Пером и шашкой. К 5-летию Крымской Весны. "После Графской". Часть 2. Арест, "национальный вопрос" и боевая готовность



Это требование для его адресата оказалось тогда менее выполнимым. Всё расставила по местам сама жизнь. 23 февраля 2014 г. Но это будет уже другая история


«Взяли» меня или во вторник, или в среду. Как в лучших детективах брали. На пересечении Шабалина с Индустриальной машину остановил безобидный ГАИшник. Предложил выйти. Ребята в штатском, представившись, предложили проехать с ними «для дачи объяснений». Телефон попросили. Мою машину повёл оперативник, она стояла до моего освобождения из-под стражи на территории РОВД. Когда позвонил второй, служебный, выданный в Администрации, телефон – пожурили, что не сдал. Я то, собственно, ехал заступать на охрану порядка, был по форме.

В РОВД началась тягомотина с дачей показаний, с ожиданием кого-то и чего-то в кабинетах… В общем – ничего особенного. Запомнился один момент – спрашивают национальность. Вообще-то родители мои из Кривого Рога, и по советским канонам считались «украинцами», однако большинство людей давно уже знают, что «национальность» эту придумали в Австро-Венгерской империи, а поддержали их идею коммунисты после революции. И сам себя я считаю, естественно, русским.

Однако захотелось всех этих адептов «титульной», «надусэшной» и «нэвмэрущей» нации как-то уколоть, и я называю свою национальность – украинец. Чтобы ткнуть их носом – видите, против вашей украинской лжи сами же украинцы и борются!
Кстати, важную пропагандистскую роль сыграло и то, что я был атаманом севастопольского подразделения «ВОЙСКА ЗАПОРОЖСКОГО», которое идеологи «украинства» пытаются выдавать за «Украинское казачество», хотя во времена существования казаков-запорожцев и слова-то такого никто не слыхал. Разве что в географическом смысле – слово «окраина» произносилось как «украина»; этим же термином обозначали и земли Войска Донского.

Укровласти-то сразу начали в этом деле искать «руку Москвы», мол, «кляти москали» всю эту «провокацию» задумали… И от те на: один из участников и организаторов – атаман «украинского», в их понимании, казачества! Облом!
В связи с этим случай запомнился, вроде бы незначительный, но показательный. В этом же году, на день ВМФ России (мы были уже тогда на свободе), в Севастополь съехались казаки со всего Крыма, с одной стороны – оказать поддержку мне, своему брату-казаку, с другой – участвовать в поддержании порядка во время празднования Дня настоящего Черноморского Флота, дабы у «студенческих» и прочих «братств» отбить охоту реванша за их позор трёхнедельной давности.

Мы стояли в оцеплении, естественно – по форме. Здесь надо сказать, что у «Войска Запорожского» была своя, общепринятая по всей Украине, нарукавная нашивка, с изображением булавы и сабли. Атаман одного из Крымских подразделений, которое несло службу по охране порядка на ЮБК во взаимодействии с милицией, разработал свой вариант – с украинским флагом; эти нашивки носили также и в других крымских подразделениях «ВЗ».


У казака в чёрной форме общеукраинская нашивка Войска Запорожского. (Это - Сергей Сандул. Его уже с нами нет. Царствие ему Божие!)


Нашивка, которые в основном носили казаки Крымского Полка Войска Запорожского


Я же разработал нашивку с изображением русского Имперского чёрно-жёлто-белого флага и надписью «Войско Запорожское Севастополь», их мы и носили. И вот, стоим мы в оцеплении, вокруг – гости города… Одна дама у меня в недоумении спрашивает: «А как это, что у вас казачество украинское, а орёл на берете – российский?!»


Нашивка Севастопольской (Черноморской Сотни) Войска Запорожского


Нашивка Казачьей Черноморской Сотни. Великая Покровская Рада, Запорожье, октябрь 2008 года


Пришлось объяснять, что казаки-запорожцы всегда были русскими, воевали и отдавали свои жизни за Землю Русскую (стоит перечитать «Тараса Бульбу»), и никогда не знали о том, что они, якобы – «украинцы». А тот, кто хочет во всём искать и находить украинский след – так они и сам Севастополь украинским городом считают, и море Чёрное, ими же выкопанное, и…

…Но вернёмся в украинскую милицию, в её Ленинский райотдел. Мне сказали, чтобы позвонил родственникам, пусть привезут гражданскую одежду, а то в ИВС меня в таком виде (по форме), принимать отказываются. Затем отвели на первый этаж и посадили в «обезьянник», прямо напротив дежурной части. Там было веселее – разные воры, грабители, нелегалы какие-то…

Тут вспоминается уже описанный ранее смешной случай с тем толстым майором, который, увидев меня, злорадно гаркнул на весь этаж: «А, Марета отморозок! Дайте ему кувалду! В камеру его!» Радости было у человека, счастья, рот до ушей, аж пританцовывал от удовольствия…

А потом в РОВД началась какая-то «движуха». Один за другим в дежурную часть подходили сотрудники милиции и получали боевое оружие – пистолеты, автоматы Калашникова. Начальство раздавало инструкции… Было понятно: что-то случилось, но на тот момент я никак не связывал происходящее с нашими арестами.


Украинский Спецназ в полной боевой готовности по окрестным паркам, скверам и зарослям


Невдомёк на тот момент было и то, для чего милициянты (термин, который, на западный манер, усиленно внедряла власть вместо слова «милиционер»), чтобы передать меня в ИВС, дожидались ночи и перевозили в УАЗике, хотя пройти было не более ста метров. Всё это стало понятно потом, когда нас начали выпускать.


Здание городской милиции оцеплено


Спецназ вокруг не дремлет


А пока нас сажали. Брали по одному, по двое в день. Я был либо вторым, либо третьим по счёту. На ИВС – обычная процедура досмотра, спасибо сотрудникам – не «по полной схеме» (кто знает – поймёт). Видят же – «злодей» не настоящий…

Из моей будущей «квартиры» кого-то пересадили в другую, соседнюю. Захожу – «Вечер добрый, прошу прощения, если из-за меня кого-то подняли. Свободное место где?» «Повремени», – отвечают. Чегой-то там перекладывают, глаза ещё не привыкли к полумраку. Достаю иконку: «Не возражаете, если на стене повешу?»

«Ты что, думаешь, мы тут все такие безбожники и злодеи?» «Да нет, не думаю. Из уважения к обществу спросить-то, считаю, что обязан. Со своим уставом в чужой монастырь, как говорится…» Иконку картонную повесил, при этом странно, что сотрудники ИВС утверждали, будто это – запрещённый предмет, но таки оставили…

…Обычные расспросы «как, за что?», но без въедливости – здесь это не принято. Поведал. Отнеслись с пониманием. Что казак – тоже сказал, но атаманством кичиться не стал, если уж зарабатывать тюремный авторитет, то, думаю, здесь надо – «с нуля». Кем бы ты ни был, а всё твоё нутро вывернется наизнанку в сбитом мужском коллективе, будь то армия, или тюрьма. В Армии, слава Богу, в своё время два года отслужил, да не в самых простых, в плане контингента, войсках.

«Хата» была небольшая, сидели нас, если не ошибаюсь, четверо; кроме меня – ещё двое грабителей, и один таксист, подрабатывавший запрещёнными услугами. Ночью из Симферопольского СИЗО привезли бывшего ОПГшника, звали его Андрей Исаев.

Одного из сокамерников, тоже Андрея, он знал давно. «Кто в «хате?» – поинтересовался. Узнав от старшого, которым неформально был Андрей, кто и за что – подошёл, пожал руку, высказал одобрение. (Опытные сидельцы с рукопожатием не спешат, не узнав человека как следует.) Таксиста на следующий день куда-то увели.


Народ всё прибывает...


Страсти всё разгораются!


                                 Продолжение следует. Как нас прятали от назревающего вызволения…
                                                                   До встречи, дорогие друзья!

26 марта 2019 г.                                                                                                                                                      Анатолий Марета





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 11.04.2019 Анатолий Анатольевич Марета
Свидетельство о публикации: izba-2019-2536291

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика










1