглядывая на красный костюм из сбившейся ваты.
- Почему же? – деланно изумилась Мама.
- У настоящего Деда Мороза и борода должна быть настоящей.
- У меня настоящая, – сделал шаг вперёд, задетый за живое артист. – Вот, посмотри. И посох есть – волшебный. И мешок с подарками. Вот сейчас ты расскажешь мне стишок, а я…
- Ничего я тебе рассказывать не буду, - надула губки Маша.
- Это почему же? – развёл руками Дед Мороз.
- Потому, что ты не настоящий, - Маша упёрла ручки в бока и ни в какую не хотела поддаваться на уговоры взрослых.
Дед Мороз беспомощно переглянулся с Мамой и пожал плечами,
- Как же мне тебе доказать?
- Расскажи стишок, - тут же выпалила Маша.
Дед Мороз хотел вначале отказаться, но под требовательным взглядом Мамы, понимая, что иначе ему не заплатят, тяжело вздохнул и сдался,
- Ладно. Какое стихотворение ты хочешь?
- Идёт бычок качается, - улыбнулась девочка, и в её глазах заиграли озорные искорки.
- Идё-о-о-т бычо-о-ок ка-ча-а-ается-а, - запевно начал артист.
- Не так, - перебила девочка.
- Маша, что на этот раз тебе не нравится? – удивилась Мама.
- Он читает не правильно.
- Без выражения?
- С выражением. Только надо на стуле.
Мама принесла из кухни табурет и поставила его перед ставшим внезапно печальным Дедом Морозом.
- Теперь читай, - приказным тоном распорядилась девочка.
Ещё раз тяжело вздохнув, взглянув на выжидающих зрителей и чертыхаясь про себя на счёт требовательной девочки, артист взобрался на стул.
Когда стихотворение громким, хорошо поставленным ещё со времён работы в театре, голосом, было продекларировано, Дед Мороз попытался спуститься обратно на более привычный пол, но тонкий девчоночий голосок его остановил,
- И всё?
- А что ещё? – растерялся Дед Мороз.
- Ну ты же Дед Мороз… Разве ты только один стишок знаешь? Или ты…
- Настоящий, настоящий! – хором поспешили заверить Машу артист с Мамой.
- Тогда рассказывай.
Закатив глаза, Дед Мороз продолжил читать стихотворения. Он рассказал про мишку и про лошадку, затем про черепаху и самолёт, но девочка никак от него не отставала и всё требовала новых стихов. Вспомнив половину Чуковского и почти всю Агнию Барто, под конец обессилевший Дед Мороз выдал последний свой козырь – «Наша Таня громко плачет». Но и он Маше не понравился,
- Не люблю грустные стихи, - серьёзно заявила она. – От них всегда хочется плакать.
Но уставшие взрослые хотели от неё лишь одного – чтобы девочка наконец поверила и отпустила Деда Мороза работать дальше. Ведь у него было ещё много заказов.
- Ну что, теперь ты веришь? – спросила уставшим голосом Мама.
- Не-а.
Спустившийся с табурета Дед Мороз чуть не застонал,
- Почему? Ну почему ты не веришь?!
- Потому что настоящий Дед Мороз не стал бы тратить столько времени и сил, чтобы меня убедить.
Это был железный аргумент, и вконец отчаявшийся артист достал из мешка купленную накануне Мамой куклу, оставил на табурете, развернулся и двинулся прочь, понурив голову. Провожая, у входной двери Мама передала ему деньги, и извиняющимся тоном произнесла,
- Вы уж извините. Она у меня такая… Скептик.
- Ничего, ничего… - отмахнулся артист, поправляя сползающую сопревшую бороду, от которой у него уже начинало чесаться лицо. – Я и сам был таким. В детстве.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 11.04.2019 Илья Мун
Свидетельство о публикации: izba-2019-2536479

Рубрика произведения: Проза -> Эссе










1